Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Сочетания пищи для кишечника





Имея некоторые знания о кишечном пищеварении, для нас наверняка представляет интерес сочетание пищи для кишечника. Иными словами, правильно скомбинированная пища должна и правильно сочетаться в процессе пищеваре­ния на всем протяжении желудочно-кишечного тракта. И наоборот, неправильно скомбинированная пища, видимо, неправильно там и сочетается. Помогут прояснить это неко­торые факты. По словам академика Павлова, „присутствие жира в большом количестве в химусе (пищевой кашице) за­держивает в его собственных интересах дальнейшее выделе­ние желудочного сока и тем самым мешает усвоению белко­вых веществ. Впоследствии сочетание жира и белковой пищи трудно усваивается". В то время как все процессы пи­щеварения в кишечнике происходят в щелочной среде и вроде кажется логичным предположение, что пищевые соче­тания не имеют или имеют мало значения для кишечника, доктор Кейсон заявляет в цитированной ранее статье, что „сочетание крахмалов с белками в тонком кишечнике вызы­вает четкий стаз". Это означает задержанное пищеварение. Видимо, гниение и брожение, которое начинается в желуд­ке как результат неправильного сочетания пищи, опреде­ленно будет продолжаться и в кишечнике. Хорошее слюнное и желудочное пищеварение является важной предпосылкой и для хорошего кишечного пищеварения.

Ниже я прилагаю таблицу (табл. 1) в качестве руководст­ва для сочетания пищи, которая составлена по образцу, пред­ложенному доктором Вегером. Я сделал несколько дополне­ний к таблице, расходясь с Вегером в некоторых частностях. Мои расхождения с ним основаны на физиологических принципах и опыте. Его таблица не включает дыни и жиры и не делает различий между кислым молоком и сливками и свежим молоком. Это я добавил в свою таблицу.



Сочетания, отмеченные как „прекрасные" (сокращенно „пр."), допустимы при ненарушенном пищеварении.

Сочетания, отмеченные как „хорошие" („хор.") хороши при слабом пищеварении.

Сочетания, отмеченные как „слабые" („сл."), не следует никогда применять, пока пищеварение не достигнет наи­лучшего состояния.

Сочетания, отмеченные как „плохие" („пл."), не следует применять даже при самом хорошем пищеварении.

Салаты не должны содержать никакого крахмала подоб­но картофелю, никаких белков вроде яиц или креветок, ни­каких жиров типа оливкового масла или приправ с содержа­нием жиров и масел, никаких кислот вроде уксуса или лимонного сока. Нужно исключить также соль. Сахар, пато­ка и мед были исключены из моей таблицы, поскольку они плохо сочетаются со всеми видами продуктов, и их лучше просто не потреблять.

Другая таблица (табл. 2) сочетания пищи предлагается потому, что она может оказаться более полезной для некото­рых читателей.

При изучении обеих таблиц легко увидеть те продукты, которые сочетаются друг с другом. С учетом этих сочета­ний предлагается следующая схема трехразового ежедневно­го питания.

Завтрак. Фрукты. Можно использовать любой фрукт по сезону. Предлагается не более трех видов фруктов в один прием. Например: виноград, спелые бананы, яблоко. Хорошо иметь один завтрак из кислых фруктов, а на следующий день - из сладких фруктов. В сезон дынь завтрак можно де­лать из одних дынь. В зимние месяцы свежие фрукты мож­но заменить сухофруктами - инжиром, финиками, изюмом, черносливом и пр. Идеальный завтрак зимой - виноград, инжир, груши.

Обед. Овощной салат (без помидоров в этом салате), один вареный зеленый овощ и крахмальный продукт.

Ужин. Большой салат из сырых овощей (если включены орехи или деревенский сыр, могут быть использованы и по­мидоры), два вареных некрахмалистых овоща и белковый продукт.

 

Таблица 1

  Белки Крахмалы Жиры Молоко свежее Молоко кислое Некрахмалистые овощи вареные Салат или сырые овощи, зеленые Фрукты кислые Фрукты полукислые Фрукты сладкие (сухофрукты) Дыня
Белки пл пл пл пл пл хор хор сл пл пл пл
Крахмалы пл хор хор пл пл хор хор пл пр сл пл
Жиры пл хор хор пр пр хор хор хор хор хор пл
Молоко свежее пл пл хор - - сл сл пр пр пл пл
Молоко кислое пл пл хор - - сл сл пр пр пр пл
Овощи зеленые* хор хор хор сл сл хор хор сл пр сл пл
Фрукты ** полукислые пл пл хор пр пр сл сл хор хор хор пр
Фрукты кислые пл пл хор пр пр пр пр хор хор хор пр
Фрукты сладкие*** сл сл хор сл пр сл сл сл хор хор пр
Дыни пл пл пл пл пл пл пл пл пр пр хор
* Сырые или вареные ** Кислые фрукты сочетаются с орехами *** Сухофрукты

 

Таблица 2

Наиболее распространенные продукты Наилучшие сочетания с: Наихудшие сочетания с:
Фрукты (полукислые и некислые) кислое молоко кислые фрукты, крахмалы (злаковые, хлеб, прочие крахмалы), белки, молоко
Фрукты кислые прочие кислые фрукты, орехи, молоко сладости (все), крахмалы (злаки, хлеб, прочие крахмалы), белки, кроме орехов
Зеленые овощи все белки, все крахмалы молоко
Крахмалы зеленые овощи, животные и растительные жиры все белки, все фрукты, кислоты, сахара
Мясо (всех видов) зеленые овощи молоко, крахмалы, сладости, другие белки, кислые фрукты и овощи, сливочное и раст. масло, сметана, сливки
Орехи (большинство видов) зеленые овощи, кислые фрукты молоко, крахмалы, сладости, другие белки, кислые продукты, сливочное и раст. масло, сливки, лярд
Яйца зеленые овощи молоко, крахмалы, сладости, другие белки, кислые продукты, сливочное и раст. масло, сливки, лярд
Сыр зеленые овощи крахмалы, сладости, другие белки, кислые фрукты, сливки, сливочное и раст. масло, лярд
Молоко принимать отдельно или - прекрасно - с кислыми фруктами все белки, зеленые овощи, крахмалы
Жиры животные (сливочное масло, сливки, лярд) и растительные все злаковые, зеленые овощи все белки
Дыни (всех видов) лучше всего потреблять отдельно все продукты
Злаковые (зерновые) зеленые овощи кислые фрукты, все белки, все сладости, молоко
Салаты, бобовые, горох (кроме зеленых бобовых) зеленые овощи все белки, все сладости, молоко, фрукты (все виды), сливочное и раст. масло, сливки, лярд

 

Жирное мясо, кислые яблоки, бобовые, арахис, горох, злаки, хлеб с джемом, горячие пирожки, мед и сиропы осо­бенно трудно усваиваются и часто служат источником дис­комфорта и гнилостного отравления.

Многое из сказанного выше хорошо известно рядовому человеку, и все это может быть известно внимательному на­блюдателю. Разумный человек не отбросит с легкостью эти факты, а использует их в качестве руководства по питанию. Как говорил М. Остин: „Эпизодическая привязанность к старым пищевым сочетаниям не принесет большого вреда. Имеет значение не то, что мы делаем иногда, в конечном итоге сказывается то, что мы делаем обычным. Несомненно, долг каждого иметь мужество убеждений. Но делу не помо­гают неразумные адвокаты. Поэтому за столом у друзей не произносите проповеди о пищевых сочетаниях, не выбирай­те пищу критически и не отказывайтесь от нее, вводя хозя­ев в замешательство. Ешьте то, что предлагают, и не думай те об этом, если, правда, не почувствуете недомогание или дискомфорт. Тогда перестаньте есть. Никто не должен есть, будучи нездоровым или не в духе. Нет, угождать никому не нужно".

Результаты неправильных пищевых сочетаний.Длительная борьба с неусваиваемыми пищевыми смесями и ядо­витыми продуктами их бактериального разложения рано или поздно ослабляет организм, ибо именно нарушение процес­са питания влечет за собой огромную потерю жизненных сил и истощает физиологические резервы, которые предназ­начены для использования в будущем. Что же представляют из себя те кислые отрыжки, столь часто наступающие после еды из мяса и хлеба, крахмалов и молока, фруктов и крахмалов, сахара и крахмалов и прочих комбинаций, которые мы осуждаем? Являются ли они симптомами хорошего пищева­рения? Налицо желудочный дистресс (изжога), газы и от­рыжки, вызывающие раздражения, поток слизи и кашель. Отрыжки часто столь кислые, что вызывают жжение в горле и носу. Позвольте этим людям правильно скомбинировать пищу, и брожение с выделением газов и отрыжки прекратят­ся. Врачи и те, кто подсмеивается над пищевыми сочетания­ми, проявили бы больше благоразумия, если бы изучили влияние предписываемых врачами неусваиваемых пищевых смесей и перестали, напрасно тратя на это время, высмеивать тех, кто старается обучать народ практике здорового питания. Пока такие врачи сидят и смеются, мир идет вперед и уходит от них. Врачи, фармацевты и производители патентных ле­карств заняты тем, что удовлетворяют спрос на лекарства для облегчения расстройств, возникающих из-за неправиль­ных пищевых сочетаний. Миллионы долларов ежегодно рас­ходуются на ощелачивающие препараты, слабительные и средства от газов. Они тоннами ежегодно поглощаются аме­риканцами. Еще больше лекарств врачи прописывают для снятия дискомфорта в желудке.

Брожение и разложение в желудочно-кишечном тракте столь распространены у нашего народа, что многие физиоло­ги и врачи стали считать нормальным что желудок - вы­гребная яма. Брожение и разложение присутствуют в желу­дочно-кишечном тракте даже у тех, кто вроде не испытывает дискомфорта в желудке. Эти люди уверяют, что неправиль­ные сочетания пищи их не беспокоят!

Одна из главных целей правильного питания - предотв­ратить брожение и разложение пищи. Одна из основных причин расстройства желудочно-кишечного тракта - непра­вильное сочетание пищи. Трудно преувеличить клиничес­кую картину зловонного разложения, которое начинается в желудке и продолжается в кишечнике в результате неусво­яемых пищевых смесей. Неужели нужно подчеркивать, что продукты бактериального разложения пищи в желудке та­кие же, как и от ее разложения вне организма? Гниль в желу­дочно-кишечном тракте столь же опасна для жизни и здоро­вья, что и гниль в пойле для свиней.

Проследим, какова же обычная еда в обычном доме. Она состоит из хлеба, мяса, картофеля, возможно, также супа или пирога, десерта из желе или мороженого, консервиро­ванных или тушеных фруктов, одного или нескольких зеле­ных овощей. Также там соусы и подливки, сахар и сливки, томатный соус, горчица, соль, перец, молоко, чай, кофе. По существу, цель такой еды состоит в том, чтобы как можно больше уместить разной пищи в желудке за один раз. Но, ко­нечно же, ни одна пищеварительная система никогда не бы­ла рассчитана на то, чтобы усвоить подобное безбожное со­четание пищи, помоев и „облегчающих" средств. Желудки людей, которые все это потребляют, превратились в отстой­ные места и мусорные свалки. Брожение и гниение там не­избежны. Вы видели помойку: на ней много разных отходов из мяса, яиц, овощей, фруктов, объедков со стола, кофе и прочего.

Какое гниение происходит при их разложении! И пред­ставьте, что все это гниет в вашем желудочно-кишечном тракте в результате бактериального разложения. Можно ли ожидать хорошего здоровья от такого приема пищи? Мож­но ли после этого удивляться, что люди больны?

Все секреции желудочно-кишечного тракта - слюна, со­ляная кислота, желчь, соки поджелудочной железы и ки­шечника - являются антисептиками, или бактерицидами. Желудочный сок обладает антиферментативной способно­стью, позволяющей предотвратить микробное разложение пищи. То же самое делает желчь. Соляная кислота в желуд­ке наряду с пепсином, трипсином поджелудочной железы и I секретом кишечника обычно разрушительно действует на жизнедеятельность микробов, так же быстро их переварива­ет, как мясо и хлеб. Все это противодействует и препятству­ет бактериальному разложению. Но полного успеха эти по­пытки достичь не могут. Усвоение не может быть совершенным, и большее или меньшее разложение микро­бов неизбежно. Но подобное питание скорее отравляет, не­жели насыщает организм. Американский завтрак из грейп­фрута и сахара с последующим печеным яблоком, компотом и джемом и завершающим все это кофе с сахаром, съедаемый в спешке с торопливым чтением утренней газеты, с сигаре­той в конце, отправляет миллионы людей к врачам различ­ных специальностей, а многие тысячи - в преждевремен­ную могилу.

Ортодоксальные ученые-диетологи и врачи из числа их сторонников считали, что с открытием „калорий" они на­шли главный ключ, который откроет все тайны питания че­ловека. Основывая свою работу концепции на калорийнос­ти, врачи предписывали следующую диету для больного: тушеная телятина с овощами (400 кал), картофельное пюре (175 кал), резаные ломтики помидоров (100 кал), землянич­ный пирожок с кремом (160 кал) или мороженое (200 кал), стакан сливок (130 кал), запеченные сливы (150 кал) - все это составляло 1150 кал, или примерно треть требуемых ежесуточно 3500 кал.

Та же глупая ошибка повторяется с „открытием" витами­нов: прописывается односторонняя диета и затем туда добав­ляется небольшое количество предполагаемых витаминных веществ с напрасной попыткой сделать эту диету правиль­ной. Калория была фетишем. Им же стал витамин. Ортодок­сальные диетологи игнорировали тот важный факт, что больной не получит из пищи калории до тех пор, пока он ее не усвоит и не ассимилирует. Они кормили пациентов самы­ми нелепыми и неусвояемыми пищевыми смесями, вызыва­ющими брожение и разложение, что полностью меняло ха­рактер пищи, а вместе с этим и ее взаимодействие с организмом и его состоянием.

Сегодняшние диетологи, сменившие калорию на вита­мин, делают ту же ошибку. Они кормят больных отврати­тельными смесями из супа, картофеля, пирогов или пудин­гов, консервов, мороженого, кофе или чая, а затем „балансируют" все это чайной ложкой апельсинового сока или порцией рыбьего жира.

Смеси, подобные описанным выше, вызывают разложе­ние и образуют такие продукты, как углекислый газ, спирт, аммиак, кислоты от бактериального разложения и пр. Чтобы нейтрализовать, изолировать и вывести эти яды, организм вынужден расходовать свои жизненно важные резервы. По­добные пищевые смеси не только не пополняют запасы кало­рий и витаминов в организме, но лишают его этих запасов. Ибо когда яды накапливаются в организме сверх пределов его способности к их нейтрализации и удалению, резервы расходуются для освобождения от токсинов. Единственная причина, почему огромное количество ядов, появляющихся в результате разложения пищи в желудочно-кишечном трак­те, не ведет к быстрой смерти человека, состоит в том, что природа снабдила нас резервами, позволяющими сопротив­ляться повторяющимся несчастным случаям и чрезвычай­ным ситуациям в нашей повседневной жизни. Эти резервы специально предназначены для того, чтобы удовлетворять потребности преклонного возраста, когда жизненные силы слабеют и самовосстановительные способности организма нарушены. Если бы резервы организма тщательно оберега­лись, они продлили бы нашу жизнь далеко за столетнюю от­метку, да еще с юношеским энтузиазмом и энергией.

Растрата этих резервов является одним из самых рас­пространенных несчастий современной жизни. Алкалоиды и спирты, которыми насыщен наш организм в результате разложения пищи, лишают нас резервов, сильно подрывают сопротивляемость организма и рано или поздно приводят к состоянию физиологического краха. Мы допускаем тихую, но постоянную утечку наших жизненных запасов, пока не опустимся ниже безопасной черты. Тогда наши способности к возрождению и восстановлению терпят банкротство, и мы уже не способны „вернуться назад".

 

Как наслаждаться пищей?

 

Человек, который „живет, чтобы есть", подвергается по­всеместному осуждению так часто, что мне нет нужды добав­лять что-либо к этому.

Я считаю, что мы должны наслаждаться пищей. Действи­тельно, тот, кто получает наибольшее наслаждение от пищи, будет обладать лучшим здоровьем по сравнению с тем, кто его не получает. Я не поддерживаю средневековую доктри­ну „антинатурализма", отголоски которой сохранились до сих пор, а именно, будто все удовольствие - зло. Я не считаю постоянное страдальческое состояние естественным для че­ловека.

В „Истории" Баккла так говорится об „антинатуралист­ском" безумии в средние века: „Христианин обязан остере­гаться наслаждения едой, ибо это делают лишь нечестивые". Нетрудно понять, почему подобную религию приходилось распространять с помощью меча, и мужчины и женщины придерживались прямолинейной и узкой дорожки под по­стоянной тиранией дыбы, виселицы и „железной" девствен­ницы. Греки же и римляне проповедовали радостное покло­нение Природе.

Я верю в эпикурианство в истинном и высшем смысле этого слова и согласен с Макфэдденом, который сказал, что „нет такого естественного удовольствия, естественного аппе­тита или естественного желания, которое не служило бы оз­доровляющей цели, достижение которой приведет к укреп­лению организма. И грех и зло заключается не в допущении, а в ощущении. Развивайте Природу, естественный аппетит и естественные желания, воспитывайте тонкость интуиции, что позволит вам понимать и следовать его зову так точно, насколько вы способны. Тогда вы станете образцом более сильного и благородного человека".

Я верю в чувственность в ее истинном, а не приниженном значении, которое придавалось этому слову теологами. Я верю во вкусовое наслаждение и убежден, что вкус - одно из важнейших свойств человека. Гурман, набивающий себя пи­щей три раза в день и практикующий извращение вкуса, да еще с помощью приправ с целью стимуляции своего уже извращенного аппетита, не наслаждается едой. Он не знает вкусового удовольствия. Тупые прерывистые ощущения, ко­торые он получает от перестимулированных едой нервов, несравнимы с удовольствием от приема естественной пи­щи человеком, нервы которого наполнены жизненной си­лой и способны уловить прекрасные и тонкие ароматы.

Конечно, здоровью и счастью способствует не только простое удовольствие от еды, но и способность съеденной пищи удовлетворить потребности организма в соответству­ющих питательных веществах. Однако роль удовлетворе­ния от еды нельзя недооценивать. Проба на вкус, чувство на­слаждения фактически заставляют вас продлевать разжевывание каждого кусочка и воздерживаться от „стре­мительного поглощения пищи", как правильно отметил Г. Флетчер.

Тот факт, что обложенный язык мешает нормальному восприятию пищевых ароматов, мешает установлению же­лудочных рефлексов и поэтому препятствует выделению „аппетитных" соков, указывает на важное значение наслаж­дения едой. От еды можно получить большое удовольствие, но человек в век хваленой цивилизации, приступая к еде, на­бивает рот пищей одной рукой, а другой в это время перели­стывает газету или делает расчеты. В результате он не полу­чает пользы ни от этих занятий, ни от пищи.

Высшее наслаждение от еды должно проистекать от голо­да. Сильный аппетит и способность полностью наслаждать­ся съеденной пищей являются определенными гарантиями выработки необходимого количества нужных пищевари­тельных соков. Чем больше вы наслаждаетесь пищей и чем полнее извлекаете вкусовое ощущение от каждого кусочка, прежде чем проглотите его, тем свободнее будет выделяться желудочный сок, а после этого тем быстрее и эффективнее будет усвоение в желудке. Блага развития организма явля­ются следствием не распущенности и эксплуатации жела­ния, а культивирования самоконтроля и использования спо­собностей человека в наивысшей гармонии с интересами тела и ума.

У возможностей пищеварительных желез есть свои пре­делы. Они не в состоянии выделить достаточно соков и энзимов для совершенного усвоения трех „плотных" приемов пищи в день. Тот, кто потребляет такое количество пищи, не может быть достаточно голодным к моменту следующего приема, чтобы получить полное наслаждение от еды. Он не только ест сверх своих пищеварительных возможностей, но имеет и приток „психической" секреции, возникающей из страстного желания пищи и тонкого наслаждения ею. При обычном переедании желудочные и другие соки не могут выделиться в достаточном количестве и требуемой концен­трации.

Одной из функций рта является регулирование функ­ций других органов пищеварения. Для такого регулирования необходимы тщательное пережевывание и полное развитие вкусового ощущения. Самые тонкие ароматы от пищи полу­чаются вследствие длительного пережевывания, которое да­ет достаточное время для слюны, чтобы воздействовать на пищу.

Оценка пищеварительных качеств пищи через окончания вкусовых нервов и через рефлекторные центры в мозгу под­готавливают к работе желудок, печень, поджелудочную же­лезу и другие органы пищеварительного тракта. Чем дольше пища остается во рту, и чем тщательнее она пережевывается, тем больше будет сока в желудке и тем лучше он будет адап­тирован к потребностям съеденной пищи. Проба на вкус, до сих пор еще не полностью оцененная, регулирует процесс питания путем отключения аппетита последовательно на каждый съеденный вид пищи по мере получения организ­мом достаточного ее количества. Вкус - это инстинктив­ный регулятор питания, и если он нормальный и неизвра­щенный, то является надежным ориентиром при определении количества и качества необходимой пищи, но это - при условии приема натуральной пищи и отсутствия приправ и специй к ней.

Все знают, что у разных людей разное ощущение вкуса. Недавно в лаборатории Института Карнеги установили, что один и тот же химикалий у одних не вызывает никакого ощущения, а у других - горькое ощущения хинина. Подоб­ные аномалии аналогичны дальтонизму и неразличимости тонов звука. Господствующая теория вкуса говорит о том, что имеется очень ограниченное число вкусовых ощуще­ний - сладость, кислота, соленость, горечь и, возможно, еще два-три, а другие - лишь комбинации вкуса и запаха. Если это так, то насколько важным, имея в виду наши знания о связи вкуса пищи с хорошим ее усвоением, становится факт аромата нашей пищи и практика наслаждения ее различны­ми благоуханиями. Отсутствие способности к восприятию какого-то вкусового ощущения может быть результатом ат­рофии или неполного развития определенных нервных окончаний.

Кроме того, существует другой и более распространен­ный дефект органа вкуса, который я назвал „вкусовым ин­фантилизмом". Под ним я имею в виду наличие у взрослых детских характеристик вкуса. Вкусовой диапазон у детей очень ограничен. По достижении определенного возраста очень трудно бывает заставить ребенка испробовать новую, незнакомую пищу. Еще до того, как он попробует ее, он про себя решает, что та ему не нравится, и если его удается заста­вить попробовать ее, обычно после пробы он все же считает, что она нехороша. В подростковом возрасте вкусовой диапа­зон начинает и потом продолжает расширяться. Молоко, ес­ли оно к тому времени еще не отвергнуто, похоже, становит­ся „безвкусным", а многие продукты, которые раньше съедались без удовольствия, теперь потребляются с наслаж­дением. Создается новая, более широкая питательная база, в основе которой лежит большее разнообразие продуктов. Но есть люди, у которых эти изменения в подростковом и юно­шеском возрасте не получают более или менее сильного раз­вития. Их ощущения не расширяются, и свои детские вкусо­вые антипатии они переносят на взрослый период жизни. Этих несчастных людей, как и детей, трудно заставить ис­пробовать новую, незнакомую еду, и так же, как дети, еще до пробы, они решают, что она им не нравится, если попробуют.

Я не знаю всех факторов, которые отвечают за такое не­полноценное развитие органа вкуса, но я думаю, что, по край­ней мере, у некоторых людей оно является результатом от­сутствия широкого разнообразия пищи в тот период, когда орган вкуса у них должен был бы нормально развиваться. Я наблюдал частые случаи такого явления у людей из более северных районов, где очень небольшое разнообразие пищи. Эти примеры убеждают меня в том, что такое состо­яние органа вкуса в большинстве случаев можно если не полностью, то в значительной мере преодолеть при усло­вии, что его обладатель серьезно задумается над этим и чест­но попытается развить и воспитать вкусовые ощущения. Но часто такие люди не делают этого. Они довольствуются полудюжиной продуктов питания, которые им нравятся, и отказываются от попытки развить вкус к новым видам пи­щи. Вероятно, такие случаи даже нечто сложнее, чем обыч­ная степень умственного инфантилизма.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.