Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Библейская концепция в её существе





Управление в обществе

В обществе всегда некоторым образом протекают процессы управления. Их описание всегда присутствует в культуре общества сообразно его внутренней исторически сложившейся стратификации по социальным группам, выделяемым в нём по разным идентификационным признакам. Такого рода описания с точки зрения теории управления являются концепциями управления; с точки зрения социологии концепции управления это — идеологии. Поскольку управление, власть — часть культуры и соответствует некоторой концепции управления или нескольким концепциям одновременно своими разными фрагментами, то свобода от идеологий — самообман: идеологию можно понимать или не понимать, принимать её или отрицать, но в любом случае живущим в обществе всегда приходится встречаться с проявлениями той или иной идеологии, поскольку она — концепция управления, а общество всегда некоторым образом управляется (или стремится управляться в периоды кризисов, являющихся по существу кризисами социально неприемлемого управления).

Поэтому общество всегда находится под властью идеологий. Но над властью идеологий стоит концептуальная власть тех, кто в состоянии по своим личным качествам воздействовать на сферу идеологий: изменять существующие, порождать новые и тем самым лишать прежние идеологии их социальной базы. Под воздействием произвола, обусловленного истинной нравственностью способных к концептуальному властвованию, изменяется характер многих внутрисоциальных отношений и отношений «общество — биосфера». Концептуальная власть надзаконна и самовластна по своей природе. Вследствие этого самовластью одной концептуальной власти может противостоять только самовластный произвол иной концептуальной власти, обусловленный иной нравственностью эту власть осуществляющих.



Библия, кроме того, что она лежит в основе церковных культов Западной цивилизации, ещё является и описанием концепции самоуправления общества в ней, порожденной некогда самовластием по нравственному произволу излагавших её. Если оставить в стороне мистико-религиозные аспекты[14], то Библия — концепция информационной холодной войны кланов египетского “жрече­ст­ва” за установление своего безраздельного мирового господства. Для них мистико-религиозные аспекты Библии — средство внедрить её в культуру общества и тем самым снять со стратегии войны гриф секретности, что упрощает агрессию, освобождая агрессора от необходимости таиться; а вероучение — средство насилования и извращения психики множества людей, с целью управления социальной системой по своекорыстию. Соответственно этому соучастие в агрессии перестает возприниматься как преступление против собственного и других народов после принятия обществом любого варианта библейского культа.

Все люди разные: одним, чтобы понять неэффективность огненной войны, недостаточно всех войн цивилизации за последние 2000 лет, ужасов Хиросимы, Нагасаки, прогнозов ядерной зимы и “эпических” кинокошмаров на темы “человечество после последней войны”; другие ещё в эпоху лука и стрел, “щита и меча” поняли, что агрессия методом культурного сотрудничества, в ходе которой агрессор извращает приемлемым для него образом культуру порабощаемого народа в ходе деятельности своих “прогрес­соров” (термин братьев Стругацких), гораздо эффективнее в смысле необратимости результатов. Исход был необходим правящей верхушке Египта, чтобы евреи — прогрессоры плен египетский разнесли в веках в своих душах, не осознавая его, по всему миру, и чтобы народы всего мира стали бы подневольны только одной глобальной концептуальной власти[15]; библейско-“христи­ан­ские” миссионеры и укоренившиеся церкви — вторая ступень библейского “прогрессоносителя”. Существо “библей­ского прогрес­са” недвусмысленно изложено в Ветхом Завете, и может быть условно названо доктрина “Второзакония-Исаии”.

Доктрина “Второзакония-Исаии” — название условное: по цитируемым източникам. В том мире, в котором живем мы, пророки Божьи не могли выдать в общество столь мерзостных рекомендаций об устройстве его жизни; а Христос не благословил её до скончания веков, а выступил против неё, и его слова относятся к Закону Божиему в его истинном виде, данном Моисею, а не к его извращённой редакции, довлевшей над иудеями ко времени прихода Христа.


5.2. Доктрина “Второзакония-Исаии”

«Не давай в рост брату твоему (по контексту единоплеменнику — иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не-иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо рекомендаций) благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчёта о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше).» — Второзаконие, 23:19, 20. «И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут.» — Второзаконие, 28:12. «Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей,” — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы — король евреев.”); ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостив к тебе. И будут отверсты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся.» — Исаия, 60:10 — 12.

Христианские Церкви настаивают на священности этой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование ещё до Никейского собора (325 г. н.э.), от имени Христа провозглашает её до скончания веков:

«Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков. Не нарушить пришёл Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится всё.» — Матфей, 5:17, 18.

* * *

Агрессия библейского сатанизма, подняла идею осуществления мировой тирании с уровня грубой силы, огня и меча (шестой приоритет обобщенного оружия) на уровень обобщенного оружия 1 — 4 приоритетов, которые и по настоящее время не возпринимаются большинством в качестве средств массового оболванивания, поражения и уничтожения. Она начиналась в то время, когда энергопотенциал цивилизации был крайне низок и ограничен производительностью биоценозов и сельского хозяйства по питанию людей и фуражу для рабочего скота, вследствие чего подавляющее большинство населения было занято от зари до зари в сфере производства. Технологии обновлялись медленно на интервалах времени, охватывавших жизни нескольких поколений, и это позволяло жить всю жизнь один раз освоенными знаниями и навыками.

Общественное объединение личного труда в технологическом разделении операций в народном хозяйстве (а не общественное разделение труда) уже существовало, но поскольку оно характеризуется пропорциями занятости в разных отраслях, то в силу технико-технологической стабильности мира переход в иные сферы деятельности был сильно ограничен именно устойчивостью пропорций занятости: обществу были нужны одно правительство, несколько провинциальных администраций, много ремесленников, земледельцев, торговцев, воинов. При смене поколений это выливалось в доминирование внутрисемейного обучения и насле­до­вание профессий предков; “лишние” уходили в армию и нищенство. В этих условиях профессиональная информация накапливалась из поколения в поколение преимущественно в профессиональных кланах.

Взаимоподчиненность профессий в общественном объединении труда и зависимость всего общества от профессионализма сферы управления, прежде всего государственного, в условиях клановой замкнутости любой профессиональной информации осознавалась большинством, и осознается многими в наши дни, только как различие людей по мере их человеческого достоинства, а не как изключительно профессиональное их различие, при равном человечном достоинстве.

Концепция управления, исходящая из неравенства человечного достоинства людей, оставляет на одном полюсе общества кланы абсолютных рабовладельцев, для которых все остальные люди — средство удовлетворения их похотей и потребностей; а на другом полюсе — абсолютно отверженных, кому абсолютные рабовладельцы отказывают даже в малой мере в их человечном достоинстве («говорящие орудия», «рабочий скот в облике человеческом» и т.п.). Между этими полюсами — иерархия внутрисоциальной безнаказанности за вседозволенность и беззаботность, т.е. за действия, которые “низшие” в ней возпринимают как ущерб, наносимый им “высшими”. Эту концепцию и передает Библия из поколения в поколение.

Теоретико-мемуарно такое воззрение вседозволенности выражено во второй главе книги Екклезиаста. И хотя глава заканчивается смертным приговором библейской концепции, тем не менее творить вседозволен­ность в безнаказанности для многих соблазнительно, и рецидивы рабовла­дения де-факто возникают в библейской цивилизации и в XX веке, несмотря на отмену рабовладения де-юре.

А с началом научного прогресса возродилась память об ошибке Атлантиды, не понятой в качестве ошибки: мечта о создании человеком «гомункулуса», «голема», «зомби» — биоробота, подобного человеку, способного его заменить в работе, стада которых можно было бы вседозволенно запрограммировать на всё.

В экономике вседозволенность проявляется как господство ростовщического паразитизма банковских кланов, безответственного за инвестиционную политику и культуру производства; проявляется в монопольно высоких зарплатах (доходах) профессиональных управленцев по сравнению их с прочими категориями трудящихся. Это и многое другое привело ко множеству внутрисоциальных антагонизмов, вылившихся в глобальный биосферно-экологический кризис: антагонизм общества и биосферы.

Концепции, построенные, исходя из вседозволенности концептуальной власти, обладают свойством: последствия ошибок и преступлений “выс­ших” всегда вынуждены расхлебывать “низшие” в иерархии профессио­нального подчинения. Снять с себя гнет вседозволенности “высших” в загоне библейской цивилизации можно только двумя путями:

· либо подняться вверх по иерархии внутрисоциальной безнаказанности,

· либо уйти в “непримиримую оппозицию” и творить вседозволенность вопреки своему социальному статусу, определяемому концепцией. Последнее в любой толпо-“элитарной” концепции считается преступным и преследуется по закону и без закона.

В условиях медленной смены социально значимых знаний по от­но­шению к смене поколений массовое недовольство безопасно для такой концепции. Недовольство исходит из социальных слоев, лишенных доступа к образованию и не имеющих свободного времени, чтобы воспроизвести самостоятельно в течение жизни одного поколения знания, необходимые для порождения условий, в которых прежняя концепция управления “элитарно”-невольни­чье­го характера становится невозможной.

Кроме того, правящая “элита” всегда имеет возможность купить лидеров непримиримой оппозиции живыми или мертвыми, либо же спровоцировать бездумный бунт так, чтобы его подавить было легко и просто. Даже если стихийный бунт одерживает верх, то в течение срока жизни одного-двух поколений в обществе образуется новая “элита”, которая придаёт “элитарно”-невольничьей концепции новое обличье.

Продвижение же вверх по ступеням безнаказанности возможно только через открытие проходов в разного рода внутрисоциальных перегородках, разделяющих социальные группы. Всегда есть конкурс желающих, поэтому правящая “элита” имеет возможность выбора угодных ей претендентов. Претенденты же стараются ей угодить. Пока они верят в личную возможность иерархического роста, их можно кормить обещаниями, ничего реально не давая. Когда их вера иссякнет, их можно наградить, вытереть о них ноги, показать другую “конфетку”, за право созерцания которой они будут ещё долго служить также безропотно. Поскольку социальная стратификация в своей основе имеет профессионализм в общественном объединении труда, то открытие внутрисоциальных перегородок — это предоставление возможности избраннику обрести некое знание и навыки из запасов, хранимых и накопляемых в иерархически высших профессионально-клановых системах. Если кто-то самочинно порождает знание и навыки, ранее неизвестные, то они приобщаются к этим запасам либо вместе с автором, либо без него, хотя, возможно, что после смерти автора возведут в ранг не признанных современниками гениев.

Поскольку в условиях медленного обновления знаний доминирует загрузка в память сведений и навыков, а не обучение мышлению, то в библейской концепции школа — это учеба наизусть, а рост в системе социальных иерархий — это прохождение посвящений: открытых — аттестаты и дипломы об образовании и квалификации; и тайных — во всевозможных масонских ложах, “творческих союзах”, “братствах” и т.п.; и неявных по умолчанию (в тёмную) — когда человеку предоставляют доступ к какой-либо информации, принадлежность которой он не понимает, а изпользуя её в своих целях, тем самым производит некие действия, отвечающие целям “высших” в иерархии, в результате чего так или иначе осуществляются цели “высших”. Но в каждом из этих случаев индивида пропускают в “высшие” социальные группы в зависимости от наличия в них свободных вакансий, так чтобы не уронить при этом статус “высших”.

В основе устойчивости этой системы саморегуляции цивилизации, позволяющей социальной элите лидировать прежде всего в получении образования и/либо в потреблении продукции и услуг, производимых в обществе, лежит определённое соотношение эталонных частот биологического и социального времени, о чём речь шла ранее: на протяжении жизни одного поколения не происходит обновления множества социально значимых технологий и навыков. Поэтому, один раз получив квалификацию, можно жить ею всю жизнь без риска дисквалифицироваться. В таких условиях, овладев один раз социальными автоматизмами поведения, далее можно жить тем более бездумно, чем выше человек в социальной пирамиде вседозволенности.

С середины XIX по середину XX века цивилизация вступила в новую фазу своей жизни. За это время произошло изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени:

Теперь за время активной жизни одного поколения людей успевает смениться несколько поколений техники и технологий.

В таких условиях человек для поддержания своего социального и потребительского статуса вынужден всё время непрерывно и самостоятельно воспроизводить свою квалификацию в соответствие с потребностями в ней общества, изпользуя по своему разумению данные ему возможности. Это явление тем более массовое, чем свободнее конкуренция интеллектов. В таких условиях вне системы явных, тайных и неявных посвящений по умолчанию в обществе появляется разнообразное новое знание, на основе которого его обладатели могут действовать более эффективно, чем обладатели посвящений, тем более, что они в своих действиях не связаны корпоративной дисциплиной.

При этом вне иерархий посвящений оказываются люди, чьи культура мировозприятия, культура мышления, генетический потенциал развития личности выше, чем культура мировозприятия, мышления и возможности посвященных. И эти люди, чуждые сложившимся иерархиям, являются носителями знаний и навыков, о которых в иерархиях просто не имеют понятия, как это сообщение ни опечалит многих высокопосвященных в нечто. Сама иерархия посвящений в нечто, созданная с целью поддержания потребительских преимуществ и безраздельной власти меньшинства, в таких условиях теряет контроль за разпространением информации в обществе. Потеря контроля над разпространением информации в обществе есть утрата власти, потеря управления.

Эпоха посвящений завершилась. Началась эпоха самостоятельного понимания и по-человечному целесообразной интеллектуальной деятельности.

В условиях современной энерговооруженности и технологической базы цивилизации самоуправление в ней должно быть восстановлено прежде, чем её глобальная катастрофа станет неотвратимой. Это объективное обстоятельство, совместно с неработоспособностью библейской концепции, принуждает общество, вне зависимости от личных вожделений и привычек многих, к смене концепции самоуправления цивилизации. При этом, кроме всего прочего, необходимо иначе организовать саморегуляцию макроэкономических систем так, чтобы саморегуляция действительно осуществляла производство и разпределение продукции и услуг в соответствии с общественными потребностями биосферно-допустимым образом, блокируя антибиосферные процессы, порождаемые обществом.


 









Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.