Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ОТЧЕТ ОБ ОБСЛЕДОВАНИИ МУМИИ ТУТАНХАМОНА





 

Обследование мумии фараона Тутанхамона началось одиннадцатого ноября 1925 года. Мумия, когда мы ее впервые увидели, лежала в гробу, к которому она плотно приклеилась, так как, опустив в гроб, ее залили ароматическими смолами. Голову и плечи, вплоть до грудной клетки, покрывала прекрасная золотая маска, воспроизводящая черты царского лица, с головной повязкой и ожерельем. Ее невозможно было снять, так как она также приклеилась к днищу гроба слоем смолы, сгустившимся в твердую как камень массу.

Мумия была завернута в полотняный покров, закрепленный перевязями, идущими вокруг плеч, бедер, колен и лодыжек. С самого начала стало ясно, что совершенно невозможно обычным порядком распеленать мумию, поскольку упомянутые повязки оказались крайне хрупкими и крошились при малейшем прикосновении. В такое состояние они пришли, по всей видимости, в результате проникновения сырости во время погребения, а также вследствие разложения благовоний под действием высокой температуры, вызвавшей нечто вроде самопроизвольного сгорания и обугливания пелен. Это явление наблюдалось не раз, и создалось убеждение, что мумии, подвергавшиеся такому процессу, должны были сгореть.

Другие факты, уже отмеченные Г. Картером, свидетельствовали в пользу аналогичного воздействия сырости. Если бы гробница была совершенно сухой, то текстильные изделия находились бы в отличном состоянии. Поскольку все эти операции должны были производиться над мумией in situ. Картер предложил придать верхним слоям повязок большую прочность, пропитав растопленным парафином, чтобы их можно было надрезать и снять с наименьшим риском нарушить первоначальное расположение. Все это было сделано, и, когда парафин застыл, мы сделали надрез по средней линии покровов мумии, от нижнего конца маски до ног. Разрез достиг лишь нескольких миллиметров глубины, а два лоскута уже отпали. Обнаружился ряд предметов, заложенных в прослойки повязок, и после этого оказалось необходимым удалить их одну за другой, чтобы обнажить предметы, перенумеровать их и сфотографировать, пока они еще не тронуты.



Во время этой работы, которую приходилось в силу необходимости производить очень медленно, можно было заметить неизменно усиливавшееся распадение покровов. Во многих местах они рассыпались в порошок, и ни разу не представилась возможность снять хоть какой-либо отрезок повязки или покрова неповрежденным. Таким образом, следовать системе, по которой накладывались когда-то на мумию пелены, оказалось невозможно. Это было бы легко сделать, если бы условия, при которых мумию пеленали, не изменились до того момента, когда мы стали удалять повязки и покровы, которые были использованы на последнем этапе ритуала мумификации. По мере возможности мы удостоверились, что при погребении Тутанхамона соблюдались общие приемы перевязи, знакомые нам на примере других мумий и детально описанные профессором Эллиотом Смитом в его каталоге царских мумий Каирского музея древностей. Многочисленные подкладки из полотна были расположены так, чтобы заполнить пустоты, образовавшиеся между предметами, вложенными в повязки, и дать бальзамировщикам возможность гладко и равномерно обернуть этими повязками туловище. Некоторые куски полотна, которыми был окутан царь, напоминали тончайший батист, причем следует отметить, что впервые они встретились в самом начале обследования, а затем уже в прослойке, непосредственно прилегающей к самому телу. Промежуточные повязки были грубой выработки, и в одном случае вдоль туловища до колеи были прилажены сложенные полотняные пелены, закрепленные поперечными повязками. Практика употребления огромного количества полотна в виде сложенных в несколько раз пелен, кажется, стала обычной во времена XII династии. Одна такая пелена, снятая мной с мумии вельможи, достигала 21 метра в длину и 2 метра в ширину, и ее сложили, чтобы получить покров в 8 слоев толщины. В сроем отчете об удалении повязок с предполагаемой мумии Аменхотепа III профессор Эллиот Смит отмечает наличие нескольких сложенных пелен, а также известного числа скатанных в рулон повязок поверх туловища, очевидно, оставленных здесь неумышленно. Последние могли первоначально употребляться для заполнения пустот и неровностей, остававшихся между телом и конечностями, - »тот прием часто употреблялся при мумификации во все периоды - или, как в нашем случае, они могли применяться в связи с погребальными украшениями, помещенными на теле покойника. Поверх нагрудника повязки накладывались попеременно крест-накрест и поперечными слоями; перекрещивающиеся повязки прилаживались к одному плечу, затем обертывались вокруг тела и вновь появлялись на другом плече.

На искусственной подставке было легко различить ряды повязок, хотя способ наложения и нельзя было воспроизвести как вследствие хрупкости покровов, так и вследствие того, что на этой стадии нельзя было отделить тело от гроба. Все части тела были первоначально запеленуты в отдельности, а затем охвачены повязками, которые окутали все тело.

Верхние конечности были сложены таким образом, что царь лежал, скрестив руки на туловище, причем правое предплечье покоилось на верхней части живота с кистью руки на выступе левой бедренной кости, левое предплечье лежало выше, на нижних ребрах, а кисть покоилась на правой стороне нагрудника, между последним и верхней частью правой руки. Оба предплечья были обременены браслетами от локтя до запястья. Все пальцы на руках и ногах были обмотаны порознь и на каждый из них был прилажен золотой футляр (табл. 89, Б), а затем уже вся кисть руки или вся ступня окутывались особым покровом из повязок. На ноги были надеты золотые сандалии и после первых немногочисленных слоев повязок были наложены еще новые, обматывающие все пальцы вместе, чтобы скрепляющая полоска сандалии прочно держалась в промежутке между большим и вторым пальцами.

Когда мы приступили к обследованию мумии, обнаружилось, что верхняя часть закутанной головы была обвита двойной повязкой поверх ленты, стягивающей голову. Эта повязка, в известной мере напоминающая шарф, которым бедуин обертывает голову, но меньшего диаметра, была сплетена из какого-то растительного волокна. Охватывающая голову лента закрепляла платок, покрывавший голову и лицо. Под этим платком проходили особые повязки, то поперек головы, то вокруг головы и лица. После того как лицо было окончательно распутано, мы обнаружили в ноздрях остатки смолы, которая покрывала также целым- слоем глаза и рот.

Общий вид головы (табл. 89, А). Голова, очевидно, была наголо выбрита, и кожа ее покрыта каким-то беловатым составом, вероятно, известным видом жирной кислоты. Две ссадины на коже, покрывающей верхнюю часть затылочной кости, появились, очевидно, в результате давления диадемы, стянутой плотно облегающими голову повязками. Затычки в ноздрях и напластования на глазах, как нашел Лукас, состоят из какой-то ткани, пропитанной смолой. Лукас также обследовал некоторые беловатые пятна на коже верхней части затылка и на плечах; они состояли на обыкновенной соли с некоторой примесью сульфата натрия, по всей вероятности, остатка того натрия, который употреблялся в процессе бальзамирования. Глаза были немного приоткрыты и ни в коем случае не были сомкнуты. Ресницы сильно удлинены. Хрящевая часть носа несколько приплюснута вследствие давления стягивающих ее повязок. Верхняя губа слегка приподнята и обнажает большой центральный резец. Уши невелики и правильной формы. В мочках ушей проделаны круглые дырочки 7,5 миллиметра в диаметре.

Кожа лица оказалась сероватого цвета, потрескавшейся и хрупкой. На левой щеке, непосредственно перед мочкой уха, имеется круглая впадина, причем заполняющая ее кожа напоминает струп. По окружности впадины, края которой слегка приподняты, кожа выцвела. Невозможно установить, какова природа этого повреждения. Голова, когда она была совершенно обнажена, выглядела весьма широкой и имела плоскую макушку с отчетливо выступающей затылочной частью. Даже допуская сжатие скальпа и задних мускулов шеи, мы должны признать что удлинение затылка все-таки показательным. Имеется резко выраженная выпуклость на левой стороне затылка, а постбрегматическая область [43]вдавлена. Общая форма головы весьма необычного типа или напоминает голову тестя Тутанхамона Эхнатона, так что следует признать весьма вероятным, что оба царя состояли в кровном родстве. Такое утверждение, сделанное на основании сопоставления черепов Тутанхамона и Эхнатона с нормальным типом египетского черепа, может, конечно, показаться малообоснованным, но реальность этого сравнения будет более убедительна, если мы вспомним, что замечательная форма черепа царя Эхнатона привела профессора Эллиота Смита, впервые обследовавшего мумию в 1907 году, к заключению, что царь-еретик страдал гидроцефалией. Последующее исследование не подтвердило этой теории главным образом потому, что приплюснутость черепа Эхнатона явно контрастирует с формой головы в известных нам случаях гидроцефалии.

В этих случаях давление жидкости, содержащейся в мозгу, на поддающиеся кости черепа, естественно, придает последнему сферическую форму, особенно в области лба, то есть приводит к совершенно обратным результатам по сравнению с явлениями, наблюдавшимися при изучении черепа Эхнатона. Когда, следовательно, мы находим, что голова Тутанхамона воспроизводит почти в точности форму, характерную для головы его тестя, то это не только заставляет окончательно отбросить теорию о гидроцефалии, но является в высшей степени убедительным аргументом в пользу весьма тесного родства обоих царей. Этот аргумент будет еще более убедительным, если мы сравним измерения обоих черепов. Ширина черепа Эхнатона (154 миллиметра) является, как указывает профессор Эллиот Смит, совершенно исключительной для египетского черепа, но у его зятя мы находим еще большую ширину - 155,5 миллиметра.

Учитывая при этом толщину скальпа Тутанхамона, по отношению к которому при помощи специального инструмента были сделаны все необходимые измерения и который оказался не более 0,5 миллиметра в толщину, фактическую ширину черепа следует исчислять в 155 миллиметров, что превосходит соответствующий размер черепа его тестя, признанный «совершенно исключительным». Параллельное измерение обоих черепов - поскольку допустимо при различных условиях исследования сравнение - выявляет замечательное сходство и создает почти полную уверенность в наличии кровного родства между обоими царями.

Черты Тутанхамона, судя по его золотой маске, характеризуют его как кроткого аристократически утонченного юношу. Те, кто имел счастливую возможность увидеть воочию его лицо, когда оно окончательно было очищено от всех наслоений, могут засвидетельствовать умение и точность художника XVIII династии, который так верно воспроизвел черты и увековечил а не поддающемся действию времени металле прекрасный облик юного царя.

Внутри череп был пустым, если не считать смолы, которую бальзамировщики влили через нос, после того как тем же путем извлекли мозг.

Оба зуба мудрости с правой стороны уже прорезали десну и достигли примерно половины высоты второго коренного зуба. Соответствующие зубы мудрости на левой стороне было не так легко различить, но, кажется, они прорезались в такой же степени.

То, что было сказано о состоянии кожи головы и лица, оказавшейся хрупкой и потрескавшейся, вполне применимо, и притом даже в большей степени, к кожному покрову туловища и конечностей.

На животе, с правой стороны, заметна значительная припухлость. Установлено, что это результат усиленной набивки живота соответствующими материалами через надрез, сделанный при бальзамировании с левой стороны.

Это отверстие, имевшее довольно рваные края, достигало около 86 миллиметров в длину, простираясь вдоль линия, идущей от пупа до верхней подвздошной кости позвоночника, отступая на 2,5 сантиметра поверх этой линии. Оно обнажилось только после удаления обуглившейся массы состава, представлявшего собой, по-видимому, смолу; первоначальная длина разреза должна была быть большей, чем она представляется нам теперь, поскольку затвердевшая и прилипшая к телу масса мешает точно определить размеры раны. Края последней были вывернуты наружу, чтобы ускорить набивку живота массой полотна и смолы, превратившейся в твердый как камень комок. Пластинка из золота или воска, которой столь часто покрывалась рана, нанесенная при бальзамировании, на этот раз отсутствовала. Зато во время удаления покровов была обнаружена на левом боку овальная золотая пластинка, засунутая в прослойки повязок поблизости от отверстия в животе. Место, где был сделан разрез, не совсем совпадает с тем, которое было описано Эллиотом Смитом, обследовавшим другие царские мумии; у них разрез обычно шел в более вертикальном направлении и с левой стороны, простираясь от пункта, находящегося близ нижних ребер, до верхней подвздошной кости позвоночника.

В более поздний период надрез чаще делался в нижней части живота, параллельно линии паха, но всегда на левой стороне, правда, иногда возвращались к старому обычаю. Имел ли какое-либо значение выбор места для надреза, не доказано. Волосяной покров лобка не виден; невозможно также установить, было ли произведено обрезание, но фаллус был выдвинут вперед, отдельно окутан, а затем сохранен в итифаллическом положении при помощи промежуточных повязок.

Кожный покров ног, так же как и других частей тела, серовато-белого цвета, весьма хрупкий и изобилует трещинами. Исследование одного кусочка выявило, что он состоит не только из кожи, но также из всех мягких частей, вплоть до кости, так что последняя после снятия вышеупомянутого кусочка полностью обнажилась в этом месте.

Общая толщина кожи и прилегающих тканей на этом отрезке не превышала 2-3 миллиметров. Обломанные концы напоминали клейкую массу. Несомненно, это произошло в результате сгорания, о котором уже упоминалось. Левая коленная чашечка с покрывающей ее кожей могла отвалиться, и таким образом обнажился нижний край бедренной кости, причем стал виден сустав, отделенный от кости и свободно шатавшийся в разные стороны.

Суставом (эпифизисом) называется та часть кости, которая образуется отдельно и лишь постепенно сращивается с основной костью. В длинных трубчатых костях конечностей суставы образуют главную часть верхних и нижних концов. В раннем возрасте они соединены с основной костью хрящем, который в конце концов превращается полностью в кость, и тогда рост прекращается. Нам известно приблизительно время, когда происходит соединение всех суставов с костями, и благодаря этому можно определить примерный возраст человека, в том случае если это соединение еще не завершилось.

Конечности Тутанхамона выглядят весьма сморщенными и исхудавшими, и если даже допустить, что это произошло за счет крайнего сжатия тканей в результате очевидного истощения, то все-таки совершенна ясно, что он был слабого телосложения и, может быть, еще не достиг зрелого возрасти в момент своей смерти.

Согласно точным измерениям, его рост достигал примерно 1 метра 60 сантиметров, но, принимая во внимание соответствующее сжатие, можно считать почти наверное, что действительный рост его при жизни был больше. Вычисление этого реального роста, сделанное на основании измерений костей основных конечностей в соответствии с формулами, выведенными профессором Карлом Пирсоном, приводит нас к размеру 1,676 метра, что, вероятно, очень близко к истине. С помощью Р. Эмгельбаха автор измерил две деревянные статуи юного царя, хранящиеся ныне в Музее древностей, которые стояли по обе стороны от запечатанной двери, ведущей в погребальную комнату.

Измерения были произведены от основания носа до подошвы ноги, поскольку нос был единственным анатомическим пунктом на голове, который можно было установить с достаточно большой точностью, в то время как реальная высота головы у статуй была скрыта головными повязками.

У статуй это измерение дало 1,592 и 1,602 метра от подошвы до носа. Сюда необходимо прибавить вычисленную высоту от носа до макушки головы. Ее можно определить на основании измерений, сделанных по портретам царя, а также на основании ряда наблюдений над египетскими черепами. Она составляет от 8 до 9 сантиметров. Прибавив эту цифру к упомянутой высоте статуй, мы получим результат исчисления, отличающийся лишь немногими миллиметрами от размера, установленного при помощи измерения костей.

Надежные данные для определения возраста царя в момент его смерти были получены после того, как мы установили степень окостенения суставов. Как уже было отмечено, плохое состояние кожи и тканей, покрывающих бедренную кость, дало возможность отчетливо разглядеть нижнюю, еще не соединенную с основной костью часть. Обычно она сращивается с основной костью в возрасте двадцати лет. У верхней части берцовой кости выпуклость, известная под названием «большого вертела», почти целиком сомкнулась с основной костью, но с внутренней стороны можно увидеть определенную брешь, обнаруживающую гладкую хрящеватую поверхность в том месте, где сращение еще не было полным. Такой вид свойствен суставам в возрасте приблизительно восемнадцати лет. Головка бедра была скреплена с шейкой кости, но линия соединения отчетливо видна по всей окружности сустава. Такое соединение сустава с костью бывает в возрасте от восемнадцати до девятнадцати лет. Верхний край большой берцовой кости оставался также не соединенным, но нижний край уже достаточно сросся.

Поскольку эта часть берцовой кости вообще сращивается с основным стержнем в возрасте около восемнадцати лет, Тутанхамону, судя по характерным признакам его нижних конечностей, по всей видимости, к моменту смерти было уже восемнадцать лет, но еще не исполнилось двадцати.

Однако мы не должны ограничиваться этими костями как данными для определения возраста. Имеется возможность обследовать также верхние конечности. Здесь головки плечевых костей, которые смыкаются в возрасте около двадцати лет, оказались еще не сросшимися, но нижние концы полностью сомкнулись с основным стержнем. У современных египтян, достигших семнадцати лет, нижний край совершенно сращивается со стержнем, поскольку сустав охватывает внутренний мыщелок. Исследование при помощи х-лучей показало, что если черты, характерные для египтян в настоящее время, применимы к юному Тутанхамону, то ему, очевидно, перед смертью было больше семнадцати лет.

Нижние края лучевых костей у современных египтян оказываются недостаточно сросшимися или совсем не сращиваются до восемнадцати лет, после чего они смыкаются очень быстро. Соединение начинается на внутренней стороне локтя и продолжается в ширину, постепенно охватывая лучевую кость. У Тутанхамона, по-видимому, уже началось соединение около локтя, но наружный край локтевой кости еще оставался совершенно открытым и не имелось никаких признаков начинающегося сращения костей между стержнем и его суставом. Согласно вышеописанному состоянию суставов фараону, очевидно, было около восемнадцати лет в момент смерти. Ни один из суставов, которые обычно сращиваются на двадцатом году жизни, не имеет у него никаких признаков сращения. Есть основания считать, что суставы у египтян в среднем сращиваются в более раннем возрасте, чем у европейцев.

Уже отмечалось, что суставы внутреннего мыщелка плечевой кости у египтян полностью срастаются с основным стержнем около семнадцати лет, а суставы нижнего края лучевой кости и локтя начинают срастаться примерно в восемнадцатилетнем возрасте. Отсутствие какого-либо окостенения в этих местах может считаться доказательством, что Тутанхамону было менее восемнадцати лет накануне смерти. Против этого говорит полное объединение нижнего конца большой берцовой кости, обычное в восемнадцать лет, так же как и состояние верхнего края бедра, где «большой вертел» уже сросся, за исключением незначительной части, с главной костью, что происходит около восемнадцати лет, а головка главной кости ни в коем случае не слилась окончательно с шейкой, хотя линия соединения видна по всей окружности.

Таким образом, не остается сомнений относительно приблизительного возраста фараона, но нужно помнить, что эти данные являются примерными и вполне допустимо прибавить или вычесть один год. Очевидно Тутанхамон должен был иметь возраст между семнадцатью и девятнадцатью годами, но правильнее всего будет придерживаться средней цифры и считать, что ему было около восемнадцати лет.

Следующая таблица иллюстрирует измерения черепов Эхнатона и Тутанхамона (в миллиметрах):

 

 

  Эхнатон Тутанхамон
     
Длина черепа
Ширина
Высота 132,5
Ширина лба
Высота лица: верхней части 69,5 73,5 всего
Ширина челюсти 99,5
Окружность головы

 

Рост, вычисленный по костям конечностей - 1,66 м (Эхнатон), 1,68 м (Тутанхамон).

Если обследование юного царя не дает нам ключа к разгадке причин его преждевременной смерти, тем не менее тщательное изучение мумии должно по крайней мере хоть что-то добавить к немногим известным до сих пор историческим фактам этого периода. Возраст Тутанхамона в момент его кончины и сходство его с Эхнатоном, свидетельствующее о кровном родстве между ними, являются важными данными для восстановления событий данного периода и сыграют свою роль, когда будет написана история того времени.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.