Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Завоевания фараонов XVIII династии (ок. 1554— ок. 1306 гг. до н. э.)





Борьбу с гиксосами возглавили правители прежней столицы Египта — города Фивы, где находился центр общеегипетского культа бога Амона. Здесь, на удаленном юге, власть гиксосских царей была настолько слабой, что фиванские правители сочли возможным провозгласить себя фараонами и основали XVII династию, которая правила одновременно с гиксосскими царями. Один из фараонов южной династии Камесу возглавил борьбу за изгнание захватчиков из Египта. Борьба с иноземцами была продолжена и завершена братом Камесу фараоном Яхмосом. Египетские войска захватили сильно укрепленный город-крепость Аварис и не только изгнали гиксосов из Египта, но и преследовали их вплоть до южной границы Палестины. Здесь находилась стра­тегически важная крепость Шарухен, которую Яхмос захватил после длительной трехлетней осады. Под ударами египетских войск гиксосское государство развалилось, распался и пестрый этнический конгломерат, известный под собирательным именем гиксосов. Название гиксосов более не встречается в истории.

После изгнания гиксосов и восстановления египетской государственности начался самый блестящий период древнеегипетской истории — период Нового царства, который продолжался около пяти столетий и охватывал правление XVIII — XX династий (ок. 1554 — ок. 1075 гг. до н. э.). Именно в этот период была создана наиболее крупная по территории египетская держава, а древнеегипетская цивилизация достигла наибольших высот в своем развитии.

Изгнание гиксосов вызвало подъем военно-политической активности новой XVIII династии, основателем которой стал Яхмос I . Главными направлениями внешней политики были традиционные для Египта северо­восточное, т. е. на восточное побережеье Средиземного моря, и южное — в Нубию, но резко изменились ее масштабы и характер.



Для проведения активной завоевательной политики была реорганизована египетская армия. Под влиянием гиксосов были введены отряды колесничих. Легкие колесницы, запряженные двумя тренированными конями с экипажем из двух человек (возница управлял конями и прикрывал щитом второго бойца, вооруженного так называемым сложным луком), стремительно врывались в неприятельские ряды и вызывали там панику. Египтяне стали устраивать конные заводы и осваивать новую для них отрасль — коневодство. Управление конными заводами считалось очень почетной государственной службой, и во главе его стоял один из высших чиновников. Пешее войско, продолжавшее играть основную роль в сражениях, было снабжено новыми типами оружия. В частности, были приняты на вооружение два новых типа меча: массивный прямой и более легкий серповидный. Для более надежной защиты от ударов врага египетский воин стал надевать пластинчатый панцирь. Отряды тяже­ ловооруженных воинов дополнялись подразделениями легковооруженных лучников и копейщиков. Вводились специальные учения и тренировки, способствующие повышению дисциплины и маневренности войсковых единиц в бою.

Для перевозки воинов и грузов, для ведения морских битв был создан военно-морской флот. Египтяне усовершенствовали свое фортификационное искусство и стали возводить сильно укрепленные крепости, бывшие центрами их военного господства в завоеванных странах. Военная активность египетских фараонов привела к резкому возрастанию численности армии и совершенствованию ее комплектования. Новая система набора предполагала выделение одного воина от 10 взрослых мужчин.

Кроме собственно египтян в армию стали набирать, как и прежде, наемников-иноземцев, но их роль резко возросла, а при XIX династии наемники составляли не менее половины численного состава армии.

Реформированная египетская армия по своему вооружению, организации была одной из лучших и самых многочисленных армий того времени.

Прибытие нубийских послов и данников в Египет. Изображение на гробнице наместника Нубии Аменхотепа Хеви. XVIII династия

Опираясь на мощь армии, XVIII династия проводила активную внешнюю политику и захватила обширные территории. Особенно впечатляющими были завоевания на побережье Восточного Средиземноморья. Успехам египтян способствовала политическая раздробленность этого региона, отсутствие сильных государственных образований, которые могли бы противостоять на равных Египту. Хеттское царство, Ассирия, Вавилония переживали не лучшие времена и не могли активно вмешаться в дела Сирии и Палестины. Опасным сопер­ником египетских фараонов было лишь государство Митанни, усилившее свое могущество в конце XVI — первой половине XV в. до н. э. Нейтрализация митаннийского противодействия стала основной заботой XVIII династии. Стремясь остановить египетскую экспансию в Сирию и Палестину, Митанни поддерживало коалицию мелких сиро-палестинских княжеств во главе с городом Кадеш. Создание такого союза на некоторое время задержало продвижение египтян в Палестине и несколько стабилизировало обстановку в этом регионе. Остановленные здесь фараоны XVIII династии начинают вести активную политику в южном направлении. Преемники Яхмоса захватили здесь обширные территории вплоть до 3-го нильского порога. При царице Хатшепсут была направлена большая военно-торговая флотилия в страну Пунт, которая вернулась в Египет нагруженная многочисленными по­дарками как знаками покорности тамошних правителей.

Активность завоевательной политики резко возросла, когда на троне оказался пасынок Хатшепсут Тугмос III (1490—1436 гг. до н. э.), талантливый полководец, дальновидный государственный деятель. Он сосре­доточил основное внимание на восточносредиземноморском регионе. После тщательной подготовки Тутмос III ввел многочисленные войска в Палестину, где его поджидала объединенная коалиция сиро-палестинских княжеств во главе с городом Кадсш, поддерживаемая Митанни. Сиро-палестинские войска были сосредоточены около сильно укрепленного города Мегиддо, подходы к которому были труднодоступны из-за подступающих гор. В анналах Тутмоса III подробно описывается поход к Мегиддо. Анналы рассказывают, что фараон, не посчитавшись с трусливым мнением своих сановников идти обходной, более безопасной дорогой, избрал рискованный путь через узкое ущелье и внезапно появился перед не ожидавшим его противником. В ожесточенной битве (1468 г. до н. э.) египтяне одержали решительную победу. Сиро-палестинское ополчение укрылось в городе Мегиддо, который был взят после изнурительной семимесячной осады. Разгром коалиции сделал Тутмоса III хозяином большей части Палестины и Сирии, после чего египетские войска приступают к полному завоеванию этих территорий, предпринимая регулярные, почти ежегодные вторжения. За двадцать два года единоличного царствования Тутмос III 15 раз совершал победоносные походы, постепенно расширяя границы египетских владений до верховьев Евфрата.

Военно-торговая экспедиция в Пунт. Изображение на стене храма царицы Хатшепсут в

Дейр-эль-Бахри. XVIII династия

Государство Митанни было вынуждено отозвать свои войска за Евфрат и уступить египтянам территорию Сирии, Финикии и Палестины. Развивая свои военные успехи, Тутмос III приказал перетащить волоком корабли из Средиземного моря на реку Евфрат и переправил часть войск на левый берег великой реки. Северной границей египетской державы стал город Кархемиш, расположенный в излучине Евфрата. Никогда еще египтяне не заходили так далеко на север.

Успешной была военная политика Тутмоса III и на юге. Здесь были покорены местные племена вплоть до 4-го нильского порога. Границы египетской державы простирались теперь с севера до южных рубежей на 3200 км. Успешные завоевания Тутмоса III потребовали напряжения всех сил государства, и преемники воинственного фараона более думали о закреплении захваченных стран, организации там своего управления, нежели о новых завоеваниях. Египетская держава стояла на вершине могущества и пользовалась огромным авторитетом в Передней Азии. Прежние соперники Египта, митаннийские цари, искали теперь союза могущественных фараонов и в качестве своеобразной гарантии посылали в их гарем своих дочерей. Цари хеттов и Вавилонии заискивали перед фараонами, присылали им великолепные дары в знак своей дружбы.

Энергичная внешняя политика XVIII Династии, создание огромной военной державы потребовали мобилизации всех материальных и людских ресурсов, но вместе с тем сами завоевания и ограбление завоеванных стран оказывали стимулирующее влияние на развитие египетской экономики и культуры.

Фараон Тутмос III

Экономика

После каждого успешного похода египтяне пригоняли по нескольку тысяч человек, а после одной особо удачной кампании Аменхотеп II захватил свыше 100 тыс. человек. В целом, видимо, множество пленников было переправлено в долину Нила, которые пополнили ряды основных производителей, работающих на полях, ухаживающих за скотом, в ремесленных мастерских, в домашнем хозяйстве. Львиная доля пленников вливалась в царские и храмовые хозяйства, поместья вельмож, но известная часть распределялась между средним ко­мандным составом и даже рядовыми воинами, владевшими небольшими участками.

Так, например, фараон Яхмос I наградил одного из своих воинов после 1-го похода 5 головами (т. е. рабами) и 5 арурами (1,25 га) земли, после 2-го похода — 3 головами и 5 арурами. Как сообщает один из документов, египетские воины делили захваченную добычу «с радостным сердцем». Вместе с пленниками в долину Нила пригоняли сотни тысяч голов разнообразного скота, приносили золотые и серебряные вещи, изделия из бронзы, различные ценности.

Если в прежние времена египтяне довольствовались единовременно захваченной добычей, то теперь была организована систематическая эксплуатация завоеванных стран путем взимания ежегодной дани. Кроме определенного количества скота, рабов и зерна, направляемых в Египет, каждая страна обязана была поставлять продукты своего ремесла или часть своих природных богатств. Так, Эфиопия поставляла золото и слоновую кость, Палестина и Сирия — металлы: серебро, свинец и олово, а также ткани и краски, ценный камень лазурит. В горах Ливана рубили строевой корабельный лес и знаменитый, столь ценившийся в древности кедр.

Приток дополнительной рабочей силы, разнообразного сырья (особенно металлов), различных ценностей оказывал стимулирующее влияние на развитие египетской экономики, хотя значительная часть захваченных богатств шла не столько на нужды хозяйства, сколько на паразитическое потребление господствующих слоев египетского общества и расточалась без всякой пользы.

Подъему египетской экономики способствовало не только увеличение материальных ресурсов и общей численности рабочей силы, но и совершенствование технической базы и технологии самого производства. Самое широкое применение для изготовления орудий труда (особенно со времен XIX династии) получила бронза. В самом Египте месторождений олова не было, но необходимые его запасы поставлялись из Сирии, подчиненной египетскому влиянию. Из бронзы стали делать орудия труда, оружие, которые по своим качествам намного превосходят существовавшие до сих пор. Усовершенствования затронули и процесс получения металла. Если прежде мастера сами раздували через примитивные длинные трубки горны, то теперь широко использовались мехи, обеспечивающие мощный приток воздуха и приводимые в движение ногами. Наряду с существующим горизонтальным ткацким станком был изобретен и вертикальный, что позволило вне­сти ряд усовершенствований в ткацкое производство. Опираясь на достижения в области металлургии, мастера могли отливать сложные и громоздкие вещи, как, например, массивные храмовые ворота, и вместе с тем такие тонкие изделия, как полые статуи, позволяющие экономно расходовать металл.

Становится самостоятельной отраслью получение непрозрачного пастового стекла, из которого изготовлялись сосуды и мелкие поделки, ценившиеся как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

Совершенствуется сельскохозяйственная техника. В частности, получает распространение удобный для работы плуг с отвесными рукоятками, снабженными специальными отверстиями для рук пахаря. С помощью специальных молотов, подвешенных на длинных палках, удобно было разбивать земляные комья. Для поливки полей и главным образом огородов стали широко применяться водоподъемные «журавли» — шадуфы. Знакомство египтян с далекими иноземными странами привело к тому, что египтяне заимствовали и акклиматизировали новые растения (чечевица, смолистые деревья и др.) и новые породы скота (овцы, мулы), особой отраслью животноводства становится коневодство.

Располагая огромными трудовыми и материальными ресурсами, фараоны проводили политику, способствующую оживлению хозяйственной жизни, и прежде всего процветанию сельского хозяйства. Особое внимание было уделено упорядочению ирригационной системы и увеличению посевных площадей. За разливами Нила было установлено постоянное наблюдение, специальные измерители уровня нильской воды (так называемые ниломеры) были установлены в районе Асуана на юге и в Мемфисе на севере, что позволяло более реально прогнозировать предстоящий урожай. Ремонтируются старые каналы, строятся новые оросительные сооружения (каналы разных профилей, дамбы, колодцы, водохранилища), что позволяет осваивать под посевы так называемые высокие поля, т. е. поля, до которых не доходит нильская вода и которые орошаются через систему каналов. Район Фаюма, как и в Среднем царстве, становится одной из житниц Египта. Очень крупные работы были проведены в Дельте. Ранее эта обширная территория, не имеющая нормального стока, представляла собой болотистую местность, мало пригодную для земледелия и используемую для разведения скота. Фараоны XIX династии приступили к проведению масштабных работ по мелиорации Дельты, дренажу заболоченных участков, спуску излишней воды и окультуриванию обширных пространств. Дельта становится одним из процветающих земледельческих районов, центром виноградарства, садоводства и пчеловодства. Многие фараоны XIX и XX династий именно в Дельте стали устраивать свои постоянные резиденции.

В эпоху Нового царства египетская экономика позволяла получать много больше сельскохозяйственной и ремесленной продукции, чем в предшествующие времена. Страна располагала солидными запасами материальных ресурсов, внушительным экономическим потенциалом, на основе которого фараоны, с одной стороны, могли содержать огромную армию, проводить успешные завоевания, с другой — развернуть грандиозную строительную деятельность, возводить величественные храмы, строить крепости, дворцы, города, разнообразные сооружения. Были созданы материальные возможности для дальнейшего развития египетской культуры.

Социальные отношения

Как и в прежние времена, египетское общество делилось на три основных класса: господствующий класс — собственники рабов, домов, мастерских, поместий, различных богатств; класс мелких производителей — земледельцев и ремесленников, добывающих пропитание трудами собственных рук и членов своей семьи; наконец, класс подневольных и рабов, не имеющих собственных средств, трудившихся на полях, которые им не принадлежали, собирающих урожай, которым не могли распоряжаться, пасших скот, который не был их собственностью. Однако в эпоху Нового царства произошли серьезные изменения внутри каждого из этих классов, укрепились одни слои, появились новые и потеряли свое значение социальные прослойки, прежде занимавшие прочное положение в обществе.

Важным изменением в социальной структуре Египта было распространение и укрепление рабовладельческих отношений. Контингент рабов пополнялся за счет многих сотен тысяч пленников, пригоняемых после успешных завоеваний. Большая часть рабов принадлежала к иноземцам — жителям Палестины, Сирии, Финикии, ливийцам, нубийцам и др. Множество рабов сосредоточивалось в руках знати, придворных, высшего жречества, командного состава армии, чиновников центрального и номового аппарата управления. Однако особенностью социальной жизни Египта Нового царства было появление слоя мелких рабовладельцев, собственников одного — трех рабов. В египетских документах сообщается о распределении рабов среди рядо

Наказание раба. Рисунок из гробницы начальника царских полей Менепы. Новое

Происходят серьезные изменения в составе господствующего класса, и прежде всего усложнение его структуры. Появляется прослойка мелких и средних владельцев, людей незнатного происхождения, зани­мавших низшие и средние посты в египетской администрации, получивших от фараона небольшое имущество, в том числе и рабов. Эти люди, обязанные своим благополучием царским благодеяниям, стали прочной социальной опорой фараонов, поддерживали мероприятия по укреплению их могущества.

Наряду с этой прослойкой внутри господствующего класса выделяются еще две социальные группы: служилая аристократия и командный состав армии, группирующийся вокруг фараона, наследственная номовая знать и жреческая верхушка во главе с фиванскими жрецами бога Амона. Верхушка номовой знати и высшего жречества, на первых порах поддерживавшая политику египетских фараонов XVIII династии, получила огромные выгоды от завоеваний. Фараоны-завоеватели Яхмос I , Аменхотеп II, Тутмос III после каждого успешного похода вносили в фонды храмов и особенно в фиванские храмы Амона щедрые дары в виде десятков тысяч военнопленных, сотен тысяч голов скота, огромные материальные ценности. Быстро росли богатства за счет завоеваний и у представителей наследственной знати, занимавшей высшие посты в армии и государстве. Располагая огромными людскими и материальными ресурсами, номовая знать и высшее фиванское жречество стали с подозрением смотреть на неродовитых людей, постепенно составлявших слой новой служилой аристократии. Фиванское жречество пользуясь своим влиянием, пыталось воздействовать на формирование политики фараонов. Между номовой знатью и фиванским жречеством, с одной стороны, и служилой знатью — с другой, намечается нарастание противоречий, которые в конце концов вылились в религиозную реформу Эхнатона.

Приток многих ценностей после успешных завоеваний, общее оживление экономической активности оказали благоприятное воздействие на положение основной массы египетского населения. Однако именно она несла и тяготы завоевательных войн. Пока завоевания были удачными, положение основных производителей былодостаточно прочным, но как только ослабевала военная мощь Египта, их благосостояние ухудшалось, налоги и поборы увеличивались, эксплуатация возрастала.

Социальная обстановка в Египте эпохи Нового царства была довольно противоречивой: в период успешных завоеваний и экономического оживления она была достаточно стабильной, но внутри египетского общества всегда существовали скрытые противоречия и социальная напряженность: положение мелких производителей было неустойчиво; наконец, внутри господствующего класса развивались коллизии, чреватые открытой конфронтацией.

Малозаметные на фоне политического и экономического могущества государства, все эти группы противоречий в период общей нестабильности проявлялись в виде стихийных выступлений отдельных катего­рий населения (например, ремесленников), острых схваток при дворе фараона.

Государственное управление

Создание огромной империи, включившей множество завоеванных стран, усложнение хозяйственной жизни, в которую постоянно вмешивалось государство, сложность социальных взаимоотношений — все это поставило перед государственным аппаратом ряд новых задач и вызвало его существенную перестройку. С усложнением функций и объема государственного управления увеличилась численность чиновничества, подразделявшегося на многочисленные звенья; была установлена четкая иерархия подчинения, подробно регламентировались должностные обязанности. Сохранилась инструкция верховного сановника (везира) фараона Тутмоса III Рехмира, в которой показан сложный аппарат управления древнеегипетским государством. Согласно этому документу, государственный аппарат в эпоху XVIII династии делился на несколько звеньев. Во главе государства стоял центральный аппарат управления, сосредоточенный в столице и подчиненный высшему сановнику везиру. Он делился на несколько палат или ведомств, которые возглавлялись начальником казны, главным домоправителем (податное ведомство, сбор налогов), заведующими пашнями, начальниками над скотом. Среди других сановников, возг­лавлявших центральные ведомства, были: начальник приемного чертога, заведующий судебным присутствием, глава военной палаты. При особе везира находилось 10 верхнеегипетских сановников, видимо, возглавлявших собственные канцелярии. Каждая палата представляла собой обширный штат писцов, секретарей, курьеров, со своей системой подчинения.

Следующим звеном был аппарат региональной администрации. В инструкции Рехмира говорится о том, что везир назначал чиновников, возглавлявших управление четырьмя большими административными регионами. «Это он [везир] будет назначать исполняющих должности сановников Верхнего и Нижнего Египта, южной части Верхнего Египта (столичного округа во главе с Фивами.— В.К .) и Тинитской области (район Абидоса и, возможно, прилегающих к нему областей.— В.К). Они будут докладывать ему обо всем случившемся у них каждые четыре месяца. Они будут доставлять ему записи от себя и своих присутствий». Иначе говоря, управители четырех административных объединений имели каждый под своим началом по нескольку ведомств-присутствий, которые скорее всего копировали структуру центральных учреждений. Выделение этого регионального звена способствовало большей централизации государственного управления в целом, прео­долению традиционного в Древнем Египте сепаратизма номовой знати, которая издавна располагала властью и влиянием в номах. Однако в период Нового царства центральному правительству удалось вытеснить на­следственную номовую знать и из аппарата номового управления. Как показывает инструкция Рехмира, «местные князья», т. е. представители номовой знати, должны были получать утверждение на свои посты из рук везира, иначе говоря, были поставлены под его строгий контроль. Более того, центральное правительство ввело должности градоправителей в крупные города, которые назначались из центра и, естественно, огра­ничивали власть местных номархов. Управление в номах, видимо, строилось в целом по образцу центральной администрации и состояло, в свою очередь, из соответствующих палат (хотя в номах их было меньше) со своим штатом чиновников.

Следующим было звено окружного управления, ведавшего делами более мелких административных единиц, на которые делился ном. И наконец, самым низшим подразделением аппарата было управление в деревнях и поселениях, подчинявшихся окружному начальству. Весь этот обширный и иерархически организованный аппарат подчинялся верховному сановнику-везиру, верному слуге обожествленного фараона, что обеспечивало строгую централизацию и тщательный контроль за армией чиновников. «Это он [везир] будет посылать окружных чиновников проводить обнесенные плотинами каналы во всей стране. Это он будет посылать местных князей и градоправителей по поводу урожая летом. Это он будет назначать начальников [чиновников] шенту в палате дворца. Это он будет слушать местных князей и градоправителей, отбывших его именем из Верхнего и Нижнего Египта. Ему будут докладывать все дела. Ему будут докладывать о состоянии крепостей юга и каждый арест человека, который будет грабить. Это он будет делать для каждой области и это он будет слушать о нем. Это он будет посылать воинов и писцов выполнять распоряжения владыки. Документ области будет находиться в его палате, чтобы можно было слушать дела о любых пашнях. Он будет устанавливать границы области, каждого пастбища, каждого храмового хозяйства, каждого владения».

В период Нового царства одной из важных задач стала организация управления на завоеванных обширных территориях на юге, в Нубии, и на севере, в Азии. В прежние времена египтяне ограничивались лишь сменой местных князей или изъявлением покорности прежнего правителя. Систематическая эксплуатация завоеванных стран требовала создания постоянной египетской администрации. Так, южными территориями управляло специальное ведомство во главе с сановником, который занимал третью ступень в государственной иерархии, носил почетный титул «царский сын Куша» и иногда действительно являлся представителем царского дома. Для управления захваченными областями в Азии по примеру Нубии была создана египетская администрация во главе с наместником «северных стран».

При наместниках находился штат провинциальных чиновников (писцов, доверенных, курьеров, военных командиров и др.). Царские наместники опирались на еги­петские гарнизоны, расставленные в крепостях и крупных городах, а также на местных правителей, лояльность которых была известна египетским властям. Однако влияние царской администрации во внеегипетских владениях никогда не было сильным, и это создавало основу для сепаратизма и стремления к отделению захваченных территорий. Как только ослабевала военная мощь Египта, местные правители сразу же начинали проводить независимую политику.

Итак, в эпоху Нового царства в Египте был создан обширный и мощный государственный аппарат, который обеспечивал управление огромной державой и сложной жизнью египетского общества, умело защищал интересы господствующих классов.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.