Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Способы изложения правовой нормы





 

Способы изложения элементов нормы права в статьях нор­мативно-правовых актов различны, однако она сохраняет свою логическую структуру. В наиболее общем виде все многообра­зие этих способов может быть сведено к следующим вариантам;

а) одна статья нормативного акта содержит лишь часть нормы права или даже часть одного из элементов нормы права, либо наоборот: норма права содержится в нескольких статьях акта (актов);

б) одна статья содержит несколько непосредственно свя­занных между собой норм права, или наоборот: норма права содержится в части статьи;

в) одна статья содержит гипотезу или диспозицию, общую для многих непосредственно связанных между собой норм пра­ва, т. е. является как бы "вынесенной за скобки", общей частью для таких норм (соответственно диспозиций или санкций);

г) одна статья содержит несколько гипотез или несколько диспозиций непосредственно связанных между собой норм;

д) одна статья содержит гипотезу и диспозицию, так назы­ваемую "усеченную" норму, а санкции выделены в отдельную статью.

Правотворческий орган руководствуется необходимостью обеспечить нормам права вид логически стройной системы и подчиняет ей язык нормативно-правовых актов. Это ставит пе­ред ним ряд специальных задач; придать нормам права вид логического развертывания от одной нормы к другой, как дви­жение от общего к конкретному; избежать повторений в раз­личных нормах права одних и тех же юридически значимых положений; добиться логической ясности языка нормативного акта, выразить норму права наиболее экономными средствами; исключить самоочевидные и общеизвестные (в силу массового социального опыта людей) условия, факты и положения. Реше­ние этих задач — постоянно действующий фактор, который объясняет несовпадение статьи нормативного акта и нормы права.



Сошлемся на ст. 19 и 24 УК РФ, которые гласят, что уго­ловной ответственности подлежит только вменяемое физиче­ское лицо, достигшее возраста, установленного Уголовным ко­дексом, а виновным в преступлении признается лицо, совер­шившее деяние умышленно или по неосторожности. Данное предписание нужно рассматривать двояко: как диспозицию с запретительным содержанием (нельзя подвергать уголовному наказанию: а) юридическое лицо; б) физическое лицо невинов­ное, невменяемое и не достигшее возраста, установленного УК РФ), а также как общую гипотезу для многих норм, содержа­щихся в Кодексе, ибо нет надобности каждый раз повторять это общее для всей данной отрасли права условие.

Законодательству на современном этапе присуща диф­ференциация и интеграция норм права, причем последняя превалирует, чем обусловлен рост удельного веса статей, со­держащих общие положения, значимые для многих норм права.

Часть нормы права, которая содержится в статье норма­тивно-правового акта, принято называть нормативным предпи­санием.

Таким образом; несмотря на дискуссионность вопроса, мож­но утверждать, что логическая структура правовой нормы со­держит три элемента: гипотезу, диспозицию, санкцию.

 

Классификация норм права

 

Проблема классификации юридических норм, как и многие другие вопросы теории нрава, по своему характеру такова, что ее подлинно научное решение возможно лишь в том случае, если исходить из выводов, полученных в результате философ­ского (общесоциологического) осмысления правовой действитель­ности.

Классификация норм права преследует несколько целей: выявить их регулятивные свойства, определить место различ­ных норм в механизме правового регулирования, установить системные свойства норм, их взаимосвязь. Наиболее общими основаниями классификации является их деление по следую­щим признакам.

1. По отраслевой принадлежности, т. е. по предмету и мето­ду правового регулирования, все нормы классифицируются по институтам и отраслям права. В соответствии с этими объек­тивными различиями законодатель издает кодифицированные акты, формируя тем самым отрасли законодательства, соответ­ствующие отраслям права: нормы государственного права, нор­мы гражданского права, нормы административного права, нор­
мы уголовного права, семейного права и т. д.

2. По юридической силе, т. е. по актам, в которых нормы права содержатся, они делятся на нормы закона и нормы под­законных актов, причем по этому признаку возможна дальнейшая (более детальная) классификация.

3. По степени общности содержания нормы права делятсяна нормы-принципы, общие и конкретные нормы. Первые не содержат явно выраженных элементов норм права, они являются результатом нормативных обобщений, выражают соци­альное содержание всех норм права данной группы. В некото­рых отраслях права нормы-принципы позволяют непосредст­венно регулировать отношения, не указанные конкретными нор­мами. Так, принципы гражданского права являются непосред­ственным основанием для применения аналогии права.

В отличие от норм-принципов общие нормы — это прави­ла, конкретизирующиеся в других нормах. Так, положение ч. 1 ст. 307 ГК РФ, содержащей понятие обязательства и основания его возникновения, служит общей диспозицией ко многим дру­гим нормам, регулирующим различные виды обязательств, а ч. 2 этой же статьи, устанавливающая, что обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе, — это общая нор­ма, т. е. гипотеза, для многих последующих. Общей нормой яв­ляется и ст. 45 УК РФ, определяющая виды наказаний, приме­няемые к лицам, совершившим преступления. Среди общих норм ведущее значение принадлежит конституционным нормам.

Близким к делению норм по степени формальной опреде­ленности (степени общности) является их членение по формаль­ным признакам на нормы закона и нормы подзаконных актов. В литературе высказано справедливое суждение, что законо­дательные нормы по своей структурной организации наиболее развиты. По степени обобщения они делятся на конституцион­ные, кодифицированные и отдельные.

4. По характеру (или составу) предписываемых правил по­ведения (форме регулирования) правовые нормы могут быть обязывающими (предписывают совершение содержащихся в норме действий); управомочивающими (дозволяют или разре­шают совершение содержащихся в норме действий); запрещаю­щими (предписывают воздержание от содержащихся в норме действий, т. е. косвенно указывают на правило поведения).

Эти виды норм свойственны различным отраслям права. Первые две группы — специфически регулятивные в позитив­ном смысле. В административном, природоохранительном, уго­ловно-исполнительном и других отраслях права преимущест­венное место занимают обязывающие нормы, в гражданском же — управомочивающие. Но нет таких отраслей права, содер­жание которых исчерпывалось бы одной группой норм. Даже в уголовном праве — системе запрещающих норм как необходи­мый компонент присутствуют обязывающие нормы общей час­ти, а нормы о необходимой обороне я крайней необходимости являться управомочивающими. (Нельзя сказать, что запрещаю­щие нормы "обязывают не совершать"; они запрещают совер­шать.)

Специфика запрещающих норм состоит в том, что они фор­мулируются как полудиспозиции, т. с. прямо не устанавливают правил позитивного поведения (что характерно для обязываю­щих и управомочивающих норм). Они указывают лишь на за­прещаемые действия, которые нельзя совершать, и тем са­мым диктуют правила поведения. Поэтому в запрещающих нормах нет прямо выраженных диспозиций. Статьи Уголовного ко­декса, содержащие уголовно наказуемые деяния, представля­ют собой гипотезы, которые слились с диспозициями. Но если брать их вместе с положениями общей части, то характер дис­позиций-запретов вырисовывается полностью. Особенности уго­ловного закона сводятся к тому, что запрет в нем словесно не сформулирован, но в силу своей общеизвестности он логически предполагается. Например, уголовное наказание за хищение собственности означает запрещаемое действие. Как должен вести себя субъект, какие ему следует избирать установки, каким образом сориентироваться в общественной практике — он дол­жен решить сам.

Анализируя социальную природу норм права, приходим к выводу о ведущей роли дозволений, так как они предполагают установленные государством обязывания и запреты. Это зна­чит, что все способы регулирования составляют единую систе­му, причем изменения в одной из норм права обязательно вле­кут корректировку других.

В социальном плане доминирующий элемент правовой нор­мы состоит в том, что она что-либо предписывает, запрещает или разрешает. Если предписывающая определенное поведе­ние норма одновременно что-то запрещает или разрешает, наи­более существенным в ней все же является то, что она предпи­сывает. Этот доминирующий элемент правовой нормы всегда определяется. Можно выделить два смысла "разрешения": в рамках обязывающих или запрещающих норм; в управомочивающей норме.

Очевидна условность деления норм права на указанные виды. В процессе их реализации субъекты всегда соотносятся друг с другом как носители прав и обязанностей. Без такой связи нормы права неосуществимы. Однако это деление имеет и политический, и правовой смысл. Оно дает возможность вы­яснить, на чем сделан акцент в поведенческой направленности нормы. Отсюда реальность существования обязывающих, за­прещающих и управомочивающих норм. Нельзя переходить объективных границ этого разграничения.

В административном праве доминируют обязывающие нор­мы; в гражданском, семейном, трудовом, земельном и ряде дру­гих регулятивных отраслей — управомочивающие; в уголов­ном — запрещающие. Большинство норм уголовно-исполнитель­ного законодательства — обязывающие, однако немало и за­прещающих; большую часть (права осужденных) составляют управомочивающие нормы.

Для обязывающих и запрещающих норм характерна тес­ная взаимосвязь, переход одних в другие. Правомочия юриди­ческих лиц по гражданскому праву — это в то же время и обязанности их руководителей по административному праву. Нередко обязывание и правомочие как формы регулирования сливаются в одной и той же норме. В законодательстве, в раз­личных его отраслях довольно часто употребляются такие смы­словые обороты: "как правило, не разрешается", "как правило, может быть разрешено", "в исключительных случаях", "как правило, должно быть...; и т. д. Подобные технические приемы позволяют охватить нормами права разнообразные отклонения от общих правил, которые невозможно заранее предвидеть во всех деталях. Тем самым расширяются границы правового воздействия, обеспечивается его гибкость в различных ситуа­циях.

И все же такое соединение регулятивных форм следует отнести скорее к недостаткам, чем к положительным свойст­вам. Здесь открываются широкие возможности для их свобод­ного толкования специальными субъектами, исполняющими нормы, так как смысловое содержание подобных оборотов крайне неопределенно. Какой случай считать исключительным, а ка­кой нет — неизвестно. Однако не следует в этих технических приемах видеть промах законодателя. Компетентные органы сознательно идут на их использование в законодательной прак­тике, так как рассчитывают на юридическую квалификацию, достаточно высокий уровень общей и правовой культуры тех, кто непосредственно причастен к реализации соответствующих норм. Иначе говоря, право не может постоянно оставаться в одних и тех же очерченных, традиционных формах выражения своих норм. Эти формы необходимо обогащать.

Обязывающие, запрещающие и управомочивающие нормы в свою очередь могут быть классифицированы и по другим ос­нованиям. Так, запреты подразделяют: по сферам обществен­ной жизни — на социально-экономические, политические, лич­ные; по функциональному назначению — на запреты в широ­ком и узком смысле; по характеру и объему правового мате­риала — на информативные и элементарные; по степени опре­деленности — на абсолютные и относительные и т. д.

Праву свойственна особая разновидность норм, исходящих от государственных органов, но имеющих рекомендательный характер. Ученые по-разному оценивают их природу. Одни оп­ределенно считают их нормами права (Л. С. Явич, П. Е. Недбай-ло), другие столь же категорично относят их к "промежуточной стадии", определенному этапу в создании нормы (Н. Г. Алек­сандров и др.). Наконец, есть и более сдержанные суждения, исключающие крайности в оценке рекомендательных норм. Так, А. В. Мицкевич считает, что в рекомендациях, как правило, со­четается метод общественного регулирования с правовыми фор­мами воздействия государства на общественные отношения. Такие рекомендации одновременно устанавливают юридические обязанности по отношению, например, к органам местного са­моуправления о соблюдении предоставляемых прав. Это и по­зволяет считать рекомендации нормами правовыми, управомо-чивающими, в конечном счете обеспеченными правовыми санк­циями.

5. По степени активизации социально полезной деятельно­сти субъектов нормы права условно можно делить на обычные и поощрительные, В принципе все они "поощряют" такую дея­тельность, но выделение поощрительных норм целесообразно потому, что они чаще всего специально направлены на стиму­лирование правомерной деятельности, такой, которую субъек­ты юридически не обязаны совершать. Это — благоприятная реакция на правомерное деяние, превосходящее обычные тре­бования (женщина, имеющая пятерых и более детей, обладает правом на пенсию при достижении 50-летнего возраста).

Поощрительные нормы имеют четко выраженную элемент­ную структуру, причем диспозицией является поощрение, т. е. возможность получить различные материальные, духовные блага.

Поощрительные нормы — это разновидность управомочи-вающих либо обязывающих норм. Диапазон их действия в пра­ве все более расширяется, причем нередко они касаются обыч­ного исполнения обязанностей. Это побуждает ряд ученых ус­матривать в поощрениях не особые нормы права, а лишь "по­ощрительные санкции" к действующим нормам. Этот термин является метафорой, отходом от обычного понимания санкции в юридическом смысле, перенесением в право общесоциологи­ческого понимания санкции как ответной реакции на чье-либо действие, что само по себе интересно.

Поощрительные нормы следует считать нормами права, но выступающими не как правила поведения, а как государствен­ный призыв к определенному поведению. При наступлении со­ответствующих условий у компетентного органа возникает не только право, но иногда и обязанность поощрять.

6. По способам установления правил нормы делятся на ка­тегорические и диспозитивные. Первые формулируют определенное правило поведения, исключают какой-либо выбор, хотя могут устанавливать как запрет, так и обязывать либо дозво­лять; вторые предоставляют субъектам самим определять кон­кретное содержание своих прав и обязанностей и устанавлива­ет правило на случай, если субъекты не воспользовались своим правомочием. Например, ч. 1 ст. 223 ГК РФ определяет, что право собственности у приобретателя вещи по договору возни­кает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено зако­ном или договором.

7. По техническим приемам нормы права делятся на опре­деленные, бланкетные и отсылочные. Определенные непосред­ственно описывают правило поведения в статье, в которой она излагается. Бланкетные делают отсылку в самом общем виде к нормативно-правовому акту в целом или к его части. Отсылоч­ные имеют ссылку на правило поведения, содержащееся в кон­кретных статьях данного нормативно-правового акта (напри­мер, ст. 118 УК РФ).

8. По непосредственному предмету воздействия правовые нормы можно классифицировать на социально-технические и социальные. Социально-технические регулируют использование человеком технических средств, сил природы (правила эксплуатации технических средств, технологические режимы, стандар­ты, нормы расхода сырья, нормы в сфере охраны природы и т. д.). Будучи утвержденными компетентными органами, они ста­овятся юридически обязательными и тем самым выступают регуляторами отношений между людьми. Социальные регули­руют общественные отношения, субъектами которых являются люди, их коллективы, организации и т. п.

9. Классификацию норм права можно проводить и по при­знакам, свойственным гипотезе, диспозиции, санкции.


Глава 14. Формы права









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.