Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Описание общины в Северо-Западных провинциях





Следует помнить, что первоначально эти общины объеди­няли своих членов на основе совместного жительства и обра­ботки земли и что сейчас каждый из них является полным владельцем своего маленького земельного участка, достав­шегося ему от отца, который он обрабатывает сам и за который платит правительству установленную долю своего

дохода. Об узах, которые связывают его с общиной, в которой он родился, об общих законах деревенской общины мы ска­жем позднее... Права этого земледельца определены и гаран­тированы. Владение землей превращается в наследственное на основе обычного права давности обработки земли. Такое положение выгодно и помещику. Он охотно установит неиз­менную ставку арендной платы и даже уменьшит ее вели­чину для подобных землевладельцев, исходя из того, что от этого поступление арендной платы в его пользу станет более точным и регулярным. При последнем определении размера налогообложения правительство провело проверку прав таких арендаторов и установило различие между наследственными и ненаследственными арендаторами. Теперь наследственный арендатор знает, что он уже не бесправный арендатор, ко­торого можно согнать с земли без всякого предупреждения, что до тех пор, пока он будет исправно платить арендную плату, он будет владеть своим участком земли и что един­ственной законной причиной лишения его этого участка яв­ляется неуплата им установленной ренты.

Полное паттидари1.

Земли всей маузы, или общины, находятся в общем вла­дении группы собственников. Они все избирают из своей' среды старост, носящих название ламбердаров...

Каждый член общины имеет свой собственный земельный надел, который он сам обрабатывает и за который платит правительству установленную часть земельного налога... Если один или несколько общинников покинут село или оставят свои наделы необработанными, то их должны обрабатывать остальные члены общины; во всяком случае, независимо от того, станет ли община обрабатывать эти участки или нет, ей придется платить правительству долю налога, причитаю­щуюся с отсутствующих...



Неполное паттидари2. Рента или доход от земли, нахо­дящейся в общем владении, в первую очередь идет на покры­тие налога, причитающегося правительству. Если после этого останутся излишки, что случается не так часто, они распре­деляются между владельцами в соответствии с величиной и значением каждого надела. Если, как это случается обычно, имеется дефицит, то есть полученной ренты окажется недо­статочно для уплаты земельного налога и останется сумма, которую нужно возместить, то эта сумма собирается путем раскладки. Каждый общинник платит в соответствии с вели-

1 Паттидарами в Индии назывались полноправные члены сельской об­щины, наследственно владевшие участками общинной земли. Полное пат­тидари, когда вся земля общины поделена между паттидарами.

2 Неполное паттидари, когда одна часть земли находится в общей собственности общины, другая — поделена между паттидарами.

чиной своего владения. Эта раскладка известна под разными названиями, такими, как баччх, дхарбаччх, бигадан. При этом порядке владения существует общая ответственность, такая же, как и при полном паттидари. Оба типа владения ' во мно­гих частях страны называют бхаичара, или братство. При обоих типах владения существуют разные манориальные права, которыми обычно обладает все братство. К ним отно­сятся права на нераспаханные земли, где можно косить траву и рубить лес; на естественные и искусственные водоемы, та­кие, как резервуары и болота, откуда можно брать воду для орошения; на сохранившиеся древние рощи и сады с их фрук­товыми деревьями и строевым лесом; на получение платы за имеющуюся в деревне землю, пригодную для возведения по­строек2; на получение поборов с разного рода пришельцев, с ремесленников и рабочих, которым разрешено жить в де­ревне и заниматься своим ремеслом; на получение небольшой платы с торговцев, съезжающихся на ярмарки, время от вре­мени происходящие в деревне; на получение арендной платы за землю, которую некоторые касты используют для добычи селитры, производства глиняной посуды и т. д. Этот список манориальных прав отнюдь не претендует на исчерпываю­щее перечисление дополнительных доходов, существующих в этих местностях... Такие дополнительные доходы общины распределяются обычно [между паттидарами] в соответствии с величиной надела, но решающую роль играют при этом местные правила. Подобным же образом община должна совместно оплачивать и случающиеся расходы. К ним отно­сятся оплата деревенской полиции, раздача милостыни, су­дебные издержки, покрытие расходов членов общины, веду­щих общественные дела, и так далее. Не следует забывать, что владения обоих типов паттидари часто бывают подразде­лены.

1 Т. е. полное и неполное паттидари.

2 «Каждый житель, не занимающийся сельским хозяйством, за исклю­чением факиров, чамаров и еще одной или двух других каст, в настоящее время обязан платить этот побор, который является видом ренты за землю, занимаемую его домом. Он очень напоминает побор «мохтурфа», сущест­вующий в Доабе. В этом районе (Панипатском), где обработка земли яв­ляется основным занятием, все жители, не занимающиеся земледелием, за исключением общинных ремесленников и других лиц, обслуживающих потребности собственников, с земледельческой точки зрения являются невы­годными членами общины... Присутствие подобных людей, которые зани­мают землю своими домами, содержат скот и требуют защиты их собствен­ности, делает для общины необходимым содержание большого числа де­ревенских полицейских. Поэтому небольшая плата в размере 1—2 рупий с каждого дома не представляется чрезмерной ценой за все те привилегии и льготы, которыми пользуется этот класс жителей. Поступления от этого баччха (побора) обычно идут на уплату деревенских расходов» (из приме­чания к статье. —А. О.).

Первое подразделение общины называется тхоком. Оно в свою очередь подразделяется на бехри, а последние — на патти. Эти подразделения не оказывают ровно никакого влия­ния на целостность устройства и единство интересов всех членов общины. Они возникают по мере роста семьи и появле­ния основателей отдельных родов. Фактически каждое под­разделение является ответвлением единого генеалогического дерева. Устройство братства [общины] становится благодаря этому более сложным, и как бы возникает разделение интересов и ответственности, для регулирования которых об­щина по общему согласию вырабатывает специальные пра­вила. Например, при неплатежеспособности одного члена коллектива, составляющего подразделение патти, или при освобождении земельного участка в том или ином патти обя­занность покрыть недоимку лежит прежде всего на коллек­тиве владельцев, входящих в подразделение патти; членам же этого коллектива принадлежит преимущественно право за­нять освободившийся участок. Если патти окажется не спо­собным покрыть недостачу, это становится обязанностью бехри. Если и бехри будет не в состоянии выполнить это, его обязанность падает на тхок, в состав которого входит данное бехри, а при неплатежеспособности тхока недостачу покры­вает община в целом. Так же обстоит дело и с правом пре­имущественной покупки: ни один общинник не может отдать свой надел в чужие руки прежде, чем он предложит его чле­нам общины, к которой он принадлежит. Если община или кто-нибудь из ее членов готовы принять те условия, которые принимает посторонний, они имеют преимущественное право приобретения. Совершенно очевидно, что эта отличительная черта владения паттидари имеет весьма консервативное влияние. Этот принцип специально учрежден актом I от 1841 г.1

...При недоимке по налогу правительство обычно передает надел недоимщика на ряд лет одному из платежеспособных общинников, а иногда продает его в соответствии с актом I от 1841 г. Во всех случаях перемены владельца налоговые власти следуют местному обычаю и предлагают этот надел сначала членам коллектива, составляющим патти, потом бехри и т. д. Более того, все, что было сказано относительно общей собственности и общих расходов, может быть отнесено как к коллективу, составляющему любое из вышеуказанных

1 По статье IV этого акта, если участок земли продается с аукциона постороннему человеку, то любой паттидар или другой член общины, за которым не числится недоимок, может требовать продажи ему этого зе­мельного участка за ту цену, которая предложена последним, если подоб­ное требование на основе права преимущественной покупки сделано вдень аукциона (из примечания автора статьи.—А. О.).

подразделений, так и ко всему братству, или общине. Каждое подразделение может иметь свое особое владение, а также обладать своей долей в общем владении общины. По своему внутреннему устройству подразделение может быть мини­атюрной копией всей общины. Оно может иметь собственную землю, свою ответственность по налогу, собственного старо­сту (ламбердара), совладельцев и землевладельцев, собствен­ные статьи прихода и расхода, собственные усадьбы и дома, собственные сады, пустоши, водоемы и лес. Члены общины тем не менее сохраняют узы, связывающие их братство. Они по-прежнему связаны с отцовским родом, ответвлениями которого они являются. Продолжают сохранять некоторые права в центральной деревне, где в более опасные времена под защитой деревенской крепости, возможно, укрывалась вся община и все те группы общинников, которые из-за отда­ленности своих полей отделились в более мирные времена от этой центральной деревни и построили себе новый поселок, расположенный ближе к месту их сельскохозяйственных работ. Возможно, они все еще претендуют на долю в ряде дополнительных доходов, например от ярмарок, происходя­щих в центральной деревне, и по-прежнему платят свою долю местных и случайных расходов. Нам кажется, что наи­лучшие образцы таких огромных общин были (и их можно найти там и сейчас) в Бунделкханде'.

Еще одна черта этих коллективных владений заслуживает внимания. Доля каждого совладельца в земле и налоге уста­навливается при очередном пересмотре ставок земельного налога. Таким образом, предполагается, что соглашения,

1 «Создать правильное представление об их огромнейших площадях едва ли можно, не приведя нескольких примеров. Путарская мауза (мау-за — село со всеми своими угодьями. — А. О.) Хаммирпурской парганы (паргана — административный район, являющийся частью округа (ди­стрикта).— А. О.), занимает 9394 кв. миль. Она делится на 12 бехри и 47 патти, а число его паттидаров равно 157. Гоиндская мауза в Джелару-ре — другое знаменитое владение бхаичара, площадь которого равняется 12 033 акрам, а число паттидаров — 395 человекам. Но самым замечатель­ным из всех деревень типа бхаичара является село Кхурела Хае, которому принадлежит 18 260 акров (что составляет около 28,5 кв. миль), из числа которых 1090 не пригодно для обработки. Хотя вся эта земля разделена на шесть тхоков, каждый из которых подразделен на патти, она всегда рас­сматривалась как единое владение. Число заминдаров (заминдар — в дан­ном случае синоним полноправного общинника.—А. О.) достигает 379, и для их созыва во время сбора доходов бьют в барабан на холме, возвы­шающемся над территорией общины. Приведенные примеры — не исключе­ние. Только в одной паргане Джелапур Кхурела имеется 11 деревень со средней площадью в 7294 акра и 34 — со средней площадью в 5111 акров. Во всем Канпурском дистрикте имеется лишь три деревни, занимающие площадь меньше 5000 акров... Однако наиболее крупные из этих общин ко времени введения налога уже распались, а некоторые из их главных под­разделений, так же как тхоки и т. п., оформились в отдельные махалы» (из примечания к статье. —А. О.).

заключенные совладельцами между собой, должны сохранять силу в течение всего налогового периода, то есть 30 лет, при всех обстоятельствах, кроме тех случаев, когда их пересмотра потребует крайняя необходимость. Однако год на год не приходится: бывают засухи, меняется плодородие почвы. Ис­кусство и энергия землевладельцев столь же неопределенны и изменчивы. Некоторые подразделения общины, которые были в цветущем состоянии во время пересмотра ставок зе­мельного налога, уже по прошествии нескольких лет не в состоянии платить установленный налог. Более удачливые подразделения легко несут свое налоговое бремя и повыша­ют свое благосостояние, в то время как другие разоряются. Возникает зависть, которая обостряется муками нищеты. Бедные, измученные члены тхока требуют перераспределения расходов и молят, чтобы хоть часть бремени, которая лежит на них, была снята с их ослабевших плеч и переложена на спину их более сильного соседа. В некоторых районах Бун-делкханда владения типа паттидари имеют, кроме этого, еще одну особенность, заключающуюся в том, что предусматри­вается периодическое перераспределение земельного налога среди совладельцев в соответствии с изменением доходности их земельных участков. Таким образом, хотя величина дохо­да, установленного для всего общинного владения, не может изменяться, однако она может изменяться для отдельного подразделения. В некоторых местах перераспределение нало­гов обычно производится ежегодно.

Обезземеливание общинников

Многие туземные служащие правительственного аппарата или их друзья скупали общинные земли, продаваемые за не­доимки с аукциона, платя за них номинальную цену... Общин­ники же подобно бесправным арендаторам были отданы на милость бесчестных покупателей. При этом им не обеспечи­валась возможность полюбовного урегулирования вопроса о пользовании землей и о ренте, которую они должны были платить. Стоит ли тогда удивляться, если пылкие раджпуты часто принимали свои собственные меры для восстановления справедливости, если они отказывались подчиниться прину­дительному лишению их всего того, чем они обладали в течение многих столетий, и решали споры с этими захватчи­ками земли, прибегая к открытому насилию или к ночным убийствам?

 

Описание пыток, применявшихся колониальными властями при сборе налога в Мадрасской провинции

Человеку не давали ни питья, ни еды; не давали спать; надевали на шею ожерелье из костей (наказание особенно оскорбительное для индуса); заставляли стоять на корточ­ках, подложив под пятки острые черепки или камешки; били по голове недоимщика головою другого такого же недоим­щика; связывали двух человек за волосы и заставляли их стоять в согнутом положении; согнув человека, привязывали в таком виде к колесу повозки; привязывали человека к хвосту осла и водили по базару; заставляли человека стоять в согнутом положении, привязав к его спине другого человека; привязывали недоимщика к дереву и с помощью веревки, перекинутой через другое дерево, тянули его ногу вверх; подвешивали человека за кисти рук и пороли. Насколько я помню, в отчете ' отмечается, что одна женщина умерла, бу­дучи подвергнутой подобной пытке. Человека привязывали к дереву и зажигали костер, чтобы вызвать удушье; ставили под палящими лучами солнца и с помощью плети заставляли вертеть особым образом головой (местные налоговые чинов­ники называли это «изгнанием дьявола»); подвешивали за руки, связанные за спиной, — пытка, которая, как я полагаю, в индийской практике называется «страппадо»; погружали в колодезь или речку иногда по самый рот, а иногда и с головою; прикладывали к животу или другим, еще более чувствительным частям тела кокосовый орех, наполненный жучками-короедами или другими такого же рода насекомы­ми; били дубинками с такой жестокостью, что у жертвы вы­вихивались суставы; загоняли большой палец ноги в дуло мушкета и заставляли человека стоять в таком положении в течение многих часов; клали на грудь жертвы деревянный шест, на концах которого сидело по человеку, и вызывали таким образом удушье (я слышал, что эта пытка продолжа­лась, пока у человека не вываливался язык изо рта); затя­гивали члены веревками с тем, чтобы нарушить кровообра­щение, и усиливали эту пытку, прикладывая к телу красный перец, соль и горчицу... Недоимщика клали лицом кверху на пень так, чтобы он не мог достать пятками до земли, и ос­тавляли жертву лежать в такой позе под дневным солнцем и в ночную сырость и холод. Затем имеется пытка путем поднимания жертвы за усы или вырывания усов — пытка не только крайне мучительная, но и унизительная для мужчи­ны; человека сажали в муравейник красных муравьев —тоже очень мучительная пытка; сдавливали перекрещенные паль-

1 Имеется в виду отчет правительственной комиссии.

цы; зажимали пальцы, загоняя их в трещину бамбука; пыта­ли при помощи «китти» — инструмента, которым у жертвы постепенно выгибали спину назад, пока боль не становилась невыносимой; щипали тело с внутренней стороны бедер; от­рывали куски мяса деревянными или железными щипцами; били деревянными молотками по суставам; пороли самыми разнообразными орудиями по всем частям тела с такой же­стокостью, что иногда жертвы умирали под пыткой (на стра­нице 80 отчета г-н Лушингтон упоминает случай, когда за неуплату налога человек был запорот до смерти); обертыва­ли пальцы тряпками, а затем поджигали их; прижигали раз­ные части тела сигаретой или большими раскаленными иг­лами; надевали раскаленные железные кандалы; обертывали тело тканью, пропитанной маслом, а затем поджигали ее; сжимали наиболее чувствительные части тела; загоняли ши­пы под ногти; насыпали кайенский перец в ноздри, глаза и на другие части тела; щипали женские груди щипцами, сде­ланными из бамбука.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.