Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Выпуск N 142. «Форум сновидений», или «Обратная связь»





(2008-09-29 12:36:50)

Отрывки из книги «Обратная связь» (она же – «Форум сновидений»).

Разум: А как там поживают Тишка, Ешка и кот, не расскажешь?

Душа: Хорошо.

Дело было так. Тишка и Ешка, с его котом, летели рейсом Лондон – Нарьян-мар, возвращаясь с симпозиума котоведов. На симпозиуме проводилась международная презентация котов, которые демонстрировали свое умение превращаться во всякие мыслимые и немыслимые предметы. Настроение у Тишки с Ешкой было отменное – они уже прилично наугощались коньяком и распевали, раскачиваясь на сиденьях:

 

Нарьян-мар мой, Нарьян-мар,

Городок не велик и не мал.

У Печоры, у реки,

Где живут оленеводы, и рыбачут рыбаки.

У Печоры, у реки,

Где живут оленеводы, и рыбачут рыбаки.*

*(Песня на стихи Виктора Бокова.)

 

Только Ешкин кот сидел надувшись и недовольно ворчал. На соревновании его обошел Чеширский кот, которому присудили главный приз. «И чем ты недоволен, лохматенький!» – утешал кота Ешка, – «Мы хорошо съездили, поглазели на Биг Бэн, облазили Тауэр, поплевали в Темзу, показали этим чопорным англичанам наших, себя то есть, и твои котоморфозы были ничуть не хуже ихних». «Вот именно, что не хуже, а лучше», – парировал кот, – «Но победил-то опять этот – Чеширский ублюдок. Нет никаких сомнений, что у него имеется свое лобби в парламенте. Я не врубаюсь, чего они тащатся от его гнусной улыбки? Подумаешь, растворился в воздухе, оставив лишь одну паскудную ухмылку. Ну и что с того? То ли дело я – превратился в коромысло, на одном конце которого бидон с молоком, а на другом бутыль с самогоном. Ведь как необычно! Неожиданно! Смело! Злободневно! И в тоже время, практично. Но эти олухи ни хрена не смыслят в сюрреализме». «Да ладно тебе париться», – уговаривал его Тишка, – «плюнь на них и расслабься. На вот, хлебни коньяка». «Нет, я не могу с этим смириться!» – не унимался кот, – «Короче, я должен быть в Лондоне, немедленно! Я покажу этим снобам настоящее искусство котоморфоз!» «Но мы не можем вернуться обратно, симпозиум закончился, да и самолет развернуть невозможно», – убеждал его Ешка. «Это неважно», – сказал кот, – «Я выступлю в королевском зале Палладиум! Ну, а самолет... хе-хе...»



Кот злорадно ухмыльнулся, и тут произошла его так называемая котоморфоза: туловище превратилось в ящик динамита, спереди которого торчала голова, позади хвост, а по сторонам выглядывали четыре лапы. «Так, всем оставаться на местах! Это теракт! Мы возвращаемся в Лондон!» Пассажиры от страха оцепенели. Кот, переваливаясь, прочапал в нос самолета, но кабина пилотов была заперта. «Эй, детка», – обратился он к стюардессе, – «передай своим парням, чтобы поворачивали обратно, или мы все сейчас взлетим на воздух». «Но мы же и так в воздухе», – глупо ответила стюардесса. Кот чиркнул спичкой и поднес ее к хвосту. «Хорошо-хорошо, я свяжусь с пилотами!» – испугалась девушка.

Через минуту самолет совершил крутой вираж, из чего можно было сделать вывод, что требование террориста выполнено. Ешкин кот развалился в кресле, насколько это позволяла комплекция ящика, и закурил. Пассажиры с опаской поглядывали в его сторону и осторожно перешептывались. Ешка принялся уговаривать кота: «Хвостатенький, ну зачем нам эти проблемы? В будущем году мы опять поедем на симпозиум, и ты обязательно возьмешь главный приз». «Ни фига», – ответил котяра, – «я покажу им всем сейчас! Я сделаю то, чего не делал еще ни один кот – превращусь в уравнение Лагранжа». «А что это такое?» – спросили Тишка с Ешкой. «Сразу видно, что вы ничего не смыслите в теоретической механике», – сказал кот, – «Боже, в каком обществе мне приходится тусоваться!»

Стюардесса прикатила столик с угощениями: «Не желаете ли чего-нибудь выпить? Только не волнуйтесь, пожалуйста, мы сделаем все, что вы скажете». «А я и не волнуюсь», – ответил кот, – «это вам всем следует волноваться. Налей-ка мне стопку валерьянки, крошка». Стюардесса испуганно засуетилась. «Вы знаете, к сожалению, у нас нет валерьянки. Может быть, хорошего коньяку?» «Ладно, давай», – снисходительно ответил кот. «А нет ли у вас мороженой кильки?» – шепотом спросил у стюардессы Тишка. Кильки тоже не оказалось. «Котичка, а ты не хочешь сходить в туалет? Давай я тебя провожу». «Э нет, старый номер уже не пройдет», – усмехнулся Ешкин кот, лакая коньяк.

Через некоторое время кот уже порядком нализался и начал приставать к стюардессе. «Эй, лапатуля, присядь-ка ко мне на колени». «Нет, сэр, я не могу, мне надо работать». «Иди сюда, говорю, а не то...» «Хорошо-хорошо!» «Слушай, детка, а не махнуть ли нам с тобой на Гавайи? Роскошные пальмы, теплое море, знойные ночи, и мы с тобой. А?» «Нет, сэр, я не знаю, это так неожиданно». «Утоплю тебя в роскоши!», – не унимался кот. «Но разве вы богаты?» – задала резонный вопрос девушка. «Ха! Это не проблема. Я превращусь в ядерную ракету и потребую от правительства миллиард. Миллиарда хватит, на первое время, как ты думаешь?» Испуганная стюардесса кое-как высвободилась из объятий кота. «Простите, сэр, самолет идет на посадку, надо всем занять свои места».

Наконец, самолет приземлился. Ешкин кот выглянул в окно и злобно воскликнул: «Эй, я что-то не понял! Это не похоже на Хитроу!» Стюардесса постаралась его успокоить: «Сэр, я сейчас все объясню. Лондонский аэропорт не принимает по метеоусловиям. Мы приземлились в Брайтоне. Вам немедленно подадут лимузин и отвезут в Лондон». «Ну смотрите же у меня, без фокусов!» – пригрозил кот.

К трапу действительно подъехала большая черная машина. Тишку и Ешку с его котом встретили угрюмые парни в черных костюмах. «А вы кто такие будете?» – осведомился кот. «Мы представители общества котоведов, сейчас отвезем вас гостиницу», – ответили те. Когда все уселись в машину, котоведы внезапно схватили кота за лапы и один из них крикнул: «Где у него запал?» Тишка сразу же отозвался: «Хвост! Не дайте ему поджечь свой хвост!» Один котовед закричал другому: «Я держу! Отрывай ему хвост!» «О нет, только не хвост! Сдаюсь! Хвост отпустите!» – истошно завопил кот и принял свой обычный облик.

Ну вот и вся история. Самолет, конечно же, приземлился не в Англии, а в Нарьян-маре. Котоведы надели коту наручники и отвезли в тюрягу. Так бесславно закончилась авантюра Ешкиного кота.

 

Разум: Да уж, брехать ты умеешь.

 

Душа: А то! Знаешь, сколько в пространстве вариантов всякой брехни? Я могу тебе часами вешать лапшу на уши. Следующая сказка называется «Селедка и Бамбук».

Поспорил как-то Бамбук с морковками, что ему удастся склеить крутую девицу из элитного клуба. Сошлись на том, что победитель получает мешок удобрений. Ударили по рукам, и Бамбук приступил к выполнению миссии. Подгребает он, значит, к ночному клубу. Клуб шикарный, весь сияет огнями, а на входе охранники – морские ежи в строгих костюмах. «Тебе чего, бамбук?» – спрашивают. «Я крутой Бамбук, и здесь я задаю вопросы!», – отвечает он. Те на него выпучились и говорят: «Наше заведение посещают только отборные морепродукты. А для таких задрыпаных оборванцев, как ты, у нас есть вакансия посудомойки. Проваливай». Попробовал было Бамбук взъерепениться, но его схватили под мышки и опрокинули в мусорный бак.

Делать нечего, Бамбук отряхнулся и отправился восвояси. Но не так прост был наш парень, чтобы сразу сдаваться. Занял он деньжаток, сколько сумел, взял напрокат смокинг и заказал лимузин в бюро услуг. Подкатывает он с шиком и блеском в лимузине, выходит так, элегантно, в смокинге, с сигарой во рту, сует не глядя человеку десять баксов, да охранникам по сотне, и небрежной походкой заваливает в клуб. А там – целый аквариум. На сцене под музыку вихляются каракатицы, меж столами снуют креветки-официантки, на подиуме извиваются в дефиле барракуды с показом модной чешуи, с потолка свисают медузы-светильники, все сверкает перламутром. Публика – самая пестрая: набравшиеся раки флиртуют с сардинками, ставридки отплясывают с морскими бычками, чопорные окуни о чем-то умно беседуют, пучеглазые камбалы сплетничают меж собой, в общем, хоть с аквалангом ныряй.

Бамбук непринужденно огляделся и направился к бару, где в одиночестве сидела сногсшибательная Селедка в облегающем красном платье. Какая удача! Он расположился рядом с ней, уверенным тоном заказал себе виски со льдом, задымил новую сигару, и лишь потом, этак нехотя и развязно, повернулся к Селедке: «Позвольте вас чем-нибудь угостить?» Селедка лениво перекинула хвост через сиденье и снисходительно процедила: «Позволяю». «Бармен, коктейль даме!» – небрежно бросил Бамбук. Дальше воцарилось неловкое молчание. Бамбук изо всех сил старался казаться бесшабашным, но видимо, у него это плохо получалось, и он то и дело прикладывался к стакану. Селедка вальяжно потягивала свой коктейль, и вскоре глаза у нее помутнели. Бамбук решил соригинальничать и томно посмотрел на Селедку: «Такие глаза бывают только у хорошо просоленных и аппетитных селедок из свежеоткупоренной бочки». «За кого вы меня принимаете!» – возмущенно распрямилась Селедка. «Ах, простите», – замялся Бамбук, – «я хотел сказать, что ваши глаза зажгли огонь в моем стволе... э-э-э, то есть, в сердце». Селедка еще некоторое время дулась, но потом благосклонно позволила дать себе прикурить. «А что вы делаете сегодня вечером?» – еще раз соригинальничал Бамбук. «Пока что лишь отвечаю на ваши вопросы», – выпустила дым Селедка, порочно прищурившись. «А как насчет того чтобы потанцевать?» – спросил уже порядком взбодрившийся Бамбук.

Через минуту они уже лихо отплясывали в толпе чешуйчатых, ракообразных и беспозвоночных. Селедка виляла хвостом и сексапильно извивалась, а Бамбук раскачивался и тыркался об пол. Но вскоре всеобщее веселье было прервано появлением пузатого краба, в окружении бычков-телохранителей. Публика вмиг присмирела и подобострастно расквакалась. По всей видимости, его здесь почитали за босса. Краб, который был явно не в духе, мрачным взором окинул помещение клуба и заковылял по направлению к Селедке. «А, вот ты где, моя крошка!» – пробулькал краб, схватив ее клешней за хвост. «Эй, ты, ну-ка убери свои хваталки!» – как можно более твердым голосом воскликнул Бамбук. «А это еще что за хрен с горы!» – краб отпустил Селедку и с раскрытыми клешнями двинулся к наглому выскочке. Бамбук сразу стушевался: «Да я тут подрабатываю, по совместительству», – испуганным голосом промямлил он. «Брысь!» – рявкнул краб. Бамбук проворно вскочил на сцену и прикинулся жердью, вокруг которой тут же принялась извиваться каракатица. «Ну, что рты пораскрывали? Гуляй, рвань!» – заорал краб, и публика снова завертелась в веселой кутерьме. «Сегодня мне некогда, надо ехать на разборку с пираньями. А завтра, моя рыбка, будь готова», – обратился он к Селедке, – «Будешь сопровождать меня на обед к акулам». «Да, милый», – ответила Селедка, – «А это не опасно?» «Да не бойся, у них и без тебя будет достаточно закуски!», – загоготал краб и пополз к выходу.

Как только опасность миновала, Бамбук снова превратился в крутого парня и подсел к Селедке: «Ловко я его, а?». Селедка закатила глаза и равнодушно хмыкнула. «А может, завалим в какой-нибудь ресторан?» – предложил Бамбук, – «А то здесь что-то слишком шумно». «Ладно уж, мачо», – поразмыслив, согласилась Селедка, – «только в самый лучший, японский». «Вот стерва, она меня разорит», – подумал Бамбук, – «Но что делать? Гулять, так гулять».

В ресторане Бамбук совсем расхрабрился. Много пил, краснобайствовал, хвастал и препротивно солировал под караоке. На Селедку тоже ощутимо подействовало сакэ – та наконец расслабилась, помягчала, и все время глупо подхахатывала над плоскими шутками Бамбука. Бамбук чувствовал себя светским львом и был почти уверен, что рыбка уже попалась в его искусно расставленные сети. «Едем в гостиницу! В самую лучшую!» – распалялся Бамбук. Пьяная Селедка хохотала, как заведенная. «Я на минуту оставлю тебя, моя рыбка», – щегольнул своей уверенностью Бамбук и направился в туалет. Там он проглотил две виагры и, довольный собой, вернулся в зал ресторана. Пробило полночь.

Бамбук заметил, что за время его отсутствия произошло нечто. Что именно, он на пьяную голову пока не мог сообразить. Все было на месте, но как-то иначе – не так. И публика не та, будто ее подменили. И Селедка куда-то подевалась. Где же она, его рыбка? Вдруг, над ухом раздался грубый окрик метрдотеля: «Эй, повар, что ты там мешкаешь? Клиент уже давно ждет свой заказ!» И тут Бамбук почувствовал, как невидимая сила подхватила его и понесла на кухню. «Я не понял, что за дела?!» – только и успел выкрикнуть он, как оказался на разделочной доске. Рядом лежали морковки. «Эй, Бамбук, поздравляем, ты выиграл!» – закричали они ему, – «мешок дерьма за нами, только позже – сейчас мы идем в суп, ты уж извини». Это были последние слова, которые услышал Бамбук, отправляясь в духовку.

Вот и сказке конец. И я в том ресторане был. Сакэ да чай зеленый пил. А на закуску мне подавали восхитительную селедку под маринадом, с гарниром из молодых побегов бамбука.

 

Разум: Грустная история. Жаль мне их. Так все хорошо начиналось.

 

Душа: Да не расстраивайся ты, это всего лишь сказка. Реальное счастье в наших руках. Ведь у нас есть Трансерфинг!

 









Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...

Система охраняемых территорий в США Изучение особо охраняемых природных территорий(ООПТ) США представляет особый интерес по многим причинам...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.