Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Политика разрядки. СССР и страны Запада





Отношения с западноевропейскими странами носили противоречивый, но в целом конструктивный характер. Во второй половине 60-х гг. началась разрядка во взаимоотношениях между СССР и Францией. Президент Шарль де Голль посетил Москву летом 1966 г. В 1966-1970 гг. визиты французских и советских министров иностранных дел и глав правительств были продолжены. С этого времени стали быстро развиваться советско-французские экономические связи. Новый президент Франции Ж. Помпиду и Л. И. Брежнев подписали в октябре 1971 г. документ "Принципы сотрудничества между СССР и Францией".
Улучшились отношения Советского Союза с Федеративной Республикой Германии. Осенью 1969 г. на выборах в бундестаг победу одержала СДПГ. Новое руководство страны заявило о нерушимости послевоенных границ в Европе и де-факто признало существование ГДР. Все это послужило основой заключения мирного договора между ФРГ и СССР в августе 1972 г. В этом договоре были подтверждены западные границы Польши и граница между ГДР и ФРГ. В последующие годы политические и экономические отношения двух стран развивались достаточно стабильно. Во второй половине 70-х гг. ФРГ превратилась в одного из основных внешнеэкономических партнеров Советского Союза.
Аналогично развивались отношения СССР с большинством других европейских и неевропейских стран. Наиболее натянутыми на протяжении всего периода они были с Великобританией и Японией. Лишь после победы лейбористов в Англии в 1974 г. начался процесс улучшения англо-советских политических и экономических отношений. Несмотря на то что экономические связи СССР и Японии были достаточно успешными, внешнеполитические отношения оставались на весьма низком уровне. СССР так и не заключил с Японией мирного договора и, следовательно, с формальной точки зрения находился с ней в состоянии войны. Основная причина заключалась в том, что Япония требовала возвращения четырех островов Южно-Курильской гряды, которые СССР получил после второй мировой войны. Советский Союз, в свою очередь, отказывался вести переговоры по этому вопросу.
В общем русле развития отношений между странами Западной Европы и СССР находились и отношения Москва - Вашингтон. Вторая половина 60-х гг. была омрачена войной США во Вьетнаме. В начале 1970 г., по мере уменьшения значения вьетнамского фактора и усиления советско-китайских противоречий, обе стороны пошли на серьезное улучшение отношений. Немаловажным фактором было и то, что американская администрация стремилась не отстать от Западной Европы, усиленно разыгрывающей "советскую карту".
1972 г. был годом важного поворота в советско-американских отношениях. Это было связано с визитом в мае президента США Р. Никсона в Москву. Начиная с этого времени и вплоть до 1975 г. мир жил в атмосфере разрядки напряженности и "согласия" между Соединенными Штатами и Советским Союзом. В результате этого визита были подписаны соглашения об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1), устанавливались количественные ограничения на строительство противоракетной обороны, межконтинентальных ракет наземного базирования и на подводных лодках.
Пиком разрядки стало состоявшееся в столице Финляндии Хельсинки Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). Работа по подготовке совещания проходила в Хельсинки с 1973 по 1975 г. В июле - августе 1975 г. был подписан Заключительный акт Совещания, в котором приняли участие главы 33 европейских государств, а также США и Канады. Этот акт зафиксировал и узаконил политико-военное и социально-экономическое положение, которое сложилось в послевоенной Европе и в мире.
За 1973-1976 гг. СССР и США обменялись визитами руководителей государств, в ходе которых обсуждались военные, политические и экономические вопросы. За этот период общий объем советско-американской торговли увеличился в 8 раз при росте товарооборота в целом между Востоком и Западом в 5 раз. Не имея возможности немедленно компенсировать импорт равным объ-. емом экспортных поставок, СССР прибег к долгосрочным кредитам и крупномасштабным соглашениям о сотрудничестве с западными фирмами. Советские руководители отдавали предпочтение ввозу последних образцов техники, поручая иностранным фирмам строительство целых заводов. Для американской администрации развитие такого обмена должно было иметь политически выгодные последствия: реальное включение Советского Союза в мировую экономику содействовало бы упрочению существующего мирового порядка; экономическая разрядка могла иметь своим продолжением и политическую либерализацию в СССР. Тем не менее Советскому Союзу не удалось получить статуса наиболее благоприятствуемой нации. По инициативе сенатора Джексона американский конгресс связал предоставление этого статуса с обязательством советского правительства снять ограничения на эмиграцию советских граждан еврейской национальности. Советское руководство сочло требование неприемлемым. Однако этот инцидент"имел лишь символическое значение для экономики, поскольку таможенные препятствия не играли важной роли для страны, где цены на экспортную продукцию назначались независимо от ее себестоимости. В то же время ввоз современной техники в Советский Союз сильно тормозили запреты на поставку стратегического оружия в страны социалистического лагеря. Советско-американский торговый обмен развивался главным образом за счет массовых закупок Советским Союзом зерна. Несмотря на многочисленные плюсы от развития обмена между Востоком и Западом, в СССР зазвучали голоса против политики разрядки. Оппозиционное новому курсу течение заявило о себе уже в 1974 г.
В свою очередь, к концу 70-х гг. стало ухудшаться и отношение Запада к сотрудничеству с Востоком. Ярким проявлением этого процесса стал отказ американского Сената ратифицировать договор о дальнейшем ограничении гонки вооружений (ОСВ-2) (подписанный в Вене в июне 1979 г.), а также "двойное решение" НАТО о размещении в Западной Европе американских ракет средней дальности, ввод советских войск в Афганистан. В начале 80-х гг. практически прекратились конструктивные контакты с западными странами. США даже ввели в 1980 г. как санкции против советских действий в Афганистане эмбарго на поставки зерна в СССР. В средствах массовой пропаганды социалистических и капиталистических стран возобладали термины периода "холодной войны". Нагнетание международной обстановки происходило всю первую половину 80-х гг., вплоть до прихода к власти М. С. Горбачева.



РАЗРЯДКА НАПРЯЖЕННОСТИ МЕЖДУ СССР И США

1. ПРИЧИНЫ РАЗРЯДКИ И ЦЕЛИ СТОРОН
Во второй половине 60-х годов обе сверхдержавы нуждались в некоторой передышке и перегруппировке сил. СССР и США стремились сохранить свое преобладание в биполярной системе международных отношений. В то же время они пытались выработать какие-то «правила игры», не допустить втягивания в новый серьезный международный кризис типа Карибского, избежать угрозы возникновения ядерной войны. Сложившееся соотношение сил делало невозможной победу одной из сверхдержав в вооруженном конфликте. Каждая из сторон стремилась «переиграть» другую, получить в процессе разрядки политические преимущества. Желательно было ограничить разорительную гонку стратегических вооружений. При этом советское руководство добивалось установления подлинного стратегического паритета и его признания Вашингтоном, а американское — сохранения своего технологического отрыва от СССР. Его демонстрацией стала первая в истории человечества экспедиция американских астронавтов на Луну в июле 1969 года.
После отстранения от власти Н. Хрущева в октябре 1964 г. Кремль стал проводить более осторожный и реалистичный курс на международной арене. Разрядка призвана была содействовать закреплению сложившегося территориально-политического устройства в Европе и признания Западом господства СССР в его сфере влияния. В начале 70-х годов важным стимулом к разрядке стало наметившееся сближение США с Китаем. В сложившейся ситуации Москва была заинтересована в установлении стабильных советско-американских отношений.
В отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду (30 марта 1971 г.) подчеркивалось: «Мы исходим из того, что улучшение отношений между СССР и США возможно. Наша принципиальная (с.194) линия в отношении капиталистических стран, в том числе США, состоит в том, чтобы последовательно и полно осуществлять на практике принципы мирного сосуществования, развивать взаимовыгодные связи, а с теми государствами, которые готовы к этому, сотрудничать на поприще укрепления мира, придавая максимально устойчивый характер взаимоотношениям с ними». Правда, при этом мирное сосуществование по-прежнему трактовалось как форма классовой борьбы.
Что касается Соединенных Штатов Америки, то они также стремились сохранить роль «балансира» в системе международных отношений при некотором свертывании своих военных обязательств. Отсюда их готовность договориться с Москвой о контроле над вооружениями — выработать новые «правила игры». Необходимо было уменьшить угрозу ядерной войны между США и СССР, создать политический механизм «взаимного сдерживания».
Вашингтон хотел бы получить передышку в жестком противостоянии с Советским Союзом для борьбы за сохранение социально-политического статус-кво. При этом американское руководство рассчитывало использовать разрядку в отношениях с СССР, чтобы найти достойный выход из вьетнамской войны и решить другие региональные проблемы на приемлемых для Вашингтона условиях. Тем самым можно было бы улучшить внутриполитическую ситуацию в стране.
Осуществляя разрядку международной напряженности, руководство США стремилось не допустить расшатывания системы союзов Запада, не дать американским союзникам в Европе обойти заатлантического партнера в налаживании сотрудничества с Москвой. При этом Вашингтон рассчитывал на «размягчение» социалистического содружества, на ослабление солидарности социалистических стран с Советским Союзом и на постепенную либерализацию их внутренних порядков.
Новый курс американской администрации в международных делах отразился во внешнеполитических посланиях президента Ричарда Никсона конгрессу. В первом таком послами (18 февраля 1970 г.) отмечалось, что «существующий баланс ядерной мощи диктует необходимость делать главный упор на переговоры, а не на конфронтацию». В четвертом послании Никсона (3 мая 1973 г.) также говорилось, что, хотя США и СССР «продолжают вести соревнование, тем не менее, конфликт между ними уже не может быть разрешен с помощью достижения победы в классическом смысле этого (с.195) слова. Мы вынуждены сосуществовать. Понимание этой реальности является краеугольным камнем американской политики, начиная с 1969 года».
Осознание необходимости полнокровного сосуществования и привело к разрядке напряженности между СССР и США.

2. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ РАЗРЯДКИ
Позитивные сдвиги в политике Москвы и Вашингтона позволили осуществить в первой половине 70-х годов поворот в двусторонних отношениях в сторону разрядки и нормализации. Он выразился не только в улучшении общего политического климата в отношениях между СССР и США, но и в подготовке и подписании более 60 соглашений по самым различным вопросам, начиная от мер по предотвращению военного столкновения до научно-технических и культурных связей.
Важное значение имело то, что к началу 70-х годов СССР достиг примерного паритета с США по стратегическим вооружениям. Конечно, это не означало симметричного равенства, которого никогда не существовало. В стратегической триаде (межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования — МБР, баллистические ракеты на подводных лодках — БРПЛ, стратегическая авиация) СССР всегда делал особый упор на МБР, а США — наоборот, на два других компонента этой триады. Однако по совокупности ракетно-ядерной мощи обе стороны приобрели возможность «гарантированного возмездия», то есть нанесения даже ответным ударом неприемлемого ущерба потенциальному противнику.
В 1971 г. администрация Никсона активизировала контакты с советским руководством, стремясь подготовить визит президента в СССР. В центре советско-американского диалога находились следующие вопросы: предотвращение ядерной войны; ограничение стратегических вооружений; региональные конфликты, включая положение на Ближнем Востоке; достижение соглашения по Западному Берлину и проведение общеевропейского совещания (по последним двум вопросам подробнее см. следующие главы). При этом Москва оттягивала встречу на высшем уровне, рассчитывая добиться от Никсона дополнительных уступок.
Все же в 1971 г. появились признаки некоторого улучшения советско-американских отношений. 30 сентября министр иностранных дел СССР А. Громыко и государственный секретарь (с.196) США У. Роджерс подписали соглашение о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны между двумя государствами, которое фиксировало договоренности По предупреждению случайного или несанкционированного применения ядерного оружия. Тогда же было подписано соглашение об усовершенствовании линии прямой связи между руководителями СССР и США.
Однако советское руководство продолжало затягивать решение вопроса о визите Никсона в СССР. Подобная тактика привела к решению американского президента посетить вначале Китай. Его визит в КНР состоялся в феврале 3972 года. Вашингтон получил возможность «разыгрывать китайскую карту». Москва вынуждена была считаться с угрозой дальнейшего сближения между США и Китаем. Противодействие подобному развитию событий становилось одной из основных задач советской внешней политики.
В итоге заинтересованности обеих сторон в мае 1972 г. состоялся визит президента США Р. Никсона в Советский Союз. В ходе визита 29 мая был подписан основополагающий политический документ «Основы взаимоотношений между СССР и США». В этом документе была официально зафиксирована общая убежденность сторон в том, что «в ядерный век не существует иной основы для поддержания отношений между ними, кроме мирного сосуществования». Различия в идеологии и социальных системах не должны были служить препятствием для развития нормальных двусторонних отношений, основанных на принципах суверенитета, равенства, невмешательства во внутренние дела и взаимной выгоды. Руководители СССР и США признали принцип равной безопасности сторон в качестве базового принципа для развития советско-американских отношений. В подписанном документе обе стороны взяли на себя обязательства делать все возможное для предотвращения военной конфронтации и возникновения ядерной войны; проявлять сдержанность, готовность урегулировать разногласия мирными средствами с учетом интересов обеих сторон; продолжать усилия по ограничению вооружений, прежде всего стратегических; развивать двусторонние связи в области экономики, науки, техники и культуры. «Основы взаимоотношений» создавали хорошую базу для развития отношений между СССР и США без ущемления интересов одной из сторон и для позитивного влияния на международную обстановку в целом. Правда, документ представлял собой декларацию принципов, которые требовали наполнения реальным содержанием. (с.197)
Сердцевиной советско-американских отношений были вопросы ограничения гонки стратегических вооружений. Двусторонние переговоры по этим вопросам велись в Хельсинки с ноября 1969 года. В Москве руководители СССР и США впервые зафиксировали договоренности о конкретных мерах в этом направлении. 26 мая 1972 г. Л. Брежнев и Р. Никсон подписали Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) и Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1).
Развитие наступательных и оборонительных систем стратегических вооружений было тесно связано. Чем прочнее становился щит одной стороны, тем более совершенные наступательные системы для его преодоления вводила на вооружение другая сторона, чтобы сохранить способность к гарантированному ответному удару. К началу 70-х годов и СССР, и США овладели технологией систем противоракетной обороны. Эти системы предусматривали своевременное обнаружение запуска баллистической ракеты противника и ее поражение противоракетой на любом участке траектории полета к цели. Сооружение систем противоракетной обороны грозило вывести на новый виток гонку стратегических наступательных вооружений.
К сожалению, советские руководители того периода упустили шанс полного запрещения противоракетных систем, в создании которых СССР опережал Соединенные Штаты. Во время встречи президента Л. Джонсона с главой советского правительства А. Косыгиным в июне 1967 г. американский президент поднял вопрос о системах противоракетной обороны. Советский премьер ответил: «Оборона моральна, а нападение аморально. Противоракетная оборона — это оружие защиты, а не нападения». Только когда американцы и сами заметно продвинулись в разработке подобных систем, в Москве осознали их дестабилизирующий характер.
По Договору об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) обе стороны взяли на себя обязательство не развертывать такие системы, которые обеспечивали бы защиту всей территории страны от ракетного нападения. Запрещалось испытывать и развертывать противоракетные системы морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования. Каждому участнику договора разрешалось разместить системы ПРО в двух районах (прикрыть столицу и одну базу МБР) радиусом не более 150 км с наличием в каждом районе не более 100 противоракет. Позднее, в 1974 г., СССР и США подписали протокол, по которому они согласились на (с.198) противоракетную оборону лишь одного района. СССР прикрыл Москву, а США — базу для запуска своих МБР в штате Северная Дакота. Договор предусматривал ограничения на строительство радиолокационных станций слежения за пусками ракет: «не развертывать в будущем РЛС предупреждения о нападении стратегических баллистических ракет, кроме как на позициях по периферии своей национальной территории с ориентацией вовне». Контроль за выполнением принятых обязательств должен был осуществляться с помощью национальных средств. Договор носил бессрочный характер.
Договор об ограничении систем противоракетной обороны был заключен весьма своевременно, когда эффективность подобных систем выглядела весьма сомнительной, а стоимость их сооружения — громадной. Договор по ПРО оставался краеугольным камнем стратегической стабильности вплоть до декабря 2001 г., когда американская администрация президента Дж. Буша-младшего заявила об одностороннем выходе США из этого договора.
Одновременно было подписано Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1). Оно предусматривало отказ обеих сторон в течение пяти лет наращивать число пусковых установок стратегических наступательных ракет наземного базирования и пусковых установок ракет, размещенных на подводных лодках. Одновременно ограничивалось и количество подводных лодок, несущих баллистические ракеты. Соглашение не означало сокращения стратегических вооружений: оно лишь устанавливало их согласованные потолки. При этом американцы согласились на количественное преимущество Советского Союза по МБР — 1618 и 1054, по БРПЛ — 950 и 710 (соответственно 62 подводные лодки и 44). Причиной сговорчивости руководителей США было их существенное превосходство по количеству боеголовок, ибо они заметно обогнали СССР в производстве ракет с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧ ИН). К тому же за рамками соглашения ОСВ-1 оставались стратегические бомбардировщики, по которым преимущество также было у американцев (531 к 140). В целом по количеству боеголовок Соединенные Штаты превосходили Советский Союз более чем в два раза (5700 и 2500).
Соглашение ОСВ-1 явилось лишь первым шагом на пути ограничения стратегических наступательных вооружений. Оно не препятствовало их качественному усовершенствованию в Рамках согласованных лимитов по количеству. В дальнейшем (с.199) США стремились сохранить свои технологические преимущества, сделали ставку на более эффективные и точные ракеты Советский Союз преодолел отставание по производству ракет с РГЧ ИН и наращивал мощность зарядов, доставляемых к цели.
СССР и США создали постоянную консультативную комиссию для содействия осуществлению целей соглашений об ограничении стратегических вооружений.
Позитивная тенденция в советско-американских отношениях получила дальнейшее развитие во время визита Л.И. Брежнева в США в июне 1973 года. Лидеры двух стран подписали соглашение о предотвращении ядерной войны. В нем фиксировалась цель политики обоих государств — устранение опасности ядерной войны и применения атомного оружия, стремление избегать военной конфронтации. Обе стороны обязались воздерживаться от угрозы силой или ее применения против другой стороны или ее союзников. В случае возникновения обстоятельств, которые выглядели бы как влекущие за собой риск ядерного конфликта, СССР и США обязались немедленно осуществить срочные консультации. Соглашение отражало общее стремление Москвы и Вашингтона отодвинуть угрозу ядерного столкновения, выработать общие «правила игры».
В 1974 г. состоялся визит президента США Р. Никсона в СССР. Руководители двух государств подписали уже упоминавшийся протокол к Договору по ПРО. Кроме того, было заключено соглашение об ограничении подземных испытаний ядерного оружия (мощностью не более 150 кТ с 31 марта 1976 года). Было также подписано совместное заявление, в котором стороны взяли на себя обязательство устранить опасности использования средств воздействия на природную среду в военных целях.
После подписания соглашения ОСВ-1 Советский Союз и Соединенные Штаты повели переговоры о заключении постоянного договора об ограничении стратегических наступательных вооружений. Переговоры были трудные: необходимо было выработать сложное уравнение с учетом всех компонентов стратегической триады. Тем не менее, стремление к достижению взаимоприемлемых договоренностей позволило выработать общие принципы будущего соглашения, которые были зафиксированы во время встречи Л. Брежнева с президентом США Д. Фордом в ноябре 1974 г. в районе Владивостока. Новый договор должен был установить одинаковые потолки для общего числа носителей стратегических вооружений (с.200) — 2400 единиц с каждой стороны, из них по 1320 единиц с РГЧ ИН. Однако воплощение этих договоренностей в договор ОСВ-2 потребовало существенных усилий с обеих сторон » еще нескольких лет переговоров.
Разрядка в советско-американских отношениях способствовала развитию сотрудничества двух стран по проблеме нераспространения ядерного оружия, переговорам о запрещении противоспутникового и наиболее опасных типов химического оружия. В политической сфере СССР и США успешно взаимодействовали по европейским проблемам, в частности, в проведении Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.
Руководители обоих государств приложили усилия для развития двусторонних торгово-экономических связей. В октябре 1972 г. было подписано советско-американское соглашение о торговле. Оно предусматривало предоставление другой стороне статуса наибольшего благоприятствования и отказ от какой-либо дискриминации в торговых отношениях. Тогда же была достигнута договоренность об урегулировании расчетов по ленд-лизу. Как известно, США поставляли вооружения, материалы и оборудование по ленд-лизу бесплатно, но при условии, что все это будет использовано в ходе войны. В соглашении 1972 г. удалось согласовать сумму советской задолженности по ленд-лизу (600 млн. долларов) и условия ее погашения. Москва согласилась выплачивать долг, но только после получения режима наибольшего благоприятствования в торговле. К сожалению, реализовать подписанное торговое соглашение не удалось. При прохождении закона о торговой реформе через американский конгресс в декабре 1974 г. было принято положение о предоставлении Советскому Союзу режима наибольшего благоприятствования только при условии либерализации его правил выезда советских граждан на постоянное жительство в другие государства («поправка Джексона — Вэника»). Для советского руководства это условие оказалось неприемлемым, и реализация торгового соглашения была сорвана. Эта неудача стала тревожным сигналом нарастания трудностей в процессе разрядки.
В первой половине 70-х годов успешно развивалось советско-американское сотрудничество в сфере науки и техники, в частности, в области охраны окружающей среды, медицины, сельского хозяйства, транспорта, энергетики. Произошло расширение культурных связей между двумя странами: обмен художественными выставками, организация гастролей известных театральных коллективов и т.п. (с.201)

3. ЗАВЕРШЕНИЕ РАЗРЯДКИ
Срыв реализации советско-американского торгового соглашения стал одним из показателей трудностей разрядки. Каждая из сторон стремилась в ходе разрядки укрепить свои собственные позиции, добиться для себя некоторых преимуществ. При этом США не готовы были воспринимать Советский Союз как равного партнера. В обмен на признание паритета в области стратегических вооружений между двумя сверхдержавами Вашингтон добивался от Москвы согласия на сохранение социально-политического статус-кво, включая «третий мир». Советское руководство трактовало разрядку совершенно по-другому — как наращивание преимуществ СССР и укрепление позиций социализма. Отсюда возможность конфликтов, и в первую очередь в зоне развивающихся стран, вступивших в новый этап освободительной борьбы. Укрепление влияния Советского Союза в Анголе, Мозамбике, Сомали, затем в Эфиопии болезненно воспринималось в Соединенных Штатах. В связи с событиями в Анголе (вмешательством Кубы и СССР в гражданскую войну в этой стране с участием ЮАР) Г. Киссинджер выдвинул тезис о том, что «советская способность проецировать силу» достигла качественно нового уровня, и призвал конгресс поддержать новые военные ассигнования для отражения советской угрозы.
Разрядка не отменила соперничества двух стран в наращивании ракетно-ядерных потенциалов. При этом США делали ставку на сохранение своего технологического преимущества, на создание новых более совершенных компонентов стратегической триады, на качественное улучшение систем управления войсками. СССР преодолел отставание в производстве ракет с РГЧ ИН и стремился обойти США, разрабатывая новые усовершенствованные ракеты среднего радиуса действия. Завершение подготовки нового договора ОСВ-2 становилось еще более трудным делом.
Разрядка напряженности сопровождалась серьезными сдвигами в международно-политическом положении. С признанием де-факто Китайской Народной Республики в 1972 г. Соединенные Штаты получили возможность разыгрывать против Советского Союза «китайскую карту», что существенно изменило расстановку сил в АТР и на международной арене в целом.
В период разрядки США закончили войну во Вьетнаме, пойдя на заключение Парижских соглашений 1973 года. Тем самым одна из тактических задач Вашингтона была выполнена. (с.202) Соединенные Штаты могли активизировать свою внешнеполитическую активность по другим направлениям. Совершенно другие выводы сделало советское руководство. Оно сочло фактическое поражение американцев во Вьетнаме свидетельством серьезного ослабления мощи Соединенных Штатов. К этому прибавился Уотергейтский скандал и вынужденный уход Никсона с поста президента в августе 1974 года. США выглядели ослабленными и растерянными. Тем самым Советский Союз, по мнению Кремля, получал возможности успешно конкурировать с Соединенными Штатами в глобальном масштабе. К этому прибавлялись возросшие финансово-экономические возможности Советского Союза в результате нефтяного кризиса 1973 г. и резкого роста мировых цен на энергоресурсы.
Углубление разрядки встречало в Вашингтоне и Москве возраставшее сопротивление ее противников. В обеих странах политика разрядки наталкивалась на противодействие влиятельных группировок: военно-промышленного комплекса, военных, ортодоксальных идеологов. Характерно, что Л. Брежнев с большим трудом уговорил членов Политбюро ЦК КПСС принять его договоренности с президентом Дж. Фордом по принципам договора ОСВ-2, достигнутые во Владивостоке в ноябре 1974 года.
Результатом давления сторонников жесткой линии стало решение Форда в 1975 г. заменить в своей риторике термин «разрядка» лозунгом «мир с позиции силы». Дальнейшие переговоры по разработке договора ОСВ-2 фактически были прерваны. С началом в Соединенных Штатах подготовки к президентским выборам 1976 г. разрядка стала объектом все более резких нападок. Так, Дж. Уоллес, добивавшийся выдвижения своей кандидатуры от демократической партии, на одном из предвыборных митингов заявил: «Когда я был боксером, я твердо усвоил: как только устроишь себе разрядку, сразу же оказываешься в нокауте. Пока мы тут с русскими "разряжаемся", они захватывают весь мир». К концу 1975 г. появлялось все больше признаков того, что разрядка в отношениях между СССР и США в том виде, как она осуществлялась, себя исчерпала.
Правда, разрядка не сводилась только к отношениям между двумя сверхдержавами. Она повлияла на ситуацию в ряде регионов, в частности, в Европе. (с.203)

СТРАНЫ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ В ПРОЦЕССЕ РАЗРЯДКИ

1. РАЗРЯДКА В ЕВРОПЕ
Одной из приоритетных целей советского руководства в процессе разрядки являлось закрепление сложившегося территориально-политического положения в Европе. При этом имелось в виду международно-правовое оформление нерушимости сложившихся в Европе границ, признание факта существования двух германских государств. Стабильность в Европе приобретала для Москвы особое значение в связи с ухудшением советско-китайских отношений и ростом напряженности на дальневосточных рубежах СССР. Советский Союз готов был договориться о мерах по уменьшению опасности военного столкновения в Европе, но лишь при сохранении сложившегося в Старом Свете соотношения вооруженных сил, которое характеризовалось заметным преимуществом СССР в области обычных вооружений. Москва стремилась также в процессе разрядки сделать менее прочными связи Западной Европы с Соединенными Штатами Америки, ослабить атлантическую солидарность.
Отношение руководителей ведущих стран Западной Европы к разрядке напряженности было двойственным. С одной стороны, им импонировала идея сделать общую военно-политическую ситуацию в Старом Свете более стабильной и предсказуемой, уменьшить потенциальную угрозу вооруженного конфликта в Европе. При этом хорошо было бы расшатать социалистическое содружество, «размягчить» режимы в странах социализма. С другой стороны, среди европейцев были распространены опасения того, что разрядка выльется в соглашение между СССР и США за их счет, что Европа станет жертвой «новой Ялты». Поэтому лидеры государств Западной Европы выступали за разрядку, но только с их участием, с полным учетом их интересов. (с.206)
Разрядка напряженности в Европе фактически основываюсь на взаимном признании раздела континента на Восток и Запад, принятии господства СССР в его сфере влияния. Обе стороны сознавали невозможность изменения силой сложившегося положения. Отсюда определенная стабилизация ситуации в Старом Свете, смещение конфликтов и кризисов холодной войны в другие регионы. Конечно, оставалось стремление «переиграть» соперника, добиться политических преимуществ. Тем не менее, появились реальные возможности для укрепления европейской безопасности и налаживания общеевропейского сотрудничества.
В отчетном докладе генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева XXV съезду партии в феврале 1976 г. отмечалось: «Прежде всего о Европе. Здесь изменения в направлении разрядки напряженности и укрепления мира, пожалуй, особенно ощутимы». Особо остановившись на развитии отношений с Францией и ФРГ, докладчик продолжал: «В целом наши отношения с западноевропейскими странами можно оценить положительно. Это касается и отношений с Англией и Италией. Мы ценим и стремимся развивать и обогащать также традиционно добрососедские отношения с Финляндией, связи со скандинавскими странами, Австрией, Бельгией и другими государствами Западной Европы».
Разрядка в отношениях между СССР и США создавала необходимые предпосылки для решения ряда европейских проблем, западноевропейские союзники Соединенных Штатов получали больше возможностей для внешнеполитического маневра. Первой из стран Западной Европы по пути разрядки пошла Франция.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.