Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Лекции по истории зарубежной журналистики





Лекции по истории зарубежной журналистики

АНТИЧНОСТЬ

Газета, журнал, радио, телевидение – эти слова понятны каждому современному человеку. Они являются важнейшим каналом общения, незаменимым инструментом формирования человеческой личности и коллектива, особой областью социальной активности, в которой тесно переплелись свойства искусства, политики и науки. Понятия «журналистика» и «информация» неразрывно связаны в нашем сознании. Информация появляется вместе с человеком и распространяется различными способами на самых ранних стадиях формирования общества (рисунки, устная речь, песни, звуковые сигналы и т.д.).

Можно ли назвать эти способы передачи информации журналистикой? Наверное, это было бы неверно, хотя некоторые исследователи начинают историю журналистики буквально с родового строя, с момента, когда человек научился говорить.

Коммуникация как обмен информацией в процессе культурного, экономического и социального развития цивилизаций (на различных стадиях и в разнообразных проявлениях) – неотъемлемая часть существования человечества. Цивилизации вербальные и цивилизации письменные в равной мере нуждались в коммуникации, а потому история человеческой цивилизации и культуры одновременно есть история развития коммуникаций. Среди теорий развития коммуникации в истории цивилизации определенный интерес представляет концепция американского теоретика Гарольда Инниса. Иннис выявляет связь между материалом и видом письменности в ранних цивилизациях и формами правления. С его точки зрения, значительные потрясения в истории египетской цивилизации, приведшие к переходу от абсолютной монархии к более демократической форме правления, нашли выход в переходе от камня как материала для письма и символа престижа, отраженного в пирамидах, к папирусу. Египетская цивилизация периода появления папируса в качестве материала для письма – это уже цивилизация с развитой книжной культурой, когда письменность и чтение стали достоянием не только одних жрецов и служителей храмов. Культ письменного слова в Египте был достаточно высок. В одном из египетских текстов можно встретить заповедь: «Поставить свое сердце за книги и возлюбить их, как матерь свою, ибо нет ничего превыше книг».



Журналистика в чистом виде на этом этапе развития еще не сформировалась. Однако изучение появления и изменения коммуникационных технологий и зарождения различных жанров публицистики представляет для исследователей значительный интерес.

Когда греческая цивилизация периода архаики создала собственный алфавит на основе финикийского, произошла «демократизация» системы обучения, позволившая постепенно сделать практически всех свободных жителей Греции грамотными. Для большинства ранних художественных текстов характерна синкретичность (слитность, нерасчлененность) жанровой основы, которая вела к смешению (или принципиальному неразличению) художественных элементов и собственно «документа». Например, ряд исследователей сходятся во мнении, что в гомеровском эпосе существуют фрагменты, которые можно интерпретировать как документальный репортаж из глубины веков. Геродот дал блестящие образцы зарисовок быта и нравов жителей Ближнего Востока. Фукидид посвятил восемь томов описанию военных действий между Афинами и Спартой и приводил в них подлинные тексты договоров, свидетельства участников боев. Плутарх нам оставил жанр «политического» и «исторического» портрета.

Хотя письменность получила широкое распространение в Греции периода архаики и классики, в целом полисная культура тяготела к устному слову. Агональный (соревновательный) характер полисной жизни отразился в ораторском искусстве, где формировались основные образцы публицистики.

Е.П. Прохоров в одном из учебников по журналистике пишет: «Уже в рамках родового строя сложились способы речевого воздействия на основе обмена сведениями».

Следующей формой информационного обмена стали выступления ораторов и проповедников. На рубеже 5-4 вв. до н.э. ораторское искусство достигло наивысшего расцвета. Следует отметить развитие судебного красноречия, приведшее к появлению «логографов» – специалистов по составлению судебных речей для состязающихся сторон. Одним из выдающихся логографов этого периода считается Лисий, речи которого стали образцом судебного красноречия. Важное место в составлении публицистической ораторской речи занимает школа Исократа. Творческое наследие Исократа в значительной степени приближено к европейской публицистике нового времени, так как в его риторской школе акцент делался не на импровизацию, а на тщательную обработку письменного текста выступления. Исократ не выступал публично по причине слабого голоса и неумения говорить перед многочисленной аудиторией. Он обратил внимание на различие между устным и письменным словом, где, как писал Аристотель, «один слог для речи письменной, другой для речи в споре, один для речи в собрании, другой для речи в суде. Надо владеть обоими».

Исократ, вошедший в историю античной риторики как мастер политической речи, разработал основные композиционные законы создания публицистического произведения, сохранившие актуальность и по сей день. Исократ считал, что ораторская речь должна состоять из:

1) введения, в котором необходимо завоевать расположение публики и завладеть её вниманием;

2) изложения основной темы выступления с выделением преимуществ своей позиции;

3) опровержение аргументов противоположной стороны;

4) заключения, подводящего итог сказанному.

Последним выдающимся мастером политической речи эпохи независимой Греции был Демосфен. Большую часть его ораторского наследия составляют судебные речи, однако славу Демосфену принесли политические выступления – знаменитые «филиппики», направленные против македонского царя Филиппа-2 в защиту свободы и независимости Афин.

В эпоху эллинизма (классическая эпоха) началось становление книжной культуры, когда греческая культура вынуждена была модифицировать своё отношение к книге. «Мудрец» мог почти всю жизнь беседовать с людьми, с природой с собственными мыслями, обходясь без регулярного чтения, но ученый не мог, а греческий интеллектуализм двигался от типа «мудреца» к типу ученого. Один из последних «мудрецов» - Платон; один из первых ученых – Аристотель.

Книжная культура эпохи эллинизма нашла своё воплощение в создании библиотек. Библиотеки правителей Египта, Ассирии, Вавилона были недоступны широкому кругу. В Греции 5 в. частная библиотека – явление необычное, вызывающее недоумение современников. Аристофан иронизировал по поводу библиотеки Еврипида, утверждая, что Еврипид отцеживал в свои трагедии сок, выжатый из книг. По свидетельству античных авторов, самая крупная частная библиотека принадлежала Аристотелю.

Библиотеки правителей эллинистических государств (например, Александрийская) становились центрами развития культуры. Рядом с Александрийской библиотекой появился Мусейон – первый университет античного мира. В библиотеке и Мусейоне были залы для лекций, для работы и комнаты для обитателей пансиона. В Египте эпохи Птолемеев ученые и поэты находились на содержании у государства, что влекло в Александрию античных интеллектуалов. В библиотеке они работали, отдыхали, читали лекции. Хранителями Александрийской библиотеки были выдающиеся поэты и ученые: Аполлоний Родосский, Эратосфен, Каллимах, Зенодот. По их просьбе закупались книги, под их руководством велась огромная работа по переписыванию и систематизации рукописей. В начале 2 в. до н.э. появился новый, более прочный материал для письма – пергамент. Это привело к созданию нового типа книги (кодекса).

Привлечение рабов в качестве скрибов (переписчиков) удешевило производство книг в эпоху эллинизма. К 47 г. до н.э. Александрийская библиотека насчитывала 700000 томов. Накопление большого количества книг сделало необходимым составление комментариев к старым текстам, систематизацию и описание всего массива хранящихся в библиотеке рукописей, переводов иноязычных произведений. Появились новые виды литературного труда – критика и текстология, позволившая выявлять поддельные рукописи и устанавливать точный текст произведений, также переводческая деятельность (перевод на греческий «Септуагинты»), составление словарей, научных комментариев. Так, Каллимах первым составил «Каталог писателей, просиявших во всех областях образованности, и трудов, которые они сочинили» из 20 томов. Труд Каллимаха стал первой энциклопедией греческой литературы, в которую вошли биографии, комментарии, филологический анализ произведений. Из новых форм эллинистической литературы стоит выделить жанр эпиграммы (не имевшей сатирической направленности, как в римской литературной традиции), а также небольшое произведение Теофраста под названием «Характеры» (323 – 319 гг. до н.э.). Теофраст, которого Шарль Сент-Бёв назвал «ботаником умов», первым обратился к исследованию и описанию социальных и психологических типов современников. Книга Теофраста повлияла на появление в 17 в. жанра «характеров», который можно рассматривать как самостоятельный жанр или как разновидность эссе.

Римская цивилизация с её стремлением к установлению порядка и закона на территории империи внесла свой вклад в развитие коммуникационных технологий античности. Римская культура испытала огромное влияние греческой. На латынь были переведены классические произведения греческой литературы, что способствовало появлению профессии переводчика и созданию в Риме качественной переводческой школы. Если на ранней стадии римской цивилизации занятие интеллектуальным трудом считалось презренным для свободного римлянина, то к концу 2 в. до н.э. положение дел кардинально изменилось. «За счет рабов и отпущенников, которым господа считали нужным дать образование, росла интеллигенция. Многие представители «рабской интеллигенции» писали сочинения по истории, языкознанию, литературоведению. Но теперь и знатные, высокопоставленные люди не считали зазорным заниматься умственным трудом. Греческий язык становился не только литературным, но и разговорным. Греческие и латинские книги находили широкий сбыт».

В Риме появилось множество мастерских, где рабы изготовляли книги. «Книжная торговля стала почетным и прибыльным занятием, а книжная лавка – местом сборища просвещенных людей». В большинстве богатых домов обязательно имелись две библиотеки: одна – с произведениями на греческом, другая – на латыни.

С 1 в. до н.э. в Риме – подлинный расцвет ораторского искусства. Великий ритор Цицерон прославился не только блестящими судебными и политическими речами, но и теоретическими трудами в этой области. В диалоге «Об ораторе» Цицерон утверждал, что «для нахождения содержания оратору необходимы три вещи: проницательность, затем разумение…и, в-третьих, наука». Цицерон и многие другие ораторы не только произносили, но и широко издавали свои речи. О значимости ораторского искусства говорит принятие (при участии Цицерона) цензорского эдикта, направленного на исправление качества преподавания в риторских школах.

Безусловно, ораторское искусство, формы общения и воздействия на окружающих имели огромное значение для развития журналистики, как, впрочем, и для развития всех форм человеческой деятельности. Это – истоки культуры и науки вообще. Это – истоки письменности, литературы, народного творчества, истории и других областей знания. Они с одинаковым основанием могут быть названы и «пралитературными» и «праисторическими» явлениями.

На более поздних этапах развития общества предпринимались попытки распространять информацию и развлекать публику посредством письменности. В Древнем Риме в эпоху Юлия Цезаря по его личному распоряжению регулярно обнародовались протоколы заседаний сената. Эти протоколы легли в основу своеобразного периодического издания «Acta senatus». Выражаясь современным языком, это были отчеты о заседаниях римского парламента. Некоторое время спустя Цезарь издал указ об издании более «массовой», как сказали бы сегодня, «Ежедневной ведомости» («Acta diurna», которая тиражировалась в скрипториях множеством опытных скрибов под руководством опытного наставника и, наряду с информацией официального плана, знакомила читателей столицы и провинций со всеми выдающимися событиями дня римского общества: с общественными проблемами, литературными произведениями, с анекдотами, с сообщениями о смерти знаменитых людей, результатами гладиаторских боёв.

Ни один из номеров газеты до нас не дошел, но о том, что она существовала, мы можем судить по произведениям римских писателей, в которых она упоминается очень часто, а выписки из нее свидетельствуют о богатстве содержания.

Цезарь проявил себя не только в государственных и военных делах. «В красноречии он стяжал не меньшую, если не большую славу. Все лучшие знатоки без спору признавали его одним из лучших судебных ораторов Рима». Блестящим образцом военной мемуаристики стали его «Записки о Галльской войне». В них Цезарь (от третьего лица) описал наиболее драматичные эпизоды боевых действий, в которых непосредственно принимал участие. Хотя в книге Цезаря имеются фактические неточности и полемическая заострённость, такой тонкий знаток стиля, как Цицерон, утверждал, что мемуары Цезаря «заслуживают высшей похвалы: в них есть нагая простота и прелесть, свободные от пышного ораторского облачения. Он хотел только подготовить все, что нужно для тех, кто пожелает писать историю, но угодил, пожалуй, лишь глупцам, которым захочется разукрасить его рассказ своими завитушками, разумные же люди после него уже не смеют взяться за перо».

В Риме большое распространение получили жанры стихотворной сатиры (Гораций, Марциал, Ювенал, Персий) и публицистической эпистолографии. В императорском Риме понятие свободы слова было весьма ограниченным. Тацит отмечал, что «если былые поколения видели, что представляет собой ничем не ограниченная свобода, то мы – такое же порабощение, ибо нескончаемые преследования отняли у нас возможность общаться, высказывать свои мысли и слушать других». Поэтому оживление публицистической деятельности преимущественно приходилось на периоды обострения борьбы за власть.

В эпистолографическом наследии Рима следует выделить «Нравственные письма к Луцилию» Луция Аннея Сенеки. Свободные размышления римского философа на различные темы, обличенные в форму посланий, оказали большое влияние на европейскую литературу. Письма Сенеки (также как и произведения Теофраста) связаны с формированием жанра эссе в 16 – 17 вв. Так, Френсис Бэкон, основоположник английского эссе, прямо называет письма Сенеки в качестве образца, на который он ориентировался при создании своих «Эссе».

«Acta senatus» была запрещена императором Тиберием в тот период Римской империи, когда участились процессы по государственной измене и в сенате произносились обличительные речи, нередко затрагивавшие особу императора или членов его семьи.

Распространение такого рода информации не входило в интересы тиранов.

«Acta diurna» просуществовала вплоть до вторжения германских племен на территорию Римской империи, т.е. до полного упадка римской культуры, до тех пор, пока в Европе не наступил период переселения народов и активного распространения христианской религии, на многие века ставшей единственным содержанием духовной жизни европейцев. К этому времени уже практически оформились как самостоятельные сферы творчества и социальной деятельности человека: литература, музыка, живопись, история, философия и другие науки. Являются ли римские «Acta», просуществовавшие с 59 г. до н.э. до 222 г. н.э., свидетельством выделения журналистики как оригинальной сферы деятельности человека? Вряд ли так можно сказать. Несмотря на то, что они обладали такими свойствами как периодичность и тираж, их следует отнести больше к средствам ведения политики и администрирования.

То же можно сказать и об известной китайской газете «Кинг Пао» («Столичный вестник»), выходившей в Пекине с 911 г. Надо отметить, что эта газета помимо периодичности и тиража имела еще одно свойство, приближающее её к журналистике, - она создавалась с помощью печатного станка. Китайцы, как известно, создали печатный станок и бумагу гораздо раньше европейцев, но всё же считается, что журналистика имеет европейское происхождение.

 

КНИГОПЕЧАТАНИЕ

Само по себе изобретение печатного станка является важнейшим фактором возникновения журналистики. Оно оказало огромное влияние на все сферы человеческой деятельности, и в особенности на журналистику, поскольку без печатного станка она невозможна принципиально, только печатный станок делает её массовой и оперативной. Без этих качеств журналистики как специфической формы общественной деятельности не существует.

Человечество шло к изобретению печатного станка очень долго, несколько тысячелетий. Идея печатного оттиска заложена ещё в тавре или клейме, которым скотоводы метили своих лошадей или коров, а также в личных печатях вождей древнейших цивилизаций. Одним тавром или печатью можно было отметить тысячи голов скота, огромное количество товаров. Археологи до сих пор не могут расшифровать текст, запечатленный на так называемом диске из Феста., который был найден на острове Крит. На глиняный диск спиралеобразно нанесены с помощью штемпелей-печаток знаки. При наличии штемпелей таких дисков можно было сделать множество. Фактически этот диск является первым образцом печатания связного текста. Следующий этап – печатание монет. Если верить Геродоту, первым этот шаг сделал лидийский царь Гигос в 7 в. до н.э.

Изобретателями первого печатного станка являются китайцы. Но этот станок недалеко ушел от печатания монет. Его возможности были ограничены и связаны со спецификой китайской письменности, насчитывающей около 40 тысяч знаков, каждый из которых обозначает отдельное слово. Писец, знавший не более 3 – 5 тысяч знаков, не мог размножать от руки философские или литературные произведения, так как не все понимал в них. И вот для распространения трудов Конфуция Ли Бо или Бо Цзюйи был придуман следующий способ: текст копировался на деревянную доску (вырезались иероглифы), а с доски, намазанной краской, переносился на лист бумаги. Таким образом можно было до бесконечности размножать один текст, но, чтобы напечатать другой текст, нужно было вырезать иероглифы на новой доске.

Этот способ печатания в Европе не был известен. Иоганн Гутенберг изобрел печатный станок, а вернее способ печатания текста с помощью подвижных литер самостоятельно, и его станок был более совершенным, чем китайский. Он соединил в себе принцип штемпелевания (критский диск) и оттиска с досок, или ксилографии (Китай).

Идея печатания возникла, разумеется, раньше изобретения Гутенберга. Европа была знакома с книжными шедеврами Востока. Ксилографирование (печатание с досок) имело довольно широкое распространение в средние века. Что же печатали? Гравюры с религиозными сюжетами (текст вписывался от руки) и игральные карты, привезенные крестоносцами с Востока и получившие в средневековой Европе очень широкое распространение. Несколько позже ксилографированием стали размножать календари и некоторые университетские учебники (например, пособие по латинской грамматике Элия Доната).

Гутенберг родился в городе Майнце в 1400 году (дата условная). Первые сведения о нем относятся к 1434 году. В это время он жил в Страсбурге, в монастыре Аргобасте, занимаясь вместе с местными жителями изготовлением зеркал. Не известно, были это зеркала в прямом значении этого слова или же речь идет об омониме этого немецкого слова. Слово Spiegel означало в те времена не только зеркало, но и лубочную книгу с картинками. Одна из самых распространенных книг догутенберговской эпохи называлась «Зеркало человеческого спасения», она и дала название себе подобным. В 1438 году Гутенберг рассорился со своими компаньонами. Упоминание станка или пресса в бумагах о разделе имущества наводит на мысль о том, что уже в те годы Гутенберг занимался книгопечатанием. В 1448 году в Майнце уже действовала типография Гутенберга, его печатный станок с подвижными буквами, произвел переворот в книгопечатании. Принцип действия станка Гутенберга остается незыблемым и поныне. Из железа вырезается модель буквы – пуансон. Затем пуансон накладывают на мягкий металл, медь например, и получают обратное изображение буквы – матрицу. Матрицу заливают свинцом или оловом и получают литеру. Чтобы набрать слово или текст, надо взять линейку с бортами – верстатку – и набрать в нее литеры. Полученную строку кладут под пресс на лист бумаги и делают оттиски. Подвижность литер позволяет составлять с их помощью неограниченное количество текстов, вносить в них изменения. Буквы можно использовать многократно.

Итак, история европейского книгопечатания восходит к 15 столетию. Изобретение Гутенберга получило очень быстрое распространение. В Италии первый печатный станок был установлен в бенедектинском монастыре в предместье Рима усилиями немецких печатников Конрада Свейнгейма и Арнольда Паннарца в 1465 г. Вскоре книгопечатание появилось в Риме, затем в – Венеции, Милане, Неаполе, Флоренции. Итальянское книгопечатание быстро обрело собственное лицо. В противовес готическому шрифту был разработан «венецианский» шрифт, или «антиква». Венеция стала столицей итальянского книгопечатания. В 16 веке в ней насчитывалось до 113 печатен и обитало более половины всех итальянских издателей и книготорговцев.

Самое знаменитое венецианское издательство – типография Альда (1469 год), основанная Альдом Пием Мануцием. Она просуществовала до 1597года, то есть 100 лет, выпустив в свет 952 книги. Альд Мануций произвел революцию в издательском деле, предложив в 1501 году новый шрифт и уменьшенный формат изданий. Книги, украшенные типографским знаком Мануция, получили название «альдины». Изданные в этой типографии труды античных авторов стали важным вкладом в европейскую культуру.

Первая книга на английском языке была напечатана в 1474 г. в городе Брюгге. Эту книгу («Собрание повествований о Трое») перевел с французского и издал английский первопечатник Уильям Кэкстон. Вернувшись в Англию в 1477 г., он основал первую английскую типографию, и первой книгой, напечатанной в Англии, стала «Изречения философов». Всего отпечатано около 90 книг, среди которых – полное издание «Кентерберийских рассказов» Дж. Чосера, и «Смерть Артура» Т. Мэлори.

Что касается Франции, то в конце 15 столетия во Франции уже насчитывалось 50 типографий.

А книгопечатание быстро распространялось в Европе. Примерно за 40 лет в 260 городах континента открылись не менее 1100 типографий, которые выпустили в свет около 40000 изданий общим тиражом в 10 – 12 млн. экз. Эти первые книги, изданные в Европе по 31 декабря 1500г., называют инкунабулами.

Необходимо заметить, что распространение типографского дела в Европе практически совпало с началом Реформации. Традиционно начало Реформации связывают с событием, имевшим место 31 октября 1517 г. В тот день мятежный доктор богословия Мартин Лютер прибил к дверям виттенбергской церкви свои 95 тезисов против католической церкви. С этого символического акта началась Реформация, приведшая к религиозным войнам и разделению Европы на католические и протестантские государства. Деятели Реформации первыми использовали преимущества типографского пресса для ведения пропаганды. Лютер и его сторонники в большом количестве тиражировали полемические листки, в доходчивой форме разъяснявшие сторонникам нового вероучения основные теологические проблемы и специфику текущего политического момента.

Таким образом, листовки, «летучие листки», прокламации, памфлеты, диалоги, пародии и сатиры – стали основным идеологическим инструментом в эпоху Реформации. Это было мощное оружие в актуальной религиозной и политической борьбе, ставшее возможным лишь после успехов книгопечатания; оно обладало огромной действенной силой и использовалось всеми без исключения политическими и религиозными лагерями.

Для печатания газет станки стали использовать несколько позже, так как необходим был ещё ряд преобразований и перемен в жизни Европы.

Дешевую бумагу к этому времени европейцы уже научились делать, а вот система связи была ещё архаичной.

Ф.Энгельс в «Диалектике природы» наряду с изобретением станка и производством бумаги обращает внимание на такой немаловажный фактор в истории журналистики, как зарождение и организация почтовой связи и распространение грамотности среди относительно широких слоев населения. Средневековье ограничило духовную жизнь человека религией. Черная тень инквизиции закрыла истину перед человеческим разумом, подавляющая часть европейцев была безграмотна и темна. Инквизиция объявила познание тяжким грехом. Преодоление средневековья было и преодолением невежества, пробуждением человеческого разума. Вместе с первыми станками, торговыми фирмами и книгами развивалась жажда знаний. Читать и писать учились уже не только монахи, но и купцы и даже некоторые простые горожане. Рождалась интеллигенция, как единая, социально-значимая прослойка общества, а это значит, что в эпоху средневековья духовную и политическую жизнь общества стала определять книга. Она была доступна далеко не всем, и тем не менее сыграла огромную роль в распространении знаний.

Познание, особенно если оно следует за периодом длительного пребывания в невежестве, всегда ведет к интенсификации социальных процессов. Эпоха распада феодализма и формирования капиталистического общества знаменуется активизацией не только экономической и культурной жизни общества, но и социальной. Этот фактор имеет не менее важное значение для развития журналистики, чем ранее названные. Журналистика родилась в огне буржуазных революций, крестьянских войн и Реформации – тех жестоких, отличавшихся доселе массовостью классовых битв, в которых рождались буржуазия и пролетариат. Она стала новым, необычайно эффективным оружием классовой борьбы. Это оружие прошло испытание в эпоху немецкой Реформации, которую Ф.Энгельс считал первой буржуазной революцией, революцией в религиозном обличье, это оружие сделало Томаса Мюнцера и Ульриха фон Гуттена вождями народа. Этим оружием блестяще владел английский публицист, поэт и государственный деятель Джон Мильтон (соратник Кромвеля). С помощью журналистики Мирабо, Марат и Робеспьер объединили французов вокруг идеи Свободы, Равенства и Братства.

Итак, журналистика имеет две стороны: коммерческую и идеологическую. Она, как бизнес возникла в силу развития производственных капиталистических отношений и рыночного обмена, а как идеологическое оружие – детище классовых битв огромного масштаба.

Сначала журналистика имела преимущественно коммерческий характер. Первые её проявления связаны с деятельностью торговых фирм, купеческих гильдий и отчасти монастырей. Газетам, отпечатанным на станках, предшествовали многочисленные рукописные прообразы, которые скорее походили на письма или донесения. Но мы упоминаем их в истории журналистики, потому что они функционально очень близки газете. Эти писаные ведомости или листки специально предназначались для передачи информации за определенную плату, они имели ещё неустойчивую периодичность и были плодом деятельности первых профессионалов, зарабатывающих свой хлеб на задворках купеческих или императорских дворов.

Европа позднего средневековья и Возрождения с её бурной торговой жизнью, войнами, междоусобицами, территориальной раздробленностью требовали информации как коммерческой, так и политической. Успех торговли часто зависел не только от рыночной конъюнктуры, но и политических интриг и, конечно, междоусобных войн. Пожалуй, трудно найти другой такой период в истории человечества, когда коммерческая деятельность была бы так тесно переплетена с политическими событиями: многочисленными большими и локальными войнами, междоусобицами феодалов, постоянно возникающими и распадающимися альянсами. Сама жизнь сделала необходимостью появление в средневековых городах лиц, занимавшихся собиранием известий, которые они получали от частных лиц и, заходивших в порты, кораблей. Эти сведения записывались на бумаге, размножались (рукописные копии) и продавались на ярмарках, а также рассылались с гонцами в разные города Европы королям, их придворным, но более всего купцам.

Венеция, как известно, была главным торговым центром и морским портом Европы того времени, что собственно и делало её местом, куда стекалась информация со всего света: сведения с Востока (Индия, Турция, Китай, арабские страны), из папского двора в Риме, игравшего первостепенную роль в жизни Европы, из императорской Вены. Богатейший информационный материал требовал систематизации, а в систематизированном виде являлся уже товаром. Предприимчивые венецианцы не замедлили пустить его в оборот. В самом центре города было основано бюро, занимавшееся сбором всех новостей, прибывших в Венецию с кораблями и торговыми караванами, далее переписыванием их на специальные листки бумаги и продажей этих письменных новостей за мелкую монету, которая называлась gazetta. Впоследствии название денежной единицы было перенесено на листок новостей, а в результате появился один из первых терминов журналистики – газета. Кстати, нужно заметить, что он перешел далеко не во все языки. Во Франции, Германии, Англии газеты называют другими словами, которые отражают уже не коммерческую суть журналистики, а скорее политическую. Эти названия возникли в более поздние времена.

 

ПЕРВЫЕ ГАЗЕТЫ

1609 год считается годом рождения европейской периодики. Первые газеты в Германии, образцы которых донесла до нас история, выходили в Страсбурге и Аугсбурге в 1609 году, а появились они, судя по содержанию сохранившихся номеров, несколько ранее (в одной их номеров страсбургской газеты указывается, что в 1609 году она будет издаваться «по примеру прошлых лет»). Газета, выходившая в Страсбурге, называлась «Ведомость» (Relatio) и рассказывала она о всех выдающихся и достопримечательных событиях, совершавшихся в Верхней и Нижней Германии, во Франции, Италии, Шотландии, Англии, Испании, Венгрии, Польше, Молдавии и Турции за нынешний 1609 год. Все сведения отпечатаны в таком виде, в каком были доставлены». Издавал стразбургский еженедельник типограф Иоганн Каролюс.В том же году в Аугсбурге появилась другая еженедельная газета, которую издавал Лука Шульте.

В течение нескольких последующих лет подобные еженедельные издания распространились по всей Европе: в 1610 г. печатный еженедельник начал издаваться в Базеле, в 1615 г. к Базелю присоединились Франкфурт-на-Майне и Вена. В 1616 г. газета появляется в Гамбурге, в 1617-м – в Берлине, в 1618-м в Амстердаме, в 1620-м - в Антверпене, Магдебурге, Нюрнберге, Ростоке, Брауншвейге, Кельне.

Номера составлялись исключительно из корреспонденций их различных участков Европы и дальних земель, которые размещались на полосе совершенно произвольно, без всякой связи. Корреспонденции представляли собой простое изложение фактов без какого-либо анализа или комментария. Авторская позиция проявлялась в исключительно редких случаях. Сухой язык газет Германии 17 столетия, их аполитичность объясняется, с одной стороны, строгой цензурой и, с другой – традицией вести политические дискуссии с помощью памфлетов. Индифферентность первых немецких газет – следствие их функциональной ограниченности, что вполне объяснимо в период становления. Газета не обрела ещё своё истинное лицо. Даже внешне она напоминала книгу, формат страниц равнялся четверти листа. Но в отличие от книг качество печати было более низким. Огромное количество ошибок и опечаток можно объяснить поспешностью, которая требовалась от издателей. Бумага была, как правило, невысокого качества.Первые газеты выходили еженедельно. Ежедневная пресса появилась несколько позже.

Несмотря на отмеченные недостатки, газеты довольно быстро завоевали популярность и получили широкое распространение. В 1616 году Иоганн Мейер приступил к изданию «Еженедельных ведомостей» в Гамбурге. В 1630 году у него появился конкурент, почтмейстер Клейнгауз, хозяин гамбургских «Почтовых известий». В1640 году к ним добавилась «Новая еженедельная Гамбургская газета». И, наконец, в 1673 году была основана самая удачная и популярная гамбургская газета «Курьер», основатель которой Фома фон Виринген сумел использовать опыт не только немецкой журналистики, но и французских, и английских «интеллигентских листков».

Интенсивно развивалось газетное дело и в Лейпциге. В начале века оно находилось в руках шведов. Но после 1650 года шведо-фильские газеты исчезли и стала развиваться независимая печать. В 1659 году книготорговец Рицци получил от саксонского правительства концессию на издание газеты, которая стала выходить с 1 января 1660 года. Это была одна из первых немецких политизированных газет. Кстати, первая ежедневная газета в Европе появилась также в Лейпциге в 1650 году.

К концу 17 столетия газета завоевала Германию. В её пользе и необходимости уже не сомневались. Более того, просвещенные люди подчеркивали особое значение газеты. В 1697 году в Гамбурге вышла книга «О пользе газетного чтения», автор которой писал: «Кто желает вести осмысленный образ жизни, кто желает быть достойным членом общества и принимать участие в его государственной, торговой и гражданской деятельности, тот обязан интересоваться газетами, тот должен их читать, должен запоминать и взвешивать прочитанное, должен уметь применять его на деле». Но дальнейшее развитие журналистики в Германии было приостановлено на долгое время в силу причин экономического и социально-политического порядка. Немецкие газеты долго оставались информационно-коммерческими. Идеологическую, пропагандистскую функцию журналистика в Германии по-настоящему стала выполнять только с приходом в неё К.Маркса и Ф.Энгельса. А английская и французская печать, возникшая несколько позже, обогнала её в 18 столетии и по темпам развития, и по уровню содержания, и по качеству подготовки представителей этой профессии.

Журналистика в Англии началась так же, как и в Германии, с рукописных ведомостей. Но пришли они на остров несколько позже и по происхождению своему были немецкими или голландскими, т.е. это были переводы на английский язык европейских листков новостей, составленных Альдами, Фугерами или какими-то менее известными собирателями и распространителями информации. Печатный станок прибыл в Англию из Германии. Первый английский печатник Уильям Кэкстон учился своему ремеслу в Кёльне в 60-е годы 15 столетия. Там же он купил печатный станок. В Германии Кэкстон стал заниматься размножением рукописных книг и переводами. В 1476 году он вернулся в Англию и основал в Вестминстере типографию.

К концу 16 столетия рукописные листки новостей, называвшиеся в Англии «News», были вытеснены печатными изданиями «Ballada of the News» («Баллады новостей»), их можно считать непосредственными предшественниками английских газет. К сожалению, нельзя увидеть ни один из этих первых печатных сборников новостей, они не сохранились. Но названия некоторых «баллад новостей» говорили о том, что они походят на немецкие «ведомости» и «ярмарочные издания» – «Новости из Фландрии», «Новости из Германии и Голландии», «Ужасные новости из западных частей Англии о пожаре Тивертона» и т.д. К этой же категории изданий относится «Английский Меркурий» («Mercurius Britanicus»), насколько номеров которого сохранились (здесь следует оговориться, что подлинность их вызывает сомнение у историков). «Меркурий выходил в 60-е годы 16 столетия. Он оповещал англичан о событиях внешней и внутренней жизни, в частности, в одном из номеров его сообщается о движении испанской «Непобедимой Армады». В дальнейшем слово «Меркурий» постоянно используется в названиях периодических изданий в Англии.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.