Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 26. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ





 

26.1. Общие вопросы и основные понятия

 

Вопросы регулирования информационных технологий в международном масштабе приобрели актуальность в конце XX в., в первую очередь в связи с начавшимся бурным развитием Интернета (глобальной трансграничной информационной сети) и его проникновением в повседневную жизнь большинства жителей Земли. Интернет, мобильная телефония, иные современные средства связи и обработки информации революционным образом воздействуют на экономические и социальные процессы, являясь одним из наиболее показательных примеров происходящей глобализации. В связи с развитием информационных и коммуникационных технологий передачи и обработки информации изменения происходят даже в лексическом составе и орфографических правилах многих языков мира. Так, появляются и все чаще используются слова-неологизмы с приставкой "кибер-" (англ. cyber-): "киберпространство", "кибербезопасность", "киберпреступность", "кибертерроризм", "кибератака", "кибервойска", "кибероружие", "киберсотрудничество" и т.д. Эти слова используются в различных нормативных актах внутригосударственного законодательства, политических декларациях, документах международных организаций и иных документах правового характера. Терминологическое значение и содержание этих понятий пока однозначно не определено, и они получают различную интерпретацию и применение в документах международных межправительственных организаций, в первую очередь ООН, Международного союза электросвязи (МСЭ), а также в национальных "стратегиях киберпространства" (например, США) или "стратегиях кибербезопасности" (например, Великобритании, Германии, Италии и др.). Так, в документах Международного союза электросвязи под киберпространством (cyberspace) понимается "среда с подключенными компьютерными устройствами, пользователями, инфраструктурой, приложениями, сервисами, телекоммуникационными системами, а также совокупность передаваемой и (или) хранящейся в этой среде информации". Вместе с тем во внутригосударственном праве многих стран термин "киберпространство" используется в ином содержательном значении.

На повестку дня все настоятельнее выдвигается вопрос о единообразии применяемых терминов и понятий, правовой квалификации используемых понятий, а также адекватности переводов этих понятий на другие языки, включая русский. Смысловые, содержательные различия употребления тех или иных терминов зависят и от вариантов перевода терминов и понятий. Например, слово cybersecurity с английского языка буквально переводится как "кибербезопасность", но в силу определенной политической мотивации может переводиться на русский язык как "информационная безопасность" или даже "безопасность применения информационных технологий".

Применительно к терминам более общего характера также можно заметить различия в написании и применении слов, словосочетаний и аббревиатур, используемых правовыми системами и законодательными актами различных государств. В документах международных организаций, в частности Организации Объединенных Наций, используется словосочетание "Information and Telecommunication Technologies", которое на русский язык переводится по-разному: "информационно-коммуникационные технологии", "информационные и коммуникационные технологии". Употребление в этом словосочетании дефиса либо использование союза "и", несомненно, меняет смысловые характеристики и контекст их применения. В правовой системе США, относящейся к англо-американской правовой семье, в которой судебный прецедент имеет регулирующее значение, принципиальным стало то, что Верховный суд США в 2005 г. вынес решение о различии классификаций "информационные услуги" и "телекоммуникации", что повлияло на различия в их регулировании и использовании в правоприменительной практике США. Употребление дефиса в русском переводе термина "информационно-коммуникационные технологии" дает возможность отнести международно-правовое регулирование телекоммуникаций к сфере деятельности Международного союза электросвязи и выделять при этом информационные технологии как отдельную сферу международно-правового регулирования, в значительной степени совпадающую со сферой "регулирования" или "глобального управления" Интернетом.

Сама орфографическая норма написания слова "Интернет" отражает эволюцию его применения и изменение его значения. В российском законодательстве слово "Интернет" употребляется в различном контексте и сочетаниях, но предпочтение отдается использованию его эвфемизма - "информационно-коммуникационная сеть", который пишется через дефис. Интересно, что в настоящее время при написании слова "Интернет" почти всегда используется строчная буква, что знаменует переход этого понятия из категории имен собственных, как обозначения названия некой международной компьютерной сети, в категорию имен нарицательных, как обозначения инфраструктуры, обеспечивающей определенную технологию обмена информацией. Это является свидетельством того факта, что Интернет стал частью повседневной жизни и перестал быть чем-то уникальным, разделив участь таких изобретений, как телеграф, телефон, радио, телевидение, написание которых тоже когда-то было с прописной буквы. Тем самым окончательно ликвидируется возможность отношения к этой международной информационной сети как к некоему объекту регулирования, который: а) кому-то принадлежит, б) носит в этой связи присвоенное фактическим или формальным владельцем имя или название, в) сосуществует с некими иными объектами, сходными с ним по принципам функционирования и принципам развития.

К числу важнейших проблем правового регламентирования информационных технологий применительно к Интернету можно отнести:

- определение международно-правовых основ функционирования и дальнейшего развития Интернета, что, собственно, и относится в значительной степени к управлению Интернетом;

- уточнение правового статуса субъектов правовых отношений, связанных с использованием Интернета, с учетом того факта, что такие отношения, как правило, осложнены иностранным элементом;

- установление правового режима объектов, являющихся предметом указанных выше отношений и относящихся к самым разным уровням инфраструктуры, применяемой для оказания услуг с использованием современных информационных технологий (к таким объектам можно отнести разного рода информационные и технологические ресурсы, такие как сайты, сетевые сервисы, компьютерные серверы, оборудование для передачи информации на магистральном и абонентском уровне и т.д.), а также применяемые в Интернете средства адресации и идентификации;

- международно-правовые средства предотвращения использования Интернета в противоправных целях;

- выявление оптимальной модели "управления Интернетом", фиксация соответствующих ей прав и обязанностей государств в международно-правовых нормативных актах.

Исторически Интернет зародился в лабораториях военно-промышленного комплекса США в 1960-е годы в целях создания системы управления американскими стратегическими ядерными силами в условиях быстроразвивающегося глобального военного конфликта, в ходе которого часть компонентов такой системы могла бы быть уничтожена ракетно-ядерной атакой противника, но устойчивость системы управления в целом не должна была пострадать. В этой связи Интернет, как технологическая система передачи информации по произвольным маршрутам через определенные узловые соединения, не был изначально приспособлен для предоставления возможностей точного определения (идентификации) лиц, передающих и получающих такую информацию, и тем более для выявления их правового статуса и объема правомочий. После превращения информационной сети, первоначально предназначенной для военных целей, в глобальную сеть трансграничного информационного обмена (1980 - 1990-е годы), ее базовые технологические особенности не были каким-либо кардинальным образом изменены, а лишь несущественно модифицированы для облегчения использования Сети все более возрастающим числом пользователей Интернета.

Отличительной особенностью субъектного состава правоотношений, связанных с Интернетом, является их неоднородность и динамическая изменчивость, обусловленная характерными технологическими аспектами развития Интернета. Круг субъектов соответствующих правовых отношений включает: пользователей Интернета; лиц, оказывающих услуги доступа к Интернету (как правило, это операторы связи); лиц, создающих и размещающих в Интернете ту или иную информацию (так называемые владельцы контента, администраторы сайтов и т.п.); лиц, оказывающих разнообразные "сетевые" услуги, в том числе услуги сетевой адресации (регистраторы доменных имен) и поиска информации в Интернете (операторы поисковых систем); суверенные государства и международные межправительственные организации (в части установления принципов и норм трансграничного управления Интернетом). При этом участие государства в рассматриваемых правоотношениях может связываться, например, с деятельностью правоохранительных органов государства (в части борьбы с противоправным использованием Интернета), а также органов законодательной и правоприменительной власти (в части установления правил использования Интернета на национальном уровне).

Технологическая структура Интернета, особенности субъектного состава правоотношений, связанных с Интернетом, и необходимость правового регламентирования его использования на национальном и международном уровне стали определяющим моментом формирования многоуровневой модели управления Интернетом, основу которой составляет принцип участия всех заинтересованных сторон. Принцип участия в управлении Интернетом всех заинтересованных сторон (multi-stakeholderism) означает, что к решению правовых вопросов Интернета должны быть привлечены все заинтересованные стороны (stakeholders), к числу которых относятся государства, частный сектор и гражданское общество. Этот принцип не затрагивает международно-правовой аспект управления Интернетом, поскольку указанные вопросы остаются в сфере международного публичного права, субъектами которого являются суверенные государства, международные межправительственные организации, государствоподобные образования. Однако практические шаги в вопросах управления Интернетом на международно-правовом уровне невозможно решать без участия всех заинтересованных сторон.

Объект и предмет регулирования правовых отношений, связанных с использованием Интернета, однозначно определить невозможно, поскольку Интернет - это многоуровневая технологическая информационная сеть, функционирование которой осуществляется в трансграничном масштабе. Интернет отличается технологически сложной, многоуровневой структурой. Технологически инфраструктурные уровни Интернета включают: физические каналы связи и компьютерное оборудование; программные и технические средства, обеспечивающие связность различных сегментов этой информационной сети в различных странах, включающие систему корневых серверов (root servers), маршрутизирующих основные информационные потоки Интернета; технические стандарты и способы их практической реализации, относящиеся к системе сетевой адресации; собственно интернет-ресурсы в виде веб-сайтов, социальных сетей, служб электронной почты, сетевых СМИ, систем поиска информации и т.д. На каждом из инфраструктурных уровней Интернета объектами правового регулирования являются различные отношения, в которых участвуют различные субъекты права и которые возникают по поводу достаточно специфических предметов регулирования. Плюралистическая концепция разделяет объект правоотношений (урегулированное правом общественное отношение) и объект (предмет) правового регулирования. Логическим следствием плюралистической концепции является признание многообразия объектов правоотношений. Если обратиться к "техническому" или "физическому" ("нижнему") инфраструктурному уровню Интернета, то объектами регулирования являются межконтинентальные кабели, прокладка которых осуществляется через государственные сухопутные границы; радиочастотный спектр и порядок его использования; национальная сетевая инфраструктура подключения и присоединения сетей связи, включающая использование абонентского оборудования, и т.п. Соответственно правовое регулирование этих объектов в значительной степени совпадает с регулированием традиционных сетей электросвязи. "Технический" или "физический" уровень Интернета регулируется нормативно-правовыми и нормативно-техническими актами в сфере телекоммуникаций, в первую очередь нормативно-техническими и технологическими правилами и стандартами Интернета, разрабатываемыми негосударственными инженерными организациями. На более "высоком", прикладном уровне, специфически связанном именно с Интернетом, объектами регулирования становятся собственно информационные ресурсы, порядок их распространения и хранения, многочисленные сетевые сервисы, включая социальные сети и поисковые системы, и т.п. В качестве объектов правоотношений на этом уровне являются, например, адресация и идентификация, создание и администрирование доменных зон, присвоение сетевых адресов, разработка и стандартизация правил (стандартов, протоколов) передачи информации. Соответственно "прикладной уровень" Интернета регулируется в первую очередь нормами внутригосударственного права в сфере гражданского и информационного законодательства и нормативно-техническими актами в сфере телекоммуникаций.

Интернет достаточно долгое время не был предметом системного изучения в науке международного публичного права. Отчасти это связано с тем фактом, что в настоящее время нет сформировавшихся институциональных механизмов управления Интернетом на универсальном уровне. Однако это не следует рассматривать как отсутствие правовой основы для международно-правового регулирования Интернета вообще. В отношении международных институциональных механизмов следует помнить, что развитие новейших технологий дает нам примеры, когда такого рода механизмы рано или поздно были созданы и с той или иной степенью эффективности функционируют. Например, в сфере мирного использования атомной энергии основополагающей является деятельность международной межправительственной организации МАГАТЭ. Вместе с тем такая сфера, как освоение космического пространства, осуществляется без какого-либо международного координирующего органа, а все предложения по созданию некоей "всемирной космической организации" так и не привели к практическим последствиям, что не является препятствием для международного сотрудничества по вопросам космоса. Международно-правовое сотрудничество государств в этой сфере основывается, в частности, на Договоре о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 г., участниками которого являются более 100 государств.

Новизна и сложность регламентации отношений, связанных с Интернетом, влияют на возможность в международно-правовом плане согласования публичных интересов государств в этой сфере в контексте создания международной межправительственной организации или заключения международного договора. Вместе с тем государствам в рамках такой международной организации, как Совет Европы, удалось разработать и принять Конвенцию о преступности в сфере компьютерной информации 2001 г., часто называемую Конвенцией о киберпреступности, которая рассматривается в соответствующем разделе настоящей главы.

 

26.2. Роль и значение международных межправительственных

организаций в международно-правовом регулировании

управления Интернетом

 

Ключевым в дискуссиях относительно международно-правового регулирования информационных технологий являлся и до сих пор остается таковым вопрос об управлении Интернетом. Эта проблема в настоящее время не только не имеет однозначного решения, но и сами теоретические (доктринальные) подходы к ее разрешению весьма разнообразны. Во многом это объясняется тем, что Интернет - это "техническое изобретение" и, как таковое, объективно требует технической поддержки и технологического обеспечения функционирования его инфраструктуры, которая главным образом связана со сферой телекоммуникаций. Для обеспечения трансграничного функционирования Интернета в этом контексте наряду с правовыми нормами специальное регулирующее значение имеют "организационно-технические" нормы, такие как стандарты и протоколы Интернета (Internet Protocol Standards), создаваемые, например, организациями, входящими в Общество Интернета (Internet Society, ISOC), Консорциумом Всемирной сети (World Wide Web Consortium, 3WC) и другими организациями.

Вместе с тем Интернет следует рассматривать не только как "техническое изобретение", поскольку его использование влияет на внутригосударственное экономическое и социальное развитие государств, обеспечивает коммуникационные связи государств, организаций, людей в международном масштабе; безопасное использование Интернета все чаще принимается во внимание в проблематике обеспечения международного мира и т.д. Сказанное, во-первых, обусловливает постановку и решение вопроса управления Интернетом в международно-правовом контексте и, во-вторых, необходимость разработки оптимального международно-правового механизма управления Интернетом.

Термин "управление Интернетом" в его традиционном в настоящее время понимании появился в начале 2000-х годов, явившись достаточно условным переводом английского эквивалента Internet Governance. Действительно, слову governance, подобно многим другим отвлеченным понятиям, выраженным по-английски, нелегко подобрать однозначные соответствия в большинстве других языков мира. В литературе и практике дипломатической деятельности используются разнообразные переводы понятия Internet Governance на русский язык, в том числе "регулирование Интернета", "управление использованием Интернета" и т.д. Представляется, что из всего многообразия предложенных терминов именно "управление Интернетом" наиболее адекватно отражает суть описываемого явления, сводящегося к установлению и соблюдению правил и процедур, регламентирующих порядок функционирования и развития глобальной информационной сети.

В ходе развернувшихся в начале 2000-х годов дипломатических дискуссий по проблематике управления Интернетом выявились два противоположных подхода. Узкий подход ограничивал управление Интернетом технико-организационными вопросами построения сети, сетевой адресации, нумерации, стандартизации и проч. Соответственно, при таком подходе безопасность Интернета становилась центральной задачей. Широкий подход подразумевал необходимость включения в управление Интернетом наряду с техническими также вопросы социально-политического характера. Кроме того, максимально широкое толкование понятия "управление Интернетом" включало решение проблем коммутации международных сетей электросвязи, обеспечение сбалансированности тарифов за пропуск сетевого трафика и т.д.

В настоящее время проблематика управления Интернетом охватывает достаточно широкий круг организационно-технических, технологических, общественно-политических, социально-экономических и прочих аспектов. Фактически управление Интернетом совпадает с проблематикой построения информационного общества, впервые обозначенной на международном уровне в Окинавской хартии Глобального информационного общества 2000 г., принятой главами государств и правительств "Группы восьми".

В целом ряде документов международных организаций и форумов, связанных с управлением Интернетом, сферы сотрудничества и взаимодействия разделяются на сферу, относящуюся к повседневной деятельности технического и эксплуатационного характера, и сферу, связанную с деятельностью правительств и их ролью в выполнении своих обязательств в решении международных вопросов государственной политики, касающихся Интернета. Управление Интернетом в сфере повседневной деятельности технического и эксплуатационного характера в целом сформировалось и в самом общем плане представляет собой исторически сложившуюся многостороннюю модель (multistakeholder's model), основанную на саморегулировании и многостороннем партнерстве, включающем все заинтересованные стороны. К числу заинтересованных сторон относятся частный сектор, гражданское общество, бизнес, техническое и академическое сообщество, правительства, международные организации.

Сфера управления Интернетом, связанная с деятельностью правительств и их ролью в выполнении своих обязательств в решении международных вопросов государственной политики, касающихся Интернета, прежде всего связана с государствами как субъектами международного права. В этой связи целесообразно отметить два момента. Во-первых, специфика организационно-технического функционирования Интернета заключается в том, что Интернет никому не принадлежит, ни одно государство не обладает монопольной властью над ним и Интернет никто не может "выключить". Вместе с тем технологические компоненты Интернета подпадают под многочисленные национальные и государственные юрисдикции, в рамках которых могут быть установлены те или иные ограничения на передачу информации, что является суверенным правом государств. Во-вторых, именно государствам принадлежит ведущая роль и в решении вопросов, связанных с политикой в сфере Интернета, и в формировании международно-правового механизма управления Интернетом. При этом особенности формирования такого механизма исторически связаны с тем, что, с одной стороны, он начал складываться в рамках международных межправительственных организаций, а с другой стороны, был тесно связан с процессом проведения Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества и последующих шагов в реализации принятых решений.

Всемирная встреча на высшем уровне по вопросам информационного общества (World Summit on the Information Society) проходила под эгидой ООН (первый этап - Женева, декабрь 2003 г., второй этап - Тунис, 2005 г.). Важнейшими итогами первого этапа было, во-первых, принятие двух документов, впоследствии одобренных Генеральной Ассамблеей ООН, а именно: Декларации принципов по вопросам информационного общества и Плана действий Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества. Во-вторых, Генеральному секретарю ООН был предоставлен мандат на учреждение Рабочей группы по управлению Интернетом (Working Group on Internet Governance). В ходе второго этапа Всемирной встречи были приняты Тунисское обязательство по вопросам информационного общества и Тунисская программа для информационного общества.

Рабочая группа по вопросам управления Интернетом с учетом всестороннего обсуждения выработала определение понятия "управление Интернетом" (доклад Рабочей группы по управлению Интернетом, июнь 2005 г.): управление Интернетом представляет собой разработку и применение правительствами, частным сектором и гражданским обществом, при выполнении ими своей соответствующей роли, общих принципов, норм, правил, процедур принятия решений и программ, регулирующих эволюцию и применение Интернета. Это определение в настоящее время считается общепризнанным. Важно обратить внимание на то, что разработанное рабочее определение зиждется на концепции широкого участия всех заинтересованных сторон в механизмах управления Интернетом. Определение управления Интернетом исходит из признания того, что в конкретных вопросах управления Интернетом каждая заинтересованная сторона (правительства, организации, представители гражданского общества, частного сектора) имеет свои различные интересы, играет различную роль и принимает участие в различных формах, которые зачастую могут дублировать друг друга.

В соответствии с порядком изложения вопросов в итоговом докладе Рабочей группы по управлению Интернетом в числе важнейших проблем, требующих закрепления и решения на международном уровне, были названы:

- административное управление корневой зоной Интернета и корневыми серверами системы доменных имен (DNS) <1>;

--------------------------------

<1> Доменное имя - это символьное обозначение, зарегистрированное для сетевой адресации, в которой используется система доменных имен (Domain Name System, DNS). Система доменных имен DNS предназначена для удобства пользователей Интернета и обеспечивает соответствие между сетевыми адресами, IP-адресами. В сети Интернет требуется глобальная уникальность адреса. IP-адрес (Internet Protocol Address, IP-Address) - уникальный сетевой адрес узла в компьютерной сети, построенной по протоколу IP. См. подробнее об этом: http://cctld.ru/ru/docs/legals/domainsite.php/.

 

- порядок присвоения сетевых IP-адресов и распределения адресного пространства в условиях перехода на новый сетевой протокол IPv6;

- уточнение порядка присоединения информационных и телекоммуникационных сетей на международном уровне и их взаимодействие;

- стабильность и безопасность глобальной сети и ее пользователей;

- предотвращение противоправного распространения информации в Интернете, включая спам;

- обеспечение основных прав и свобод человека при использовании Интернета, включая в первую очередь свободу слова и выражения своего мнения;

- обеспечение конструктивного участия каждого желающего в разработке государственной политики управления Интернетом;

- защита информации и права на неприкосновенность частной жизни;

- соблюдение прав потребителей при оказании сетевых услуг;

- расширение практики многоязычия и политики мультикультурализма.

Принципиальным моментом являлось то, что итоговый доклад Рабочей группы по управлению Интернетом исходил из признания многосторонней модели (multistakeholder's model) управления Интернетом.

В конкретных вопросах управления Интернетом роль и обязанности правительств должны быть связаны со следующими аспектами деятельности:

- разработка, координация и осуществление соответствующей государственной политики на национальном уровне, а также разработка и координация политики на региональном и международном уровнях;

- создание благоприятных условий для развития информационно-коммуникационных технологий (ИКТ);

- надзорные функции;

- разработка и принятие законов, положений и стандартов;

- разработка договоров;

- развитие передового опыта;

- поощрение научных исследований и опытно-конструкторских разработок в области технологий и стандартов;

- поощрение доступа к услугам в сфере информационно-коммуникационных технологий;

- борьба с киберпреступностью;

- содействие международному и региональному сотрудничеству;

- поощрение развития инфраструктуры и прикладных программ информационно-коммуникационных технологий;

- решение общих вопросов развития;

- поощрение многоязычия и культурного разнообразия;

- содействие в урегулировании споров, включая использование арбитражных процедур.

В вопросах управления Интернетом роль и обязанности частного сектора включают в себя:

- саморегулирование информационной индустрии;

- развитие передового опыта;

- разработка стратегических предложений, руководящих принципов и инструментария для директивных органов и других заинтересованных сторон;

- научные исследования и опытно-конструкторские разработки в области технологий, стандартов и процессов;

- участие в разработке национального законодательства и национальной и международной политики;

- содействие инновационной деятельности;

- содействие в развитии арбитражных процедур урегулирования споров;

Роль и обязанности гражданского общества в вопросах управления Интернетом включают в себя:

- расширение информированности общественности и создание возможностей для распространения знаний, подготовки кадров, обмена опытом и проч.;

- содействие созданию сетей;

- решение задач маргинальных групп населения, включая, например, общины-изгои и др.;

- участие в политических процессах;

- предоставление экспертов, специалистов, опыта и знаний по ряду направлений политики в области информационно-коммуникационных технологий;

- содействие политическим процессам и проведению комплексной политики, которая была бы ориентирована на людей и предусматривала их широкое участие;

- научные исследования и опытно-конструкторские разработки в области технологий и стандартов;

- развитие и распространение передового опыта;

- содействие в обеспечении соответствия политических и рыночных факторов потребностям всех членов общества;

- поощрение социальной ответственности и практики рационального управления;

- пропаганду разработки социальных проектов и организацию мероприятий особой важности, которые, возможно, не отвечают требованиям дня или доходности;

- содействие формированию концепций информационного общества, ориентированного на человека, на основе прав человека, устойчивого развития, социальной справедливости и предоставления широких возможностей.

Конкретные международно-правовые механизмы управления Интернетом в трансграничном масштабе Рабочей группой по управлению Интернетом разработаны не были, но были предложены четыре возможные организационные модели управления Интернетом. Следует подчеркнуть, что принципиальным моментом для всех четырех моделей являлось то, что все предложенные модели предусматривали осуществление функций Корпорации Интернета по распределению имен и адресов - Internet Corporation for Assigned Names and Numbers, далее - ICANN. Логика изложения требует пояснить роль и значение ICANN в трансграничном управлении Интернетом <1>.

--------------------------------

<1> См.: подробнее об ICANN: http://www.icann.org/.

 

Трансграничное функционирование Интернета основано на саморегулировании, но требует централизованного осуществления как минимум трех функций: во-первых, разработки принципов распределения (выделения) блоков интернет-адресного пространства (Internet Protocol Address); во-вторых, эксплуатацию корневых серверов (Operating Root Servers), позволяющих подключенным к Интернету устройствам находить друг друга, а пакетам данных перемещаться от отправителя к получателю по всей сети, включая осуществление функции назначения параметров протокола "http" адреса; в-третьих, создание и администрирование системы доменных имен и адресов Интернета (Domain Name System), без которых существование и функционирование целостного трансграничного Интернета невозможно. Изложенное делает понятным, что управление Интернетом прежде всего связано с деятельностью организаций, обеспечивающих осуществление обозначенных выше функций, а также технологическую поддержку трансграничного функционирования Интернета, и именно ICANN принадлежит центральная роль.

ICANN была создана в соответствии с законами штата Калифорния (США) как некоммерческая организация, осуществляющая деятельность в качестве оператора доменного пространства Интернета. До создания ICANN вопросами распределения имен и адресов в Интернете и осуществлением надзора за всей системой доменных имен занималось Правительство США в лице Министерства торговли США. Созданием ICANN в 1998 г. процесс передачи создания и администрирования системы доменных имен и адресов Интернета (DNS) от Правительства США к ICANN был формально завершен, однако Правительство США продолжало сохранять фактический контроль. Это было связано с тем, что деятельность ICANN как организации, являющейся юридическим лицом штата Калифорния (США) и представляющей частный сектор, зиждилась на возобновляемом контракте с Правительством США.

В настоящее время ICANN централизованно и единолично осуществляет трансграничную координацию системы присвоения доменных имен и адресов в Интернете, контролирует выполнение базовых принципов. Вместе с тем ICANN не управляет содержимым Интернета, не осуществляет фильтрацию нежелательного контента, не предоставляет доступа к Интернету. Но именно ICANN поддерживает безопасность, стабильность и взаимодействие Сети, решает, какие устройства могут быть подключены к Интернету и какие у них будут доменные имена. Именно ICANN принимает решение об утверждении и вводе в эксплуатацию новых доменов верхнего уровня, о регистрации доменных имен для государств, географических регионов. Система доменных имен и адресов Интернета (DNS) координируется ICANN путем заключения соответствующего соглашения с юридическим или физическим лицом (оператором, организацией-регистратором и др.), который поддерживает адреса доменов. Принципиальным моментом является то, что система доменных имен и адресов Интернета (DNS) является ключевым вопросом управления Интернетом. Следует отметить, что долгое время вопрос управления Интернетом рассматривался исключительно в контексте борьбы за контроль над системой распределения доменных имен, и в настоящее время этот контекст не только не теряет актуальности, более того, он приобретает новый импульс развития в связи с расширением зоны доменов верхнего уровня.

Таким образом, ICANN de facto осуществляет трансграничную координацию системы присвоения доменных имен и адресов в Интернете и контролирует выполнение базовых принципов, т.е. является центральным звеном решения вопросов Интернета, относящихся к повседневной деятельности технического и эксплуатационного характера. Вместе с тем именно правовое положение ICANN как юридического лица права штата Калифорния (США) дает основание многим государствам утверждать, что США, а не международное сообщество государств распределяют доменные имена и IP-адреса для всех стран мира и осуществляют надзор за этими процессами, что является нарушением основ многостороннего сотрудничества государств.

На Всемирной встрече на высшем уровне по вопросам информационного общества, в ходе проведения тунисского этапа (2005 г.), ряд государств инициировал обсуждение вопроса о необходимости участия правительств различных стран в присвоении имен и адресов в Интернете и в придании большей степени интернационализации деятельности, связанной с управлением Интернетом. Было высказано предложение о создании международной организации, которая стала бы основой интернационализации управления Интернетом на межправительственной основе. Созданная международная организация смогла бы осуществлять репрезентативное управление Интернетом, не зависящее от национальных и политических влияний, прежде всего со стороны Соединенных Штатов. При этом такая международная организация рассматривалась в качестве международной платформы сотрудничества государств для разработки общих принципов управления Интернетом.

Предполагалось, что компетенция международной организации будет связана с разработкой основных принципов, обязательных для корпорации ICANN, но с сохранением за ней осуществления функций распределения имен и адресов Интернета. Таким образом, ICANN сохраняла бы функции осуществления текущих задач по обеспечению и поддержанию работы Интернета, связанной с повседневной деятельностью технического и эксплуатационного характера, а полномочия принятия политических решений от ICANN перешло бы к новой международной организации, все решения которой вырабатывались бы на основе Декларации принципов по вопросам информационного общества, принятой на женевском этапе Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества. Все предложенные меры должны были рассматриваться как своего рода гарантия для ICANN, что передача международной организации функций, связанных с выработкой политических решений, не повлечет за собой изменений







Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...

Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...

ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ? Если вы все еще «неправильно» связаны с матерью, вы избегаете отделения и независимого взрослого существования...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2023 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.