Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Разговорные конструкции в судебной речи





 

Отсутствие момента обдумывания во время произнесения судебной речи ведет к тому, что в ней появляются конструкции, общие с разговорной речью.

 

 

Смещение синтаксической перспективы высказывания

Так, оратор, начав оформление высказывания, в процессе речи понимает его недостаточную точность или не может осознать всех подчинительных связей слов и ищет новую форму выражения мысли, упуская при этом из-под контроля уже произнесенную часть фразы. В результате возникают самоперебивы или смещение синтаксической перспективы высказывания. Смещение перспективы может проявляться в отказе от продолжения начатого построения (например: Человек / впервые совершил преступление / и так сказать является / только-только создал молодую семью), в изменении порядка слов, когда синтаксически связанные между собой слова отрываются друг от друга: «Десять килограмм / потерпевшей сала вернули //». Или: «Зайти они во времянку побоялись//». Или: «Необходимо решить вопрос / о том / признать ли причину уважительной / пропуска срока / для вступления в наследство //» (надо: 10 килограммов сала; зайти во времянку они побоялись; причину пропуска срока для вступления в наследство). Такие отклонения от обычного порядка слов корректируются интонационными средствами, местом логического ударения, паузами. Широко распространены конструкции, в которых определение стоит после определяемого существительного: «Никто не предложил ей услуги такие». Или: «Почувствовал боль в боку правом»; «Это не говядина тушеная». Или: «Только вот такой / подход справедливый / позволит найти правильное решение //».

Высказывания могут быть семантико-синтаксически незавершенными: Товарищи судьи / после того как Пшеничников / якобы ударил Горского / и вытащил у него 10 000рублей из кармана /и тут же / садится с ним в машину / и распивает с ним спиртное / что противоречит показаниям Акимова //. Или: Молодой человек / который впервые / в своей непродолжительной жизни / очутился в непривычных для себя // обстановке / в окружении таких же молодых людей / и возможно / именно отсутствие / необходимого жизненного опыта / отсутствие именно житейской мудрости / житейских навыков / вот все это привело / э-э / к тому / что он упал / привело его к падению / привело к тому / что события / участниками которых /он является / породили состав преступления //. Незавершенной может оказаться, как видим, часть высказывания. Возникает незавершенность и в результате самоперебива, самопоправки. Появление самоперебивов в речи неизбежно, длительное течение устной речи без перебивов является маловероятным, встречается редко.



 

 

Паузы обдумывания

Спонтанность судебной речи порождает паузы обдумывания, в которых случаются различные заполнители: «Хотелось бы [буквально в нескольких словах (убыстр.)] / высказать соображения / относительно тех причин / которые сегодня / э-э / привели моего подзащитного / Юрия Слюнкова / на скамью подсудимых // Ну / безусловно / что первой причиной является собственное поведение / ну / в частности / поведение моего подзащитного //». Или: «Первым доказательством / являются / в общем-то / показания подсудимого//». Или: «Никто не пришел / к нему / на помощь / никто / не смог протянуть ему / руки / и / м-м / может быть / таким образом / уже после того / э-э / как он совершил / он / э-э / преступление / уже после того как / был / м-м / поставлен в детскую комнату / м-м / на учет / в инспекцию по делам несовершеннолетних //». Часты разного рода вставные слова и актуализаторы, усиливающие членение речевого потока: «Вот допрошен был свидетель / вот представитель ответчика //». Или: «Я прошу вас учесть / вот эти вот / доводы //». Или: «Почему именно Стуков / очутился как раз / именно вот среди тех ребят / которые…», вставные конструкции: «Именно от этого удара / как она пояснила / он свернулся в калачик / и после этого уже / значит / никаких признаков сопротивления / не оказывал //». Или: «Нам известно товарищи судьи / из тех дел / которые нам приходится рассматривать / [и очень часто (убыстр.)] что ведь / ни одного такого случая / значит / наша судебная практика не встретила / чтобы в пьяном состоянии понимаете / подсудимый / залез бы на крышу / пятого этажа / или с девятого сбросился / или в огонь //», повторы: «Мой подзащитный признает / признает виновным себя //». Или: «И вот этот эпизод / этот вот эпизод / должен квалифицироваться по ст. 144-й части первой / Уголовного кодекса //». Или: «Но ведь все кончилось / все кончилось / с момента появления потерпевшей //».

Чтобы понять, как воздействует фактор устности на языковые характеристики судебной речи, сравним текст речи, написанный до судебных прений, часть которого адвокат по нашей просьбе должен был репродуцировать, и устный текст этой же речи:

«Самолет ТУ-154 временно потерял ориентировку, не зная своего местонахождения, а диспетчеры разных РЦ вели его к аэропорту назначения, не видя его на локаторах, не направляя его, когда он сбился с курса и в конце концов потерялся».

Устный текст:

«Самолет ТУ-154 / выполнявший рейс из Москвы в Красноярск / временно / потерял ориентировку / не знал своего местонахождения / а диспетчеры / разных радиоцентров / не буду их перечислять / представители которых / сидят на скамье подсудимых / вели самолет / к аэропорту назначения / не видя на локаторах / не зная точного местонахождения /не направляли его / когда он сбился с курса /ив конце концов вообще потеряли // Это конечно не помощь / экипажу / не помощь //».

В устной речи появились повторы, речевые отрезки, которых в письменном тексте нет (они выделены); даже в тех частях текста, которые оратор старался репродуцировать, изменилось построение высказываний: деепричастия заменились глаголами, что характерно для устной речи (не зная - не знал, не направляя - не направляли).

Второй текст:

«И еще вопрос: случайно или целенаправленно экипаж нашел ориентировку? На мой взгляд, вопрос праздный, не имеющий никакого отношения к решению вопроса об ответственности. Главное в том, что экипаж сам, без посторонней помощи восстановил ориентировку и приземлился на своей полосе в аэропорту Красноярск. Учитывая напряженную возникшую ситуацию, за самообладание, летное и штурманское искусство мы должны быть благодарны экипажу. Но вместо благодарности при отсутствии всяких неблагоприятных последствий, без всякой необходимости экипаж оказался на скамье подсудимых».

Устный текст:

«И еще / возникает вопрос / случайно или целенаправленно / экипаж / нашел ориентировку // С моей точки зрения / на мой взгляд / вопрос / в общем-то праздный / искусственный / не имеющий никакого отношения / к ответственности // Главное / заключается в том / что экипаж сам / без посторонней помощи / восстановил ориентировку / и успешно / успешно приземлился / на своей полосе / в аэропорту Красноярска // Учитывая напряженную / возникшую ситуацию / за самообладание / я бы даже сказал / не побоюсь этого / за проявленное летное / и штурманское искусство / в конкретной и напряженной ситуации / мы должны быть благодарны экипажу // Самолет сел на полосу // Никаких последствий нет // Все пассажиры живы и здоровы / и даже не знали / о неприятностях в ходе полета // Но получилось / что вместо благодарности / при отсутствии всяких неблагоприятных последствий / я бы сказал / без всякой необходимости / экипаж все-таки / оказался на скамье подсудимых //».

Во втором примере появились повторы (успешно / успешно приземлился), вставные слова и конструкции, выражающие субъективную оценку: с моей точки зрения / на мой взгляд; я бы даже сказал / не побоюсь этого. Названные сегменты дублируют информацию, чем создают избыточность, характерную для спонтанной речи. Таким образом, заранее написанный текст выступления не может быть полностью репродуцирован, так как на него в значительной степени воздействует фактор устности, и сообщение перерабатывается согласно законам устной речи: изменяется синтаксическая структура высказываний, появляются разговорные элементы.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.