Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Тема 8. УСТНЫЙ ХАРАКТЕР СУДЕБНОЙ РЕЧИ





 

Речевой поток строится по законам устной формы речи.

О.Л. Лаптева. Русский язык. Энциклопедия

В работах, написанных юристами о культуре речи судебного оратора, авторы, давая какие-либо рекомендации, довольно часто не учитывают того, что под влиянием устной формы в речи появляется множество разговорных конструкций. Рассмотрим, как устная форма публичной речи влияет на оформление высказываний, как видоизменяет книжные речевые конструкции.

 

Спонтанность судебной речи

 

Устная речь охватывает все сферы коммуникации, различные по лингвистическим характеристикам, речевые жанры от типично разговорных неофициальных диалогических высказываний до таких устных монологических произведений официального характера, как лекция, доклад, митинговая речь, как узкопрофессиональная судебная речь и т.д. Поэтому в лингвистике различается подлинно устная речь и репродукция письменной речи. Подлинно устная речь - это речь не только звучащая, воспринимаемая на слух, но и не приведенная в письменную форму, это бестекстовые формы, имеющие только устную реализацию.

 

 

Специфика устной речи

Устная речь различается по смысловой направленности, по назначению, по числу участвующих в общении, по характеру порождения. Но, несмотря на ее многообразие, она обладает специфическими чертами, отличающими ее от письменной речи. Это прежде всего необратимость речевого потока и звуковое деление высказываний на отдельные отрезки - сегменты. Информация выдается этими сегментами самого различного построения: они могут совпадать с предложением, со словосочетанием, с одним словом.

Специфика устного высказывания состоит в том, что в каждой временной точке осуществляется один сегмент, вследствие чего становится невозможным фиксирование всех смысловых и тем более синтаксических связей; и это оказывает влияние на синтаксическое оформление высказывания, нередко ведет к его неструктурированности, к нарушению связности. Лингвисты определяют положение устной публичной речи на пересечении письменных разновидностей литературного языка и его устно-разговорной разновидности. В силу тематики, официальной ситуации публичная речь интеллектуализированна и в высокой степени близка к книжным стилям литературного языка; устная же форма ее реализации делает неизбежным появление особенностей спонтанной речи, в которой развертывание замысла в связное высказывание и реализация его происходят одновременно, без предварительного обдумывания.



По характеру порождения выделяются три больших класса устной речи: 1) устная речь, имеющая определенный письменный текст в качестве прототипа; 2) устная речь, которая может иметь, но не обязательно имеет письменный прототип; 3) устная речь, которая заведомо не может иметь письменного прототипа и лишь иногда и в определенных условиях подвергается письменной фиксации.

 

 

Подготовка судебной речи

Судебная монологическая речь по характеру порождения относится ко второму классу устной речи, которая отличается возможностью предварительной записи. Дореволюционные теоретики русского судебного ораторского искусства выражали различные точки зрения на необходимость написания текста судебной речи. А.Ф. Кони не советовал записывать весь текст, так как дело на суде может измениться и написанная речь окажется непригодной от начала до конца. «Я, никогда не писавший речей предварительно, позволю себе в качестве старого судебного деятеля сказать молодым деятелям: не пишите речей заранее, не тратьте времени, не полагайтесь на помощь этих сочиненных в тишине кабинета строк» [114. С. 459]. П.С. Пороховщиков считал, что текст речи должен быть написан: «Не исписав несколько сажен или аршин бумаги, вы не скажете сильной речи по сложному делу». Однако далее он пишет: «Из того, что речь должна быть написана в законченной форме, не следует, что она должна быть произнесена наизусть» [198. С. 305-307].

К.К. Арсеньев выражал мнение, что подготовка речи зависит от индивидуальных особенностей оратора. Кто расположен и способен к импровизации, у того заранее приготовленная речь выйдет искусственной, вялой, холодной; и наоборот, импровизация редко удается тем, чья сила заключается преимущественно в тщательной отделке речи, в многочисленных примерах.

В.Д. Спасович писал тексты речей полностью, но произносил их как экспромт. Ф.Н. Плевако иногда писал речь подробно, иногда это были полунамеки. Князь А.И. Урусов любил составлять для себя особые таблицы, на которых в концентрических кругах изображал улики и доказательства. Н.П. Карабчевский и П.А. Александров не писали текстов речей, но всегда изучали дело во всех подробностях.

Вот что рассказывал о подготовке своих обвинительных речей А.Ф. Кони: «Ознакомившись с делом, я приступал прежде всего к мысленной постройке защиты (выделено мной. - Н.И.), выдвигая перед собой резко и определенно все возникающие и могущие возникнуть по делу сомнения, и решал поддерживать обвинение лишь в тех случаях, когда эти сомнения бывали путем напряженного раздумья разрушены и на развалинах их возникало твердое убеждение в виновности. Когда эта работа была окончена, я посвящал вечер накануне заседания исключительно мысли о предстоящем деле, стараясь представить себе, как именно было совершено преступление и в какой обстановке. После того, как я пришел к убеждению в виновности путем логических, житейских и психологических соображений, я начинал мыслить образами. Они иногда возникали передо мной с такой силой, что я как бы присутствовал невидимым свидетелем при самом совершении преступления, и это без моего желания, невольно, как мне кажется, отражалось на убедительности моей речи, обращенной к присяжным» [113. С. 74-75].

Советские юристы, разработавшие теорию современной им судебной речи, отмечали, что важнейшую часть подготовки выступления составляет работа над содержанием. Готовить речь - значит думать, вынашивать мысли, отбирать из них те, которые особенно значимы, отшлифовывать их, располагать в определенном порядке.

С чего начинается подготовка судебной речи? - С изучения материалов (гражданского, уголовного) дела. После этого четко определяется тема речи и целевая установка (Это первое и, пожалуй, самое важное правило риторики!). Без этого хорошей речи не произнести. Далее риторика рекомендует подобрать материал, критически проанализировать и систематизировать его; определить, в каком порядке следует излагать материал по каждому конкретному делу. Этому поможет составление рабочего плана, в который вносятся формулировки отдельных положений, перечисляются факты, приводятся цифры (особенно по хозяйственным делам), которые необходимо использовать во время судебных прений. Такой план поможет правильно составить композицию речи. «Необходимо составить хотя бы подробный конспект, то есть изложить по пунктам в строгой логической последовательности основные мысли и важнейший доказательственный материал, подкрепляющий эти мысли… Без такого конспекта адвокат не вправе явиться в суд для выступления по самому простому делу», - напутствует М.Л. Шифман [249. С. 107-108].

Работу судебного оратора над речью в докоммуникативный период можно представить следующим образом:

 

ПЛАН РАБОТЫ АДВОКАТА над речью по уголовному (гражданскому) делу

1. Изучение материалов дела в полном объеме с изготовлением выписок по делу или копированием необходимых документов (по уголовному делу - это делается на следствии, по гражданскому - в период подготовки иска и оформления его).

2. Анализ позиции по делу, обсуждение ее с клиентом (подзащитным или доверителем), запрос необходимых дополнительных документов.

3. Обсуждение и анализ доказательственной базы, подготовка свидетельских показаний. Уточнение деталей, имеющих значение для дела.

4. Логическая организация материала; составление рабочего плана.

Во время судебного следствия работа над речью продолжается: судебный оратор собирает данные, полученные и проверенные в судебном процессе, вносит в предварительную схему речи все поправки и дополнения, вытекающие из данных, полученных и проверенных в судебном процессе. Завершающая работа по подготовке выступления обычно происходит после судебного следствия[79]. Адвокат в своей речи должен учесть и опровергнуть позицию прокурора и аргументы, приводимые им, поэтому последние дополнения и поправки в схему защитительной речи вносятся в процессе произнесения обвинительной речи. Защитник, если он выступает по групповому делу, не может не учитывать также и позиции других защитников, выступавших до него. В судебной практике наблюдается, что текст судебной речи, как правило, не пишется судебными ораторами полностью.

Однако даже в случаях, когда прокурор и адвокат имеют возможность тщательно подготовить текст выступления, и обвинительная, и защитительная речи не могут быть чтением письменного текста. Выполнить функцию воздействия в судебном процессе и оказать должное влияние на присяжных заседателей или профессиональных судей может только речь, творчески формируемая в процессе ее произнесения, когда она кажется слушателям импровизированной. «Судебная речь, - пишет М.Л. Шифман, - только тогда произведет должное впечатление, когда произносится устно, когда слушатели не видят всей, так сказать, черновой, предварительной работы, проделанной оратором» [249. С. 34]. Значит, судебная речь может быть подготовлена в плане содержания и композиции, но с точки зрения выбора языковых средств она является спонтанной.

В ней, как уже говорилось, обязательно будут записаны необходимые цифровые данные, ссылки на постановления пленумов Верховного Суда, на нормы Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, на другие документы; даже могут быть приведены отдельные формулировки, цитаты из протоколов допроса, обвинительного заключения, из художественных произведений, показаний допрошенных в судебном следствии; однако чаще всего эти цитаты приводятся не дословно. Сравните: Это понятие дано / в пункте двенадцатом / постановления Пленума / Верховного Суда / по делам о хищениях // И буквально там сказано / таким образом / что / преступная группа / это такая группа людей / которая совершает / которая договаривается / то есть по предварительному сговору / заранее / договаривается о совершении преступлений //. Или: По смыслу статьи 297 / УПК / постановление / о судебном приговоре / Пленума Верховного Суда / говорит о том / что / приговор должен быть основан / только на достоверные / на достоверных данных / собранных в судебном заседании / которые не вызывали бы никакого сомнения / в их достоверности //. Несмотря на заготовленность некоторых высказываний, мысли говорящего формируются и формулируются в момент произнесения речи. Поэтому юристу важно воспитывать свою речь, работать над тем, чтобы она была чистой, правильной, богатой, чтобы в любой момент в любой ситуации он мог найти нужные языковые средства.

 

 

Устность судебной речи

Устность судебной речи неизбежно порождает переход от 3-го лица к 1-му и 2-му лицу - переход в разговорную тональность: Я здесь не зря / задал вопрос / свидетелю Никонову / значит / который на мой вопрос ответил / что не знает / кто кого / вовлекал в пьянство И то ли Балетдинов нас/ то ли / мы его //. Или: Вот вы здесь / слышали / выступление / классного руководителя // Она говорила о том что / для нас вот / такое положение Валерия / то преступление / которое он совершил / было настолько неожиданным / что мы / и весь коллектив / который знал его / который окружал его / находится буквально в шоке //. Разговорность, своеобразный стиль беседы обеспечивают наиболее эффективное восприятие того, о чем говорит выступающий.

В силу того что информация в устной речи продвигается смысловыми сегментами, не всегда возможно определить границы отдельных высказываний, так как у судебного оратора каждый раз имеется возможность добавить что-либо в пределах одного высказывания, например: Если работнику милиции / даже показалось / что человек находится в нетрезвом состоянии / он обязан проверить / тем более работнику медицинского вытрезвителя //. Высказывание могло быть закончено сегментом он обязан проверить, однако адвокат счел нужным уточнить необходимость проверки факта для работника медвытрезвителя, в результате чего последний сегмент тем более работнику медицинского вытрезвителя, относящийся по смыслу и синтаксическим связям к первому сегменту если работнику милиции, переводит высказывание в разговорную тональность. В высказываниях: 1) они на Перенсона вышли на конечной остановке; 2) вот это вот / взаимное совращение / в пьянку / я в общем-то / прошу несколько учесть / само поведение потерпевших - в результате прогрессивного (вышли на конечной остановке; учесть само поведение потерпевших) и регрессивного (на Перенсона вышли; взаимное совращение учесть) управлений общелитературные структуры видоизменяются в устно-разговорные.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.