Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Тема 6 Донбасс в эпоху капиталистической модернизации (XIX – начало XX столетия)





План

1. Возникновение крупного капиталистического производста и формирование буржуазии.

2. Формирование промышленного пролетариата Донбасса.

3. Аграрный сектор Донбасса в условиях капитализма.

 

1. Возникновение крупного капиталистического производста и формирование буржуазии.

В 1861г. Было отменено крепостное право. Несмотря на грабительский характер реформы в России были созданы условия для развития производительных сил и окончательного утверждения капиталистического производства. Широкий размах приобрело железнодорожное производство строительство. Оно сыграло громадную роль в стимулировании промышленного производства. Железнодорожный бум захватил Донбасс. На протяжении 1868-1870гг., получив большую правительскую субсидию, купец С. Поляков построил Курско-Харьковско-Азовскую железную дорогу и с помощью П. М. Горлова начал добычу угля для нужд дороги. В апреле 1875г. Правительство приняло решение о сооружение Донецкой каменно-угольной железной дороги. Концессии на её строительство получил С. И. Мамонтов, московский миллионер.

Основной сортировочной станцией стало Дебальцево, которое работало на 4, а затем на 6 направлений. На дороге были введены и многие другие новшества. Особую гордость дороги составляли пассажирские вокзалы, в частности, Дебальцевский, построенный по индивидуальному проекту в 1879г.

Особое значение для развития горной и заводской промышленности имело сооружение в 1800-1884гг. Екатерининской железной дороги, связавшей Донбасс с Кривбасом. В 1882г. Построили дорогу, которая соединяла Мариуполь с Центральным Донбассом. В 1886г. в Мариуполе началось строительство нового порта, которое было завершено в октябре 1889г. Таким образом, донецкий уголь, металл, уголь получили возможность транспортировки во все уголки страны и за границу.



В конце 60-х и особенно в начале 70-х годов началась «предпринимательская лихорадка» в Донецком бассейне. Увеличили добычу угля казенные

шахты Лисичанска, Голубовская, возникали новые каменноугольные предприятия, акционерные общества при участи и иностранных, и русских капиталов. В частности, в 1872г. при участии французских капиталов в Донецком бассейне действовала первая акционерная компания «Горное и промышленное общество на Юге России». С 1872г. по 1900г. в Донбассе образовалось 20 крупных акционерных каменноугольных компаний.

Высокая норма прибыли в горной промышленности и покровительство русского правительства привлекали иностранный капитал. К концу 90-х годов этот капитал в угольной промышленности Донбасса достигал суммы – 95,3 млн. руб. Среди вкладчиков ведущее место принадлежало акционерам Франции и Бельгии.

Наряду с иностранным капиталом в горную промышленность вкладывали средства российские предприниматели. Помещик Иловайский построил несколько шахт – «Иван», «Мария», «Сергей» и «Софья», назвав их именами своих детей. В1859г. они были объединены в Макеевский каменноугольный рудник. В донецкой степи появились шахты, принадлежавшие Карнову, казачьему полковнику Рыковскому, подрядчику Пастухову и др. Среди владельцев шахт были и украинские предприниматели братья Рудченки, Голубь, Булацель, которые одними из первых основали угольные предприятия в Донбассе.

В годы промышленного подъема быстро росла концентрация производства. Только на 8ми предприятиях Донбасса в 1892г. было добыто более трети всего угля и антрацита. Большой мощностью отличались рудники Французского общества, на которых добывалось 22 млн. пудов угля в год, Новороссийского общества – 16 млн. пудов в год (Юзовка), наследников Иловайских – 12 млн. пудов (Макеевка). В целом в 1900г. в Донбассе было добыто 671 млн. пудов угля, что составило 90% общероссийской угледобычи (исключая Польшу). Донецкий уголь доставлялся более чем в 500 пунктов страны. Главными потребителями были железные дороги, металлургические и другие заводы.

В конце 70-х годов в XIXв. в Донбассе начал развиваться горно-соляной промысел. Научные изыскания доказали возможность нахождения каменной соли в окрестностях городов Славянска и Бахмута. Эти исследования дали толчок частной инициативе, которая выразилась почти одновременным заложением двух буровых скважин: вблизи Бахмуда – таганрогским купцом Скарамангой и вблизи Славянска – князем Кочубеем совместно с

врачом Санисаревским. Скараманга устроил выварочный завод, на котором вываривалось первые годы 200-300 пудов соли. Другая буровая скважина князя Кочубея ограничивалась доставкой сгущенного раствора славянским солепромышленникам, которые на своих, старинного устройства, заводах вываривали соль самыми первобытными приемами. В начале ХХ века в Славянске существовало 66 сковород, из которых каждая вываривала ежемесячно 14 вагонов соли. В целом соляные заводы города производили в месяц 924 вагона, а в год 11088 вагонов соли. Подавляющее число соляных заводов принадлежало славянским купцам. Купец П. В. Михайловский владел заводом, на котором действовало 9 сковород, купец М. А. Робинович владел заводом из 6 сковород. Всего же обладателями соляных заводов в городе было 23 человека.

В 1876г., по инициативе и на средства Горного ведомства, были предприняты дальнейшие исследования месторождений каменной соли. Заложенная в 10 верстах от Бахмуда скважина, вблизи деревни Брянцевка, дала важные результаты. Однако Горному ведомству пришлось затратить немало времени и труда, чтобы привлечь капиталы к этому делу. Этих капиталов не оказалось у московских и петербургских капиталистов, и при посредстве капиталов местных горнопромышленников в 1879г. горным инженером Н. Н. Летуновским было учреждено товарищество на вере, с первоначальным капиталом 120.000 руб., которое взяло в аренду Брянцевское месторождение и приступило к закладке копи. В 1881г. шахта была обустроена и стала добывать соль.

Необходимость технического оснащения развивающейся промышленности, железнодорожное строительство, применение машин в сельском хозяйстве вызвали спрос на металл. В Донбассе к сооружению металлургического завода приступил английский капиталист Джон Джейм Хьюз. Русское правительство неоднократно пыталось организовать металлургическое производство на юге страны. В 1866г. русское правительство передало концессию на строительство рельсового завода князю Кочубею. У того, однако, не оказалось необходимого капитала, и права на концессию за 24.000 фунтов стерлингов у него купил Хьюз, директор Мильвольского завода в Лондоне.

Хьюз быстро организовал акционерное общество, которое было основано 31 июля 1869г. Правление общества находилось в Лондоне. В его состав

вошло 7 человек. Основной капитал – 1 200.000 фунтов стерлингов и акции на 24. 000 фунтов стерлингов по 50 фунтов каждая.

Хьюзу исполнилось 55 лет, когда он прибыл в Донбасс. Крепкого телосложения, с крупным лицом, заросшим короткой бородой, с молитвенником, псалтырем в руках, как английский миссионер, высадился он в Таганрогском порту. В 1869г. Хьюз обосновался на хуторе Смоляниновой, построил кузницу и стал изготавливать мелкий инструмент. И только в августе 1870г. развернулись строительные работы. Из Англии доставили машины и оборудование. Оттуда же приехали доменный мастер и квалифицированные рабочие, всего 70 человек. Со второй попытки, 24 января 1872г. задули каменную печь. Через год вступили в работу пудлинговые печи и в конце 1873г. приступили к производству чугунных рельсов. Лишь в 1879г. в Юзовке, построили мартеновскую печь и начали катать стальные рельсы. Здесь же, в Юзовке, впервые в России было налажено коксовое производство.

С ростом завода и шахт Новороссийского общества возник поселок, получивший название Юзовка. В 1870г. в нем проживало 164 человека, в 1884г. – 5494 жителя, а по переписи 1897г. значилось 28.076 человек, т.е. больше, чем в любом уездном городе губернии (за исключением Мариуполя).

Почти одновременно с Юзовским заводом Д. А. Пастуховым, также при поддержке правительства, был выстроен в Области Войска Донского Сулинский металлургический завод. Однако металлургическая промышленность вначале развивалась медленно. Лишь через 15 лет после постройки первых заводов на Украине развернулось строительство других металлургических заводов.

В 90-х годах XIX века Донецкий бассейн охватила металлургическая лихорадка. Всего за семь лет с 1894-1900гг. были построены металлургические заводы: Дружковский, Петровский в Енакиево, Донецко-Юрьевский в Алчевске (Коммунарск), Ольховский недалеко от Луганска, Краматорский, Кадиевский, Макеевский, Никополь-Мариупольский, Мариупольский бельгийского общества «Русский Провиданс». Ведущие позиции в металлургии также принадлежали иностранному капиталу. Так, Макеевский завод принадлежал французскому капиталу, Енакиевский металлургическический завод являлся собственностью бельгийского, французского и немецкого капитала. В Краматорском металлургическом обществе 60% принадлежало не-мецкому капиталу.

Горнопромышленный Юг быстро оттеснил Урал на второй план и превратился в основой металлургический центр страны, а Донбасс стал главной металлургической базой Юга. Его доля в общероссийской выплавке чугуна составила в 1900г. 36,1%, кроме того он стал одним из основных районов сталепрокатного и рельсового производства.

Развитие каменноугольной и металлургической промышленности способствовало росту металлообрабатывающего производства. Появились машиностроительный и чугунолитейный заводы в Юзовке, принадлежавшие бельгийцам Боссе и Генефельду. В 1885г. Иловайский перевез в Макеевку из соседнего села Зуевки ремонтно-механическую мастерскую и на её базе начал строить труболитейный завод. Машиностроительные заводы появились в Горловке, Дебальцево. Самый большой машиностроительный завод работал в Луганске, построенный в конце 90-х годов немецким капиталистом Гартманом. Этот завод выпускал паровозы.

Химическая промышленность была представлена содовыми заводами в Лисичанске и Славянске, которые в 1900г. вырабатывали 63% всего количества соды, производившейся в России. Помимо крупных производств в регионе существовало множество мелких полукустарных предприятий по переработки сельскохозяйственного сырья, кожевенных, кирпичных заводов и др.

В конце XIX – начале XХ в. Россия вступила в период империализма. В 1900г. после десятилетия бурного развития экономики в стране разразился экономический кризис. Прежде всего, он поразил ведущие отрасли тяжелой промышленности – металлургическую и каменноугольную. Кризис сопровождался падением производства, разорением нерентабельных предприятий. Одновременно шел процесс концентрации производства, образования монополий, спрашивания банковского и промышленного капитала. В металлургической, каменноугольной промышленности даже в годы кризиса 1902-1903гг. возникли монополистические объединения-синдикаты.

В 1901г. на XXYI съезде горнопромышленников Юга России впервые открыто был поставлен вопрос о необходимости организации синдиката в металлургической промышленности. В 1902г. правительство утвердило устав металлургического синдиката «Продамент», куда вошли многие заводы Донбасса. В 1902г. был создан еще один крупный синдикат по продаже железных

труб – «Трубопродажа», куда вошли заводы Никополь-Мариупольский и Луганский «Гартман». Помимо этих синдикатов в стране были образованы синдикаты «Гвоздь», «Продвагон», а в 1904г. образован синдикат «Продуголь». В его состав вошло 18 отдельных акционерных обществ, добывавших около 75% каменного угля в Донецком бассейне.

Главным объединением крупной монополистической буржуазии по праву считались съезды горнопромышленников юга России. Инициатором их созыва выступил Александр Андреевич Ауэрбах. Он пригласил к себе на совещание П. Н. Горлова, директора Общества Южно-Русской каменноугольной промышленности, И. Г. Иловайского, владельца Макеевского рудника, от Грушевского района генерала Панова и А. В. Шейермана, совладельца Щербиновского рудника. Совещание пришло к заключению о необходимости ходатайствовать перед Министерством государственных имуществ о созыве съездов горнопромышленников. Эта задача была возложена на Ауэрбаха и Горлова. Летом 1874г. П. А. Валуев – министр госимуществ посетил Юзовский завод, где во дворце Хьюза была достигнута договоренность Ауэрбаха и Валуева.

Первый съезд горнопромышленников юга России был созван в г. Таганроге 10 ноября 1874г. под председательством горного инженера Е. Б. Иваницкого. Второй и четвертый съезд прошли в Таганроге и Новочеркасске, а остальные – в Харькове. С 1892г. горнопромышленники создали постоянный руководящий орган – совет съездов. Совет осуществлял принимаемые съездами решения. В начале ХХ в. При совете были созданы статистические бюро, Харьковская угольная и железоторговая биржа. Совет имел своих представителей в высших кругах. Так, крупный промышленник Авдаков был одновременно председателем совета синдиката «Продуголь» и членом совета синдиката «Продамет».

Одновременно с ростом концентрации производства происходил процесс спрашивания банков с промышленностью. В начале века пять петербургских банков – Русско-Азиатский, Петербургский международный коммерческий, Азовско-Донской, Русский для внешней торговли и Русский торгово-промышленный контролировали 52% капиталов металлургической, 65,2% угольной промышленности. Активно шел процесс слияния банков и крупнейших предприятий путем приобретения акций, включения директоров банков в члены правления промышленных предприятий, и наоборот.

Так, Русский для внешней торговли банк в 1904г. имел своих представителей в руководящих органах Никополь-Мариупольского общества. Директор Петербургского международного банка Ротштейн также был одновременно и вице-председателем Никополь-Мариупольского общества.

Таким образом, к 1917 г. Донбасс стал главной угольно-металлургической базой страны. На его долю приходилось 87% общероссийской добычи угля, 70% выплавки чугуна, 57% - стали, 41% - проката, более 90% производства кокса, более 60% - соды и ртути.

Бурное промышленное развитие Донбасса сопровождалось ростом рядов буржуазии. Что же представляла из себя буржуазия Донбасса? В среде крупной монополистической буржуазии преобладали иностранцы Д. Хьюз, И. Гартман, П. Дарси, П. Тиксон, а также российские промышленники А. Авдаков, А. Ауэрбах, Я. Прядкин, М. фон Дитмар. Руководящие слои этой группы буржуазии пребывали вне пределов Донбасса – находясь в губернских и столичных центрах или за границей. Непосредственно в Донбассе их интересы представлял административно-управленческий персонал акционерных обществ.

Наряду с монополистической буржуазией существовала средняя промышленная буржуазия. Это были владельцы средних промышленных предприятий и шахт, не входивших в синдикат «Продуголь». В Бахмуте, например, это был семейный клан Французовых. Одному из братьев принадлежал проволочно-гвоздильный завод, другому – чугунолитейный. В Мариуполе широкую известность у потребителей имела продукция завода, принадлежавшего д. Хороджаеву.

К торгово-промышленной буржуазии Донбасса относилось купечество І-й и ІІ-й гильдии. Для того, чтобы получить промысловое свидетельство купец І-й гильдии должен был заплатить 500 р. в год, а II-й – 150. Наиболее массовый отряд купечества находился в Мариуполе. Среди купцов города, выбравшие торговые патенты на 1910г., например, было 76 купцов І-й гильдии и 8 - ІІ-й. Оно владело магазинами, предприятиями, торговыми судами и др. Национальный состав купечества был неоднороден. В его среде былигреки: И. Д. Ликаки, В. Д. Пичахчи, Л. Г. Псалти, К. Н. Кечедим; русские: М. С. Кирилов, К. С. Кирилов, В. Д. Шитнев; украинцы: Т. С. Овчаренко, И. К. Яковенко; выходы из Италии: Эммануил Ди-Полонне, купец І-й гильдии, С. А. Галесено, консул Италии в Мариуполе. Самой многочисленной группой

купцов в городе были евреи – 53 человека, за ними шли греки – 13, русские – 10, украинцы – 3, поляки – 2.

Значительным купеческим центром в Донбассе был г. Славянск. В 1903г. тут проживало 45 купцов I-й и II-й гильдии, среди них русские, украинцы и 1 армянин. Достаточно широко купечество было представлено в Бахмуте, Луганске, Юзовке.

Следует иметь в виду, что большинство предприятий и шахт (960) располагались на землях, арендованных у земельных собственников. Площадь земли, которая по арендным договорам находилась в разработке у этих предприятий в 1916г., составляла 976 тыс. десятин. Это давало возможность многим помещикам получать большие доходы от аренды, что в значительной степени сближало интересы предпринимателей и помещиков, хотя между ними существовали противоречия, так как промышленники добивались понижения арендной платы.

Представители торгово-промышленной буржуазии непосредственно были связанны с Донбассом. Они проживали в городах региона. Из их рядов вышли деятели земского и городского самоуправления. Многие из них занимались благотворительной деятельностью. Юзовский купец Лодас по просьбе жителей поселка на свои средства построил в 1883г. православный молитвенный дом. Когда в Юзовке начался сбор средств на строительство Спасо-Преображенского собора, он пожертвовал 2.000 руб. на сооружение храма. Присечательно, что остальные жители поселка собрали всего 3.000 руб., в том числе последних участвовали и евреи-виноторговцы. Подобные примеры были не единичны.

Мариупольский промышленник Хороджаев вкладывал значительные средства в женскую Мариупольскую гимназию, был членом попечительского совета.

 

2. Формирование промышленного пролетариата Донбасса.

Отмена крепостного права привела к возврату известной части бывших крепостных рабочих Донбасса к земледелию. В первую очередь это относится к рабочим помещичьих предприятий, кризисное состояние которых еще более углубилось с ликвидацией обязательного труда.

Согласно «Положению о горнозаводском населении казенных горных заводов»,утвержденному Александром II8 марта 1861г. и ставшему одной из составных частей реформы 1861г., все рабочие казенного ведомства в двухлетний срок (до 1863г.) подлежали освобождению «навсегда и с потомством от обязательной службы заводам». Последующее комплектование заводских штатов должно было происходить «не иначе, как по найму и добровольным условиям». В полном соответствии с «Положением» все луганские и лисичанские рабочие были наделены вначале лишь небольшими участками приусадебной (320 кв. саж.) и покосной (до 1 дес.) земли. Цель такого указа была в том, чтобы удержать рабочих на тех предприятиях, где они работали и не допустить их оттока в деревню.

Угольная промышленность, как западного Донбасса, так и области Войска Донского (Грушевские разработки) по-прежнему, как и до реформы обслуживались сезонными рабочими. Особенно наглядно это проявилось в западной части бассейна, где в 60-е годы преобладали мелкие помещичьи и крестьянские шахты, вообще прекращавшие в весеннее-летнее время свои работы из-за отсутствия рабочих рук. В 1866 году на таких шахтах было занято 348 рабочих мест. В Грушевском районе к началу 70-х годов на антрацитовых шахтах работало ежегодно до 3тыс. человек, преимущественно приходящих из Орловской, Тульской, Тамбовской и Курской губерний.

Таким образом, к моменту вступления Донбасса в полосу развернутого капиталистического развития (1870-1890-е годы) здесь насчитывался незначительный контингент квалифицированных рабочих – не более 1,5-2тыс. Человек.

В 70-е, когда возникают крупнейшие по тем временам Юзовский и Сулинский металлургический заводы, число рабочих в угольной промышленности возрастает примерно в 4 раза – с 4тыс. человек в 1870 году до 15-16тыс. человек в 1880 году.

Интенсивное развитие ведущих отраслей донецкой промышленности в 80-90-е годы еще более обострило вопрос о привлечении в южную горную и горнозаводскую промышленность рабочих рук. Его решение осложнилось рядом специфических местных условий: слабая заселенность степного Юга, сугубо земледельческий характер большинства местного населения, соседство с районами капиталистического сельского хозяйства (Новороссия, Дон, Кубань), отсутствие подготовленных местных рабочих кадров.

О численности рабочих в угольной и металлургической промышленности Донбасса в 1880-1916 годах можно судить по данным следующей таблицы.

  Годы Численность рабочих
в угольной промышленности в металлургической промышленности всего

 

 

Определенную роль в формировании рабочих Донбасса сыграли квалифицированные иностранные рабочие. В 1864г. на строившийся в те годы казенный Петровский завод были выписаны из Силезии 6 доменных рабочих и машинистов, а через три года приехали на Лисичанский рудник три бельгийских рабочих из Льежа. Джон Хьюз, начав строить свой завод, привез из Англии 70 опытных рабочих. Однако иностранные рабочие, как правило, составляли на предприятиях небольшую прослойку высокооплачиваемого низшего технического персонала, что резко выделяло их из общей массы рабочих.

Ухудшение экономического положения крестьян стало в 80-90-е годы XIX столетия той живительной средой, которая питала крупнокапиталистическую промышленность Донбасса рабочими кадрами.

О возрастном составе рабочих ведущих промышленных отраслей Донбасса можно судить по данным следующей таблицы.

Отрасли производства Всего рабочих Из них, % к итогу, в возрастных группах
До 14 лет 15-16 17-19 20-39 40-59 60 и старше
Каменноугольная 0,9 1,5 11,1 73,4 12,4 0,7
Металлургическая и металлообрабатывающая 2,0 5,6 14,1 66,3 11,2 0,8
Химическая 1,3 0,9 7,9 76,4 12,6 0,9
Производство стройматериалов 2,0 4,4 15,1 57,6 18,5 2,4

Из таблицы со всей очевидностью вырисовывается полное преобладание средней, наиболее трудоспособной возрастной группы (17-39 лет) и относительно небольшой удельный вес групп, представляющих труд детей, подростков, стариков.

Тяжелый труд на шахтах и заводах Донбасса имел свои последствия – преждевременное старение рабочих и их быстрый выход из строя. Пятнадцать лет непрерывной работы было достаточно для того, чтобы из молодого здорового мужчины сформировать преждевременного старца. Это обстоятельство приводило к расширению сферы использования труда детей и подростков, выполнявших за грошовую оплату подсобные работы. Наибольшее распространение детский труд получил в металлургической, металлообрабатывающей промышленности и в производстве стройматериалов. Дети, которых крайняя нужда приводила на шахты Донбасса, искусственно завышали совой возраст. Л. А. Либерман, долгие годы проработавший в Донбассе, писал, что в «ламповых», воздух которых до такой степени насыщен парами наливаемого в лампы бензина, что вызывает головокружение и тошноту, вы увидите целые вереницы крочек-мальчуганов, движущихся среди батарей ламп, вытирающих, наливающих их, заряжающих их пистонами для автоматического зажигания в подземных выработках.

«С бледными, искошенными лицами, перепачканными копотью и сажей, с черными руками, замасленными донельзя, быстро движутся они по огромному зданию под недремлющим оком десятника. Большинству из них трудно дать и 13 лет, сплошь и рядом попадаются дети лет одиннадцати. Но если вы спросите любого, сколько ему лет, он к вашему изумлению ответит: «пятнадцать». Так исполнился закон о возрасте работающих детей. Не менее точно соблюдался он и в отношении продолжительности рабочего дня и ночных работ».

Дети работали в шахтах коногонами, лампоносами, тягальщиками, выборщиками пустой породы. Распространенным видом детского труда была работа «дверничных мальчиков» при открывании и закрывании рудничных дверей, регулировавших ток воздуха в шахтах. Эта работа была постоянным источником детских болезней, зачастую имевших смертельный исход. Причиной были непрерывные сквозняки, на которых находились дети.

На металлургических заводах труд детей использовался при выборке шлака, чистке и смазке котлов паровых машин. На Юзовском заводе из 2600 рабочих было 112 детей. Малолетние составляли до ¼ всех рабочих на предприятиях бельгийского общества Донецких стеклянных заводов вблизи станций Константиновка.

С дальнейшим развитием промышленности, усилием и углублением развития капитализма росло и использование низкооплачиваемого детского и женского труда. Так, за двадцать лет (1897-1917гг.) в угольной промышленности Донбасса доля детей и подростков в составе рабочих выросла в 3,2 раза, а женщин – в 4,5 раза. Это растущее вовлечение женщин и детей в промышленное производство ломало последние остатки патриархальщины в быту.

Национальный состав донецких рабочих непосредственно зависел от районов их выхода. Основными районами выхода промышленных рабочих Донбасса в коне XIX века были великорусские губернии черноземного центра и Левобережная Украина. Соответственно и формирование донецкого пролетариата происходило за счет двух народов – русского и украинского. На протяжении всей второй половины XIX века он претерпевает известную украинизацию, что объясняется разложением украинской деревни и усилением промышленного отхода местных крестьян в горную и горнозаводскую промышленность. Более точную картину национального состава рабочих Донбасса дают данные всероссийской переписи 1897 года. Согласно этим данным в горнодобывающей промышленности Донбасса русские составляли 74%, украинцы – 22,3%, в металлургической и металлообрабатывающей соответственно – 69 и 20,2%. В небольшом количестве были представлены белорусы, молдаване, татары, поляки, евреи. На металлургических заводах были и иностранные рабочие, главным образом англичане (на заводе Юза), французы, бельгийцы, немцы.

Важнейшим показателем успешного формирования промышленного пролетариата в Донбассе в конце XIX века являются высокие темпы складывания его постоянного, кадрового состава.

Ядром кадровых донецких горняков были потомственные рабочие казенных Луганского завода и Лисичанских угольных разработок. После закрытия этих предприятий в 1870-1880-х годах луганские и лисичанские рабочие переходят на частные металлургические заводы и угольные шахты Донбасса и трудятся там в качестве опытных мастеров, штейгеров, десятников, квалифицированных рабочих. Именно луганские рабочие составляли основную часть первых рабочих кадров Юзовско и Сулинского заводов.

Известную, хотя в общем и небольшую часть донецких горнорабочих составляли квалифицированные рабочие из Петербурга, Москвы, других городов промышленного центры, а также Урала. Так, на Юзовском заводе работали мастеровые из Петербурга, в Луганске – из Коломны, на Сулинском заводе – из Тамбовской губернии и уральских заводов. На всех южных металлургических заводах работали рабочие-металлисты из Польши. Наконец, сравнительно быстро кадровыми рабочими становились сельские ремесленники (каменщики, кузнецы, слесари, плотники), утратившие еще раньше связь с земледелием. Однако основная часть формировавшегося в конце XIX в. Промышленного пролетариата Донбасса имела крестьянскую генеалогию, вышла из деревни. Характеризуя шахтеров Бахмудского уезда, земские обследователи писали в этой связи: «Все они ушли из дома по необходимости, потому что делать им там нечего. Они дома – лишние руки и лишние рты. Они бросили родину на неопределенное время, может быть навсегда. Связь с родиной в большинстве случаев ограничивается у них воспоминаниями о ней, да высылкой, время от времени, денег в дом на уплату податей. Отбыв денежную повинность, забывают о доме, о родине. Для него здесь вторая родина, которая дает ему возможность заработать кусок хлеба…»

Образование постоянного состава рабочих в разных отраслях промышленности Донбасса происходило по-разному, в зависимости от уровня механизации и размеров производства. Быстрее всего этот процесс протекал в металлургической и металлообрабатывающей промышленности. Так, складывание постоянного состава рабочих старейших южных заводов – Юзовского и Сулинского – произошло быстро. Основанные в 1870 году, они уже через 15 лет располагали около 70% кадровых рабочих.

Значительно сложнее обстояло дело с образованием кадрового состава в угольной промышленности Донбасса. Тяжелые условия труда и быта, слабая механизация являлись сдерживающим фактором в формировании постоянных рабочих кадров. На примере угольной промышленности Донбасса видно стремление капиталистов получить высокие прибыли без особых затрат на механизацию за счет использования дешевого труда неквалифицированных рабочих. В этих условиях в угольной промышленности всегда был довольно значительным процент временных сезонных рабочих (60-70%). Однако уже в начале XX века во всех отраслях донецкой промышленности происходит складывание постоянного кадрового рабочего состава, концентрация его на крупнейших промышленных предприятиях. Наличие в составе рабочих Донбасса обширной кадровой прослойки, высокий уровень их концентрации на крупных предприятиях способствовали превращению донецких рабочих в один из передовых отрядов рабочего класса России, а Донбасс стал третьим по числу работающих (после Центрального и Петербургского) промышленным районом страны.

 

3. Аграрный сектор Донбасса в условиях капитализма.

Развитие капиталистических отношений в аграрном секторе Донбасса началось с крестьянской реформы 1861 года, которая разрушила крепостнический строй.

В 1858году в Екатеринославской губернии, как и в других губерниях Российской империи, был учрежден дворянский комитет по улучшению быта крестьян.

Губернский дворянский комитет, изучив положение крепостных крестьян, разработал свой проект положения об улучшении их быта. Проект состоял из 10 глав и332 параграфов, в которых самым детальным образом была продумана защита интересов дворянства. При чем это был настолько откровенно продворянский проект, что даже начальник губернии граф Сиверс в своих замечаниях, направленных Новороссийскому и Бессарабскому генералу-губернатору графу Строгову, вынужден был это отменить. В частности, граф Сиверс писал, что проектируемая губернским дворянским комитетом выкупная цена крестьянских изб в 30, 60 и 90 рублей несообразна, т.к. «в большей части имений Екатеринославской губернии избы построены из хворосту». Отметил, он также, что комитет в своих данных завысил продажные цены на землю. По купчим они составляли в те годы десятина заселенной земли – 17руб. 50коп., незаселенной – 14руб. 64,5коп., а губернский комитет показал соответственно – 51 и 49руб.

Продворянский характер проекта положения об улучшении быта помещичьих крестьян неизбежен, поскольку судьбу крепостных решали без их участия. Вот несколько цифр, характеризирующих положение помещичьих крестьян, которые можно почерпнуть из таблиц, составленных дворянским комитетом.

Всего в губернии насчитывалось 169.781 душ крепостных (в том числе Бахмутский уезд – 26.838, Славяносербский – 22.928.), из них 28.380 дворовых (соответственно в Бахмудском – 5537, в Славяносербском уезде – 3628).

По всей губернии только 255 крестьян были переведены на оброк (из них 64 в Славяносербском уезде), остальные – на барщине, составлявшей, как утверждал губернский комитет, не более 3 дней в неделю.

В среднем на одну крестьянскую душу приходилось 2,75 десятин земли (включая все угодья – пашни, сенокосы, вагоны, неудобья). Крестьяне страдали от малоземелья, что заставляло их, помимо исполнения барщины, арендовать дополнительно и пашню и сенокосы по средней цене 5руб. 12коп. за десятину.

В целом в губернии насчитывалось2.121 дворянское имение (из них в Бахмудском уезде 340, и Славяносербском – 261), на которые приходилось 2.948.877,5 десятин земли. Более крупные дворянские имения находились в Екатеринославском, Александровском и Павлоградском уездах. В Бахмудском уезде преобладало менее крупное дворянское землевладение (на одну крестьянскую душу приходилось 16 десятин удобной земли), среднее и мелкое дворянское землевладение было характерно для Славяносербского уезда (на одну крестьянскую душу приходилось 11 десятин удобной земли).

Освобождение крестьян от крепостной зависимости в нашем крае непосредственно регулировалось «Местным положением о поземельном устройстве крестьян, водворенных на помещичьих землях в губерниях великороссийских, новороссийских и белорусских». Не касаясь правовых аспектов статуса крестьян, которые были установлены «Местным положением» и позволяли сохранять помещикам на переходный период ненавистную крестьянам барщину, отметим, что указанный размер надела на душу, зафиксированный в приложении к статье 15, не выходил за пределы дореформенных размеров, которые были явно недостаточны для ведения хозяйства и заставляли крестьян, как отмечалось выше, арендовать дополнительные земли. В зависимости от качества земель высшая норма указанного надела в нашей губернии распределялась в следующем интервале: от 3 десятин в 1-й категории земель, от 6 десятин 1200кв. сажень в 7-й категории. В частности, в Бахмудском уезде указной надел равнялся 4 десятинам на душу. При этом в указной надел входили как пахотные земли, так и неудобья (кустарники и т.п.), которыми ранее пользовались крестьяне. Важно так же отметить, что помещик не был обязан доводить крестьянские земли до высшей нормы, установленной указным наделом.

Из данных архива губернского дворянского собрания, по свидетельству М. Гельрота – служащего губернского статистического комитета, следует, что в ходе реформы 1861 года помещичьим крестьянам Екатеринославской губернии было выделено 336236 десятин земли. В расчете на одну душу из 160781 крепостных, которые были в губернии в 1858 году, это дает средний душевой надел крестьян в 2,1 десятин. Поскольку до реформы средний душевой надел крестьян равнялся 2,75 десятины, то в ее результате величина отрезков огрублено по губернии составила около 100000 десятин земли. В сравнительно более обеспеченных землей, Екатеринославском и Верхнеднепровском уездах этот надел составил 2,1 и 2 десятины, а в Бахмудском и Славяносербском уездах – 2,3 и 2,9 десятины земли соответственно. Из всей земли обрабатываемой помещичьими крестьянами, после реформы им досталось 12%.

В целом освобождение крестьян в нашем крае сопровождалось их бесстыдным грабежом, что и дало знать о себе впоследствии – в крестьянских волнениях 1905 года. Но, как бы там ни было, узел крепостнических отношений ослабили, открыв дорогу развитию капиталистических отношений в деревне. Отныне крестьяне могли выступать как юридически самостоятельные субъекты экономических отношений, как свободные товаропроизводители.

Картина освобождения крестьян была бы неполной, если бы обошли стороной положение государственных и удельных крестьян и крестьян горного ведомства, численность и удельный вес которых в крестьянстве Бахмудского, Славяносербского и Мариупольского уездов были особенно велики. Так, по данным М. Гельрота, в 1884г. бывшие государственные и горного ведомства крестьяне в Бахмудском уезде составляли59% сельского населения, бывшие помещичьи – 41%.

Условия освобождения бывших государственных и горного ведомства крестьян были более выгодными, чем помещичьих. Если в 1886г. на семью бывших государственных и горного ведомства крестьян приходилось 19,5 и 12,89 десятины земли, то на семью помещичьих – 5,93 десятины. Такая же картина была характерна и для бывших государственных крестьян Мариупольского уезда. По данным оценочно-статистического отделения Екатеринославской губернской земской управы в Бешево и Ново-Бешево на крестьянскую семью приходилось 16,4 и 17,1 десятины земли, с Старо- и Ново-Игнатьевках по 14,3 десятины, в Волновахе – 16,4 десятины, в Улаклы – 18,8 десятины, в Ялте – 15,4 десятины.









Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.