Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 4. Новый геополитический порядок Юга





 

Новый геополитический порядок» Юга

 

Геополитика южных регионов (как и западных) связана с планетарной миссией России-Евразии в еще большей степени, нежели проблемы Севера и Востока. Если даже при рассмотрении Севера и Востока, принадлежа щих геополитически ко внутрироссийским территориям, внешнеполитический фактор возникал постоянно, то в случае разбора проблематики Юга (равно как и Запада) говорить только о «внутренней геополитике» России просто не имеет смысла, так как все внутрироссийские реальности настолько связаны здесь с внешнеполитиче скими, что их разделение просто невозможно без того, чтобы полностью не нарушить строгость общей геополитической картины.

 

В отношении Юга у «географической оси истории» есть только один императив геополитическая экспансия вплоть до берегов Индийского океана. Это означает центральность и единственность меридианального развития, однозначную доминацию оси Север Юг. С геополитической точки зрения, все пространство, отделяющее российскую территорию от южной береговой линии Евразии, является полосой, чью площадь необходимо свести к нулю. Сам факт существования rimland'а, который является не линией, но полосой, есть выражение талассократического воздействия, противоположного базовому импульсу континентальной интеграции. Если rimland Евразии на севере и востоке России сведен к нулевому объему, и континент здесь является геополитиче ски законченным (единственно, что остается это сохранять позиционное статус кво, заранее предупреждая возможность превращения линии в полосу под воздейст вием талассократического импульса), то rimland на юге (и западе) представляет собой открытую проблему. На востоке и севере у России rimland актуальная линия, но потенциальная полоса, а на юге и западе наоборот актуальная полоса, но потенциальная линия. В первом случае основным императивом является оборона и защита, сохранение, консервация положения вещей и предупредительные геополитические ходы. Во втором случае речь идет, напротив, об активно наступательной геополитике, об экспансии, суммарно «оффенсивной» стратегии.



 

На Юге всей Евразии Россия должна установить «новый геополитический порядок», исходя из принципа общеконтинентальной интеграции. Поэтому все сложившиеся политические образования Юга исламские страны, Индия, Китай, Индокитай следует заведомо рассматривать как театр континентальных позиционных маневров, чья окончательная задача заключается в том, чтобы стратегически жестко соединить все эти промежуточ ные регионы с евразийским Центром с Москвой.

 

Отсюда вытекает концепция «открытых лучей», идущих от Центра к периферии, которые не останавливают ся на собственно российских границах, но должны быть проведены вплоть до южного океанского берега. Те отрезки «лучей», которые приходятся на российские территории, являются актуальными, на те страны, которые стратегически солидарны с Россией полуактуальны ми, а на те государства, которые следуют собственному геополитическому пути или (в худшем случае) входят в зону прямого атлантистского контроля потенциаль ными. Общая логика евразийской геополитики в этом направлении сводится к тому, чтобы вся протяженность лучей стала актуальной или полуактуальной.

 

На этом основании все побережье евразийского континента от Анатолии до Кореи следует рассматривать как потенциальный «русский Юг».

 

Зоны и горы-границы

 

Императив геополитической экспансии в южном направлении предопределяет и структуру композиции тех областей, которые входят в административные границы России или в состав союзных с Россией государств (СНГ). Поэтому анализ периферии актуальных и полуактуаль ных геополитических лучей не должен ни на мгновение отвлекаться от изначальной тенденции, диктуемой законами геополитики.

 

«Русским Югом», в более ограниченном смысле, являются следующие зоны:

1) Север Балканского полуострова от Сербии до Болгарии;

 

2) Молдавия и Южная и Восточная Украина;

 

3) Ростовская область и Краснодарский край (порт Новороссийск);

 

4) Кавказ;

 

5) Восточное и северное побережье Каспия (территория Казахстана и Туркмении);

 

6) Средняя Азия, включающая Казахстан, Узбекистан, Киргизию и Таджикистан;

 

7) Монголия.

 

Над этими зонами континентальный стратегический контроль установлен. Но все они должны рассматри ваться как базы дальнейшей геополитической экспансии на юг, а не как «вечные» границы России. С геополитической точки зрения, наличие береговых полос, не подконтрольных heartland'у, является постоянной угрозой сокращения даже тех территорий, которые в данный момент соединены с Центром Евразии довольно крепко. Распад СССР и появление самостоятельных политичес ких образований на базе бывших союзных республик дает впечатляющий пример того, как отказ от экспансии вовне, к южным берегам континента (вывод советских войск из Афганистана) неминуемо влечет за собой откат надежных границ Москвы далеко на север, вглубь континента. Но ослабление континентального присутствия никогда не порождает вакуум или усиления суверените та «освободившихся» территорий, так как их провинци альный статус заведомо исключает их геополитическую автаркию. На место теллурократического влияния Москвы автоматически приходит талассократическое влияние атлантизма (в той или иной форме).

 

Следовательно, структура всего внутреннего пояса «русского Юга» должна изначально рассматриваться как потенциальный наступательный плацдарм.

 

Однако дело осложняется тем, что практически все пограничные территории приходятся на горные (часто высокогорные) районы.

 

На севере Балканского полуострова это Балканские горы, восточнее Кавказ, далее хребет Копетдаг и Гиндукуш, потом Памир, Тянь-Шань, Алтай. Горный рельеф южный границы России-Евразии, который во многом предопределил всю историю Востока, в настоящий момент является одним из важнейших геопо литических козырей атлантизма. Древние индоевропей цы делили весь евразийский Восток на две составляю щие северный Туран (все, что выше евразийской гряды гор) и южный Иран (лежащий ниже этой гряды). Фактически, это деление строго соответствует современ ным геополитическим терминам heartland (Туран) и rimland (Иран). Спустя несколько тысячелетий южный фронт России ставит ту же геополитическую проблему, которая была характерна для диалектики отношений "степные кочевники против оседлых землепашцев Персии".

 

Но в данном случае ситуация кардинально изменилась в том смысле, что к степному Турану добавился оседлый славянский северный Лес, сбалансировав и зафиксировав динамику туранских кочевников. Оседлые индоевропейцы (славяне) замкнули степь с севера культурными формами, во многом повторявшими архетипы иранского юга. Россия как Евразия, как синтез Леса и Степи качественно превосходит Туран, а следовательно, проблема Ирана (шире нерусской Средней Азии) приобретает иной цивилизационный и геополитический смысл. Особенно это проявляется с момента Исламской революции в Иране, которая радикально порвала с атлантистской талассократической политикой шахского режима.

 

Все эти геополитические аспекты предполагают необходимость в радикально новом подходе к проблеме «евразийских гор», которые должны утратить функцию стратегической границы, стать не преградой на пути континентальной интеграции, но мостом к ней.

 

Потребность в изменении функции гор на юге России (и ее стратегического ареала) является столпом будущей евразийской геополитики. Без такой предваритель ной операции Евразия никогда не добьется действитель ного мирового господства, более того, никогда даже не приблизится к подлинному равноправному диалогу с талассократией.

 

Балканы

 

Поскольку большинство южных земель России и ее стратегического ареала приходится на земли, расово, культурно и религиозно отличные от цивилизации русских (кроме Балкан и Украины), то геополитически оси должны быть строго меридианальны. Отсюда вывод: следует способствовать всем вертикальным (долготным) интеграционным процессам и препятствовать всем горизон тальным (широтным), т.е. в сфере, этнически и политически отличной от собственно русских пространств, следует применять принцип прямо противоположный принципу, доминирующему в условиях этно-культурной однородности.

 

Наметим основные формы геополитической структу ры «русского Юга» (в широком смысле), поочередно рассматривая все локальные геополитические системы с запада на восток.

 

Балканский полуостров. Здесь существует четыре особые зоны:

а) боснийско-хорватская (самая западная и атланти чески ориентированная, чистый rimland);

 

б) сербская (расположенная восточнее и явно евразийски ориентированная);

 

в) болгарская (еще более восточная, имеющая элементы «левантийской версии rimland'а» наиболее ясно эта модель представлена Турцией и континентально го евразийского синтеза);

 

г) греческая (православная, но входящая в атланти стский блок).

 

«Новый геополитический порядок» (континентальный и евразийский) в этой области (как и повсюду) основан на поощрении всех интеграционных процессов по оси Север Юг. Это означает, что следует максимально содействовать укреплению связей Белград Афины и София Афины. Так как весь регион Балкан представля ет собой мозаичную и крайне сложную конфигурацию, проект общеславянской южной федерации, состоящей из Сербии, Болгарии, Македонии, Черногории и Сербской Боснии, который был бы теоретически идеальным решением, вряд ли осуществим в ближайшее время. Более того, он предполагает опасный процесс широтной интеграции, которая в таких сложных этнически регионах является всегда проблематичной. Вспомним, к примеру, ожесточенные балканские войны начала века между православ ными государствами Сербией, Болгарией и Грецией и постоянно встающую проблему Македонии, являющейся «яблоком раздора» внутри потенциально континенталь ных и евразийских православных держав. Поэтому пример средневековой Сербской «империи» Неманичей может быть взят в качестве позитивной геополитической парадигмы. Более того, все значительные успехи Греции в глобальных геополитических проектах (в частности, завоевания Александра Великого) питались энергиями, идущими с севера Балкан македонская династия, а ранее дорийский тип индоевропейской Спарты. В рамках малой модели всего Балканского полуострова сербы (и, отчасти, болгары) являют собой евразийский импульс, выступают как носители идеи heartland'а. Расположен ная южнее Греция геополитически растянута между этим северным континентальным импульсом и устойчивой исторической идентификацией с rimland'ом. Поэтому все объединительные интеграционные проекты Греции с севером Балкан могут способствовать усилению в Греции внутриконтинентальных импульсов, что могло бы основываться на конфессиональной близости с Православ ной Россией.

 

Если в далекой перспективе можно представить себе общую Балканскую Федерацию, евразийски ориентиро ванную, то геополитическую программу минимум можно сформулировать как создание неправильного ромба София Москва Белград Афины (и снова София), в котором из Центра исходят два луча русско-сербский и русско-болгарский, а сходятся они в Афинах. При этом вопрос Македонии мог бы быть решен за счет предостав ления ей особого статуса, чтобы снять камень преткновения между всеми тремя православными балканскими и потенциально евразийскими (в разной степени) государствами. Отсюда логически вытекает насущный интерес Москвы в проблеме Македонии.

 

Если посмотреть на всю картину с противоположной точки зрения, с позиции атлантистов, сразу же станет очевидным, что для талассократии важно придать всем геополитическим процессам прямо противоположный характер.

 

Во-первых, для «морской силы» важно поддержать проатлантистские силы на севере Балкан (хорваты и мусульмане), а кроме того, оторвать Сербию и Болгарию от геополитического союза с Грецией. Для этого удобнее всего использовать Македонию, которая сможет разрушить все континентальные проекты в этом регионе. А если подключить Турцию к болгарской проблеме, т.е. способствовать улучшению турецко-болгарских отношений в ущерб болгарско-русским, то вся евразийская континентальная политика здесь потерпит поражение. Это надо учитывать геополитикам Евразии.

 

Проблема суверенной Украины

 

Далее встает украинский вопрос. Суверенитет Украины представляет собой настолько негативное для русской геополитики явление, что, в принципе, легко может спровоцировать вооруженный конфликт. Без черноморского побережья от Измаила до Керчи Россия получает настолькопротяженную прибрежную полосу, реально контролируемую неизвестно кем, что само ее существование в качестве нормального и самостоятельного государства ставится под сомнение. Черное море не заменяет собой выхода к «теплым морям» и его геополитическое значение резко падает за счет устойчивого атлантистского контроля над Босфором и Дарданеллами, но оно, по меньшей мере, дает возможность обезопасить центральные регионы от потенциальной экспансии турецкого влияния, являясь предельно удобной, надежной и недорогостоя щей границей. Поэтому появление на этих землях нового геополитического субъекта (который, к тому же стремится войти в атлантический союз) является абсолют ной аномалией, к которой могли привести только совершенно безответственные, с геополитической точки зрения, шаги.

 

Украина как самостоятельное государство с какими-то территориальными амбициями представляет собой огромную опасность для всей Евразии, и без решения украинской проблемы вообще говорить о континентальной геополитике бессмысленно. Это не значит, что культурно-языковая или экономическая автономия Украины должна быть ограничена, и что она должна стать чисто административным сектором русского централизирован ного государства (как, до некоторой степени, обстояли дела в царской империи или при СССР). Но стратегиче ски Украина должна быть строго проекцией Москвы на юге и западе (хотя подробнее о возможных моделях переструктурализации пойдет речь в главе о Западе).

 

Абсолютным императивом русской геополитики на черноморском побережье является тотальный и ничем не ограниченный контроль Москвы на всем его протяжении от украинских до абхазских территорий. Можно сколь угодно дробить всю эту зону по этнокультурному признаку, предоставляя этническую и конфессиональ ную автономию крымским малороссам, татарам, казакам, абхазцам, грузинам и т.д., но все это только при абсолютном контроле Москвы над военной и политической ситуацией. Эти сектора должны быть радикально оторваны от талассократического влияния как идущего с запада, так и из Турции (или даже Греции). Северный берег Черного моря должен быть исключительно евразийским и централизованно подчиняться Москве.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.