Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ФОТОГРАФИИ В РАБОТЕ С ЖЕРТВАМИ НАСИЛИЯ





Некоторые варианты применения фотографии с целью ди­агностики и преодоления опыта перенесенного насилия могут быть связаны с использованием готовых снимков, другие — с их созданием в ходе занятий или между занятиями. И в том, и в другом случае работа может протекать относительно спон­танно и предполагать неограниченную свободу действий, либо требовать более четкой постановки задач и использования кон­кретных техник, игр и упражнений. Так, при обсуждении го­товых снимков участники группы могут фокусировать вни­мание лишь на определенных аспектах опыта, например, на положительном опыте клиента. Аналогично, при создании фо­тографий в ходе занятий клиент или участники группы могут самостоятельно выбирать для себя тему и любые объекты для съемки. Кроме того, ведущий группы может предлагать им ту или иную тему.

Варианты использования фотографии могут также варьи­роваться в зависимости от того, какими еще формами твор­ческой деятельности клиента или участников группы она до­полняется. Так, изготовление снимков может сочетаться с со­зданием фотоколлажа или ассамбляжа, плаката или иллюст­рированной фотографиями «книжки» и в этом случае будет предполагать изобразительную деятельность. Также фотогра­фия может сочетаться с сочинением историй или «сценари­ев», что будет связано с литературным творчеством.

Фотографирование может дополняться применением тех­ник телесно-ориентированной и танце-двигательной терапии, когда, например, съемка производится во время движения уча­стников группы: это дает им возможность увидеть и осознать особенности своей телесной экспрессии. И наконец — фотография может применяться в сочетании с элементами драма-терапевтического подхода и предполагать ролевое перевопло­щение, построение и проговаривание монологов и обращений к некоторым людям, которые представлены на фотографии, а также построение диалогов. В некоторых случаях может быть использована техника драматизации связанных с фотографи­ей ситуаций с использованием костюмов и грима. Некоторые варианты работы с фотографиями с жертвами насилия могут включать использование техник визуально-нарративного под­хода, сочетающего, например, создание клиентом фотоднев­ника в сочетании с повествованием.



Использование фотографий, так или иначе ассоциирующих­ся с травматичным опытом, может быть психологически риско­ванным с клиентами — жертвами насилия. Травматичный опыт подвергается вытеснению, и его актуализация при просмотре таких фотографий может причинить клиенту новые страдания. На определенном этапе психотерапии работа с такими фотогра­фиями может в то же время быть весьма плодотворной. Большое значение может при этом иметь то, что снимок как статичный визуальный образ более психологически безопасен для клиента, нежели динамические визуальные образы (спонтанные наплы­вы которых в виде образных воспоминаний о пережитом клиен­ты с ПТСР часто испытывают), а также то, что клиент при про­смотре фотографий имеет возможность контроля над изобра­женной ситуацией. Определенные манипуляции с фотография­ми, в том числе деструктивного характера, либо их дополнение новыми элементами за счет дорисовывания или создания фотоколлажа, способны смягчать остроту переживаний и обеспечить дистанцирование от психотравмирующей ситуации.

Холл и Ллойд (Hall и Lloyd, 1989) использовали фотографию в работе с жертвами сексуального насилия. Взрослым клиен­там, пережившим насилие в детстве и продолжающим испы­тывать чувство вины по поводу случившегося с ними в про­шлом, давалась возможность сравнить и проанализировать свои детские фотографии и фотографии родственника, совер­шившего над ними насилие. Клиенты могли благодаря работе с фотографией убедиться в том, что их обвинения самих себя в «соблазнении» насильника и недостаточном отпоре ему беспочвенны. Осознание собственной невиновности в случив­шемся иногда пробуждает в клиенте направленное на вооб­ражаемого насильника сильное чувство гнева. Никогда ранее не переживавшие и не выражавшие такое чувство люди мо­гут дать ему выход во время психотерапии. Описаны случаи, когда, переживая такое чувство, клиент уничтожал фотогра­фию насильника (Berman, 1993).

Подобные катарсические приемы, имеющие сходство с пси­ходрамой, в определенных случаях обеспечивают освобожде­ние клиента от негативного опыта прошлого. На определен­ном этапе психотерапии в целях выведения жертв сексуально­го насилия из состояния психического регресса и их переори­ентации на взрослые роли Холл и Ллойд (1989) предъявляют клиентам фотографии с их изображением в разных ситуаци­ях взрослой жизни, либо фотографии их детей.

Использование фотографии в работе с жертвами насилия отражено также в главе 6.

Фотоколлаж и ассамбляж

Берман (Bermanr 1993) описывает опыт успешного примене­ния фотоколлажа при работе с клиенткой, перенесшей в дет­стве сексуальное насилие. Создание клиенткой серии из боль­шого числа коллажей на основе собственных фотографий по­зволило ей глубоко проработать опыт прошлого и найти кон­структивное выражение связанным с ним сложным чувствам.

Для создания фотоколлажей могут быть использованы как личные фотографии участников занятий, так и разнообразная полиграфическая продукция (иллюстрированные фотографи­ями журналы, газеты, наборы и альбомы художественной фо­тографии и др.). Использование личных фотографий или их копий может, с одной стороны, актуализировать чувства и пред­ставления, связанные с восприятием автором самого себя й, с другой стороны, предоставляет ему богатые возможности для эксперимента с разными гранями «я» и контекстами, посколь­ку он может по-разному сочетать элементы фотоколлажа, пе­редавая как реальные, так и воображаемые ситуации.

Если при создании фотоколлажей используются образы, взятые из полиграфической продукции (фотографии людей, животных, неодушевленных предметов), то осознанно или неосознанно идентифицируясь с ними, автор переносит на них свои чувства и потребности, что способствует глубокому самораскрытию и выражению актуального для автора психо­логического материала.

Поскольку автору фотоколлажа самому ничего рисовать не надо, он может легко преодолеть неуверенность в своих худо­жественных способностях, что способствует вовлечению в изоб­разительное творчество. Это может иметь большое значение, например, когда тревога и страх оценки у участников занятий повышены. Вышеперечисленные особенности фотоколлажа придают этой технике выраженный игровой характер.

Работая в технике фотоколлажа, люди могут за относительно ограниченное время (20 — 30 минут) создавать чрезвычайно на­сыщенные разным визуальным материалом комплексные обра­зы, передающие их представления и чувства. Во многих случаях фотоколлаж представляет своего рода «визуальное размышление» автора о жизни, отражает его картину мира, отношение к себе и другим людям, культуре, разным социальным институтам, при­роде, своему прошлому, настоящему и будущему.

Коллаж также нередко включает определенную повество­вательную основу, отражающую тот или иной актуальный или скрытый «жизненный сценарий» автора, процесс зарож­дения и развития определенных отношений, либо формиро­вания и разрешения проблемной ситуации. Благодаря этому, можно предложить автору создать на основе фотоколлажа историю или сказку с участием реальных или фантастичес­ких персонажей.

Фотоколлаж отражает не только особенности эмоциональ­ного состояния и самовосприятия автора и его актуальные по­требности и отношения, но и его мыслительные процессы. При создании фотоколлажа, как и при использовании тестов Сильвер и других изобразительных техник, проявляются такие ба­зовые познавательные навыки, как способность выбирать, ком­бинировать и создавать связное повествование. Поэтому его можно использовать в качестве инструмента оценки и разви­тия познавательных способностей, что может иметь большое значение при работе с детьми. Одним из признаков «зрелости» познавательных процессов выступает общий уровень интегра­ции изображения, то есть визуальной (внешней) и содержатель­ной (внутренней) взаимосвязи между его элементами.

В некоторых случаях при использовании фотоколлажа с жер­твами насилия из-за актуализации сильных переживаний может отмечаться временное нарушение познавательных процессов, отражающееся в хаотичном характере работы или деструктив­ных манипуляциях с материалом. В иных случаях, несмотря на кажущуюся хаотичность изображения, отчасти связанную с обилием визуального материала, в процессе обсуждения фото­коллажа удается определить и даже развить авторскую концеп­цию картины, чему способствует создание повествований.

Очень ценным свойством фотоколлажа является то, что до­пуская и стимулируя визуальные преобразования и создание самых разных комбинаций изобразительных элементов, он вызывает у многих людей чувство свободы и своей способнос­ти преодолевать сложившиеся стереотипы и преобразовывать реальность. Во многих случаях при создании фотоколлажа по­вышается активность воображения, благодаря чему образ при­обретает фантастический, сказочный, мистический характер.

Большое значение при работе в технике фотоколлажа име­ет то, какая полиграфическая продукция имеется в распоря­жении участников занятий. Чаще всего это богато иллюстри­рованные, так называемые «глянцевые» журналы, хотя также могут быть использованы издания с черно-белыми фотогра­фиями, альбомы или наборы художественной фотографии, создаваемые или подбираемые ведущим. Можно признать, что относительно бедный выбор визуального материала будет ог­раничивать участников занятий и не позволит им в достаточ­ной степени актуализировать и проявить свои чувства.

Очень важно предоставить в распоряжение участников за­нятий максимально широкий набор различных образов. На фотографиях должны быть изображены люди, разные живот­ные и объекты. Фотографии людей должны, например, вклю­чать изображении представителей разных социальных слоев и профессий, возрастов и национальностей, и при этом люди по возможности должны быть представлены в разных эмоци­ональных состояниях и за разными занятиями.

Ценным свойством фотоколлажа также является то, что он позволяет изучать и расширять социальный и культурный опыт людей, выявлять их отношение к различным культурным фе­номенам и явлениям социальной жизни. Используя, например, издания, отражающие современную «культуру потребления» и «мир гламура», участники занятий могут осознать проявле­ния маркетингового манипулирования и фетишизации объек­тов, а также социальные стереотипы и подмену аутентичных отношений искусственными, «сконструированными» отноше­ниями. Такие эффекты фотоколлажа могут быть проявлены, однако, лишь при соответствующем построении процесса об­суждения образов и с учетом состава аудитории и ее запросов.

Приведенный ниже фотоколлаж создан 10-летним мальчи­ком, некоторые время посещавшим психотерапевта в связи с тикозным расстройством. В процессе беседы с мальчиком и его матерью установлено, что он неоднократно подвергался избиениям со стороны отца. На фоне возрастания школьных нагрузок и в связи с необходимостью адаптации при переходе в пятый класс гимназии, проявления насилия со стороны отца провоцировали появление у мальчика подергиваний лицевых мышц. Кроме того, сам мальчик обнаруживал склонность к насилию, неоднократно избивал свою старшую сестру, кото­рая на полтора года старше его. С начала пятого класса он на­чал посещать секцию восточных единоборств.

В ходе арт-психотерапии были проведены коррекционные беседы с участием родителей мальчика. Он также участвовал в индивидуальных арт-терапевтических занятиях, в результате чего тики исчезли и эмоциональный фон стабилизировался. Проявления брутальной агрессии с его стороны в адрес сестры нивелировались.

Коллаж отражает его интересы и увлечения, а также неко­торые особенности самовосприятия, в частности, активную жизненную позицию, маскулинность. Тематика и эмоциональ­ная нагрузка коллажа имеют в целом благоприятный характер и отражают положительные эффекты арт-психотерапии. Тема для работы была свободная, мальчик смотрел журналы и, долго не задумываясь, выбирал все, что ему понравилось. После этого он расположил «наиболее ценное» на листе бумаги. Комментируя фотоколлаж, он признал, что образы отражают его люби­мые занятия или то, чем он хотел бы заниматься (кататься с гор на лыжах, заниматься скалолазанием, водить автомобиль, ког­да вырастет), а также то, что он хотел бы иметь (много денег, дорогие часы, парфюмерию, дорогие мобильный телефон и но­утбук). Фотоколлаж включает несколько мужских образов, в том числе фотографию забирающегося на гору скалолаза и сред­невекового арабского воина на коне и со знаменем. При неко­торой хаотичности расположения отдельных элементов и от­сутствии центрального объединяющего образа, фотоколлаж тем не менее отражает формирующуюся и уже отчасти осознавае­мую мальчиком жизненную позицию.

Рис. 12. Фотоколлаж, созданный 11-летним мальчиком, отражающий особенности его самовосприятия, интересы и увлечения

Большое сходство с фотоколлажом имеет ассамбляж с ис­пользованием фотографий. Ассамбляжи могут представлять собой расположенную на определенной плоскости, например, на листе бумаги, группу предметов — разнообразных природ­ных (камни, семена, ракушки и т. д.) и техногенных объектов. Некоторые из таких предметов могут являться личными веща­ми клиента или участников группы, другие же могут быть най­дены ими на улице или входить в оснащение арт-терапевтического кабинета. Наряду с этими предметами участники арт-терапевтических занятий могут использовать фотографичес­кие образы.

Одно из существенных преимуществ художественной прак­тики, связанной с созданием ассамбляжей, заключается в том, что большинство предметов и образов при этом используются в готовом виде. Создание авторской продукции возможно глав­ным образом за счет отбора и расстановки объектов и готовых образов, а также наделения их определенных, подчас совер­шенно новым смыслом (рефрейминг), аналогично тому, как это происходит при создании фотоколлажа. В некоторых слу­чаях предметы и фотографии могут использоваться в сочета­нии с графикой, живописью и лепкой. Так, например, участ­ники занятий могут создать рисунок, выполняющий роль сво­еобразного «подноса», на котором затем располагаются раз­личные предметы и фотографии. Создание композиций тако­го рода, как и при работе в технике фотоколлажа, может про­текать как индивидуально, так и в парах и группах.

Использование предметов в сочетании с фотографиями обеспечивает возможность перемещения предметов и образов в пределах композиции, что позволяет находить для них новые значения, драматизировать композицию разыгрывая взаимо­действия между персонажами, ассоциирующимися с предме­тами и фотографиями. Масштабы композиций определяются размерами предметов и фотографий.

Ассамбляжи с использованием фотографий могут иметь тематическую основу. В своей арт-терапевтической работе, мы, например, иногда предлагаем участникам арт-терапевти-ческих занятий создать ассамбляжи, отражающие их представ­ление о себе и своих ролях, разнообразных ресурсах и систе­ме отношений. Все это может иметь большую ценность в ра­боте с жертвами насилия.

Примером фотоколлажа, созданного в ходе арт-психотерапии девушкой — жертвой сексуального насилия, может яв­ляться следующая работа (рис. 13). Клиентка, 20 лет, Ирина (имя изменено) создала фотоколлаж во время прохождения короткого арт-терапевтического тренинга, включавшего все­го четыре занятия. В качестве основных мотивов своего учас­тия в тренинге девушка назвала желание познакомиться с арт-терапией и тем самым лучше определиться со своей будущей профессией, а также поработать со своими проблемами, ис­пользуя новые для себя формы психотерапевтической прак­тики. У Ирины отмечаются колебания настроения, тревожно-ажитированные состояния, а также ночные страхи. Ранее она неоднократно работала со своими проблемами, проходя ана­литическую и трансперсональную психотерапию.

Из анамнеза девушки известно, что в детстве она неоднок­ратно являлась жертвой сексуального насилия и домогательств со стороны отца. Однако ее мать, зная об этом, не решалась разорвать отношения с ним. Чтобы обезопасить девочку, она отдала ее бабушке, у которой она жила начиная с шестилетне­го возраста. Став подростком, Ирина имела опыт ранних сек­суальных, в том числе лесбийских, отношений. В ходе тренин­га она себя характеризовала как бисексуалку. Уже на втором занятии, комментируя свою изобразительную продукцию, она проявила значительную открытость, откровенно рассказала о разных, в том числе интимных моментах своей биографии и проблемах.

Ирина занималась в музыкальной школе, имела успехи. Ув­лекалась рисованием и любит рисовать в свободное время. Считает, что творческие занятия помогают ей стабилизиро­вать свое эмоциональное состояние, разобраться в себе. С под­росткового возраста активно знакомится с психологической литературой. Отчасти благодаря этому у нее сформировалась готовность работать с психотерапевтом. Ирина считает, что этому также способствует ее общение с другом (с которым она живет уже более года), мужчиной старше ее по возрасту, име­ющим психологическое образование.

 

Рис. 13. Фотоколлаж участницы арт-терапевтического тренинга (20 лет), неоднократно подвергавшейся в детстве сексуальному насилию

Ирина признала, что работа с психотерапевтами помогла ей достичь большей эмоциональной стабильности. Судя по ее поведению и художественной продукции, созданной в ходе арт-терапевтического тренинга, травматичный опыт, связанный с перенесенным сексуальным насилием, уже в значительной степени был ею проработан, хотя, как она сама признала в конце тренин­га, арт-терапия дала ей дополнительные возможности и позволи­ла по-новому взглянуть на себя и осознать свои ресурсы.

Фотоколлаж Ирины имеет яркий, символический характер. Примечательно, что в ходе занятия она проявила большую ув­леченность работой. Ей даже не хватило времени занятия, и она попросила ведущего дать ей возможность завершить рабо­ту дома. Придя на следующее занятие, она сказала, что посвятила ей более двух часов. Просматривала журналы, тщательно выбирала образы.

Поскольку группа включала всего пять человек, у Ирины была возможность подробно его прокомментировать. Хотя, создавая коллаж, психологическую нагрузку образов Ирина не осознавала, но во время его обсуждения она неоднократно делала ссылки на свои отношения и историю жизни, благода­ря чему признала, что фотоколлаж является символическим изображением ее жизненного пути.

Можно отметить высоко интегрированный и в то же время мистический, трансперсональный характер изображения. Имеется целый ряд человеческих фигур, изображенных цели­ком и в движении — как мужских, так и женских. По внешней границе коллажа также расположены лица мужчин и женщин. Их взоры обращены на центральный элемент изображения — дерево. Примечательно, что по внешней границе кроны дерева расположены глаза и губы, которые Ирина ассоциировала со способностью видеть и чувствовать, «вбирать в себя» разнооб­разный опыт, контактировать с окружающим миром. Хотя восприятие фотоколлажа Ириной в целом позитивно, можно признать наличие в нем визуальных индикаторов сексуально­го насилия — глаз (см. рис. 13).









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.