Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Начало разрушения Советского Союза





Вскоре после смерти Сталина началось разрушение Советского Союза, которое не смогли осуществить троцкисты и зиновьевцы.

 

В руководство партии попал ветхозаветный язычник хрущёв. Он был примитивным и необразованным, хотя и хитрым человеком. хрущёв нанёс больше вреда СССР, чем его открытые враги. Он уничтожил веру и святость государства изнутри.

 

В 1956 году на XX съезде КПСС хрущёв выступил с тайно подготовленным докладом, в котором «разоблачил» культ Личности Сталина, а по сути оклеветал всех.

 

хрущёв не разоблачил злоупотребления и не сделал жизнь лучше. Он нанёс огромный удар – и не по Сталину, а по Советскому Союзу, по сознанию народа, и по сознанию всех людей в мире, которые верили в Советский Союз. «Сталин» не был человеком, он был символом, под знаменем которого люди жили, боролись и шли на смерть.

 

* * *

Так как сделал хрущёв, нельзя поступать ни с одним общественным сознанием, которому желаешь добра. От его удара не оправились и через пятьдесят лет.

 

Если хрущёв на деле хотел усовершенстовать законность и управление государством, то у него были все полномочия и все возможности. Сталина не было в живых уже три года.

 

В момент смерти Сталина в лагерях сидело в полтора раза меньше людей, чем сегодня сидит американцев в американских тюрьмах[534].

 

Реабилитация хрущёвым троцкистов-зиновьевцев, осуждённых в 1930-х годах, была идейной – к власти пришёл троцкист.

 

В целом хрущёв стал поганым Иудой, предшественником следующего Иуды. Человек, который бы думал об Отечестве, а не о своих амбициях, думал бы о результатах того, что он делает. Можно было найти много способов провести реформы, не трогая основы, опоры общественного сознания. хрущёв решил воевать с мёртвыми.



 

Мировоззрение хрущёва – это мировоззрение примитивно-бытового материалиста ветхозаветного типа. Его возврат к «ленинским» принципам на деле был чистым троцкизмом. Он означал отбрасывание всего советского сознания резко назад, уничтожения огромного духовного слоя, ощущения Величия Советского, созданного Сталиным.

 

Ещё до сих пор мы смотрим на свою великую историю глазами убогой душонки никиты-ёлупня.

 

* * *

Помимо нанесения удара по святым понятиям, хрущёв сделал немало и для иного разрушения Советского Союза.

 

ХХ съезд принял курс на мирное сосуществование с Западом. И до XX съезда было мирное сосуществование. И после XX съезда не было, да и не могло быть, мирного сосуществования, например, во Вьетнаме. Мирное сосуществование вылилось в стирание понимания различий между советской и поганой верой. Противостояние идей постепенно переросло в гонку материального потребления, в принятие де-факто поганых целей.

 

Не будучи у власти и года, хрущёв передал Украине исконно русский Крым. В 1959 году был принят план уничтожения «неперспективных» деревень. При хрущёве счётная книга экономики становилась самоцелью.

 

Не удовольствовавшись атакой на советское сознание, хрущёв взялся и за православное сознание. Он начал кампанию тупого агрессивного атеизма, разрушения храмов, судебного преследования верующих. В отличие от 1930-х годов, и, особенно, после примирения с православием во время войны, наступление на церковь не имело никакого смысла.

 

* * *

Естественно, что уничтожение святости советского сознания, православного сознания и загон населения в города – это именно то, что было необходимо религии денег. Это был прямой загон в идолопоклонничество.

 

Очень быстро этот вульгарный материализм стал менять жизнь. Во времена Сталина труд учителя был одним из самых важных и почётных. Постепенно труд учителя стал одним из самых низкооплачиваемых.

 

Стала умирать процветавшая при Сталине классическая музыка. Композиторов – русских больше не появлялось (исполнители остались). Оказалось, что без постановлений ЦК классическая музыка действительно не могла развиваться.

 

Суммируя, хрущёв разрушил многие святые ценности общества и заменил их языческими целями. Решивший ползать летать не сможет.

 

Системный переход в СССР в 1960-е годы

К сожалению, в СССР назревали проблемы, которые имели гораздо более глубокие причины, чем примитивизм одного руководителя.

 

Как и Запад, СССР переживал системный переход. Две конкурирующие системы в материальном смысле развивались почти синхронно. Наука и техника были примерно на одинаковом уровне. Где-то впереди был Запад, где-то – СССР.

 

К началу 1960-х годов не только разрушенная войной промышленность и сельское хозяйство были не только полностью восстановлены, но и были сделаны большие шаги вперёд. Созданная система обороны и ядерный щит были достаточны, чтобы внешняя военная сила не представляла опасности.

 

В СССР, конечно, не было создано общество изобилия, но повсеместно был достигнут здоровый материальный достаток. Все были обуты, одеты, накормлены, обучены, имели возможность отдыхать и пользоваться медициной.

 

* * *

В этой ситуации прежний принцип – работай так хорошо, как можешь, а распределение будет по принципу наиболее нуждающегося, переставал действовать.

 

Когда рядом голодный и босой, надо накормить и обуть его в первую очередь. Но когда все накормлены, то нет смысла работать изо всех сил, чтобы обеспечить соседа удовольствиями, которых ему хочется. Когда люди начинают работать ради удовольствий, а не ради совместного выживания, то неизбежно начинается конкуренция за право получить больше удовольствий и получить их раньше соседа.

 

В такой ситуации и военно-командная организация производства, и военно-командная организация общественного сознания переставали давать результаты и теряли смысл.

 

* * *

В 1961 году была сбылась высшая мечта естественнонаучной идеи, высшая мечта физики – полёт человека в космос.

 

В XIX веке чудом был паровоз, в 1920-е годы – трактор, электричество и радио, в 1930-е – заводы-гиганты. В 1960-е годы выдохлась даже фундаментальная теоретическая физика[535].

 

Все мечты материалистической науки осуществились. В материальном смысле дальше мечтать было не о чем, кроме товаров для своей кладовки.

 

Доля городского населения России превысила 50 процентов. Сам того не ведая, СССР начал превращаться в идеалистическое общество, в котором преобладают излишки и отношения людей между собой, а не отношения людей и природы.

 

Выбор 1960-х

Страна была в ключевой точке, в точке бифуркации. Наступил переход из «царства естественной необходимости», когда развитие определялось не столько желаниями, сколько внешними факторами и материальными нуждами тела. Наступил переход в «царство осознанной необходимости», в «царство субъективной свободы», где развитие сверх необходимого зависит только от желания, фантазии и воли самих людей.

 

Само общество осознавало, что произошли сильные перемены и что нужны новые цели. Вспыхнули споры физиков и лириков, споры идеалистов и материалистов. Среди экономистов началась теоретическая дискуссия товарников и антитоварников. Они спорили о том, есть ли товарно-денежные отношения при социализме, или их нет.

 

Вместо бесконечного цитирования классиков, экономистам достаточно было сходить в народ, и поинтересоваться, строятся ли ежедневные отношения людей посредством товаров и денег, или на каких-то иных принципах. Думают ли люди в первую очередь о товарах и о деньгах, или у них иные ценности.

 

* * *

В конечном счёте, выбор новых целей был за руководством партии. Ключевые решения были приняты на XXI съезде в 1959 году. На XXII съезде в 1961 году была одобрена Третья программа КПСС.

 

Третья программа КПСС констатировала, что цель революции 1917 года полностью достигнута – социализм в СССР построен и надёжно защищён.

 

Дальнейшая стратегия, стратегия построения коммунизма к 1980 году, заключалась в трёх главных целях:

1. Развитие материально-технической базы коммунизма, то есть дальнейший рост промышленности.

2. Удовлетворение растущих потребностей населения в потреблении товаров.

3. Усиление коммунистического воспитания нового человека.

 

* * *

Таким образом, в обществе, ставшем по сути своей идеалистическим, на первое место было поставлено развитие производства. Предполагалось, что производительные силы принесут счастье сами собой.

 

Это был сильный шаг назад даже по сравнению с 1917 годом, когда на первое место выдвигалась справедливость, борьба с буржуазией как классом, а уже потом материальность.

 

Более того, эта стратегия просто не работала в условиях насыщения. Если для обработки всех полей и лугов страны нужно 2 миллиона тракторов, а есть 200 тысяч, то каждый новый трактор даёт большую помощь. Но когда уже есть 2 миллиона тракторов, то дальнейшее увеличение их производства идёт только во вред.

 

В этот момент надо не увеличивать производство, но свернуть его просто до уровня замены изнашивающегося и улучшать качество, уменьшать энергоёмкость и так далее. Планирование от достигнутого и увеличение производства по инерции совершенно не учитывают, что рано или поздно наступает переход количественных изменений в качественные.

 

* * *

В такой ситуации рост производства становится не улучшением жизни людей, а ростом показателей в отчётах. Главной становится всё та же счётная книга (которая перекочевала из религии денег в теорию Маркса), рост транзакций, только выраженных не в золоте, а в рублях или в натуральных показателях. От натуральной счётной книги до настоящей золотой счётной книги – один шаг.

 

Хозяйство стало «экономикой», экономика – фетишем, экономикой ради экономики.

 

* * *

Более того, в условиях идеализации общества переставала работать теория трудовой и физической стоимости Маркса.

 

Товары удовольствия нельзя выразить через затраты труда и измерить в килограммах или метрах. Для инвестиций в лёгкую промышленность, в продукции которой главным показателем являются субъективные потребительские свойства товаров и их субъективное качество, нельзя использовать те же формулы, которые работали при инвестировании в объективную тяжёлую промышленность.

 

Советское ценообразование велось от ГОСТов. На функциональные товары несложно установить ГОСТ, который измеряет десяток их наиболее важных физических характеристик. ГОСТ на товары удовольствия установить практически невозможно, ибо удовольствие физикой не измеришь.

 

Материалистическое мышление налагало сильные ограничения и на производителей товаров. Они считали, что если товар сделан хорошо с их точки зрения, то это объективно хороший товар. Надо же было смотреть глазами покупателя, понимая, что товар – субъективная категория.

 

Статусные товары вообще были вне советского мировоззрения. Поэтому их место в обществе стали занимать примитивные, но яркие и редкие импортные товары.

 

* * *

На втором месте в новой программе партии стояло развитие товарного потребления, и лишь на третьем – развитие сознания. Между этими двумя целями было прямое, хотя и неосознанное противоречие.

 

На первый взгляд, потребление – это материальное, воспитание – это духовное. Но по своему влиянию на сознание, увеличение потребления товаров как цель, особенно поставленная вперёд духовности – это прямой путь в идолопоклонничество. Это привязка сознания к товарам и деньгам, это развитие религии денег.

 

«Разоблачив» культ Личности с одной стороны, и поставив целью увеличение зарплаты и потребления товаров с другой стороны, партия сама сказала людям, что надо побольше думать о деньгах и товарах, и поменьше о святых понятиях.

 

Для коммунистического воспитания был принят простой и чёткий, глубоко христианский по сути, Моральный кодекс строителя коммунизма, который мы привели в 3-й главе.

 

Но в повседневной жизни коммунистические идеи становились дежурной риторикой, которая использовалась для достижения более важных целей – роста производства и роста потребления (нередко личного потребления идеолога).

 

Зависть, алчность и жадность невозможно победить увеличением материального производства.

 

* * *

В довершение всего, XXII съезд вписал в программу партии и положение об отмирании государства по мере строительства коммунизма. Учитывая, что коммунизм планировалось построить к 1980-м годам, то получалось, чтои государство должно было отмереть к этому времени.

 

Если продолжать развитие буржуазной революции по прямой, то товарно-денежные отношения действительно ведут к отмиранию государства (и заменой его наднациональными корпорациями). Но если говорить о государстве справедливости, о государстве как о системе защиты от насилия, то оно не отомрёт никогда.

 

Это положение стало троянским конём в сознании общества, и во время перестройки активно использовалось для уничтожения Советской власти.

 

Принятие Третьей программы КПСС сопровождалось символическим жестом. XXII съезд постановил вынести тело И.В.Сталина из мавзолея.

 

* * *

Почему в 1961-м году было решено построить коммунизм за двадцать лет?

 

Посмотрите, сколько было сделано за предыдущие двадцать лет – с 1941 по 1961 год. Несмотря на войну, несмотря на огромные оборонительные расходы. Если уж столько можно было сделать за двадцать лет при нищете, то что можно сделать за двадцать лет при мощнейшей промышленности и с лучшей в мире наукой.

 

Можно ли было построить коммунизм за двадцать лет?

 

Можно, если бы в марксизме не было догмата материализма. «Научный коммунизм» должен быть стать не материалистической дисциплиной, но сознательно разработанной религией. Требовался не только и не столько дальнейший рост производства, ибо уровень необходимого был обеспечен, сколько управление желаниями, тонкое и гибкое управление сознанием людей и общества. Счастье не может быть материальным.

 

Развитие техники и рост материального производства имеют смысл только как развитие сознания. Если познание останавливается, а производство вещей продолжается, то в такой ситуации дегенерирует любое общество.

 

Научный коммунизм – это создание непротиворечивого, сбалансированного, саморазвивающегося духовного мира общества. Научный коммунизм – это управление общественным сознанием.

 

* * *

То, как программа партии предполагала переход к коммунистическим отношениям, не могло не создавать сильнейшего внутреннего противоречия в каждом человеке. С одной стороны, материальное развитие и материальное потребление являются главной целью человека и общества. С другой стороны, человек должен постоянно отказываться от этой главной цели, жертвовать собой. Его стимулом должны быть идеи и идеология, которые сама же теория признаёт второстепенной надстройкой.

 

При таком раздвоении сознания большинство людей сознательно или бессознательно выберут первичное – материальное и отбросят идеологию. Небольшая часть людей отбросит материальное и выберет духовное. Те же, кто попытается совместить, будут вечно несчастными и психически нестабильными.

 

Более того, примат производства ещё и порождает суеверный страх перед производительными силами[536], которые якобы управляют миром. Он парализует волю и способность человека развивать эти самые производительные силы.

 

Вместо того чтобы относиться к производству как к полностью подвластному человеку инструменту, начинается преклонение перед производительными силами. Появляется боязнь «прогневать» их, поступить неправильно. Боязнь нарушить некие мифические пропорции их развития, никому не известные, но смутно указанные в произведениях классиков, которые непонятно как трактовать. Чем больше люди думают о том, как их развивать, тем больше неуверенности в их действиях. Возникает целый сакральный культ производительных сил.

 

В этом смысле слепая погоня за прибылью имеет большое преимущество. Производство рассматривается исключительно как второстепенный инструмент. Нет никаких предрассудков и суеверий, чтобы заставить работать производство и подчинить природу.

 

* * *

Полуголодное и разутое общество 1920-40-х годов, все силы которого были направлены на выживание, было великим, потому что презрело то, чего у него не было, и жило идеями.

 

Сытое и богатеющее общество 1960-1980-х годов становилось всё более обывательским, потому что поставило своей целью то, что у него и так было – материальное потребление.

 

Почему в 1960-е годы были поставлены сугубо материальные цели? Как иногда спрашивают, почему Сталин не подготовил себе смену?

 

Где в 1950-1960-е было найти коммуниста, который бы закончил духовную семинарию?

 

С начала индустриализации года прошло двадцать пять лет жизни на непрерывном военном положении, в условиях постоянного и предельного напряжения сил, в условиях горячей и холодной войны. Гонка по развитию физической науки и техники и армейская организация общества были не желанием, но единственно возможным способом выживания. Эти условия отнюдь не способствовали отбору в руководство философов, как и развитию вольнодумства в обществе в целом[537].

 

Советское руководство состояло из глубоких технарей и производственников или из военных. Их сознание было практичным, трудолюбивым, работоспособным, смекалистым. Но оно не было ни возвышенным, ни духовным, ни философским[538].

 

У великой страны может быть только духовный руководитель.

 

VI.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.