Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПРИНЦИП НЕНАСИЛИЯ В РАЗРЕШЕНИИ КОНФЛИКТОВ





Данная работа представляет собой начало серии публикаций для спе­циалистов в области теории и практики разрешения конфликтов, ор­ганизованной под эгидой Федерации мира и согласия при участии Ин­ститута психологии РАН. А. А. Гостев, опираясь на методологию пла­нетарного, т.е. надгосударственного, подхода к проблемам человече­ства, отмечает условия применения принципа ненасилия в россий­ской ситуации. В целом автор актуализирует проблему применения ненасильственных технологий разрешения конфликтов.

 

Печатается по изданию:Гостев А. А. Эволюция сознания в разрешении глобальных конфликтов. — М., 1993.

В настоящее время принцип ненасильственного разре­шения конфликтов стал чрезвычайно популярным в мире. Широко проповедуются идеи Л. Толстого, Ганди, Кинга, проводятся многочисленные конференции, семинары, тренинга. Идея популярна и в реальной политике.

XX в. превратил моральную идею в принцип социаль­но-политических ненасильственных движений, серьезно влияющих на ситуацию в мире. Нет сомнения, что кон­цепция ненасилия, акцентируя общечеловеческие ценно­сти, является фактором, сдерживающим насилие. Очень значимо, что атака ненасилия исключает «зло во благо» и исходит из того, что цель не может оправдывать средства. Она снимает противопоставление целей и средств по эти­ческим критериям.

Вместе с тем социально-политические реальности в таких регионах, как Югославия, Нагорный Карабах, Абха­зия, Южная Осетия, Ингушетия и др., поднимают вопрос об особенностях применения принципов ненасилия к по­добным ситуациям. С одной стороны, у меня нет сомне­ния в том, что порождение насилия насилием является проявлением вселенских законов, реализацией «космиче­ского (божественного) наказания». С другой стороны, ис­ходя из гуманистических ценностей (например защита



слабого от зла), должны существовать рамки применения принципов ненасилия, и их необходимо определить. В этой связи представляется необходимым соотнесение содержания конкретных социально-политических реалий и концепций ненасилия. В частности, из нее следует уб­рать все красивые идеалистические заблуждения. Некри­тическое отношение к идее ненасилия способствует пере­оценке успехов ее реализации (не следует, например, за­бывать, что раздел Индии закончился огромными жертва­ми; зло продолжает брать свое и сегодня), пагубно сказы­вается в политике. Представляется, что ненасильствен­ный подход нельзя использовать вне содержания реальной практики политической борьбы. Все это требует более пристального внимания к проблеме. Обзор и анализ проб­лемы хорошо представлен в ряде работ. Хочу подчеркнуть следующее.

Прежде всего, необходимо помнить известную дилемму ненасилия — любое насилие аморально, однако аморально и примирение со злом, а также существование так называ­емых инверсий этики ненасилия (А. Огурцов (25)). Реали­зация идеи ненасилия в мире насилия имела трагические последствия. Так, в определенных исторических условиях ненасилие провоцировало власть на самые экстремальные его формы; Идея сопровождалась также правовым и госу­дарственным нигилизмом, анархическими тенденциями и т.п. Апеллирование к ненасилию перед лицом мощного насилия, следовательно, в целом усиливает «атмосферу зла» в мире.

Осмысление идеи ненасилия осложняется неопреде­ленностью понятий «насилие» и «ненасилие» и ряда ми­фологем (например отождествление насилия и государст­венно-правового принуждения или ненасилия с идеей от­сутствия права властных структур на применение силы во­обще). Сложной концептуальной проблемой является, на­пример, диалектика ненасилия как добра и насилия как зла. Следует также различать такие аспекты проблемы, как:

• мировоззренческие, философско-религиозные, этические принципы;

• способ разрешения конфликтов в социально-по­литической сфере;

• конкретная политика и способы ненасильствен­ных действий социальных субъектов, выражаю­щих их протест, и др.

Исторически насилие и ненасилие были взаимосвяза­ны. Ненасилие искало опору в силе, насилие прикрыва­лось «добрыми намерениями» и т.п. Абсолютизация каж­дого из принципов недопустима, как невозможно рас­смотрение «вечных проблем» добра и зла изолированно друг от друга.

Рамки функционирования этики и философии нена­силия в разрешении конфликтов могут быть, на мой взгляд, сведены к требованию, чтобы «антинасилие» лишь препятствовало совершению насилия, не переходя в наси­лие над насилием в качестве самоцели. Это означает, что добро имеет право на защиту в сопоставимой интенсивно­сти по отношению к эксплицируемому злу. Существует моральное право воспрепятствовать насилию силой, осо­бенно там, где «духовная атмосфера» полна агрессивной враждебности.

Принцип «не противиться злу насилием» не запре­щает остановить руку убийцы насилием над его желанием убивать. Кровь, жестокость, страдания нужны «темным силам», ибо страдания жертв, как неоднократно подчер­кивалось, пополняют «репрессивные поля группового со­знания». Поэтому борьба с эскалацией конфликта являет­ся борьбой с возможностью порождения зла в будущем.

Следует осознавать, что в случае «кровавых конфлик­тов» затрагиваются и пробуждаются мощнейшие темные силы индивидуального и коллективного сознания. Люди регрессируют в те архаические пласты своей психики, куда для их же блага (ценность духовного развития абсолютна для всех людей) им попадать не следует. В этих планах под­сознания существует архаическая память об эволюцион­ном прошлом человечества (не богатом гуманностью), об отсутствии ценности человеческой жизни, о способах ре­шения конфликта войной. В случае попадания в «демони­ческие матрицы сознания» возникает эскалация насилия. Агрессор проецирует ненависть, усиливаемую по закону зеркального отражения оппонентом. Самим убийцам (ре­альным и потенциальным) выбраться из этих пластов пси­хики практически невозможно. Ставя заслон на пути кро­вавого развития событий, мы тем самым спасаем не только

невинных людей, но и всех потенциальных убийц от со­вершения основного нравственного преступления, за ко­торое наступает расплата как в жизни, так и в мучительных посмертных состояниях сознания.

Принцип «воздаяния за деяния» в случае примене­ния силы над насилием будет срабатывать меньше, чем в случае гибели невинных людей. Счет за пролитую кровь невинной жертвы и агрессора различен. Кровь жертв фор­мирует причинно-следственные связи в порождении на­силия в будущем больше, чем кровь и страдания (тюрьма) убийц и лиц, нарушивших нравственные заповеди. Поэто­му в случаях, когда в групповом субъекте происходит про­цесс дегуманизации и возникает психологически обосно­ванная возможность убивать людей, человеческую жизнь как высшую ценность нужно защищать силой (принцип необходимой обороны). В. Межуев, например, указывает, что в политике зло побеждается только меньшим злом.

Прекрасным примером является вся ситуация конфликта в За­кавказье. Сегодня мы видим, к чему привело невмешательство в развитие кровавых сюжетов.

В условиях «российской ситуации» применение принципа ненасилия нуждается в существенных огра­ничениях. Решение о применении ненасильственных тех­нологий разрешения конфликтов должно зависеть от оценки состояния «духовной атмосферы» в конкретном регионе. Как подчеркивает 3. Апресян, ненасилие как ха­рактеристика социально-политической борьбы возможно лишь при условии, что в обществе имеются гражданские институты, общепризнанные демократические ценности. Что касается рамок применения насилия в государствен­ном управлении, то определяющим моментом является понимание необходимости обеспечения безопасности личности, борьбы с возможностью хаоса, что предусмат­ривает определенное применение силы. Искомые рамки применения принципа ненасилия предполагают поэтому определение пропорций в указанной дилемме ненасилия относительно конкретных условий. Утопично также счи­тать, что понимание своих обязанностей, утверждение в сознании нравственных ценностей самопроизвольно поя­вится у всех граждан. Сама природа взаимозависимости людей предполагает определенное насилие над теми, кто не достиг уровня саморегуляции собственной совестью.

Для защиты от насилия силой можно использовать один из основных принципов айкидо: подвести противника к болевому порогу и предоставить ему сделать выбор — сдаться, поняв бесплодность попытки причинить зло, или продолжать борьбу, причиняя себе боль или даже обрекая себя на гибель.

Для решения сложнейшего клубка вопросов, возника­ющих в связи с философией и этикой ненасилия, для на­хождения рамок применения принципа идея нуждается в самокритичном анализе, в разработке новых подходов, учитывающих одновременно глубинную психологию че­ловека, этические ценности и конкретную социально-по­литическую реальность. Следует также подчеркнуть, что применение ненасильственных стратегий связано с про­цессами глобальной трансформации человечества. Увели­чивающееся разнообразие социальных групп, культур за­остряет проблему согласованности групповых интересов, организации диалога и поиска консенсуса.

 

А. Я. Анцупов

ЭВОЛЮЦИОННО-МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ ТЕОРИЯ КОНФЛИКТОВ

Впервые в отечественной науке конфликт рассматривается с позиции междисциплинарного подхода. Автором излагается универсальная по­нятийная схема описания конфликтов, включающая одиннадцать по­нятийно-категориальных групп. В целом данный подход отражает со­временное состояние конфликтологии в конце XX века.

Печатается по изданию:Конфликт и личность в изменяющемся мире. —Ижевск, 2000.

 

В 1992 г. автором была опубликована монография «Со­циально-психологические проблемы предупреждения и разрешения межличностных конфликтов во взаимоотно­шениях офицеров». В ней излржена суть эволюцион-но-междисциплинарной теории конфликтов (далее ЭМТК). В основу этой теории положен системный подход к изучению конфликтов. Как и любая теория, ЭМТК не решает все проблемы отечественной конфликтологии. Как и любой теории, ее описательный, объяснительный, прогностический и управленческий потенциалы изменя­ются во времени. На данном этапе развития российской конфликтологии ЭМТК может способствовать объедине­нию существующих пока практически изолированно друг от друга 11 отраслей конфликтологии. Кроме того, ЭМТК вооружает представителей всех отраслей конфликтологии более системным пониманием проблемы конфликтов, что, несомненно, должно способствовать ускорению раз­вития науки.

Государство, общество, организации, каждый россия­нин сегодня остро нуждаются в таких рекомендациях кон-фликтологов, которые помогли бы им радикально умень­шить деструктивность социальных и внутриличностных конфликтов. Действенные рекомендации может предло­жить только зрелая наука, глубоко разобравшаяся в реаль­ных, а не в воображаемых закономерностях развития кон­фликтов.

Теория занимает промежуточное положение в триаде «концепция — теория — парадигма». Автор полагает, что ЭМТК может стать одним из первых вариантов парадигмы российской конфликтологии. Концепция — определенный способ понимания, трактовки каких-либо явлений, основ­ная точка зрения, руководящая идея для их освещения. Тео­рия — система основных идей в той или иной отрасли зна­ния; форма научного знания, дающая целостное представ­ление о закономерностях и существующих связях действи­тельности. Парадигма — исходная концептуальная схема, модель постановки проблем и их решения, методов иссле­дования, господствующих в течение определенного исто­рического периода в научном сообществе (СЭС, 1987).

Краткое изложение основного содержания ЭМТК мо­жет быть представлено в следующем виде.

Конфликты играют исключительно важную роль в жизни отдельного человека, семьи, организации, государ­ства, общества и человечества в целом. Они являются основной причиной гибели людей. В завершающемся сто­летии по самой приближенной оценке конфликты на пла­нете (войны, терроризм, убийства, самоубийства) унесли свыше 300 млн. человеческих жизней. По итогам XX в. Россия, скорее всего, является бесспорным и недосягае­мым мировым лидером не только по людским потерям в конфликтах, но и по другим их разрушительным последст­виям: материальным и психологическим.

Конфликтология — наука о закономерностях возникновения, развития и завершения конфликтов, а так­же об управлении ими. Количественный анализ более 2500 отечественных публикаций по проблеме конфликта позво­лил выделить в истории российской конфликтологии три периода.

I период — до 1924 г. Зарождаются и развиваются практические и научные знания о конфликтах, но как спе­циальный объект исследования последние не выделяются. Источниками формирования конфликтологических идей в этот период выступают научные воззрения на конфликт, развиваемые в рамках философии, психологии, социологии, других гуманитарных наук; а также практические знания о конфликтах, отражение конфликтов в искусстве, религиях и в конце периода в средствах массовой информации.

II период — 1924—1992 гг. Конфликт начинает изу­чаться как самостоятельное явление в рамках сначала двух (правоведение, социология), а концу периода одиннадцати наук. Междисциплинарных работ практиче­ски нет. Он включает 4 этапа: 1924—1935 гг.; 1935-1949 гг.; 1949-1973 гг.; 1973-1992 гг.

III период — 1992 г. — н. в. Конфликтология выде­ляется в самостоятельную науку как междисциплинарная область 11 отраслей знаний, на основе системного подхода разрабатывается общая теория конфликта. Отрасли конф­ликтологии: военные науки (1988 — год опубликования первой работы, 1,4 % — количество публикаций данной науки в общем объеме публикаций во всех отраслях конф­ликтологии); искусствоведение (1939; 6,7 %); исторические науки (1972; 7,7 %); математика (1933; 2,7 %); педагогика (1964; 6,2 %}', политические науки (1972; 14,7 %); правоведе­ние (1924; 5,8 %); психология (1930; 26,5 %); социобиология (1934; 4,3 %); социология (1924; 16,9 %); философия (1951; 7,1 %) (Анцупов, Шипилов, 1992, 1996).

Авторы 469 диссертаций по проблеме конфликтов (из них 52 докторских) указывают в списках литературы в среднем 10 % публикаций, имевшихся в их науке по этой проблеме на момент защиты, и примерно 1 % публикаций, имевшихся в остальных отраслях конфликтологии (Анцу­пов, Прошанов, 1993,1997, 2000).

Универсальная понятийная схема описания конфлик­тов включает 11 понятийно-категориальных групп: сущ­ность конфликтов; их классификация; структура; функ­ции; генезис; эволюция; динамика; системно-информа­ционное описание конфликтов; предупреждение; завер­шение; исследование и диагностика конфликтов.

1. Сущность конфликтов. Под социальным конфлик­том понимается наиболее острый способ развития и завер­шения значимых противоречий, возникающих в процессе социального взаимодействия, заключающийся в противо­действии субъектов взаимодействия и сопровождающий­ся их негативными эмоциями по отношению друг к другу. Помимо конфликта, социальные противоречия могут раз­решаться путем сотрудничества, компромисса, уступки и избегания (Томас, 1972). Под внутриличностным конф­ликтом понимается острое негативное переживание, вы­званное затянувшейся борьбой структур внутреннего мира личности, отражающее противоречивые связи личности с внешней средой и задерживающее принятие решения (Шипилов, 1999).

2. Конфликты можно классифицировать в виде типо­логии, систематики и таксономии. Базисная типология показывает границы и раскрывает структуру объектного «поля» конфликтологии. Она включает конфликты с учас­тием человека: социальные и внутриличностные, а также зооконфликты.

Социальные конфликты: межличностные, между личностью и группой, между малыми, средними и большими социальными группами, международные кон­фликты.

Внутриличностные конфликты: между «хочу» и «не хочу»; «могу» и «не могу»; «хочу» и «не могу»; «хочу» и «нужно»; «нужно» и «не нужно»; «нужно» и «не могу» (Шипилов, 1999).

Зооконфликты: внутривидовые, межвидовые и интрапсихические. Внутривидовые и межвидовые конф­ликты могут быть между двумя животными, между живот­ным и группой, между группами животных. Интрапсихи­ческие: между двумя негативными тенденциями в психике животного; между двумя позитивными тенденциями; между негативной и позитивной тенденциями.

Конфликты можно также классифицировать в зависи­мости от их масштабов, последствий, длительности, ха­рактера противоречия, лежащего в их основе, интенсив­ности, степени конструктивности, сферы жизнедеятель­ности, в которой они происходят, и т.д.

3. Структура конфликта — совокупность устойчивых элементов конфликта, обеспечивающих его целостность, тождественность самому себе. Она характеризует стати­ческую составляющую конфликта и включает две под­структуры: объективную и субъективную, каждая из ко­торых имеет явные и скрытые элементы. Объективная подструктура конфликта включает: его участников (основных, второстепенных, группы поддержки), объект конфликта; его предмет; микросреду, в которой он разви­вается; макросреду, оказывающую влияние на ход конф­ликта, и др.

Субъективная подструктура конфликта включает: пси­хологические модели конфликтной ситуации, имеющиеся у всех участников; мотивы действий сторон; цели, которые они ставят; актуальные психические состояния участ­ников; образы оппонента, самого себя, объекта и предмета конфликта; вероятные результатов борьбы и др. Важно также определить структуру той надсистемы, элементом которой является изучаемый конфликтуй место последне­го в ней.

4. Функции конфликта — его влияние на внешнюю среду и свои подсистемы. Они характеризуют динамику конфликта. По направленности выделяют конст­руктивные и деструктивные функции; по сфере дей­ствия — внешние и внутренние. Основные функции конфликта связаны с его влиянием на противоречие, кон­фликт породившее; настроения; взаимоотношения; эф­фективность индивидуальной деятельности оппонентов; эффективность совместной деятельности группы; взаимо­отношения в группе; внешнюю микро- и макросреду и др.

5. Генезис конфликта—его возникновение, развитие и завершение под действием системы факторов и причин.

К основным группам причин конфликтов относят: объективные; организационно-управленческие; социаль­но-психологические; психологические.

6. Эволюция конфликта — его постепенное, непре­рывное, относительно длительное развитие от простых к более сложным формам.

Макроэволюция конфликтов — изменение их характе­ристик, происходящее с момента возникновения психики у живых организмов и по настоящее время. Она включает эволюции конфликтов у животных и у человека и продол­жается примерно 500 млн. лет.

Эволюция конфликтов у животных имеет следующие 4 типа: межвидовая; внутривидовая; в онтогенезе; эво­люция конкретных конфликтов.

Эволюция конфликтов у человека представлена следую­щими 5 типами:в антропогенезе: в процессе обществен­но-исторического развития человека до XX столетия; в XX веке; в онтогенезе; эволюция конкретных конфликтов.

Мы предполагаем, что по мере эволюции конфликты усложняются, но не совершенствуются. Если в качестве критерия оценки конфликтов выбрать число жертв, то, возможно, человек сегодня является самым деструктив­ным живым существом на планете.

7. Динамика конфликтов — ход развития конкретных конфликтов или их видов во времени. Она включает три периода, каждый из которых состоит из этапов.

I период (латентный) — доконфликтная ситуация: воз­никновение объективной проблемной ситуации взаимо­действия; осознание ее проблемности субъектами; попыт­ки решить проблему неконфликтными способами; воз­никновение предконфликтной ситуации.

II период (открытый) — собственно конфликт: инци­дент; эскалация противодействия; сбалансированное про­тиводействие; поиск способов завершения конфликта; за­вершение конфликта.

III период (латентный) — послеконфликтная ситуа­ция: частичная нормализация отношений оппонентов; полная нормализация их отношений.

8. Системно-информационное описание конфликтов — вид и результат их системного анализа, заключающийся в выявлении закономерностей информационного обмена между основными структурными элементами конфликта, а также между конфликтом и внешней средой. Информа­ция играет ключевую роль в возникновении, развитии, за­вершении, регулировании конфликтов, а также в развитии конфликтологии.

9. Предупреждение конфликтов — в широком смысле — такая организация жизнедеятельности субъектов взаимо­действия, которая сводит к минимуму вероятность возник­новения конфликтов между ними; в узком смысле — деяте­льность субъектов взаимодействия, а также третьих лиц по устранению причин конкретного назревающего конфликта, разрешению противоречия неконфликтными способами. Предупреждение конфликтов связано с созданием объек­тивных, организационно-управленческих, социально-пси­хологических и психологических условий их профилактики.

10. Завершение конфликтов — этап в динамике конф­ликта, заключающийся в его окончании по любым причи­нам. Основные формы: разрешение; урегулирова­ние; затухание; устранение; перерастание в другой конф­ликт (Шипилов, 1999).

11. Исследование и диагностика конфликтов — деятель­ность по выявлению закономерностей развития и особенно­стей конфликтов с целью их конструктивного регулирования. Семь общенаучных принципов изучения конфликтов', раз­вития; всеобщей связи; учета основных законов и парных категорий диалектики; единства теории эксперимента и практики; системного подхода; объективности; конкрет­но-исторического подхода.

Пять принципов конфликтологии: междисциплинарно-сти; преемственности; эволюционизме; личностного под­хода; единства открытых и скрытых элементов конфликта.

Системное изучение конфликтов предпо­лагает системно-структурный, системно-функциональ­ный, системно-генетический, системно-информацион­ный и системно-ситуационный их анализ.

Исследование конфликтов включает 8 эта­пов: разработка программы; определение конкретного объекта; разработка методики; пробное исследование; сбор первичной информации; обработка данных; объяс­нение результатов; формулирование выводов и практиче­ских рекомендации (Ядов, 1987).

Диагностика и регулирование конкрет­ных конфликтов включает 10 этапов и осуществляется на основе описательной, эволюционно-динамической, объ­яснительной, прогностической моделей конкретного конф­ликта; а также модели целей его регулирования, содержате­льного, технологического решений на вмешательство в кон­фликт, деятельности по регулированию конфликта, оценки ее результативности, обобщения полученного опыта.

Основными целями российской конфликтологии, по нашему мнению, сегодня являются:

— интенсивное развитие методологии, теории, мето­дов науки, преодоление крайней разобщенности отраслей конфликтологии, завершение предпара-дигмального этапа становления науки;

— комплексные междисциплинарные исследования всех конфликтов, выступающих объектом науки, накопление и систематизация эмпирических дан­ных о реальных конфликтах;

— создание системы конфликтологического образо­вания в стране, пропаганда конфликтологических знаний в обществе;

— организация в России системы практической рабо­ты конфликтологов по прогнозированию, преду­преждению и урегулированию конфликтов;

— расширение научно-практического взаимодейст­вия с мировым сообществом конфликтологов.

 

Н. И. Леонов









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.