Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Перевод на английский: Мирза Абу-л-Фадл.





Перевод на русский: Лозеев

Издатель - Академия Дауа,

Международный Исламский университет.

Е издание 1 сентября 1994

Tyulemissov Madi^j* lyj

tmadi1@Qmail.com

АКАДЕМИЯ ДАУА

Меедународный Исламский

Университет

Р. О. Box No. 1485, Исламабад, Пакистан.

II

Предисловие

В последние годы мы встали перед настоятельной

необходимостью переводана английский язык

изречений Пророка Мухаммада. Это уже было хорошо

показано в публикации "Изречений Мухаммада"

Мирзой Абу-л-Фадпом в 1980 г., при содействии

Государственного Комитета по празднованию

очередной столетней годовщины хиджры. За несколько

лет все копии этой книги разошлись, и в Академию

Дауа поступили запросы на переиздание книги.

Надеемся, что решение Академии о новой публикации

также будет благосклонно принято читателями.

Академия признательна Государственному Совету

хиджры за разрешение переиздать эту книгу.

Октября 1989 г.

Д-р МАХМУД А. ГАЗИ, генеральный директор

Академии ДАУА

ш

ПРЕДИСЛОВИЕ

"Которые следуют за посланником, Пророком,

простецом, которого они находят записанным у них в

Торе и Евангелии, который побуждает их к доброму и

удерживает от неодобряемого, разрешает им блага и

запрещает им мерзости, снимает с них бремя и оковы,

которые были на них, - вот те, которые уверовали в

него, и поддерживали его, и помогали ему, и

последовали за светом, который ниспослан с ним, это -

те, которые имеют успех!м

Скажи: "О люди! Я - посланник Аллаха к вам всем,

того, которому принадлежит власть над небесами и

землей; - нет божества, кроме Него; Он живит и

мертвит. Веруйте же в Аллаха и Его посланника, -



пророка, простеца, который верует в Аллаха и Его

словеса, и следуйте за ним, - может быть, вы пойдете

прямым путем!"

(Коран, 7: 157-158)

Размышления на тему личного счастья приводят

меня к мысли, что поистине замечательна книга

изречений и деяний Пророка Ислама, подготовленная к

печати и переведена с арабского оригинала со

вступлением профессора Мирзы Абу-л-Фадла, ее

автора, еще в начале XX в., и которая ныне, будучи

переизданной Пакистанским Государственным

Комитетом хиджры, разошлась полностью. Автор этого

предисловия напоминает, что с 1809 г., когда капитан

А. Н. Мэтью перевел " Мишкат-аль- Масаби", не

делалось серьезных попыток преподнести

англоязычным народам полное собрание изречений

Мухаммада. Хорошо, конечно, что все же такие

попытки были с тех пор, как изучающим Ислам стала

доступной литература по хадисам, но ни одна, по

нашему мнению, не кажется превосходящей ту книгу,

что сейчас в ваших руках, - как по качеству перевода,

так и по содержанию изречений, отобранных из того

IV

обширного наследия, что нам доступно.

Государственный Комитет Пакистана по

празднованию очередной столетней годовщины

хиджры, представляя широкому читателю книгу

изречений Пророка Мухаммада на английском языке,

надеется, что книга эта будет удобна и всегда под рукой;

и что она заполнит великую пустоту, существующую

сейчас, в основном из-за того, что громадное

количество книг по хадисам доступно нам лишь в виде

увесистых томов, а одна небольшая книга,

объединяющая в себе основные изречения Пророка

просто необходима. Она позволит не только более

осмысленно браться исследователям за объемистые

научные труды на эту тему, но и облегчит путь тем, кто

стремится, изучив Коран, лучше понять личность

Пророка.

Лишь немногие современные ученые могут

оценить высочайшую важность появления небольшого

сборника хадисов в сжатой и удобной при

использовании форме для тех, кто желает ознакомиться

с предметом за как можно более короткое время, а уже

затем начать более глубокое изучение необъятного и

великолепного ряда литературных произведений,

содержащих изречения Пророка.

Профессор Уилфред К. Смит придерживается

мнения, что Коран в Исламе имеет то же значение, что

Христос в христианстве - оба они являются плодом

чистой идеи; в них веруют как в Слово Божие,

принесенное человечеству, и Коран есть само Слово,

тогда как Христос был Словом во плоти. Он считает,

что хадисы представляют собой записи о том, как

происходили откровения, а в Новом Завете

рассказывается о деяниях апостолов. Сходство это

можно принять, если учесть, что литература по хадисам

более подлинна и достоверна, нежели жизнеописание

Иисуса Христа. Много было сделано великих усилий

для сохранения хадисов и выяснения того факта, что

некое утверждение было на самом деле высказано

V

Пророком. Ранние Исламские ученые с этой целью

выработали целую систему критериев и норм,

следование которым поможет выявить истинность того

или иного высказывания Пророка. Подтверждение

авторитетности различных повествователей неизменно

было неким прологом к каждому изречению,

приписываемому Пророку, и в этой книге читателю

предлагаются краткие ссылки на авторитеты,

упоминающиеся в конце каждого цитируемого

предания. И если все эти ключи и указатели применены

в свете научного предисловия, написанного самим

автором, задача разобраться в степени достоверности

преданий, о которых идет речь, может быть легко

решена.

Есть повествователи, которых ранние составители

литературы по хадисам цитировали с дотошностью и

внимательностью, говорящей о чувстве

ответственности, с которым подходили они к своей

задаче - отобрать из изречений Пророка те, что были

включены в их труды. Распространялись и изречения,

которые стали приписывать Пророку с течением

времени, но истинные ученые, даже в Исламском мире,

не восприняли их как достоверные. Действительно,

любой, кто серьезно изучал Священную книгу, создавал

для себя именно коранический образ Пророка, и в таких

людях развивалось некое "шестое чувство" - различать

истинные и ложные выражения, приписываемые

Пророку. Рассмотрев их более вдумчиво, появление

целого ряда литературы по хадисам можно воспринять

как зеркало времен. Неизменно, казалось бы,

всплывающая на поверхность тема хадисов содержит

намек на суть проблем, начинающих привлекать

внимание тех, кто в заботе получить ответ оказался

противостоящим верующим в разнообразных спорах,

что разгорались в раннеисторическое время Ислама.

Наимудрейшая позиция для изучающих хадисы -

это признать справедливость мнения, которого

придерживались ранние составители изречении

VI

Пророка еще до нас: прежде всего, необходимо

критически отделять одни изречения от других с

намерением разобраться, подлинны ли они. Если в этом

смысле подойти к делу разумно, можно было бы с

течением времени развить в себе интуитивное

понимание миража Пророка (то есть, осознание его

души и характера), и именно это ОСОЗНАНИЕ, более

чем что-либо иное, даст изучающему способность

определять подлинность хадиса. Всегда всех заботило

абсолютно, безоговорочно и безусловно сберечь слово,

содержащееся в Коране, который истинно верующими

сохранялся в первозданной чистоте. Мы знаем, что в

Коране не может быть вставок или изменений, тогда

как для хадиса это не является непреложной истиной.

Безоговорочное принятие истинности коранического

текста поможет исследователю занять ту

конструктивную позицию, в свете которой только и

возможен мудрый подход к литературе по хадисам.

* Нелишне напомнить, что при изучении хадисов

мы оказываемся в царстве пророческих изречений, и

возвышенность духа, наполняющая каждую букву

хадиса, подвергает беспристрастного читателя тому

преображающему воздействию, какое всегда оказывает

Священное слово. Постоянные изыскания в литературе

по хадисам предпринимаются еще и для того, чтобы

прекратить множество споров, мешающих с ранних

дней Ислама нашему восприятию Высшего Учения

Аллаха. Полное изучение хадисов, таким образом,

может стать для верующего источником

просвещенности. Постепенно он сможет решить, как

вопросы, поставленные самой жизнью, были

рассмотрены самим Пророком. Верующий не должен

забывать, что он занялся изучением пророческих

изречений, а их нельзя путать с мыслями обычных

людей; так же, как правила поэзии отличны от тех, что

действуют в произведениях прозаических, так и способы

восприятия всех тонкостей высказываний Пророка,

святейшего из святых, коренным образом отличаются от

тех, к которым мы прибегаем, стремясь понять

vn

высказывания обычного человека. Чувство почтения,

приличествующая скромность и внутренняя чистота

изучающего - а она приходит в результате постоянного

поминания имени Аллаха, - думается, необходимы,

чтобы человек мог надеяться когда-нибудь открыть

двери своего разума, для мудрости, сохранившейся в

изречениях Пророка.

Пророк Ислама почитается как олицетворение

духовности, что отражено в следующих словах Корана:

"Скажи [о Мухаммад!]: О люди! Я - посланник

Аллаха квам всем„ того, которому принадлежит

власть над небесами и землей, - нет божества, кроме

Него; Он живит и мертвит. Веруйте же в Аллаха и

Его посланника, - пророка, простеца, который верует

в Аллаха и его словеса, и следуйте за ним, может

быть, вы пойдете прямым путем! " (7: 157). Слова:

"Я - посланник Аллаха к вам всем", в сущности,

распространяют миссию Пророка Ислама на все

человечество, и поэтому все люди призваны следовать

ему. Кое-где в Коране есть ссылка на послушание

Пророку, как самому Аллаху (4: 80), и это есть

наказ Всевышнего, предписывающий верующему

самому узнать, что сказал Пророк Божий, и

подчиниться его предписаниям или извлечь пользу и

руководство из всего, что могло быть сказано или

сделано Пророком.

К тому же, важно изучать высказывания Пророка

в целях обрести наставление, чтобы хорошо прожить

земную жизнь и быть способным подготовиться к

Судному дню. Есть и другая архиважная цель

литературы по хадисам - она служит историческим

материалом для воссоздания главных событий жизни

самого Пророка.

Самое раннее жизнеописание Пророка было

составлено Мухаммадом ибнИсхаком из Медины (о

котором известно, что он умер в 151 г. хиджры, т. е. в

768 г. от p. X.). Оно основывалось изначально на

"пересказанных речах" других рассказчиков.

Действительно, так это и было, ибо многое

передавалось в виде устных преданий. Ранние творцы

литературы по хадисам всецело зависели от

повествователей, получая огромное количество

информации, воссоздающей историю жизни Пророка,

которая со всеми подробностями могла бы стать

доступной вниманию последующих поколений.

Например, обращаем ваше внимание на следующий

хадис о жизненном пути Пророка Мухаммада,

приведенный в книге, - "Сират Расулулла" Мухаммада

ибн Исхака в переводе Альфреда Гиллаюма (Оксфорд,

1955) "Вахаб ибн Кайсан рассказал мне, что Убейд ему

сказал: Каждый год Посланник в течение месяца

молится в уединении в пещере" Хира, совершая

таханнут (религиозные отправления), по обычаю

курайшитов в языческие времена. Когда он, проведя

месяц в одиночестве, возвращался домой, первым делом

он шел к Каабе и обходил ее по кругу семь раз, или так

много, как то было угодно Аллаху. Тогда он

направлялся к себе домой, пока в год, когда Аллах

послал нам его, в месяц Рамазан, он не отправлялся к

Хира, как то было заведено, со всею семьей.

В ту ночь, когда Аллах почтил его служением Ему,

и тем распространил милость Свою на Своих слуг,

Джабраил принес ему веление Божие. "Он пришел

комне, -сказал Посланник, -пока я спал, с куском парчи,

на коем было что-то написано, и сказал: - "Читай! " Я

спросил: "Что мне прочесть? " И он сдавил меня им

столь крепко, что решил я, что уже умер, и сказал он -

"Читай! " Я спросил: "Что же мне прочесть? " И он

снова сдавил меня им, и я подумал - настала моя смерть;

тогда он дозволил мне ступить и сказал "Читай" И

спросил я: " Но что же мце прочесть? "и спросил я это

только для того, чтобы спасти себя от него, как бы он

снова не сотворил со мной того же самого, но он сказал:

"Читай! Во имя Господа твоего, который сотворил

- сотворил человека из сгустка. Читай! И Господь твой

IX

щедрейший, который научил каламом, научил человека

тому, чего он не знал".

И я прочел это, и он покинул меня. И я

пробудился ото сна, и было это так, как бы слова эти

оказались записаны в сердце моем.

Теперь никто из созданий Божиих не был более

ненавистен мне, чем исступленный поэт или человек

одержимый; я не мог даже смотреть на таких. И думал

я: " О горе мне! Я поэт или одержимый! Никогда не

скажут курайшиты такого обо мне! Я пойду на вершину

горы и брошусь вниз, убью себя и обрету покой". Когда

я был уже на полпути к горе, услышал я глас с небес,

говорящий: "О Мухаммад! Ты Посланник Божий, я же -

Джабраил. "Я поднял взор к небесам, дабы увидеть, и

вот! Джебраил в облике человека, опирающегося

стопами о край земли и неба, говорящий мне: "О

Мухаммад! Ты Посланник Божий, я же - Джабраил!" Я

стоял, вперившись в него взором, не в силах ступить ни

вперед, ни назад; тогда я попытался отвернуть от него

лицо свое, но к какой бы части неба я ни обращал свой

взгляд, я видел его перед собой. Я продолжал стоять, не

двигаясь ни вперед, ни назад, пока Хадича не послала

людей на поиски меня, и они перерыли всю Мекку и

вернулись обратно, а я продолжал стоять на том же

месте; тогда он покинул меня, ая - его, и вернулся к

своей семье. Я пошел к Хадиче и молча сел у ее ног. Она

спросила: "В чем дело, Абу аль-Касим (отец аль-

Касима), где ты был? Клянусь Аллахом, я посылала

людей на поиски тебя, и они перерыли всю Мекку и

возвратились". Я ответил ей: "О, горе мне! Я или поэт,

или одержимый. " Она сказала: "В Аллахе я найду наше

прибежище от того, о Абу аль-Касим! Бог не сделал бы

с тобой так: Ему известна твоя праведность, твоя

великая надежность, твой прекрасный нрав и твоя

доброта к семье своей. Так что не может этого быть,

мой милый (дословно - сын моего дяди). Наверное, тебе

что-то привиделось. " "Да, это так, "- ответил я ей. И я

рассказал ей о том, что я видел, и она сказала: "Радуйся,

о сын моего дяди; и будь добр сердцем! Поистине,

клянусь Тем, в чьих руках душа Хадичи, что ты станешь

пророком своего народа". Тогда она поднялась, оделась

и отправилась к своему двоюродному брату Вараке ибн

Науфалю ибн Асаду ибнАбд-аль-Узза ибн Кузайи,

который принял христианство, читал Писание и обучал

тех, кто следовал Торе и Евангелию. И когда она

рассказала ему, что видел и слышал Апостол Божий, как

он ей сам поведал, Варака вскричал: "Святой! Святой!

Истинно, клянусь Тем, в чьих руках душа Вараки,

если ты, о Хадича, сказала мне правду, то величайший

дух снизошел на него, который и на Мусу снисходил, и

будет он пророком своего народа. Попроси же его быть

добрым сердцем своим". Хадича возвратилась к

Посланнику Божиему и поведала ему, что сказал

Варака, и это отчасти успокоило его и умерило его

опасения.

А когда Посланник Божий... возвратился в

Мекку,... встретил его Варака и сказал: "Сын брата

моего, поведай мне о том, что ты видел и слышал".

Посланник рассказал ему, и Варака ответил на это:

"Верно, клянусь Тем, в чьих руках душа Вараки, ты -

пророк своего народа. На тебя снизошел величайший

дух, который и на Мусу снисходил. Тебя назовут

лжецом, отнесутся к тебе со злобой, и прогонят тебя, и

будут бороться против тебя. Если я доживу до того дня,

я помогу, как - Бог знает... ". И он опустил голову и

поцеловал Мухаммада в лоб; и Пророк пошел домой,

ободренный речами Вараки, и тревоги его

уменьшились".

Несомненно, что приведенное сообщение ясно

воссоздано из того, чтоговорили очевидцы о событиях,

связанных с началом Пророчества.

Подобным же образом сообщения о мирадже или

хиджре, даже если они обходят молчанием Пророка и

путь Хазрата Абу Бакра, выбранного первым халифом

Ислама- все эти события тоже были воссозданы

XI

историками Ислама по устным преданиям,

передававшимся известными сказителями, которым мы

обязаны наследием литературы по хадисам. Самые

волнующие из этих сообщений, конечно же, относятся к

азану - призыву верующих к молитве в мечеть. Вот как

Мухаммад ибн Исхак, автор, цитированный выше,

повествует об основных событиях, связанных с

решением Пророка изустным призывом собирать

верующих в мечеть на моления:

"Когда Пророк утвердился в Медине... и собратья

стеклись к нему, и дела помогающих им были улажены,

Ислам установился твердо. Были введены моления,

предписан пост и раздача милостыни, установлены

законные наказания, предписано разрешенное и

запрещенное, и с тем воспрял Ислам...В назначенное

время люди собирались к нему на моления... Сначала

Пророк думал призывать народ звуком трубы, как то

принято у евреев. Но потом он отверг эту мысль и

повелел изготовить било... дабы бить в него, созывая

мусульман к молитве.

Тем временем Абдаллах ибн Зейд ибн Талаба ибн

Абду Раббии, брат Бану аль-Хариф услыхал во сне Глас

и прибежал к Посланнику, говоря: "Ночью меня

посетил дух. Спустился до меня человек, одетый в

зеленые одежды, держащий в руках било, и я попросил

его продать сие мне. Когда он спросил, что я буду с ним

делать, я сказал, что буду призывать им людей на

молитву после чего он предложил мне лучший путь, а

именно - трижды провозглашать:

Аллаху Акбар (Аллах Велик)! Аллаху Акбар! Тому

свидетель я - нет Бога, кроме Аллаха! Тому свидетель

я, что Мухаммад - Посланник Божий! Стекайтесь на

молитву! Стекайтесь на молитву! Сбирайтесь во

спасение! Сбирайтесь во спасение! Аллаху Акбар!

Аллаху Акбар! Нет Бога, кроме Аллаха!

Когда Посланнику было сие поведано, он сказал,

что то было видение истинное, коли Бог так пожелал, и

XII

что он пойдет к Билалю и передаст ему сие; хотя он и

сам может так призывать на молитву, однако у Билаля

самый проникновенный голос. Когда Билаль стал

первым муэдзином, Умар... пришел к Пророку, волоча

свой плащ по земле и говоря, что он видел точно такое

же видение. Посланник сказал: "Возблагодарим же

Аллаха за это!"

Мне было рассказано сие предание... со ссылкой

на самого Абдаллаха ибн Зейда ибн Талабу. Мухаммад

ибн Джафар ибн Зубейр сообщил мне со слов Урвы ибн

Зубейра о женщине рода Бану аль-Наджар, которая

рассказала: "Средиокружающих мечеть домов выше

всех был мой, и с его крыши каждый день Билаль

призывал в мечеть. Сидя наверху, он ожидал рассвета;

узрев проблески зари, он простирал руки и восклицал,

"О Боже, я благодарен Тебе и прошу помощи Твоей для

курайшитов, ибо они могут принять веру в Тебя". Я не

знала ни единой ночи, когда бы он не говорил таких

слов".

Упомянутые в этом предисловии происшествия

приведены затем, чтобы показать, что много святости

связывается с авторитетом ведущих повествователей об

изречениях Пророка; они достойны всяческих похвал,

ибо сделали доступный для нас хадисы, как важный

источник, на материале которого может быть основано

наше знание о многих подробностях жизни Пророка.

Со всех точек зрения значение настоящей книги

безмерно для верующих, - а также и для остального

человечества, - и автор этого предисловия заканчивает

его с надеждой, что кто-нибудь подойдет к этой книге не

только ради удовлетворения своего любопытства - что

же там на самом деле произошло четырнадцать

столетий тому назад, - но также извлечь руководство,

которое помогло бы ему исполнять свой долг чести и

добросовестно и тем заслужить награду в вечной жизни,

XIII

в существовании которой не сомневаются все

верующие, ибо так сказал Сам Аллах Создатель

Священной Книги.

1 марта 1980

15-го Раби-аль-сани 1400 г* х.

Председатель Государственного комитета хиджры,Пакистан.

А. К. Брохее

XIV

Введение

Со времени публикации в 1809 г. капитаном А. Н.

Мэтью английского перевода "Мишкат-аль-Масаби" не

было серьезных попыток преподнести англоязычным

народам полное собрание изречений Мухаммада,

сохраненных в преданиях. Упорный труд ученого

переводчика был по достоинству оценен, хотя его

персидский толкователь часто вводил его в

заблуждение. Более того, теперь эта книга уже давным-

давно разошлась.

Настоящая работа - скромная попытка

ознакомить английского читателя со сборником

изречений "великого араба", распыленных по

бесчисленным собраниям арабских преданий. Перевод

повсюду сделан с оригинала и в каждом отдельном

случае указывается источник, из которого взято

изречение.

Надеемся, что настоящая книга послужит толчком

к созданию Общества английских переводчиков и

толкователей Корана, которое сможет помочь в

распространении истинных Исламских идеалов на

Востоке и на Западе и, таким образом, приведет к

лучшему взаимопониманию между последователями

Ислама и приверженцами иных вероучений.

В заключение я приношу мою сердечную,

искреннюю благодарность Светлейшей Принцессе, Ее

Высочеству Наваб Султан Д жахан Бегам,

Правительнице Бхопала, за ее щедрый вклад и за

предоставленную мне благоприятную возможность

работы на этом поприще.

Аллахабад АБУ-Л-ФАДЛ

XV

РАЗЪЯСНЕНИЕ АББРЕВИАТУР

АБ, АБУ-ДАУД Сулейман ибн аль-

Ашаф ас-Саджистани, г. х. (годы хиджры) 202-275.

АХ. Абу Абдаллах АХМАД ибн

Мухаммад ибн Ханбал аш-Шайбани, г. х. 164-241.

БА. Абу-Бакр Ахмад ибн аль-Хусейн аль-

БАЙХАКИ, г. х. 384-456.

БГ. БАГАВИ.

БУ. Абу-Абдаллах Мухаммад ибн

Исмаил аль-БУХАРИ, г. х. 194-256.

ДА. Абу-Муха мм ад Абдаллах ибн

Абдур-Рахман ад-ДАРИМИ, г. х. 181-255. ДК. Абу-л-

Хасан Али ибн Умар ад-ДАРАКУТНИ, г. х. 305-385.

ИБ. Абу-Абдаллах Мухаммад ибн

Язид ИБНИ МАДЖАХ аль-Казвини, г. х. 209-273.

ИД. Абу-л-Фарадж Абдур-Рахман

ИБНИ Али аль-ДЖАУЗИ, г. х. 517-597. МА. Абу-

Абдаллах МАЛИК ибн Анас аль-Асбахи, г. х. 93-179.

МУ. Абу-л-Хасан МУСЛИМ ибн аль-

Хаджадж аль-Кушайри, г. х. 204-261. НА. Абу-Абдур-

Рахман Ахмад ибн Шуайб ан-НАСАИ, г. х. 214-303.

НВ. Абу-Яхья Закария ибн Шарат

Хазами ан-НАВАВИ, г. х. 631-677. РА. Абу-л-Хусейн

РАЗИН ибн Муавийя аль-Абдари, умер в г. х. 520. ТИ.

Абу-Иса Мухаммад ибн Иса ат-ТЕРМИЗИ, г. х. 209-

279. ША. Абу:Абдаллах Мухаммад ибн Идрис аш-

ШАФИИ, г.х. 150-204.

XVI

КРАТКИЙ ГЛОССАРИЙ

АНСАРЫ букв. -помощники; жители

Медины, которые приняли Мухаммада, когда мекканцы

изгнали его из родного города.

АСР послеполуденное время.

ДЖИХАД букв, -борьба; война в защиту

веры, священная война против неверных.

ДЖИНН

демоны.

ДИНАР

дирхемам.

дух, чаще всего злой; также

золотая монета, равная 4

ИРХЕМ серебряная монета.

ЗАКЯТ букв, -очищение; религиозный

налог на собственность для передачи части ее

нуждающимся; акт благотворительности; раздача

милостыни.

ИСЛАМ букв, -стремление к праведности,

предание себя Аллаху (Коран, 72: 14); религия вечной

Истины, которую проповедовал Мухаммад и которую,

как он говорил, проповедовали все пророкии во все

времена.

КАФИР букв, -прячущийся от правды,

неблагодарный; неверный.

КИРАТ карат, мера веса драгоценных

камней, равный 4 гранам, или 0, 2 г.

МОДЖАХЕД воин, участвующий в джихаде.

МУМИН

МУМИНА

МУСЛИМ

исповедует Ислам.

верую щии.

верующая женщина,

мусульманин, т. е. тот, кто

МУХАДЖИР тот, кто оставил свою родину за

веру.

СА мера зерна или плодов, равная 130

унциям, или 3 кг 680 г.

САВИК толченая пшеница, овес и т. п.

САДАКА раздача милостыни, подаяние.

СИ PAT букв, -путь; мост в рай, тоньше

волоса и острее бритвы, протянутый над адом.

Праведники проходят его, грешники же падают в ад.

ХАНИФ букв, -честный; люди в Аравии,

которые усердно трудились в поисках истины до того,

как появился Мухаммад.

ХИДЖРА (хиджрат, хеджира) - букв, -исход;

уход из своей страны заверу; исход Мухаммада в

Медину в 622 г. от р. х.

ШИРК букв, -такие же, кто дает; придание

Богу сотоварищей; многобожие, идолопоклонство.

XVIII

ВСТУПЛЕНИЕ

Предания, по-арабски ахадис (1), о Пророке

Мухаммаде - это повествования о том, что он сказал и

сделал и что было сделано при нем .Следование Пророку

наилучшим образом объяснит ту позицию, которую он

намеревался изложить в самых обычных словах:

у

"Я только человек: когда я предлагаю вам что-либо из

дел веры вашей, примите сие, когда я вам выскажу

что-либо как мое мнение, и тогда я - лишь человек. "

Однажды, когда рассуждения его о прививке

растений оказались ошибочны, Мухаммад откровенно

признался:

"Истинно, я высказал только свои мысли, не поносите

же меня за них; но когда я говорю вам что-либо о

Боге, примите сие, ибо, поистине, никогда бы я вам не

сказал лжи против Него ".

Самые ранние _ сборники его изречений

называются "Аль-Кадайя", они составленны Али (2),

сыном Абу-Талиба, и Ибни Аббасом (3, 4); они

написаны не позднее чем через несколько лет после

смерти Пророка (5). Но они впоследствии были

расширены Ибни Шихабом аз-Зухри, которому это дело

было поручено Умаром ибн Абду-л-Азизом (6), а тот

также наказал Абу-Бакру аль-Хазами распространить

этот сборник (7); после него с великим успехом

последовали труды Сайда ибн Абу-Уруба и Раби ибн

Сабиха из Басры, Мамара ибн Рашида и Абдул Малика

ибн Джурайджа (8) из Мекки, Суфьяна ас-Саури из

Куфы, Валида ибн Муслима из Сирии, Джарира ибн

Абдул-Хамида из Резы, Абдаллаха ибн Мубарака из

Хорасана и Хашима ибн Башира из Фостата. Немного

позднее появились Абу-Бакр ибн Абу-Шаиба из Куфы и

Имам Малик (9), которые выпустили великолепно

оформленное собрание преданий. Вот еще, несколько

XIX

имен тех, кто вложил в это дело много сил и труда: Абу-

Абдаллах Мухаммад ибн Идрис аш-Шафии, г. х. 150-

204. Абу Абдаллах Ахмад ибн Мухаммад ибн Ханбал

аш-Шайбани, г. х. 164-241. Абу-Мухаммад Абдаллах

ибн Абдур-Рахман ад-Дарими, г. х. 181-255. Абу-л-

Хасан Али ибн Умар ад-Даракутни, г. х. 305-385. Абу-

Бакр Ахмад ибн аль-Хусейн аль-Байхаки, г. х. 384-456.

Абу-л-Хусейн Разин ибн Муавийя аль-Абдари, умер в г.

X. 520. Абу-л-Фарадж Абдур-Рахман Ибни Али аль-

Джаузи, г. х. 517-597. Абу-Яхья Закария ибн Шарат

Хазами ан-Навави, г. х. 631-677.

Но их сборники не столь известны, как

нижеприведенные, очень достоверные собрания

преданий, известные по именам их составителей. Эти

собрания в целом их вместе носят название "Шести

истинных книг":









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.