Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ИНКОНГРУЭТНОСТЬ И ПРОТИВОРЕЧИЯ





Давайте вернемся к юной женщине и ее возлюбленному. В начале беседы ее голос срывался от волнения; тело было напряжено; она говорила “Я так люблю его...” Резюмируем: если ее слова выражали любовь, то невербально она демонстрировала нечто другое. Можно сказать, что она была инконгруэнтной и противоречивой в своем поведении. Эта противоречивость должна привлечь ваше внимание и немедленно стать отправным пунктом для терапевтического процесса. Это и есть та поверхностная структура, под которой стоит покопаться. Что лежит под этим двойным сообщением языка и жестов?

Депрессивный мужчина тоже выдал нам двойное сообщение. Доминирующим признаком его вербального и невербального языка было наличие вяло текущей депрессии. Но постоянное почесывание затылка и шеи, а также короткие фразы “Плохо... Так плохо” не согласуются с вышеприведенной картиной. И снова перед нами лежит некое сообщение, которое должно быть расшифровано. Что скрывается под несогласованностью?

Инконгруэнтности, двойные сообщения, несогласованности постоянно возникают в процессе интервьюирования. Клиент может улыбаться, его правая рука будет свободно лежать на колене, зато левая будет сжата в кулак. Консультант может сидеть в свободной, открытой позе, но прикрывать обеими руками низ живота. Клиент может говорить: “Я очень люблю своих родителей”, сидя в закрытой позиции со скрещенными руками. Двой­ные сообщения могут выражаться и только на словесном уровне. “Фрейдовский сдвиг” — классический пример противоречивого вербального сообщения. Он появляется, когда кто-либо говорит одно, а подразумевает другое. Человек может сказать: “Я любил моих родителей”, намереваясь сказать, что он любит их. Прошедшее время слова “люблю” может быть интерпретировано как “желание смерти”. Часто клиенты говорят: “Я одновременно люблю и ненавижу своих детей и эта противоречивость чувств очень мучит меня”. Сны также являются типичными инконгруэнтными сообщениями. Задача терапевта — идентифицировать двойные сообщения и изучить глубинные значения, лежащие под поверхностными структурами.



Одной из главных задач психолога является задача помощи клиенту в анализе его противоречий или научение клиента сосуществованию вместе с ними. Инконгруэнтность, расхождение смысла, смешанное или двойное сообщение часто служат причиной ригидности и неспособности творчески реагировать на ситуацию. Большинство психологических теорий направлены на анализ соответствий. Психоаналитики говорят об анализе полярностей и бессознательных конфликтов; гештальт-терапевты анализируют “расщепление”. Клиентоцентрированная терапия рассуждает об анализе смешанных чувств; рационально-эмоциональная — о необходимости изучать когнитивные искажения; психология профориентации — о расхождении между реальными и идеальными целями... Список можно продолжить.

Важность выявления и анализа инконгруэнтности трудно пере­оценить.

Если вы хотите помочь клиенту стать более творческой, интенциональной личностью, вы, в первую очередь, должны наблюдать за расхождением его словесных и несловесных проявлений.

Эффективность вашей работы повысится, если вы будете ра­ботать с рассогласованиями по очереди, беря одну форму за один сеанс. Клиент может совсем растеряться, если вы расска­жете ему сразу обо всех двойных сообщениях, подмеченных ва­ми. Например, молодая женщина, испытывающая трудности с любимым, может неконгруэнтно реагировать на невербальном уровне (например, сжатая рука указывает на гнев, а другая рука делает приглашающий жест). Далее, она может одновременно демонстрировать вербальную рассогласованность (например, сердиться на импотенцию и говорить о любви и понимании), вербальное расхождение между ним и собой (“Он чувствует что..., но я чувствую совсем другое”), а также несоответствия между своим мнением эмансипированной женщины и традиционными представлениями о взаимоотношениях полов. Все эти несоответствия можно на короткое время обнаружить у клиента, но если сразу же сообщить ему об этом, резко усилится конфронтация и сопротивление клиента.

 

ПРИМЕРЫ СЛОВЕСНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ, ИДЕНТИФИЦИРУЕМЫХ В РЕЧИ КЛИЕНТА

Д. Гриндер и Р. Бэндлер (1975) идентифицировали три типа рассогласований, служащих основанием для дальнейшей работы по изучению глубинной структуры. Они предположили, что поверхностная структура предложений может “страдать” от вычеркивания, искажения и сверхобобщения. Приводим примеры.

1. Вычеркивание может проявляться в таких поверхностных предложениях, как “Я боюсь”. На вопросы типа “Кого или чего вы боитесь?”, “По какой причине?”, “В каких ситуациях?”, “Испытываете ли вы страх сейчас?” “Этот страх реален или его причины ирреальны?” — ответов обычно не поступает. Задача психолога — “развернуть” краткое утверждение о страхе, развить полную репрезентативную картину затруднений. Во время этого процесса “заполнения вычеркнутого” могут появиться новые поверхностные структуры.

2. Искажения можно определять как конструктивное или не­верное предложение. Эти предложения искажают реальную картину происходящего. Классическим примером этого может служить предложение “Он делает из меня сумасшедшего”, в то время как истина заключается в том, что человек, “делающий безумным другого”, ответственен только за свое поведение. Более правильным будет утверждение: “Я очень сержусь, когда он делает это”. В этом случае клиент берет на себя ответственность за свое поведение и начинает сам контролировать направление своих действий. Искажения часто развиваются из вычеркивания на поверхностной структуре предложения. На более глубоком уровне внимательное изучение жизненной ситуации клиента выявляет множество искажений реальности, существующих в его сознании. Во время процесса терапии с помощью работы с глубинными структурами, искажения могут быть исправлены.

3. Сверхобобщения возникают, когда клиент делает далеко идущие выводы, не имея для этого достаточных оснований. Когда депрессивного клиента спросили, кто его печалит, он ответил: “Люди”, хотя только несколько человек могли сделать его душевное состояние столь тяжелым. Сверхобобщение часто сопровождается искажениями. Слова, сопровождающие сверхобобщения, обычно следующие: “вот люди”, “вообще все”, “всегда”, “никогда”, “то же самое”, “постоянно”, “длительно” и “вечно”. Кроме того, сверхобобщения возникают на глубинном уровне, когда обнаруживается, что клиенты относятся к супругам и детям так же, как и к своим родителям, и другим значимым лицам.

Клиент приходит на консультацию, чтобы решить свои проблемы. Он далек от сознания и понимания природы тех двойных сообщений, которые он выдает и получает, он просто ждет помощи в своих затруднениях. Это может быть неосознанная “битва” со своими внутренними родителями, неумение черного клиента противостоять расовой дискриминации, супружеский конфликт, затруднения в выборе профессии или неспособность сориентироваться в определенной социальной среде. Эти трудности сопровождаются демонстрацией инконгруэнтностей на вербальном и невербальном уровнях. Вашей задачей будет “прочесть” эти несоответствия, выйти на глубокий уровень затруднений и определить природу конфликта. Двойные сообщения и инконгруэнтности — это главное звено консультирования и психотерапии. То, как вы их идентифицируете, способ вашей работы с ними является свидетельством вашей компетентность и квалификации.

Теперь давайте перейдем к возможным путям разрешения проблемы через “присоединение” и “руководство”.

 

ПРИСОБДИННЕНИЕ И РУКОВОДСТВО:

ПРИСПОСОБЛЕНИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНИЯ

Клиент приходит на консультацию, имея определенное мнение о своей ситуации. Вы, как психолог, имеете свое собственное мировоззрение. Вы можете интенционально избрать определенную теорию, или использовать электрический подход, равно как и обобщенную теорию. Как бы то ни было, встречаются два мира и влияют друг на друга. Что при этом происходит? Чей взгляд будет превалировать? Приспособляются ли они друг к другу, обогатятся ли взаимно? 1

В этой книге постоянно подчеркивалась важность выслушивания и понимания клиента. Этот процесс понимания можно также назвать присоединением — термин был использован Данктом (1980) и Ричердсоном (1981). Эти авторы также говорили о руководстве, проводя параллели с навыками воздействия из главы III. Как нам кажется, присоединение и руководство будут для нас ценными навыками в вашей помощи другим людям.

Присоединение — это более общее понятие, чем внимание, достижение раппорта или эмпатия — и тем не менее, присоединение тесно связано с ними. “Друзья естественно влияют друг на друга: они понимают и доверяют друг другу, они говорят наодном языке — в этом суть присоединения” (Лактон, 1980, с. 59). Танцы — тоже одна из форм присоединения: в танце двое людей учатся двигаться согласованно: если ведущий не присоединяете к партнеру, совместное движение окажется невозможным.

Ваша задача — научиться как можно лучше присоединяться к клиенту. Присоединиться — означает войти в мир клиента и посмотреть на вещи его глазами. Литература, посвященная присоединению, дает нам некоторые приемы, о которые стоит напомнить отдельно.

1. Вы должны принять позу, сходную с позой клиента, подражать его жестам и синхронно с ним двигаться.

2. Вы должны приспособить все свои навыки внимания к клиенту, фиксируя визуальный контакт, язык тела, интонацию, фразы — стараясь при этом говорить с клиентом на его языке. Некоторые предлагают также присоединяться через дыхание — т. е. дышать синхронно с клиентом.

3. Вы можете использовать ключевые слова клиента. Как уже отмечалось при обсуждении пересказа и рефлексии чувств, необходимо, чтобы вы повторяли все основные слова, которыми клиент характеризует свою проблему. Безусловно, знание поверхностной и глубинной структуры предложений клиента облегчает вам понимание ключевых слов клиента.

Основной целью присоединения, естественно, является определение основных конфликтов, инконгруэтностей и рассогласований клиента. Вы вскоре обнаружите, что если вы не пожалели времени на присоединение, вам стало гораздо легче понимать особенности мировосприятия клиента. Используя присоединение, вы углубите свое представление о проблемах клиента. Этого можно достичь, используя знание репрезентативных систем.

Репрезентативные системы. Термин указывает на то, с помощью каких органов чувств мы постигаем и репрезентируем мир. Мы получаем информацию, используя уши, глаза, кинестатику (включая вкус и запах). Вы можете обнаружить, что вы способны углубить ваше представление о настоящем или воспоминания о прошлом, используя ваши сенсорные модальности зрения, слуха и ощущений. Допустим, в данный момент вы поминаете время, проведенное в высшей школе... Не торопитесь... Вспомните первый случай, приходящий вам в голову. Теперь вы видите себя в той ситуации, обратите внимание, как выглядит комната или пейзаж. Заметьте вещи, цвета и людей, окружающие вас. Вспомните как можно больше деталей... Теперь, что вы слышите? Вы слышите звуки и голоса вокруг вас? Если вы дадите себе время, вы увидите и услышите большую часть из происходившего тогда. Наконец, остановитесь на ощущениях. Что вы чувствовали в той ситуации? Что происходит в вашем теле? Каковы ваши эмоции? Проделывайте иногда этот опыт, чтобы пережить еще раз то, что вы видели, слышали или чувствовали в прошлом.

Это короткое упражнение ориентировано на то, чтобы помочь вам восстановить прошедшую ситуацию. Если вам это уда­лось, вы сможете восстанавливать любые детали прошлого. Во время консультации клиенты часто говорят о прошлом и психологу бывает желательно, чтобы было воспроизведено как можно больше деталей. Используя вышеприведенное упражнение, вы обнаружите, что клиент способен подробно восстанавливать все свои чувства, испытывал ли он их на прошлой недели или год назад. Если вы понаблюдаете за работой опытных психотерапевтов, вы обратите внимание, что они часто употребляют слов “посмотрите”, “послушайте”, “почувствуйте” — и их вариации.

Событие только тогда становится для вас конкретным, когда ваше тело вспомнит свои тогдашние ощущения, в некоторых случаях использование этих сенсорных модальностей вызывает драматические, острые чувства и обращаться с этим надо грамотно и осторожно.

Используя присоединение к репрезентативным системам, вы сможете помочь клиенту разрешить супружеские недоразумения, проблемы с детьми, пересмотреть прошлый опыт. Разные люди различаются по тому, какая репрезентативная система у них ведущая. У всех людей работают все системы, но у некоторых наиболее ярки зрительные, у других — слуховые представления. Например, обсудим следующее заявление Жана Пиаже, касающееся его собственных репрезентативных систем:

“Я совершенно не умею визуализировать. Когда я иду куда-либо, я достаю часы и громко говорю (а иногда шепчу), что они показывают. Если я скажу это вслух, я затем вспомню звук своего голос и тем самым вспомню, который час. Если я не сделаю этого, я забуду время. Через минуту я снова выну часы, и тогда-то я осознаю, что недавно делал это. Я все осознавал и в первый раз, но совершенно забыл это”.

(Бригнер, 1980, с.5)

Таким же образом многие из ваших клиентов не могут “увидеть” прошедших событий или “услышать” сопровождающие их звуки. “Чувства” также могут не восстанавливаться. Обособление одной репрезентативной системы может быть просто привычным жизненным стилем клиента, а может быть и результатом психотравмирующего события в детстве. Например, люди, попавшие в катастрофу или повергшиеся насилию, могут восстанавливать само событие, но не сопутствующие ему чувства.

В таких случаях задачей терапевта может быть внимательное исследование фактов о травмирующем событии, постепенный под­ход к приемлемому выражению эмоций и позднейшее восста­новление пережитого события. При глубокой травме и само со­бытие может быть вытеснено и забыто.

В более широком смысле, цель присоединения — поможет вам “войти внутрь мира” клиента. Если у него наличествуют затруднения в семейных взаимоотношениях, а поверхностная структура предложений выглядит неконструктивной и невнят­ной, вы можете попросить его описать конкретную ситуацию и свои чувства относительно ее.

Через некоторое время вы приобретете в этом опыт, и вам будет гораздо легче понять, что та или иная ситуация значит для клиента.

Нет необходимости доказывать, что присоединение неразрывно связано с эмпатией и с навыками внимания. Оно также очень полезно, когда вы пытаетесь понять мировоззрение любого человека. Будучи применено в комбинации с другими, представленными в этой книге, методиками, присоединение даст вам возможность эффективно помогать людям. Присоединение даст вам основу для работы по изменению поведения клиента.

Руководство. “Как только достигнуто присоединение, вы можете осторожно начать вести клиента по пути изменения” Данктон, 1981, с. 61). Если вы поняли клиента, прочувствовали его проблемы, вы имеете возможность повлиять на него и на его представления о реальности.

Как подчеркивал Данктон, тут очень важна осторожность и чувство меры. Просто понимания и присоединения тут явно недостаточно; переход к новым мыслям, представлениям и поступкам должен осуществляться постепенно, осознанно и тактично. Пожалуй, именно техниками воздействия на клиента и отличаются друг от друга разные теории; этих техник бесконечное множество — от простого сочувствия и согласия с клиентом до более сложных методов, которые будут приведены позднее. Разные теории уделяют различную степень внимания присоединению (причем только некоторые из них используют именно этот термин). Роджеровская терапия считает присоединение важным, но для фрейдистов этот термин имеет другую окраску это присоединение клиента к психодинамической теории психотерапевта. Несмотря на это различие, (если ?) вы обнаружите, что они употребляют знание репрезентативных систем и многие другие техники присоединения.

Руководство предполагает изменение поведения клиента при помощи навыков воздействия, уже описанных в этой книге. Чем более явны и противоречивы инконгруэтности, тем более веро­ятно, что они дадут вам глубокую информацию о клиенте... Ка­ждый теоретический подход по-своему работает с инконгруэнт-ностями... Идентифицировав полярность или инконгруэнтности, гештальт-терапевт может устроить клиенту ролевой тренинг с использованием “пустого кресла”; клиентоцентрированный пси­холог может ограничиться только отражением противоречивых чувств; фрейдист стал бы искать бессознательные детские исто­ки инконгруэнтности и т. д. Техника терапевтической работы различна, но все системы фокусируются на поиске и разреше­нии несоответствий и противоречий. Опять же следует отметить, что каждый теоретический подход по-разному интерпретирует одну и ту же ситуацию, и поэтому часто вызывает различные изменения в репрезентативных системах клиента. Эффектив­ность вашей работы часто проявляется мгновенно. Существует четыре возможных типа реакций клиента (Айви, 1987), первая реакция — отрицание. Клиент отрицает существование противо­речий в мыслях, действиях и поведении. Наиболее вероятно, что вашей задачей будет перевести беседу в другое русло с тем, чтобы позднее снова вернуться к отрицаемым несоответствиям. Вторая реакция — когда клиент признает конфликт и противоречия, но готов работать только с частью проблемы. Следует отделить эту часть и работать над ней, а позднее перейти к изучению всей проблемы в целом. Третья реакция — когда клиент согласен с тем, что конфликт существует и готов работать со всеми его проявлениями. Здесь вы можете применить широкий диапазон психотерапевтических подходов и продвигаться к разрешению проблемы. Четвертой бывает такая ситуация, когда не обнаруживается ни конфликта, ни рассогласований. После беседы с консультантом, ваш клиент может решиться принять ситуацию такой, какая она есть. Это решение само по себе свидетельствует о высшем уровне самопознания клиента и не должно расцениваться как ваша неудача.

Эти четыре возможных типа реакций клиента имеют не только теоретическое значение. Во время беседы вы можете диагностировать тот или иной тип реакции и соответственно изменить стиль присоединения и руководства.

Например, в начале интервью вы можете присоединиться к клиенту, используя навыки выслушивания и эмпатии. Достигнув присоединения, вы можете пойти на конфронтацию с клиентом, указывая ему на инконгруэнтности (руководство). Если клиент отвергает конфронтацию, вы можете снова вернуться к методам внимания и вхождения в мир клиента. Если клиент воспринял хотя бы часть конфронтации, вы можете двигаться дольше: но вы должны помнить, что ваше руководство оказалось успешным только частично. Остальные два типа реакций клиента предполагают, что клиент полностью воспринял ваши методы руково­дства и что с ним возможно достижение нового уровня комму­никации и взаимопонимания.

В табл. 5.1 дан пример того, как противоречия клиента могут быть выявлены с помощью разных методов. Она наглядно ил­люстрирует, что 1) нахождение несоответствий вызывает проблему их разграничения, а также присоединения к миру клиента; 2) дальнейшая работа с инконгруэнтностями вызывает проблему выбора решения и стиля руководства. Все основные кон­цепции, обсуждаемые в данной главе, получили свое отражение в этой таблице.

Данные здесь модели языка и коммуникации должны обеспечить базовый уровень понимания. Ведь консультанты и терапевты также испытывают затруднения, связанные с их собственными инконгруэнтностями. Большинство из них выдают своим клиентам двойные сообщения. Иногда это даже идет на пользу терапевту. Психолог должен осознавать те рамки, внутри которых он работает. Это подразумевает развитый самоанализ, использование магнитофонных и видеозаписей, открытость кри­тике коллег (при этом подразумевается соблюдение этических и профессиональных норм.)

Никто не должен забывать, что временами клиент является более интенциональным, чем консультант. Возникают вопросы: насколько психолог готов разрешить свои проблемы и проблемы клиента? Не слишком ли велики противоречия и несоответствия психотерапевта? Не мешают ли они ему помогать людям? И, наконец, могут ли ограничения, осознанные терапевтом, стать в дальнейшем информацией, отталкиваясь от которой, он сможет расти, развиваться и меняться к лучшему?

Таблица 5.1

РАБОТА С ИНКОНГРУЭНТНОСТЯМИ В ПРОЦЕССЕ ИНТЕРВЬЮ.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРИМЕРЫ ПРИСОЕДИНЕНИЯ И РУКОВОДСТВА

 

Инконгруэнтности могут быть определены как смешанное сообщение или несо­ответствия между словесными утверждениями или между вербальной и невербальной информацией. Идентификация и последующая работа с инконгруэнтностями — основная задача многих, если не всех психологических систем. В данной таблице дается пример подхода к ииконгруэнтностям. В интервью речь идет о матери, кото­рая пришла домой и обнаружила, что ее 14-летний сын пьян. Вот часть этой беседы:

1. Идентификация и фиксация инконгруэнтностей через присоединение.

Мать: Да, он был пьян, постоянно спотыкался о мебель. Это было отврати­тельно.

Психолог: Да, что и говорить, сцена неприятная. Но в вашем голосе кроме негодования я услышал еще и улыбку — словно вы гордились им.

Мать: Нет, он был так отвратителен. Как он мог сделать это! Словно взрос­лый, налил глаза!

Психолог: Я чувствую, вы гордитесь его силой и взрослостью. Мать: Да... вообще-то я люблю его. Онкопия своего отца.

Психолог: Давайте подведем итог. Кажется, что вы очень рассердились на сына, но в тоже время в вас есть глубоко спрятанное чувство гордости за то, что сын повел себя как взрослый и сильный мужчина. Как гнев, так и гордость произрастают из одного корня.

Комментарий: Консультант обнаружил инконгруэнтность и сообщил об этом клиентке. Поверхностная структура предложения “Это было отвратительно” сопро­вождалось слабой улыбкой. Это было интерпретировано и, соответственно, мы получили более полное представление об образе мыслей и чувств клиентки.

2. Робота с одной инконгруэнтностью: руководство. (В данном случае кон­сультант ориентирован на гештальт-терапию и использует разыгрывание ролевых ситуаций с помощь “пустого кресла”.)

Мать: Похоже, вы правы. Этот чертенок так мил... Ох, но он озадачил меня.

Психолог: Представьте себе, что в этом пустом кресле сидит ваш сын. Что­бы вы хотели сказать сыну? (Мать начинает говорить.) Нет, не мне. Вооб­разите, что он сидит перед вами. Говорите ему.

Мать: Бобби, ты сидишь тут такой самодовольный. Почему ты воображаешь, что ты такой важный? Ты поставил меня в тупик. (Первые два предложе­ния произносятся с жаром, последние — повышая голос и очень быстро.)

Психолог: Скажите: “Ты меня удивил” еще раз.

Мать: Ты действительно меня удивил! (тон разговора снова повышается)

Психолог: Еще раз.

Мать: Ты действительно меня... (пауза) Да. Бобби удивил меня, но на самом деле я совсем не удивлена. Я завидую ему. Но и сержусь на него. Что из того, что он выпил немного — я не хочу, чтобы он пил вообще. Он такой славный малыш. Он мне нужен.

Комментарий: С помощью гештальт-метода “пустого кресла” и психологиче­ского метода повторения клиентке помогли осознать весь комплекс сложных чувств по отношению к сыну. Мы обнаружили глубинный смысл, таящийся под поверхност­ным “Это было отвратительно”. Мать начала осознавать свои противоречивые эмо­ции на более глубоком уровне.

3. Программа следующих действий — возврат к присоединению. (Консультант может продолжить разработку высказываний, связанных с отношением к сыну. Например фраза “он нужен мне” — это поверхностная структура, которая может служить хорошим материалом для дальнейшего изучения. Но в данном случае психолог предпочел возвратиться на более ранний этап беседы.)

Психолог: Итак, в этой ситуации вы испытываете противоречивые чувства. С одной стороны, вы сердитесь на сына, но глубоко в душе вы гордитесь его независимостью. Вы даже чуть-чуть завидуете ему. Раньше вы сказали, что он — копия своего отца. Не могли бы вы развить эту тему?

Мать: (Начинается оживленное обсуждение того, как сравнять сына и отца.)

Комментарий к таблице: Установив нормальный контакт с клиентом, можно надеяться, что процесс консультирования пойдет быстрее. Однако необходи­мо всегда помнить, что чем больше консультант будет совершать ошибок, пропуская важные инконгруэтности, тем больше будет сопротивление клиента и медленнее про­цесс изменения. Эта короткая таблица иллюстрирует многие положения данной главы. Поверхностная структура предложения “Это было отвратительно”, сопровожда­емого неуверенной улыбкой, было немедленно отмечена психологом. Работая в рамках гештальт-терапии, он выявил противоречивые чувства клиентки. В конце кон­цов, психолог принял решение не развивать дальше интерпретацию этой инконгру-энтности и стал работать с новой поверхностной структурой: “Он копия своего отца”.

Можно заметить, что в первой таблице (? фазе?) терапевт присоединился к клиенту, ис­пользуя навыки пересказа и отражения чувств, прежде чем работать с проблемой. Вторая фаза интервью делает акцент на навыках руководства: директивах, интерпретациях, работой с инконгруэнтностями, преследуя цель достижения большей кон­кретности и ясности. На третьем этапе делаются выводы из только что виденного и используется модель присоединения.

 

КРАТКИЙ ОБЗОР ГЛАВЫ

Для полного овладения знаниями, изложенными в этой главе, необходима определенная клиническая практика, а также работа с видео- и аудиозаписями, иллюстрирующими вербальные и невербальные проявления терапевта в процессе консультирования. По прочтении этой главы вы должны уметь: 1. Идентифицировать ключевые аспекты невербального поведения.

В книге перечислялись такие невербальные проявления, как визуальный контакт, интонация, язык тела, скорость речи, ис­пользование физического пространства и времени, подчеркивались культурные различия в невербальном языке.

2. Демонстрировать, что происходит при изменении структуры предложений. Если предложение меняет направление, меняется и его смысл. Пример: “Моя жена заставляет меня делать это” может потом повториться как: “Я предпочитаю мыть посуду, хотя моя жена постоянно напоминает мне об этом и я порой чувствую, что мне не хочется ее мыть”. Изменение структуры предложения показывает, как легко с помощью языка меняется восприятие событий, самого себя и других людей. Консультант может использовать языковые структуры для идентификации инконгруэнтностей и, в качестве техники консультирования, для обозначения полярностей.

3. Иметь хотя бы начальное представление о взаимоотноше­ниях между мыслями и языком. Слова не могут с исчерпываю­щей полнотой отобразить духовный мир индивида. Но те слова, которые выбирает клиент для выражения своего восприятия, могут дать ключ к пониманию его образа мыслей. Используя навыки интенциональной психологии, особенно в области вни­мательного выслушивания, консультант может предсказать, как будет действовать клиент в той или иной ситуации. Чрезвычай­но важно также помнить, что различные психотерапевтические теории (фрейдизм, бихевиоризм, рационально-эмоциональная терапия) используют различные языковые системы и тем самым продуцируют у своих клиентов различные паттерны мышления.

4. Различать поверхностную и глубинную структуру предло­жении. Одна из основных целей терапии — выделить ключевую фразу, найти ее глубинный смысл и тот опыт, что лежит в основе этого утверждения. Существует три типа поверхностной структуры предложений, сигнализирующих, что необходим поиск глубинной структуры предложений, сигнализирующих, что необходим поиск глубинной структуры: вычеркивание, искажение и сверхобобщение.

5. Знать концепцию инконгруэнтности и уметь замечать вербальные и невербальные несоответствия в поведении челове­ка. Важной задачей терапевта любого направления является по­мощь клиенту в обнаружении его противоречий.

6. Уметь отличать присоединение и руководство, а также по­нимать их взаимосвязь с вниманием и эмпатией. Предполагается, что результаты наблюдения за вербальным и невербальным по­ведением клиента могут быть интерпретированы с другой инфор­мацией, данной в этой книге с целью установления максимально глубокого взаимопонимания между клиентом и психологом, что, в свою очередь, поможет личностному росту и развитию клиента.

7. Определять и использовать ключевые понятия и концепции этой главы. Невербальное поведение, язык тела, визуальный контакт, физическое пространство и время, интонация и скорость речи, дополнительные движения, симметричные движения, культурные различия в невербальном поведении, репрезентатив­ные системы, поверхностная структура, глубинная структура, при­соединение, руководство, вычеркивание, искажение, сверхобобще­ние, инконгруэнтность, несоответствия и двойные сообщения.


 

ГЛАВА VI

ОЦЕНКА КЛИЕНТА

 

ОБЩИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

Сочетание методологии, теории и прак­тики является сущностью квалифицированно­го консультирования и терапии.

Методология дает основу для эффектив­ной теории и практики: КО-терапевт знает, как построить творческую, плодотворную бе­седу и как использовать знания этих техник, чтобы воздействовать на клиента в нужном направлении. Важной в этом процессе явля­ется индивидуальная и культурная эмпатия, наблюдательность, оценка личности и ее со­циальной среды, а также применение мето­дов позитивного роста и развития.

Теория создает организующие принципы для консультирования и психотерапии: КО-терапевт имеет запас альтернативных теоре­тических подходов и способов общения.

Практика — это сочетание методологии и теории. КО-консультант компетентен в тео­рии и методиках, и способен применять их как в целях исследования, так и в практиче­ской работе на благо клиента.

Подразумевается, что общая компетент­ность в методологии, теории и практике про­является в осознании своего собственного мировоззрения и личностных особенностей, а также того, насколько они отличаются от мировоззрения клиента и других профессио­налов.

 

ЦЕЛИ ДАННОЙ ГЛАВЫ

Для чего служит оценка клиента?

Оценка клиента напрямую связана с изучение индивидуаль­ности клиента, истоков его проблем и потребности в психологи­ческой помощи. Оценка включает также понимание социального окружения, в котором личность живет и принимает решения.

Данная глава излагает следующие задачи:

1. Изложить теорию оценки, разработанную Келли.

Каждый клиент имеет свою неповторимую историю и мировоззрение, причем он более или менее последовательно излагает свой жизненный путь. Насколько “психология личных построений” Келли сможет помочь вам понять мировоззрение клиента?

2. Дать организационные принципы оценки (исходя из рекомендаций Келли), направленной на понимание клиента. Конкретно: а) В чем проблема клиента? б) Как клиент видит мир? в) В контексте какой ситуации и социального окружения находится клиент? г) Какой вывод из оценки вы делаете о степени разрешимости проблемы?

3. Показать, как можно спланировать долговременное лечение, чтобы успешно работать вместе с клиентом.

Цель этой главы — дать основы оценки того,как клиент воспринимает мир и действует в нем. Одна из разработок, сде­ланных в этом направлении, принадлежит Джорджу Келли, одному из самых ярких американских теоретиков. Позиция Келли основывается на том, что каждый клиент уникален по своей концептуализации мира; психологу необходимо понять клиента прежде, чем действовать; восприятие клиентом жизненных явлений очень зависит от его культурных истоков. Поэтому действия, предпринятые без понимания связи личности и окружения, являются наивными и иногда опасными для клиента.

 

ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТНЫХ ПОСТРОЕНИЙ:









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.