Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







СЕРЬЕЗНОЕ ИСПЫТАНИЕ В ТЕОЛОГИИ





На основании утверждения посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, общепринято, что мусульманин, прочитывающий вслух приведенные выше четыре аята в их изначальной форме три раза, получает духовное благословение на чтение всего Корана. Что делает эту короткую суру (главу) столь бесценной? Не звучание, не музыка той неподражаемой симфонии, которая приводит людей в экстаз или слезы, а Послание, — то серьезное испытание религиозной веры, которое и придает этот высокий и величественный статус.

На этих четырех коротких аятах зиждется не теология (или общее представление об Аллахе), они — «лакмусовая бумага» знаний об Аллахе. Через них вы можете принять или отвергнуть любую идею об Аллахе, или узнать, что верно, а что — нет. Это точь-в-точь как лакмусовая бумага, которую ювелиры используют для химического анализа золота. Спросите у знакомого ювелира, как действует лакмусовая бумага. А как появилась в Коране эта наша «лакмусовая бумага»?

 

С «ГЛАВНОГО КОМПЬЮТЕРА»

В середине 1975 года я готовился посетить Замбию с циклом лекций. Мне позвонили из Лусаки и сказали, что авиабилет послан в Дурбан и я могу приобрести его в агентстве компании «Саут Африкан Эйруэйз» в центре города. Я пришел в офис компании, подошел к информационной стойке и сказал служащему, что я пришел получить свой авиабилет, который был послан из Лусаки. Он попросил меня подойти к одной из женщин, с десяток которых сидели в полукольце, перед каждой — дисплей компьютера. Так как большинство из них были заняты с другими посетителями, я спросил: «К которой из них?» Служащий явно рассердился и вышел из себя, показывая в направлении сидящих женщин, и грубо сказал: «К любой из них!»



В тот момент я не мог понять причину, отчего столь вежливый джентльмен вдруг рассердился на мой скромный и невинный вопрос. Я же предвкушал, как получу журнал билетных расписок. Я держал его в руках раньше и пользовался им несколько раз в своей жизни, так что не было ошибки в том, что именно меня ждет. Интересно знать, каким образом мой билет может попасть к какой-либо из этих женщин? Но раздраженный тон мужского голоса не оставил мне никакого выбора, кроме как следить за информацией по его указанию.

Робко я приблизился к первой освободившейся женщине, которая, как я видел, не была занята, и сказал о цели своего визита сюда. Она спросила у меня мое имя, которое я произнес ей по буквам. Когда я произносил свое имя, она начала набирать его на клавиатуре перед собой, смотря на экран. Я не мог разглядеть слова на экране с того места, где стоял. Она кивнула головой, сказав «да», имея в виду, что поняла его. Я сказал, что хочу вылететь из Дурбана в Иоганнесбург во вторник вечером. Она предложила мне рейс, который отправляется в 18 часов, я согласился, и она набрала еще несколько слов на клавиатуре. Я сказал ей далее, что хочу из Иоганнесбурга прибыть в Лусаку в районе 15 часов на следующий день. Так инструктировали меня те, кто приглашали меня туда, так как они хотели, чтобы газеты и телевидение успели сообщить о моем прибытии. Она набрала еще несколько слов и поинтересовалась, хочу ли я попасть в Лусаку через Габороне или Мапуту. Я сказал, что это не имеет значения, лишь бы я попал на место своего назначения в среду в 15 часов. Она снова ударила по клавише и, сканируя экран, сказала: «Я сожалею, но вам заказан билет в компании «Замбиан Эйрлайнз», и мы не можем перевести ваш билет на другую авиалинию, потому что мы сегодня не можем связаться с «Замбиан Эйрлайнз», так как они не работают по причине своего национального праздника». Таким образом, меня попросили прийти на следующий день. «Очень интересно!» — подумал я, но был крайне расстроен, так как билет был уже почти у меня, но все же так и не попал в мой карман. А я-то вообразил, что билеты находятся в ящике ее стола.

 

НЕВЕЖЕСТВО ОТСТУПАЕТ

В замешательстве я спросил ее: «Откуда вы получаете всю эту информацию?» Она сказала: «Из главного компьютера в Иоганнесбурге». Она далее любезно объяснила, что в стране компьютер с подобным терминалом имеет доступ к тому компьютеру, стоит лишь нажать клавишу. Я поинтересовался, что случилось бы, если бы, пока она пыталась заказать мне билет на 18-часовый рейс в Иоганнесбург и там было только одно свободное место, — с других терминалов пытались бы сделать то же самое? Она сказала, что в течение секунды один из терминалов получил бы это место, а для других бы уже мест не было. Я тепло поблагодарил ее и покинул здание агентства.

На обратном пути в свой офис моя голова закружилась от переполнявших идей. Я думал о том, как это произошло — я имею в виду вахи (Откровение Аллаха Мухаммаду, да благословит его Аллах и приветствует. Его избранному посланнику оно пришло от «Главного Компьютера» — СКРИЖАЛИ ХРАНИМОЙ!

«Да, это — Коран славный в Скрижали Хранимой!»(Башни, 21—22).

Эта «Скрижаль» непохожа на ту, которую Моисей, мир над ним, использовал для написания Десяти Заповедей, каменную скрижаль. Она не похожа на те классные доски, которыми пользуются учителя в школе. Это и не экран компьютера, и не кремниевая микросхема. Это Собственная Скрижаль Аллаха, Охраняемая и Оберегаемая; это не должно пониматься в каком-либо материальном смысле, так как она сделана не из металла или камня: ОНА — ДУХОВНАЯ! Каким образом все это происходит — мы можем только догадываться.

 

ХРИСТИАНЕ ИЗ НАДЖРАНА

Пока Ислам утверждался в Медине, слава о посланнике Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, разнеслась вдоль и поперек Аравии. В сообществе арабских христиан, живущих в Наджране, что вокруг Йемена, услышали, что какой-то араб в Аравии заявляет о Божественном вдохновении и провозгласил себя посланником Аллаха — Пророком, да благословит его Аллах и приветствует. В Медину отправилась делегация, чтобы допросить Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, сопоставить, что знают они и что знает он, и таким образом проверить его знания об Аллахе и религии вообще.

По прибытии их разместили в Масджид-ан-Набави (мечеть Пророка, да благословит его Аллах и приветствует), простой постройке со стенами из глины и с крышей из пальмовых листьев. Христиане ели и спали в этой мечети и три дня и три ночи дискутировали с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Детали этого диалога можно найти в хадисах Пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует. Во время диалога оратор, который выступал со стороны христиан, среди многих других поставил вопрос: «Теперь расскажи нам, о Мухаммад, какое у тебя общее представление о Господе?» Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, не уклонился от ответа, не стал ходить вокруг да около, подыскивая слова и собираясь с мыслями, как любой из нас сделал бы, если бы у него не было готового ответа. Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, так сказать, нажимает свои духовные кнопки (конечно, никаких кнопок, чтобы нажимать, не было — я сказал: «так сказать») — подобно тому, как это делала женщина в офисе авиакомпании, устанавливая контакт с «главным компьютером». Он обращается и получает ответ Аллаха из «СКРИЖАЛИ ХРАНИМОЙ» — главного компьютера, где всё есть Знание, дающееся через Откровение. Он вопрошает, как бы говоря: «О мой Господь! Что мне сказать?» Приходит ответ —

«Скажи:[о Мухаммад]“Он — Àëëàõ — Един, Аллах Вечный; не родил и не был рожден, и не был Ему равным ни один”». (Очищение [веры], 1—4).

После произнесения вышеприведенной формулировки об Очищении Веры разговор возвращается в привычное русло. Ни один араб, достойный своего имени, не может не почувствовать разницы в тоне и накале между этими двумя речами (т. е. обычными рассуждениями и Словами из Корана). Вышеприведенные Слова — слова не Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, но Слово Аллаха. Они буквально были вложены в его уста. Когда он произносил их вслух, он всего лишь использовался как рупор Аллаха, как «громкоговоритель» в радиоприемнике. Все это было запрограммировано в его собственном — Аллахом данном — компьютере, в его сердце и разуме десятилетием ранее в Мекке, при идентичных обстоятельствах. В то время его осаждали иудеи, которые пытались запутать его в разговоре на тему «подлинность и генеалогия Бога», подобно фарисеям прошлого, которые ходили по пятам Иисуса, их Мессии, мир над ним.

Упомянутое выше — прекрасный пример того, как Аллах Всемогущий послал Свое Откровение Своему избранному посланнику, да благословит его Аллах и приветствует, — словесным вдохновением; как Его посланник, да благословит его Аллах и приветствует, защищал и сохранял это; как Его человеческий глашатай вновь и вновь пользовался этим Посланием; и как мы, последователи Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, должны буквально впитать это Послание, чтобы пользоваться им при каждой возможности,

В мировой религиозной литературе нет ничего, что можно сравнить даже с этой короткой сурой, процитированной выше,— сурой «аль-Ихлас». Если эта 112 сура является решающим текстом теологии, концентрированным словом Аллаха, тогда остальной текст Корана есть объяснение его. Избегайте ловушек, в которые неоднократно попадают люди и народы, пытаясь понять Аллаха.

 

Глава 5

ÀËËÀÕ — ЕДИНСТВЕННЫЙ

В СВОИХ ПРОЯВЛЕНИЯХ

 

Аллах Всемогущий есть абсолютно Единственный (и Исключительный) в Своем Лице и Своих проявлениях. Никоим образом Его нельзя сравнить или сопоставить с каким-либо другим лицом или вещью, которые мы знаем или можем вообразить. В последнем аяте суры, процитированной в предыдущей главе, нам напоминают, что не только «нет Ему ничего равного, но нет ничего под видом Его, что можно было бы вообразить». Тогда как мы можем знать, что это — Он? Мы будем ожидать Его через Его проявления.

Последнее и Решающее Откровение Аллаха — Священный Коран — приводит нам девяносто девять проявлений Аллаха, увенчанных этим именем — АЛЛАХ! Все эти проявления или имена, названные Асма-ул-Хусна (Самые Прекрасные имена), рассыпаны по всему тексту Корана, как жемчуг красивого ожерелья с великолепным кулоном — именем Аллах.

Вот образец части этого ожерелья:

«Он — Аллах, нет божества кроме Него, Царь, Святой, Источник мира[и совершенствования], Верный, Хранитель веры, Сильный, Могущественный, Превознесенный; хвала Аллаху, Превыше Он того, что они придают Ему в соучастники. Он — Аллах, Создатель, Творец, Образователь. У Него самые прекрасные имена. Хвалит Его то, что в Небесах и на Земле. Он — Великий, Мудрый!(Собрание, 23—24).

«САМЫЕ ПРЕКРАСНЫЕ ИМЕНА»

В двух аятах, процитированных выше, мы насчитываем тринадцать из девяноста девяти Его проявлений, рассыпанных по всему Священному Корану. И самый желчный и недружественный оппонент Ислама вынужден будет признать, что даже в форме перевода проявления (Его) и слова, которыми это написано,— все это прекрасно и уникально. В своем арабском оригинале выражения и их конструкции — абсолютно неподражаемы и величественны.

Как мог бы умми — неграмотный человек, среди «умми»— неграмотного народа создать такую рапсодию Аллаха тысячу четыреста лет тому назад? Мы должны помнить, что там не было энциклопедий или научных трактатов, к которым Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, мог бы обратиться, но даже если бы они и лежали вокруг, в пустынях Аравии, откуда тогда Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, извлек эту сокровищницу теологии? Он, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: Это все дано мне Аллахом через вдохновение! А как еще мы можем объяснить это?

Было бы хорошим экспериментом попросить самого знающего из ваших образованных друзей вызвать для нас в воображении некоторые проявления Аллаха. Уверяю вас, что и профессора теологии и доктора богословия со всеми их знаниями не смогут подробно изложить даже и десятка таких проявлений. Мудрый ученый скажет: «Видите ли, Мухаммад был гением, а гений, в конце концов, может превзойти нас в десятки раз». На это мы отвечаем: «Это верно, что гений может сделать в десятки раз лучше, чем мы. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, дал нам девяносто девять проявлений Аллаха, но что делает его перечень ЧУДОТВОРНЫМ и БОЖЕСТВЕННЫМ — так это то, что осталось вне его перечня». Слова «Отец» нет в Коране — вот что есть Чудо!

 

ОТЕЦ НЕБЕСНЫЙ

Не найдется того, кто не смог бы назвать первые полдюжины проявлений Бога, не назвав имя «Отца Небесного» в своем перечне. Чудо же перечня[55] Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, не в том, что в нем их «девяносто девять», а в той особенности, что он (?) не допустил слово «Отец» (?) в Коран. Слово «Отец» как одно из проявлений Аллаха маячило перед ним двадцать три года его пророческой жизни. Он сторонился его. Он не допускал его в свой словарь (сознательно или бессознательно) более чем два десятилетия, а следовательно, и в теологию Ислама.

Вы имеете право спросить меня: «А как насчет христианской молитвы Господней? Да, как насчет нее? Прочтите ее, господин Дидат». Так, я читаю:

«0тче наш, Иже ecè на Небесех!









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.