Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Русская печать в предвоенные годы.





Оживление политического движения в стране вызвало к жизни рост прессы различных направлений и типов. По официальным данным, в 1908 году выходило 2028 изданий, в 1910 – 2391, в 1911 – 2543, в 1912 – 2784, в 1913 – 2915 газет и журналов. Москва, отстававшая от Петербурга по количеству газет, в 1910-1912 годах сравнялась с северной столицей. В 1910 году очередной подъем забастовочного движения вызвал появление новых газет именно в Москве. Расширяется аудитория политической прессы, во всех политических лагерях российской печати окончательно формируется тип качественно-массовой и массовой ежедневной печати.

Газета безусловно лидирует в этот период на рынке печати. В 1913 году в России издавалось 417 ежедневных газет, из них 10 выходили два раза в день.

В 1910-х годах возникает большое количество акционерных обществ, которые занимались изданием периодики. Так, акционерное общество «Издатель» выпускало «Новости» и «Сын отечества». К нему примыкало крупное бумажное производство Пализена – бумага, производимая на фабриках, поступала в собственную типографию, выпускавшую две газеты, журнал «Живописное обозрение» и книги.

Акционерным обществом было издательство «Копейка», оно находилось в Петербурге и выпускало, кроме «Газеты-Копейки», журнал «Солнце России» и книжную продукцию. На акционерных началах было организовано «Московское издательство»: здесь выходили газеты «Коммерсант», «Вечерние известия», «Трудовая копейка», журналы «Женское дело» и «Детский мир». Акционерные общества возникали и в провинции: так, например, Донское акционерное общества печати и издательского дела выпускало газету «Приазовский край».

В 1908-1914 годах усилилась роль банковского капитала в издательском деле. Частные издательства вытесняются трестами, в которых главная роль принадлежала банкам. Банки и банкирские дома начинают участвовать не только в деловой, но и в «идейной» прессе. Так, центральный орган партии кадетов – газета «Речь» - в первые годы своего существования терпела огромные убытки, так что разорился е основатель и первый издатель инженер Ю.Б. Бак. «Речь» поддержал Азовско-Донской и еще несколько банков, что вызывало нападки противников партии. Банкирский дома П.П. Рябушинского финансировал ряд московских газет, а газета «Голос Москвы» существовала на средства братьев Гучковых.



В издательское дело в 1910-х годах начал проникать и иностранный капитал. «Утро России» было связано с французскими и английскими банками. «Новое время» в 1915 году было продано русско-французскому банку после смерти Суворина, поскольку наследники не смогли сами справиться с изданием. Газета «Русская воля», основанная во время первой мировой войны, поддерживала отношения с германскими банками, хотя Россия и воевала против немцев. Германские банки также участвовали в финансировании черносотенной газеты «Русское знамя», что дало основание современникам называть ее «Прусским знаменем».

Конечно, русские журналисты не могли оставаться равнодушными, наблюдая эти процессы. С. Мельгунов в докладе 1916 года характеризовал взаимоотношения капитала и прессы: «Как щупальца спрута, все теснее и теснее охватывают печать, а вместе с тем и писателя, различные промышленные и банковские синдикаты…». Против банков пытался бороться старший сын А.С. Суворина, издатель газеты «Новая Русь», но издание быстро закрылось из-за финансовых трудностей.

Независимых, свободных от банковского капитала газет оставалось очень мало. Среди них была газета «Русские ведомости» - главный печатный орган русской интеллигенции. Празднование в 1913 году 50-летия этой газеты стало одним из самых значительных событий в жизни русской журналистики в этот период. На торжествах выступали видные общественные деятели, писатели, ученые, философы, подчеркивающие огромную просветительскую роль газеты. Все выступления были изданы отдельной книгой, был выпущен также сборник статей, рассказывающих об истории газеты, ее сотрудниках и читателях. Торжественное празднование юбилея газеты знаменовало собой подъем оппозиционных настроений среди интеллигенции.

«Русские ведомости» были своеобразным «эталоном» типа качественной газеты, моделью для других газет. Эта газета издавалась с 3 сентября 1863 года известным писателем Н.Ф. Павловым. При основании «Русские ведомости» выходили три раза в неделю и была рассчитана на провинциального читателя. Однако очень скоро эта газета стала центром, вокруг которого группировались представителями передовой московской интеллигенции, и перешла на ежедневный выпуск. Редакция вела полемику с изданиями Каткова и особенно его газетой «Московские ведомости». После смерти Павлова в редакцию приходят молодые ученые Московского университета – А.С. Посников, А.И. Чупров, В.М. Соболевский, М.А. Саблин, Н.И. Янжула и другие, во главе издания встал М.С. Скворцов. Новые сотрудники придали газете серьезный академический тон и просветительское направление, «Русские ведомости» называли «профессорской газетой». С 1876 года до 1913-го редактором был В.М. Соболевский.

В 1880-90-е годы в газете работали «король» русского репортажа Вл. Гиляровский, Гл. Успенский, С. Мельгунов. Активным сотрудником «Русских ведомостей» был член I Государственной думы В.Е. Якушин – вообще в первой Думе было много депутатов из круга «Русских ведомостей». С 1882 года издание газеты перешло в руки «Товарищества «Русских ведомостей» - его составили 10 человек: В. Соболевский, А. Посников, А. Чупров, Анучин, П. Бларамберг, В. Скалон, Г. Джаншиев, А. Лукин, М. Саблин, Пагануцци. Товарищество «Русских Ведомостей» стало самым удачным примером кооперативного владения газетой коллективом сотрудников, оно приносило доход своих участникам.

В газете учредители Товарищества являлись руководителями отделов. Внутренним отделом заведовал М.А. Саблин, ему помогал В.Ю. Скалон; иностранный отдел вел П.И. Бларамберг, московским отделом руководил А.П. Лукин, экономическим – А.И. Чупров, судебную хронику вел Г.А. Джаншиев. Основным фельетонистом газеты был И.Ф. Василевский, писавший под псевдонимом «Буква». Судебные репортажи вел Н.В. Юнгфер, общие репортажи писали также В.О. Иордан, Вл. Гиляровский, Ф. Миропольский.

Меняя несколько раз внешний вид и формат, в 1887 году «Русские ведомости» наконец нашли свое «лицо», остававшееся с тех пор неизменным – большой формат, 8 страниц, ежедневный выход, стоимость годовой подписки – 7-8 рублей в год. Даже в начале XX века газета избегала технических новшеств, не применяла крупные заголовки, не менялся и шрифт газеты.

Манифест 17 октября 1905 года «Русские ведомости» восприняли как Конституцию, в период политической дифференциации самоопределились как сочувствующие кадетской партии. Однако газета не стала центральным органом партии кадетов, ее направление было гораздо шире, чем партийная программа. В «Русских ведомостях» работали Н.К. Михайловский и Л.Н. Толстой, М.Е. Салтыков-Щедрин и Н.Г. Чернышевский, П.Л. Лавров и Вл. Гиляровский – писатели, публицисты, общественные деятели разных направлений, разных взглядов, в том числе и отличающихся от политики газеты. Однако в этом и состояла цель «Русских ведомостей» - объединить прогрессивные силы России, а не разъединить. До 1905 года газета была практически единственным серьезным органом периодики, в котором могли сотрудничать образованные мыслящие люди России. После 1905 года, когда появилось множество партий, в момент увлечения обществом партийной деятельностью, «Русские ведомости» стремились сохранить имидж беспартийной, независимой газета. Это, конечно, ослабило ее влияние, но тем не менее «Русские ведомости» остались эталоном «большой» качественной газеты России.

Если в годы реакции «Русское слово»сумело, умерив тон, благополучно миновать цензурные и судебные рогатки, то изменение общественно-политической обстановки в стране, связанное с началом нового революционного подъема, отразилось в более острых публикациях газеты. В 1910 году, единственный раз за всю историю существования «Русского слова», был подвергнут аресту ее ответственный редактор Ф.И. Благов – причиной столь сурового наказания послужил отчет о похоронах С.А. Муромцева, председателя I Государственной Думы, одного из создателей партии кадетов. Либеральная и демократическая общественность на похоронах выступала против политики самодержавия и поддержки им черносотенного движения, однако полиция прерывала ораторов, запрещала касаться самых острых тем. Московский градоначальник оценил эту публикацию как публичное распространение ложных слухов о деятельности должностных лиц, и Благов был осужден на три месяца. Однако вследствие активной защиты редактора представителями периодики Благов был выпущен уже через две недели на свободу.

Поводом для судебного преследования оказались также такие материалы газеты, как письма священника Илиодора, который выступал против Распутина и его влияния на царскую семью (1912, № 287) и статья «Паевое предприятие», резко критикующая деятельность министерства внутренних дел и совета министров (1914, № 35). Кроме того, газета по-прежнему подвергалась штрафам, конфискациям тиражей и других цензурным мерам. Цензурные преследования, с одной стороны, наносили значительный материальный урон изданию, с другой же – способствовали повышению его тиража, поскольку убеждали читателей «Русского слова» в том, что газета стоит на страже их интересов и борется за правду.

«Новое время» в 1912 году лишилось своего основателя – умер А.С. Суворин, и дело своего отца продолжили его сыновья, Михаил и Борис. В память о бывшем издателе в заголовочном комплексе «Нового времени» с 1912 года была добавлена строка: «Основатель А.С. Суворин». Однако, по воспоминаниям современников, с издательским делом наследники справлялись плохо, в делах царил хаос, описанный в 1914 году бывшим сотрудником В. Снесаревым в книге «Мираж «Нового Времени».

Официозная и монархическая пресса продолжала пропагандировать политику правительства и поддерживать «устои» русской жизни. Пытаясь бороться с растущим влиянием «Газет-Копеек» на массовую аудиторию, черносотенцы в 1909 году основали литературно-политическую и общественную ежедневную газету «Гроза», цена которого также составляла одну копейку. Издателем ее выступил К.Н. Жеденев, редактором – Н.Д. Дунин – Борковский.

В объявлении «По Союзу русского народа» была сформулирована цель издания, «совершенно сходного направление своем с «Русским знаменем»: «копеечная монархическая газета «Гроза» <...>дает возможность людям небогатым также получать монархическую газеты вместо жидовских «Копеек». Жиды знают, что овладеть умственным направлением народа легче всего путем печати. Издеваясь над Православной Церковью, нападая на Самодержавие и стараясь высмеять любовь русских людей к обычаям и взглядам русского народа, жидовские газеты сеют повсюду безверие, вероломство к Царю и пренебрежение к русскому укладу жизни. Жидовские газеты распространяются в народе с огромной быстротой исключительно вследствие своей дешевизны. Дать им противодействие в виде также дешевой монархической русской газеты составляет задачу «Грозы».

Газета выходила в маленьком формате (современный А4) и была ориентирована на массового читателя, разделяющего взгляды черносотенцев. В разделах «Месяцеслов», «Фельетон», «За день», «Правда ли?», «За границей», «По России», «По Союзу», «руководящих» статьях и письмах читателей ведется полемика с противниками СНР, и правыми и левыми партиями. Выполняя задачу «говорить правду, отстаивать Православие, Самодержавие и первенство русского народа, бороться со взяточничеством», публицисты «Грозы» обращали особое внимание на деятельность правительственных чиновников.

Появление массового издания «для народа» наглядно демонстрировало понимание важности печатного слова для вербовки сторонников в среде черносотенцев. Однако не только монархисты осознали необходимость массовой ежедневной прессы – подобные газеты появились и в либеральной журналистике, и в левой радикальной (массовая ежедневная рабочая газета «Правда»).

Журнальная периодика в предвоенные годы. В 1910-1914 годах заметно увеличилась роль классического «толстого» журнала в русской журналистике. Если перед первой русской революцией журналы приобрели публицистический характер, то после 1907 года многие русские писатели снова вернулись в солидные, читаемые интеллигенцией издания, даже попытались придать им преимущественно литературный характер. Правда, в годы, предшествовавшие революционным потрясениям 1917 года этот процесс не пошел: в период классовых боев, Первой мировой войны, революций публицистические статьи выходили на первый план.

Отошедший в тень в период общественных потрясений, толстый журнал вновь занял свое место в период затишья, реакции, когда настало время углубленного анализа пережитых революционных бурь: журнал этого типа еще раз доказал, что именно он наилучшим образом приспособлен для такой работы.

Классическому типу толстого журнала в XX веке остались верны «Вестник Европы», «Русское богатство», «Русская мысль», «Современный мир» и другие издания, хотя под влиянием общественных потребностей они вынуждены были изменяться. В 1906-1912 годах были основаны исторические журналы «Былое», «Минувшие годы», «Годы минувшего», в которых публиковались архивные материалы, мемуары, исследования по истории освободительного движения и общественной мысли в России XIX – начала XX века.

В 1911 году в Петербурге начал выходить ежемесячный литературно-политический журнал «Современник» с сатирическим отделом «Свисток». Эти два названия живо воскрешали в памяти русского читателя знаменитый журнал Некрасова, закрытый в 1886 году. Чтобы подчеркнуть преемственность изданий, первый номер открывался статьей известного обозревателя некрасовского «Современника», М.А. Антоновича.

Идея нового журнала принадлежала А.В. Амфитеатрову, который после первой русской революции эмигрировал за границу и занимался издательской деятельностью как за рубежом, так и в России. Амфитеатров хотел возродить дух классического оппозиционного издания, хотя задачи журнала были сформулированы противоречиво: «Из всех девизов старого «Современника», воскрешаемых нашей программой, самое дорогое для нас – многогранное слово Реализм. В художественной литературе, в критике, в науке, в общественности, в политике мы будем строго держаться того реалистического мировоззрения, которым неизменно дышали все славные эпохи русского прогресса, и тех реалистических методов, которыми двигался прогресс».

Цензор журнала отмечал, что журнал поставил целью объединение русской оппозиции: «Возрожденный в 1911 году после полувекового перерыва «Современник» является одним из радикальнейших органов русское повременной печати. Он пытается возродить идеалы Герцена, Чернышевского, Добролюбова и Лаврова, объединить писателей… независимо от их партийных и фракционных различий». Однако попытка объединения оказалась безуспешной в обстановке острейших дискуссий, разгоревшихся среди левой интеллигенции в 1910-е годы. Друг с другом спорили «ликвидаторы», «отзовисты», «партийцы», энесы и трудовики полемизировали с социал-демократами, писатели-реалисты – с модернистами, и так далее. Однако журналу удалось просуществовать 4 года, постепенно вырабатывая свой тип.

Поскольку первые номера журнала не пользовались популярностью, Амфитеатров приглашает в «Современник» В.С. Миролюбова – издателя «Журнала для всех» и лидера эсеров В.М. Чернова. Чернов написал для журнала собственную программу, которая в целом совпадала с позицией левых партий, однако процесс реформирования журнала не был доведен до конца: Чернов, Миролюбов, а в 1912 году и Амфитеатров отказались от участия в «Современнике».

Журнал перешел к В.А. Ляцкому, который предложил возглавить издание Горькому, пригласил в качестве ведущего сотрудника Плеханова. Новая редакция заявила о том, что журнал будет беспартийным, что он будет трибуной для всей левой оппозиции, и приглашала к сотрудничеству социал-демократов.

Горький возлагал особые надежды на отдел беллетристики, а также уделял большое внимание провинциальному отделу под названием «Летопись областной жизни». Это было связано с усилением роли провинции в русской жизни, поэтому в 1910-х годах в журналах значительно расширились провинциальные отделы. У Горького существовала четкая программа перестройки журнала, однако он не смог ее осуществить. Тиражи журнала упали с 5 до 3 тысяч экземпляров, и в 1913 году Горький объявляет о своей разрыве с редакцией.

В 1913 году «Современник» возглавил Н. Суханов (Н.Н. Гиммер) – член партии энесов, бывший сотрудник «Русского богатства». При Суханове в журнале сокращается литературный отдел, и он становится общественно-политическим. Журнал начинает выходить два раза в месяц, становится более оперативным. Однако в 1915 году «Современник» прекращает свое существование, а многие его сотрудники перешли в журнал «Летопись».

Социалистическая легальная печать.По количеству изданий социалистическая журналистика не шла ни в какое сравнение с либеральной и монархической периодикой дореволюционной России. Ленин в 1912 году отмечал, что «на сто либеральных газет в России едва ли придется одна марксистская».

Если накануне и во время первой российской революции партия эсеров не переживала острых внутренних расколов, как РСДРП, то после 1908 года пресса эсеров вошла в период кризиса в связи со скандальным разоблачением Евно Азефа как агента царской охранки.

В печати в это время появилось немало гневных выступлений в адрес эсеров. Так, Ф. Дан в статье «Религия террора» (журнал «Голос социал-демократа») писал: «Азеф был для партии эсеров больше, чем вождем. Он занимал в партии единственное в своем роде место и в этом отношении не знал себе равных… С провалом Азефа террор, как тактика революционного процесса, осужден, он играет прямо контрреволюционную и потому реакционную роль. Отделить террор от революции и противопоставить мнимореволюционному заговорщичеству действительно революционное массовое движение – обязанность всякого социал-демократа». («Голос социал-демократа, 1909. № 13).

Несмотря на это, эсеры укрепляли свою прессу: с апреля 1907 по апрель 1914 года их центральным органом являлась газета «Знамя труда», в 1912-1914 годах издавали также журнал «Заветы» и газету «Трудовой голос». В 1913-1914 в связи с постоянными гонениями со стороны властей газете «Трудовой голос» году пришлось многократно менять названия («Живая мысль», «Заветная мысль», «Вольная мысль», «Северная мысль», «Смелая мысль», «Верная мысль», «Стойкая мысль», «Живая мысль труда»).

Иллюстрированные литературно-художественные и сатирические журналы. В 1909 году вышел последний модернистский журнал «Аполлон», организатором которого выступил художественный критики Маковский. Активное участие в журнале принимали, литераторы Анненский, Бальмонт, Блок, Белый, Брюсов, а также художники и театральные деятели Бакст, Добужинский, Мейерхольд, Комиссаржевский.

Журнал ориентировался на «Мир искусства», во многом походил на него с оформительской точки зрения (тем более что им занимались все те же мирискусники - Бакст, Бенуа, Добужинский). Обложку рисовал Добужинский. Журнал выходил на 80-100 страницах с черно-белыми и цветными репродукциями. Новое издание было скромнее и строже, чем его предшественники, а главное дешевле: цена номера около рубля.

Журнал уделял много внимания живописи, но все-таки в нем преобладала литературная часть, особенно в первые годы. Главная цель журнала заключалась в утверждении самоценности искусства и внимания к вопросам мастерства. «У этого Аполлона нет жрецов и не будет святилища», - писал в первом номере Анненский. Он предлагал создавать «мастерские, куда пусть свободно входит всякий, кто желает и умеет работать на Аполлона».

Отдел беллетристики занимал около трети объема, еще одна треть отдавалась «Хронике» (с 1911 года – «Художественной хронике»). В этом отделе печатались в том числе литературные рецензии под рубриками «Письма о русской поэзии», «Заметки о русской беллетристике», «Новые книги», «Журналы». В разделе «Театр» публиковались рецензии на спектакли. Оставшаяся треть отводилась статьям по эстетике, истории живописи и театра, художественной критике. Полемика с прессой шла под рубрикой «Пчелы и осы Аполлона».

Полемики было много. Журнал вызывал вопросы, недоумения и нарекания. Остроумный фельетон-отклик на появление первого номера написал Аркадий Аверченко, который отметил усложненность первых номеров – почти нечитаемый сложный шрифт обложки (название писалось греческими буквами), особый стиль статей. Аверченко обыгрывал знаменитых «мэнад» из открывавшей журнал статьи Анненского: «Первая статья, которую я начал читать - Иннокентия Анненского - называлась "О современном лиризме". Первая фраза была такая: "Жасминовые торсы наших первых мэнад примахались быстро.."» В фельетоне Аверченко описывает, как он читает фразы из журнала разным людям, которые принимают его за сумасшедшего.

Однако через какое-то время эта усложненность стала исчезать. В апрельском номере 1910 года была опубликована статья Кузьмина «О прекрасной ясности», где он предложил писать ясно, логично, образно, соблюдая чистоту слога. На смену поэтам-символистам в «Аполлоне» пришли акмеисты - Гумилев, Ахматова, Мандельштам, Городецкий. Несмотря на то, что акмеисты (объединение «Цех поэтов») издавали сборники «Гиперборей», однако им нужна была широкая аудитория и свой журнал. Им стал «Аполлон».

В конце 1912 года Маковский пригласил лидера акмеизма Николая Гумилева заведовать литературным отделом. В первом номере за 1913 года был опубликован манифест Гумилева «Наследие символизма и акмеизм» и лекция Городецкого «Некоторые течения современной русской поэзии». «Аполлон» по сути превратился в журнал-манифест акмеизма.

Однако акмеизм был явлением менее масштабным, чем символизм. Эстетическое обоснование нового течения и показ образцов творчества заняли меньше времени, чем у предшественников. Споры о новом искусстве тоже утихли гораздо быстрее, и не только потому, что в 1914 году началась война, но и потому, что спорить было практически не о чем. В 1914-1917 годах литературные интересы отошли на второй план, журнал все больше устремлялся к искусствознанию и его специальным проблемам (современная художественная жизнь, эстетическое образование, охрана памятников, музейные дела, коллекции и аукционы, техника живописи и графики и так далее). Это был уже другой журнал под тем же названием.

Необходимо заметить, что «Аполлон» просуществовал дольше всех модернистских изданий: с 1909 по 1918 годы. Журнал сначала ориентировался на «Мир искусства», затем стал журналом-манифестом акмеизма, а потом превратился в издание художественное.

Из сатирических журналов наиболее значительным стала организация «Нового Сатирикона», возникшего в результате раскола в редакции «Сатирикона». Из состава прежнего журнала в 1913 году вышли Аверченко, Радаков, Ремизов, Потемкин и Тэффи, которые на кооперативных началах организовали новое издание, постоянно подчеркивая преемственность «Нового Сатирикона» со старым. В новом журнале были сохранены самые острые отделы прежнего: «Волчьи ягоды» - сатира на злобу дня, «Перья из хвоста» - полемика с инакомыслящими и «Почтовый ящик». В редакцию вошли новые авторы: Бухов, А. Грин, С. Маршак, В. Маяковский (печатал в журнале «Сатирические гимны»).

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.