Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Что руководит нашими действиями?





Спросите любую стайку малышей, чья мама самая лучшая. И они хором воскликнут: «Моя!» Спросите группу подростков, чья мама самая лучшая - и они... промолчат. И не только потому, что в этом возрасте открытость чувств не приветствуется. Многие дети на самом деле сомневаются: а лучшая ли? Но почему? Может быть, потому, что мамы и папы, делая всё возможное (а часто и невозможное) для счастья собственного ребёнка, забывают уточнить сущую «ерунду»: а что ему самому-то для счастья надо? Не отсюда ли разочарование ?!

Что побуждает нас давать ребёнку советы, что побуждает нас принимать определённое решение и поступать так или иначе, чтопобуждает нас делать это: забота о ребёнке или забота... о себе? «Конечно же, забота о ребёнке», - скажет любой нормальный родитель. Скажет и, по большому счёту, ошибётся. «Командовать парадом буду я!»когда-то заявил тот самый Остап Бендер. И вовсю командовал - себе на пользу (а что из этого получалось - сами знаете). Мамы и папы частенько делают то же самое, только, в отличие от великого авантюриста, вслух о том не говорят.

Оком мы заботимся на самом деле? О себе или о ребёнке?

 

Перед родителями стоит двойственная задача. С одной стороны, они должны защищать и оберегать ребёнка, давая ему пространство для личностного, индивидуального развития с другой стороны - приспосабливать, адаптировать эту индивидуальность к тем общим требованиям, которые большой мир предъявляет каждому человеку. Поэтому родители волей-неволей на долгие годы становятся чем-то вроде буфера между ребёнком и обществом. Нравится это юному наследнику? Когда как.

Мы разрешаем, но мы же и запрещаем. Мы даём малышу свободу, но мы же и ограничиваем её. И чем старше становится ребёнок, тем больше амплитуда этих «можно—нельзя». А что поделаешь? Мы вынуждены ставить определённые условия (рамки, ограничения), так как понимаем: «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя».



Сохранить разумный баланс между личным и общественным может не каждый. Кто-то из родителей слишком увлекается функцией защитника, кто-то слишком сильно зависит от мнения других людей - и ориентируется на него. Но что интересно: и в том, и в другом случае мы искренне верим, что всё (всё!), что делаем, - делаем ради ребёнка, для его блага. Но, увы, это не совсем так, потому что многое-многое делаем мы не для ребёнка, а для себя! Просто не каждый родитель готов сознаться себе в этом.

Вот, например, вы строго соблюдаете режим дня и требуете, чтобы ребёнок ложился спать именно в 21:00 («Завтра рано вставать», «Режим полезен для здоровья», - говорите вы ему). Но на самом деле, положа руку на сердце, скажите, а не укладываете ли вы ребёнка спать пораньше, потому что жаждете свободы или устали и вам хочется посидеть в тишине, или спокойно побеседовать с мужем, или просто - помечтать.

(Кстати, если вы честно признаетесь себе: «да, это так», то не будете нервничать и давить на ребёнка, когда он немножко выбивается из режимных рамок.) Что вынуждает нас поступать так или иначе: забота о ребёнке или забота о себе - вопрос вовсе не праздный, потому что слишком часто от ответа на него зависит ваше душевное равновесие и дальнейшие отношения с наследником.

Как-то в гостях я обратила внимание на малышку, сидевшую как раз напротив меня.

Я любовалась её хорошенькой нахмуренной моськой и искренне сочувствовала девчушке - та старательно, но безуспешно пыталась ускользнуть из-за стола! Мама и бабушка с ходу хором выставили ей условие: «Поешь как следует - потом пойдёшь играть». И, словно соревнуясь между собой в качестве обслуживания ненаглядной дочки-внучки, изо всех сил потчевали её разными блюдами. Девчушка вздыхала и жевала, жевала и вздыхала. На мой взгляд, малышка давно уже «переела» дозу взрослого человека, а они все подсыпали ей в тарелку и пичкали, пичкали, попутно жалуясь то ли мне, то ли друг другу, как она «плохо кушает» и «какая же она худенькая». В конце концов, умаявшись от перегрузок, девчушка подошла к проблеме кормления (перекорма?) творчески: опрокинула тарелку на пол и громко заревела. «Какая умница, - подумала я, - сообразила, что рыдающее и страдающее дитя долго ругать не будут».)

А теперь вопрос на засыпку.

Чей голод усиленно удовлетворяли мама и бабушка? Уж верно, не детский. Кормя и перекармливая ребёнка, они пичкали свою собственную «голодную» мечту о том, что малыш обязан (ну просто обязательно должен!) быть пухленьким да кругленьким, как ангелочек на рождественской открытке. Вот и выходит: мама и бабушка, искренне считая, что заботятся о ребёнке, на самом деле вовсю заботились о себе.

А что будет дальше? Вопрос «сколько надо кушать» скорее всего станет для подрастающего ребёнка проблемным. В ответ на принуждение у неё может выработаться такое стойкое отвращение к еде, что она действительно потеряет аппетит и превратится в эфирное создание. Но это ещё полбеды. Вполне вероятно, что с подачи любящих родственников в её голове отложится такая мысль: «Меня хвалят, когда я ем... значит, когда я ем - я хорошая». И где-то с подросткового возраста или чуть постарше, уже став достаточно самостоятельной, чтобы самой решать, что есть и когда есть, она начнёт «заедать» свои проблемы и плохое настроение. И начнёт стремительно полнеть. Почему так получится ? Потому что мысль «когда я ем, я хорошая» внушали и внушили ей с раннего детства. (А ведь хорошим хотя бы перед самой собой - хочется быть каждому... Чуть что не так - поешь как следует - и снова будет всё хорошо...) На уровне сознания она вряд ли будет это понимать. А вот подсознательно при любых неприятностях рука сама потянется к холодильнику. Интересно, будут ли тогда её мама и бабушка также бурно радоваться каждому съеденному ребёнком кусочку?

Когда мы даём ребёнку совет или принимаем определённое решение, когда поступаем так или иначе, неплохо бы вспомнить, что делать это побуждает нас не только забота о ребёнке, но и забота о самих себе. Мы заботимся о своём душевном равновесии. Что-то, сидящее глубоко внутри, заставляет нас, не обращая внимания на сопротивление ребёнка, настаивать на своём. Что же это?

 

Осторожно: зомби

Где-то там, внутри каждой родительской головы штабелями наложены всевозможные правила, нормы, приёмы, запреты. И часто бывает, что большие и маленькие решения - что съесть, что сказать, как поступить, куда пойти, что посоветовать, а что запретить, диктует не наше сердце и даже не наша личность, а усвоенные нами правила (понятия). Помните, родители всё детство твердили «нельзя есть немытые фрукты»,

 

и как мы с этим ни боролись, как ни увиливали, всё равно теперь мы искренне верим: это правильно. Так и со многими нашими убеждениями (как плохими, так и хорошими) - они результат старых программ, «записанных» в наших мозгах. Одни «записи» сделали мы сами, другие - результат чужого «творчества». И вторых - большинство.

 

Интроекция

Многое, от чего мы теперь страдаем, мы вынесли из детства.

Если что-то упорно вдалбливается в голову малыша, он «проглатывает» это, не подвергая сомнению. Такое «проглатывание» установок и запретов психологи называют интроекцией. Оно порождает множество бед, и большинство наших взрослых проблем - оттуда.

Тогда нам вдалбливали многие вещи, в правильности которых сами взрослые не сомневались - когда-то. Теперь времена изменились. И головой мы можем прекрасно понимать ложность многих старых установок, а на деле покорно следовать им.

Программ, записанных в нашей голове, великое множество.

Конечно, мы не отрицаем, что есть масса полезных, которые помогают нам жить и развиваться (нельзя же каждый раз заново учиться ходить). Но есть и такие, которые мешают, подсекают на корню лучшие наши побуждения и даже превращают сосуществование с собственными детьми в нечто вроде окопной войны. Что, сами понимаете, не идёт на пользу ни взрослым, ни детям.

 

ТЕСТ

Ради чего вы это делаете?

Этот тест поможет вам понять, какими мотивами вы на самом деле руководствуетесь, воспитывая своего ребёнка, на что вы его ориентируете и какими могут вырасти те дети, в которых родители закладывают подобные программы.

Перед вами несколько ситуаций. Решите, как бы вы поступили, и выберите один из вариантов ответа.

№ 1. В скверике на лавочке сидят две девушки и тихо беседуют. Ваш ребёнок скачет вокруг них, изображая лихого всадника, и во весь голос кричит «И-го-го!». Девушки осуждающе поглядывают на вас.

A. Говорите ему: «Не кричи, это некрасиво».

Б. Не делаете никакого замечания (скверик всё-таки место общественного отдыха).

B. Говорите: «Не кричи, ты мешаешь людям спокойно пого ворить», - и пытаетесь увести его подальше.

Г. Просите девушек тоже покричать, и желательно посильнее.

 

№ 2. Вы пришли на прогулку в парк и прекрасно провели время. Но ваш ребёнок переполнен новыми впечатлениями и слишком возбуждён. Вам надо его успокоить, так как вы чувствуете, что его совсем «заносит». Как вы поступаете?

A. Говорите «сядь, отдохни» и заставляете усесться, несмотря на протесты.

Б. Даёте что-нибудь вкусненькое.

B. Останавливаете и усаживаетесь рядом с ним.

Г. Хватаете убегающее дитя, обнимаете и говорите: «Давай послушаем, о чём говорят птицы...»

 

№ 3. Дочка-школьница постоянно разбрасывает носочки и юбочки, вы находите их в самых неожиданных местах. Вы говорите:

A. «Будь любезна, объясни, почему я должна выуживать твои носки из-под всех стульев? Убери на место!»

Б. «Неужели так трудно класть их в ванной, в корзину для белья?» - говорите вы и собираете вещи.

B. Опять разбросала? Убери носки, а заодно попылесось всю комнату».

Г. Собираете носки и засовываете куда подальше, пусть поищет завтра утром.

 

№ 4. Ваш ребёнок протягивает надкушенный бутерброд дворовой кошке. Вы:

A. «Нельзя бросать хлеб на землю, ешь сам».

Б. «Не прикасайся к кошке, вдруг она больная, можно заразиться».

B. Советуете отломить от бутерброда кусочек колбасы и положить возле кошки (попутно напомнив, почему с рук незнакомых животных кормить нельзя).

Г. Кидаетесь к ребёнку и, слегка царапнув его за руку, выхватываете бутерброд; а потом, когда он оправится от шока, предлагаете вместе угостить кошку правильно.

 

№ 5. Вы застукали ребёнка в тот момент, когда он ломал ветку. Что вы ему скажете?

А. «Не ломай ветку, это всё-таки сквер, а нелес».

Б. «Не ломай ветку, поцарапаешься».

B. «Не ломай ветку, она живая». А если не прекратил, то шлёпаете.

Г. Предлагаете прийти сюда ночью и выдернуть всё дерево целиком.

 

№ 6. Ваш ребёнок прилип к киоску и громко требует немедленно купить ему «вот этот журнал». Чувствуя, что на вас уже оглядываются, вы:

A. Покупаете, потому что представили, как это выглядит со стороны: ребёнок тянется к знаниям, а родители не пускают.

Б. Покупаете, но обещаете дома как следует с ним разобраться.

B. Говорите твёрдое «нет» и уводите упирающееся дитя.

Г. Тычете пальцем в толстую книжку и вопите «хочу эту книгу, купи, купи...».

 

№ 7. Вы с ребёнком пришли в гости с великолепно оформленной книгой сказок, которую вместе выбрали в подарок. Уходя, ребёнок решил прихватить книгу с собой. Вы:

А. Объясняете, что подарки обратно забирать нехорошо, так как этим вы огорчите того, кому подарили, и возвращаете книгу.

Б. Уговариваете оставить книгу и обещаете взамен купить новую (такую же или другую).

В. Даёте твёрдое обещание, что, если не прекратит, заберёте из его комнаты все книги с картинками.

Г. Предлагаете распилить книгу пополам, чтобы обоим детям было поровну и никому не обидно.

 

№ 8. Ваш ребёнок гоняет машинку, а рядом лежит его любимый мячик. Этот мячик берет знакомая девочка. Малыш кричит и требует немедленно вернуть ему игрушку. Вы:

A. Объясняете, что жадным быть плохо, уговариваете поде литься игрушкой, ведь её же вернут, с ней ничего не слу чится.

Б. Утешаете своего рыдающего малыша, убираете мячик с глаз долой.

B. Предлагаете девочке другую игрушку или просите её дать свою - поиграть.

Г. Кидаетесь к детям, тоже хватаетесь за мячик и тоже вопите. Воспользовавшись их недоумением, мирите детей.

 

№ 9. Вы пришли с родительского собрания далеко не в восторге от того, что сказала вам учительница. Вы собираетесь обсудить с ребёнком его поведение. Как и когда вы начнёте разговор?

A. Сразу и строго.

Б. После ужина. Сначала надо посоветоваться с другими взрослыми членами семьи.

B. Подходите и говорите: «Даже не представляю, о чём ты думаешь. Объясни, пожалуйста...»

Г. Предупрежу, что нам надо серьёзно поговорить, и мы вместе выберем удобное время.

 

10. Вы с ребёнком на пляже, вернее, вы на песке, он - в воде. Несмотря на все ваши требования, ребёнок не желает выходить на сушу. Вы:

A. Вылавливаете пловца и тихо объясняете, что в следующий раз он будет плавать только в ванне.

Б. Не обращая внимания на вопли, вытаскиваете его из воды; в конце концов, здоровье дороже.

B. Берёте брызгалку и просите поливать вас.

Г. Начинаете с энтузиазмом рыть «бассейн» или «канал», чтобы купаться там, и зовёте ребёнка помочь вам.

 

№ 11. Ваша дочка играет с подружками в «резиночки». Вам тоже хочется попрыгать, как в детстве. Как вы поступите?

A. Подобная мысль вам даже в голову не придёт.

Б. Намекаете и ждёте: а вдруг начнут уговаривать, непременно соглашусь.

B. Вступаете в игру, если дочка с её подружками разрешат.

Г. А если не разрешат, организую свою игру. Уж очень хочется.

 

№ 12. Вы стоите у зеркала и строите рожицы. Вдруг замечаете, что за вами наблюдает ваша деточка и иронически улыбается. Вы:

A. Вообще никогда не гримасничаете перед зеркалом.

Б. Смущаетесь и делаете вид, что просто подправляете макияж.

B. Продолжаете своё занятие как будто так и надо.

Г. Смеётесь и показываете язык.

 

№ 13. Ваш старшеклассник пришёл из школы очень сердитым, он жалуется, что его учитель дурак и что он придирался к его домашнему заданию; но вы-то знаете, что накануне сын не выучил уроки так, как следует прилежному ученику. Что вы сделаете раньше, что потом:

A. Делаете замечание, что нельзя так обзываться, потом выслушиваете.

Б. Возражаете и напоминаете, что это он не выучил как следует урок, да и об учителях так говорить неприлично.

B. Сочувственно выслушиваете, а потом, когда выговорится и успокоится, высказываете собственное мнение по поводу эпитетов и домашних заданий.

Г. Дождавшись паузы, разыгрываете монолог учителя: «Этот Петров совсем меня не понимает. Я ему говорю... аон опять, тогда я бы его...»

 

Подводим итог. Посмотрите, какая буква в ответах встречается у вас чаще всего. И станет понятно, ради чего вы, собственно, и занимаетесь воспитанием. Если вы выбирали:

 

А. Ваш девиз: «веди себя культурно»(прививаем навыки правильного поведения в обществе). К чему ведёт: ориентируемся на чужое мнение, учим делать всё напоказ. Навыки культурного поведения нужны, но часто вы одёргиваете ребёнка только затем, чтоб самому хорошо выглядеть в глазах других людей. Вероятно, то, как к вам отнесутся окружающие,—ваш пунктик, на котором вы «зациклились». Этикет, в конце концов, - это только «этикетка», вывеска; гораздо важнее, что за ней стоит. Например, какие чувства человек на самом деле испытывает к окружающим. Доброе отношение к миру намного ценнее натянутой вежливости. На самом деле этикет не запрещает нам быть собой. Человек сам ставит себе рамки. Мы ставим—и привыкаем к ним. И тогда эти рамки-ограничения превращаются в клетку. В результате ни в одно занятие вы не погружаетесь полностью. Вы не проживаете момент, вы его пробегаете. Жизненный опыт не даёт нам впустить в свою жизнь ничего нового. Это приходит как следствие информационных перегрузок или боязни не успеть, а может быть, и из-за обыкновенной лени и привычки оглядываться на других. Зачем вашему ребёнку такая «зашоренная» жизнь?

Б. Опасение, как бы чего не вышло, «забивает» вашу любовь.Вы готовы всюду подстелить соломку - на всякий случай. Вы чрезмерно опекаете и оберегаете своего ребёнка и во что бы то ни стало желаете оградить его от ошибок. Но на ошибках учатся. Полезно, чтобы ребёнок учился.

Когда в воспитании на первый план выходит не любовь, а опека, это может привести к тому, что ребёнок устанет от вечного надзора, взбунтуется, или превратится в капризного тихоню, или же будет инфантилен, то есть не приспособлен к нашим временам.

В. Ваш девиз - «подготовить к большой жизни».Вы воспитываете в малыше характер и чувство ответственности, учите считаться с чужими интересами, а не только со своими, учите сочувствовать. Это прекрасно, но порою вы бываете слишком категоричны, считая, что ваши критерии - и есть та норма, на которую надо ориентироваться.

А попробуйте посмотреть на этот мир так, будто видите это впервые. Глазами вашего ребёнка. Окунитесь в этот миг и проживите в нём самозабвенно, как в детстве.

А назойливые мысли о завтрашних задачах оставьте на завтра. Не отвлекайтесь на пустяки. Живите сейчас, так, как умеют маленькие дети. Ведь чему-то же можно научиться и у ребёнка. И тогда вы сможете оставить ему чуть больше пространства и чуть больше свободы для роста...

Г. Вы ориентируетесь на потребности ребёнка, а нена собственные идеи, страхи и сомнения.По крайней мере, вы стараетесь не навязывать ему определённую схему действий, а создаёте условия, когда он должен выбирать и решать, как поступать дальше. Вы побуждаете человека думать самостоятельно и, следовательно, нести ответственность за свой выбор. Вы воспитываете играя, вы просто растите своего ребёнка и растёте вместе с ним. Смело можно сказать, что это самый сложный из воспитательных методов. Но зато и самый ценный. Ведь вы даёте ребёнку возможность на собственном опыте убедиться, как надо поступать и к чему может привести тот или иной поступок.

Когда у вас что-то не получается, когда ребёнок не слушается вас, когда упорно не выполняет то, что требуете от него вы, не спешите принимать крутые меры. Спросите себя: «Что побудило меня сделатьэто замечание?Взгляд старушки из окна? Воспоминания о том, что мне в детстве этого не давали? Для кого я стараюсь - для ребёнка или для себя?»

И честно ответьте. Это поможет вам принять правильное решение.

Такая, подлинная забота о ребёнке творит чудеса. И волшебство в том, чтобы прислушиваться к мнению ребёнка, приглядываться к его поведению, его поступкам, выносить оценку, а не приговор. И это самое великое чудо - расти вместе со своими детьми.

 

Кто командует парадом?

 

Невозможно вычислить все правила, программы и установки, которыми мы руководствуемся. Одни из них так срослись с нашим «я», что мы сами порой не в силах отделить своё от чужого. А другие программы, совсем «свеженькие», только начинают руководить нами и нашими поступками, и мы ещё узнаем их: это фразочка тёти Светы, а так орёт мой начальник. В нашем кругу не принято...

Но попытаться отделить себя от принятых (общепринятых) программ и установок просто необходимо.

Зачем?

Предположим, вы что-то требуете от ребёнка, а он ни в какую не желает этого делать. Можно посчитать это за вредность, каприз - и настаивать (и настоять!) на своём.

Но не лучше ли всё-таки подумать: а почему он так сопротивляется? Может, мой малыш не капризничает, а борется стой чужеродной программой, которую ему пытаются вдолбить? Может, ему действительно это не нужно?

«Писать, есть, рисовать надо правой рукой», - считаете вы и перекладываете ложку и фломастер в правую руку малыша. Но если ребёнок левша, вы позволите ему работать той рукой, которой ему удобнее, так ведь?

А теперь представьте человека, в голове которого «сидит» программа: левшу надо переучивать. К каким грустным последствиям это может привести, вам расскажут замученные левши, которых в советское время было очень много. Тогда была твердая установка «переучивать всех». Результаты - повышенная утомляемость, неврозы, ослабление иммунной системы в результате постоянных стрессов со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Дети в меру сил и возможностей борются с теми вредными установками, которые мы пытаемся им внушить. (С полезными они тоже могут бороться, но это - отдельный разговор, к которому мы вернёмся в третьей части книги.) Но чаще всего - безуспешно; родительский авторитет, воля и непреклонность оказываются сильнее. Но уже то, что ребёнок протестует, - само по себе повод задуматься: кто командует парадом - я или программа, живущая во мне?

 

Осторожно: программа

Малыш прибежал домой в слезах: приятель-сосед, с которым они вместе строили снежную крепость, взял и (ни за что ни про что!) опять стукнул его. «Тот, кто не умеет дать сдачи, - просто трус!» - скажет в сердцах папа маленькому сыну. Мальчик, скорее всего, разрыдается ещё больше, потому что ему и так обидно, а тут ещё и трусом обзывают. (Он-то считал себя сильным, храбрым.) Но вспомните: маленькие дети слова родителей воспринимают некритично: они верят в то, что мы им говорим. Так что, если продолжать критиковать ребёнка, внушать ему эту мысль: плачут и убегают только трусишки - он действительно засомневается в себе, в своей состоятельности. И тогда возможны два варианта его поведения: 1 - ребёнок поверит взрослому - и превратится в трусишку; 2 ребёнок поверит взросломуи (хорошенько постаравшись) превратится в драчуна и забияку. Оба варианта - печальный результат той программы, которую воспринял малыш от взрослого человека.

Программы - очень коварная штука. Они сидят где-то глубоко в сознании (подсознании?) и до поры до времени не дают о себе знать. Но едва прозвучит сигнал (сложится подходящая ситуация), программа мгновенно оживает - и человек начинает действовать; увы, уже не сам, а по её указанию.

Подсказка: верный признак такой программы - решение выскочит само, чёткое, безапелляционное, и, если кто-нибудь из взрослых рядом с вами выскажет сомнение, вы броситесь на него чуть ли не с кулаками, доказывая свою правоту.

 

Это как 25-й, дополнительный кадр в кинофильме: он проскакивает на экране так быстро, что человек его вроде и не замечает. Но... однажды зрителям прокрутили фильм, где 25-м кадром было слово «мороженое». После фильма, едва выйдя из зала, большинство зрителей, несмотря на холодную погоду, кинулись покупать мороженое. На вопрос: «Почему вы это делаете?» - следовал стандартный ответ: «Просто захотелось».

Это как приказ, который гипнотизёр даёт своему «спящему» клиенту. Например, такой: «Когда зазвонит телефон, вы подойдёте, снимете трубку и скажете, что возмущены поведением звонящего». Клиент, пробудившись, такого приказа не помнит. Но вот звонит телефон, он тут же снимает трубку, узнаёт знакомый голос - и говорит о своём возмущении. А потом сам же удивится: и что на меня нашло?

 

Нас выбирают... мы выбираем... и зомбируем

И «хорошие», и «плохие» программы западают нам в голову (а потом передаются следующему поколению, нашим наследникам) по одной схеме. А выглядит это примерно так:

1 этап. Полоса отчуждения. Любая программа, которую нам пытаются навязать, поначалу так и воспринимается - как чужая. Она лишь скользит по поверхности сознания, не оставляя видимых следов. Мы её не слушаем, мы ей не верим, отталкиваем. Она нам кажется непривычной, неподходящей, плохой.

2 этап. Вода камень точит! Внушение продолжается, человек постепенно запоминает, потом привыкает к тому, что ему навязывают, и в конце концов зазубривает «новый материал».

3 этап. Чужое становится родным. Чужое внушение проникло в сознание, зацепилось и пустило там корни. «Проросло» так хорошо и глубоко, так уютно там устроилось, что воспринимается уже как своё собственное, родное. Чужеродная программа стала своей.

4 этап. Я знаю, что я прав! Человек искренне верит, что это (всё надиктованное кем-то, происходящее под руководством этой программы) хорошо, правильно, верно. На сознательном уровне он ещё может сомневаться, сопротивляться и даже взбрыкивать, но в глубине души уверен: «правильные» действия приносят пользу.

5 этап. Учись, детка! Человек передаёт (вдалбливает) программу своим детям.

Маленькие дети - самые мудрые существа на Земле, мы говорим это без преувеличения.

У маленьких детей прекрасно работает инстинкт самосохранения, и они подспудно всегда знают, что им полезно, а что - нет. Какую программу воспринимать, а от какой отказываться. Так что если малыш упорно сопротивляется, стоит остановиться и проанализировать свои мысли, чувства и поступки.

С ребёнком постарше дело обстоит сложнее: он уже нахватался чужеродных программ. Но и тут стоит приглядеться и подумать, как лучше поступить. Любое стойкое сопротивление родной детки—это сигнал для родителей. Внимание! Ошибка! Пора что-то менять!

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.