Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Самовыражение и непосредственность.





Самовыражение описывает свободную, естественную и непосредственную деятельность тела и, как и самосохранение, является качеством, присущим всем живым организмам. Любая активность тела вносит свой вклад в самовыражение, начиная от самого обыденного, такого как хождение и еда, до наиболее сложного, такое как пение и танцы. Например, то, как человек ходит, определяет его не только как человеческое существо (ни одно другое животное не ходит, как человек), но также пол, приблизительный возраст, структуру характера и индивидуальность. Не существует двух людей, которые ходят совершенно одинаково, выглядят совершенно одинаково или ведут себя совершенно одинаково. Человек выражает себя в каждом своем действии или в движении своего тела.

Действия и движения тела являются не только модальностями самовыражения. Форма и состояние тела, цвет кожи, волосы, глаза, голос определяют вид и индивидуум. Мы можем узнать льва или лошадь по рисунку, где нет действия или движения. Мы даже можем узнать определенную лошадь на фотографии, если мы знаем ее, так же как мы можем узнать определенного человека на фотографии. Звуки и запахи также определяют как вид, так и индивидуум.

По определению, самовыражение обычно не является сознательной деятельностью. Мы можем быть сознательно самовыражающимися или сознавать наше самовыражение. Но несмотря на то, осознаем ли мы это или нет, мы все время выражаем себя. Из этого факта следуют две особенности. Одна — это то, что сущность не ограничена сознанием себя и не идентифицируется со своим эго. Вторая — это то, что мы не должны ничего делать, чтобы выразить себя. Мы производим впечатление на людей просто тем, что существуем, а иногда мы поражаем их больше, когда ничего не делаем, чем когда пытаемся быть выразительными. В последнем случае мы рискуем создать впечатление человека, который готов на все ради признания. И наше самовыражение может затормозиться чувством неловкости, смущения.



Спонтанность, а не осознание, является важным качеством самовыражения. Абрахам Маслоу в своей неопубликованной статье «Творческая позиция» «The Creative Attitude» пишет: «Полная спонтанность является гарантией подлинной экспрессии сущности и стиля свободно функционирующего организма и его неповторимости. Оба слова, спонтанность и экспрессивность, предполагают искренность, естественность, правдивость, отсутствие хитрости и подражания и так далее, потому что они также подразумевают неавтоматическую природу поведения, отсутствие преднамеренного "старания", отсутствие чрезмерного стремления или напряжения, невмешательство в поток импульсов и свободное выражение глубокой личности».

Интересно отметить, что спонтанность определяется отрицающими выражениями, такими как отсутствие «преднамеренного старания», «отсутствие хитрости», «невмешательство». Спонтанности нельзя научиться. Человек не учится быть спонтанным, и терапия, следовательно, не может научить этому. Так как целью терапии является помочь человеку стать более непринужденным и более выражающим себя, что в свою очередь ведет к увеличению ощущения себя, терапевтическое лечение должно помочь убрать барьеры или блоки на пути самовыражения. Поэтому необходимо, чтобы человек мог понять эти блоки. Для меня это означает биоэнергетический подход к проблемам, препятствующим самовыражению.

Сравнение спонтанного поведения с заученным поведением делает ясным шаблонное отношение к самовыражению. Заученное поведение в основном отражает то, чему человека научили, и поэтому должно рассматриваться как выражение эго или суперэго, но не сущности. Однако это отличие нельзя применять строго, потому что поведение содержит как выученные, так и спонтанные элементы. Речь является хорошим примером. Слова, которые мы используем, являются заученными ответами, но речь — это больше, чем просто слова и фразы, она включает модуляции, тон, ритм и жесты, которые по большей части спонтанны и уникальны для говорящего. Последние добавляют в речь окраску и обогащают выражение. С другой стороны, ни один человек не будет убеждать в преимуществах речи, которая искажает общепринятое значение слов и игнорирует правила грамматики ради спонтанности. Спонтанность без контроля эго является хаосом и беспорядком, и все-таки реальность -то, что она иногда может иметь смысл в виде лепета младенцев или бормотания шизофреников. Правильная сбалансированность между контролем эго и спонтанностью даст возможность импульсам выразиться в наиболее эффективной форме и даже прочно влиться в жизнь человека.

В то время как спонтанное действие является прямым выражением импульса и таким образом прямым проявлением внутреннего Я, не все импульсивные поступки являются самовыражающими. Реактивное поведение имеет спонтанный аспект, который обманчив, потому что он обусловлен и предопределен предыдущим опытом. Может показаться, что люди, впадающие в ярость всякий раз, когда они терпят поражение, действуют спонтанно, но это неверное представление из-за их вспыльчивости как особенности реагирования. Взрыв происходит из-за блокирования импульсов и скопления энергии за блоками, откуда она высвобождается при малейшем раздражении. Реактивное поведение возникает из-за «помехи потоку импульсов» и является выражением заблокированного состояния организма. Однако подобная взрывная реакция может быть вызвана в контролируемой терапевтической обстановке, чтобы убрать глубоко структурированные блоки.

Иногда биоэнергетику критикуют с этой позиции. Существует наивное предположение со стороны ряда терапевтов, что в поведении человека нет места для ярости. Хотелось бы знать, как такой человек будет реагировать, когда его жизни будет что-то угрожать! Это угроза, которая висела над многими моими пациентами в их молодые годы. Вопрос о том, должна угроза быть приведена в исполнение или нет, не относится к делу. Маленькие дети не в состоянии это отличить. Их немедленным и действительно спонтанным реагированием является ярость. Когда эта реакция заблокирована или тормозится страхом ответных действий, то создается внутреннее условие для реактивного поведения. Этот блок будет исчезать не через успокаивание и любовь, а только когда такая уверенность и любовь поддерживают право пациента на разрядку своей ярости в контролируемой обстановке терапии, а не в подобном действии в повседневной жизни.

Удовольствие является ключом к самовыражению. Когда мы искренне выражаем себя, мы испытываем удовольствие, которое может колебаться от легкого до экстатического, как в сексе. Удовольствие от самовыражения не зависит от реагирования окружающих; самовыражение приятно само по себе. Мне хотелось бы попросить читателя подумать о том удовольствии, которое он или она испытывают при танце, чтобы понять, насколько удовольствие от самовыражения не зависит от реакции окружающих.

Хотя нельзя сказать, что положительный отклик на чье-либо самовыражение не ценен. Наше удовольствие повышается или понижается реакцией окружающих. Однако оно не создается этой реакцией. Человек не думает о других, когда душа поет, хотя эта его деятельность является самовыражающей и доставляющей удовольствие.

Пение, естественно, самовыражающее действие, как и танцы. Но оно теряет что-то из своих качеств, когда становится представлением, т. е. когда недостает какого-то спонтанного импульса пения. Можно получить удовлетворение его от представления, но когда элемент спонтанности низкий, то удовольствие пропорционально снижается. К счастью, такой спектакль не будет вдохновляющим и для слушателей и поэтому не будет повторяться. То же самое справедливо для танцев, речи, письма, приготовления пищи и любой другой деятельности. Испытанием для артиста является поддерживание высокого уровня представления без потери ощущения спонтанности в действиях, что дает жизнь и удовольствие его деятельности.

В ситуациях, когда человек может быть открыто спонтанным, не обдумывая сознательно свое выражение, переживание удовольствия очень высоко. Такое качество присуще играм детей. В большинстве наших действий имеется смесь спонтанности и контроля, контроль служит для того, чтобы придать нашим действиям более отчетливый фокус и больший эффект. Когда контроль и спонтанность гармонируют друг с другом, так что каждый больше дополняет, чем мешает другому, удовольствие максимальное. В таких действиях эго и тело работают вместе, чтобы создать тот уровень координации в движении, который можно охарактеризовать только как грациозность.

Мы получаем удовольствие от красоты нашего тела, потому что оно отражает, кто мы есть. Нам нравится человек с красивыми волосами, блестящими глазами, белыми зубами, со свежим цветом лица, с хорошей осанкой, приятными манерами и так далее. Мы чувствуем, что это — источники удовольствия для человека, но они могут быть таковыми и для нас. В биоэнергетике тезисом является то, что здоровье и жизнеспособность тела отражаются во внешности. Красота и доброта сочетаются.

Спонтанность есть функция подвижности тела. Живое тело никогда не бывает полностью на отдыхе, даже во сне. Конечно, жизненные функции никогда не останавливаются, и к тому же существует множество непроизвольных движений, которые происходят во сне. Они наиболее часты, когда мы бодрствуем и действуем. Они варьируют по качеству и степени возбуждения. Известно, что дети могут стать настолько возбужденными, что в буквальном смысле подпрыгивают. У взрослых эти непроизвольные движения составляют основу наших жестов, выражения лица и других действий тела. Обычно мы не осознаем эту деятельность, которая выражает нас даже больше, чем наши сознательные действия. Из этого следует, что чем больше подвижность тела, тем больше самовыражение.

Подвижность тела прямо соотносится с его энергетическим уровнем. Она берет энергию для движения. Если уровень энергии низкий или подавленный, подвижность обязательно уменьшается. Прямая линия соединяет энергию с самовыражением. Энергия —> подвижность —> чувство —> спонтанность —> самовыражение. Эта последовательность также действует и в обратную сторону. Если самовыражение человека заблокировано, его спонтанность снижена. Уменьшение спонтанности понижает эмоционально-чувственный настрой, который, в свою очередь, понижает подвижность тела и подавляет его энергетический уровень. Адольф Портманн, ведущий биолог, интересующийся самовыражением животных, пришел к подобному заключению в своих работах: «Богатая внутренняя жизнь ... в своем большинстве зависит от... той степени индивидуальности, которая идет рука об руку с точным способом самовыражения».

Утверждение Портманна предполагает взаимосвязь трех элементов личности: внутренней жизни, внешнего выражения и индивидуальности. Я изобразил каждый из них как угол в треугольнике, который требует наличия всех трех элементов для поддержания своей формы (рис. 39).

[Надписи (сверху — вниз, слева — направо): Индивидуальность, Личность, Внутренняя жизнь, Самовыражение.]

Рис. 39.

Когда самовыражение человека заблокировано или ограничено, он может компенсировать этот недостаток через проекцию образа эго. Наиболее часто это делается при использовании власти, и наилучшим примером такой проекции был Наполеон. Когда он стал старше, он даже стал ниже ростом, и его голова втянулась в плечи. Его называли «маленький капрал», хотя в Европе его образ принял угрожающие размеры. Он был императором, имевшим огромную власть. Я могу понять потребность в такой власти только как отражение чувства неполноценности и стремления к самовыражению. Если бы Наполеон мог петь и танцевать, ему, возможно, не потребовалось бы маршировать с армией по всем странам, пытаясь обрести ощущение себя, которого, я сомневаюсь, чтобы он когда-нибудь достиг. Власть создает только больший образ, но не возвышает личность.

Другой пример компенсации можно наблюдать в человеке, которому нужно иметь большой дом, дорогую машину или большую яхту, чтобы преодолеть внутреннее чувство ничтожности. Что мало, так это его диапазон самовыражения. Он может быть богат в деньгах, потому что он честолюбив, но он останется бедным в своей внутренней жизни (душе) и в способе самовыражения.

В биоэнергетике мы сосредоточиваем внимание на трех основных областях самовыражения: движение, голос и глаза. Обычно люди выражают себя через каждый из этих каналов коммуникации одновременно. Например, если мы опечалены, то наши глаза плачут, голос всхлипывает, а тело содрогается. Подобным образом в движении тела, звуке и взгляде выражается и гнев. Отсечение или блокирование любого из этих каналов ослабляет и расщепляет эмоции и их выражение.

На предшествующих страницах я рассказывал о многих упражнениях и маневрах, которые мы используем для уменьшения мышечного напряжения и освобождения подвижности тела. Здесь мне хотелось бы сказать о некоторых экспрессивных движениях, которые используются в терапии для этой же цели. Мы допускаем, что пациенты пинают, бьют кушетку, стремятся к контакту, включая касание, сосание, кусание и так далее. Некоторые пациенты могут выполнять эти движения грациозно и с чувством. Их действия или нескоординированные, или подобные взрыву. Изредка они могут сочетать эти движения с соответствующими словесными высказываниями и контактом глаз для большей выразительности. Блоки этих выразительных движений снижают подвижность тела и спонтанность человека. Эти блоки можно уменьшить, только работая с этими движениями.

Удары ногами являются хорошим примером. Пинать, ударять ногами — значит протестовать. Так как большинство детей было лишено права на протест, то взрослыми они не могут протестовать с чувством убеждения или с реальным результатом. Их нужно спровоцировать, чтобы, как при взрыве, избавиться от этого влияния. Если побуждения нет, то их протесты и пинки случайны и нескоординированны. Иногда пациенты говорят: «Мне не на что жаловаться». Но это — отрицание, потому что ни один человек не оказался бы на сеансе терапии, если бы чувствовал, что ему не надо ни против чего протестовать в жизни.

Удары по кровати вытянутыми ногами поочередно являются возбуждающим действием, в котором, когда оно выполняется хорошо, участвует все тело. Напряжения в любой части тела мешают этому оживляющему свойству. Например, ноги могут двигаться, а голова и торс остаются неподвижными. В таких случаях движение ног вынужденное и не спонтанное. Мы говорим, что человек боится «дать волю» действию. Когда человек дает себе волю, то, несмотря на произвольное начало, действие приобретает спонтанный и непроизвольный характер и становится приятным и доставляющим удовольствие. Использование голоса, такое как произнесение слова «нет» при ударах, добавляет ответственность и освобождение. Все справедливое для ударов справедливо для остальных выразительных движений, упомянутых ранее.

Я обнаружил, что пациентам необходимо проходить через эти упражнения, включая удары ногами, битье, кусание и прикосновение, неоднократно, чтобы освободить движения для гладкого перетекания чувства в действия. Например, каждый раз, колотя или пиная кровать, они учатся включаться в движения более полно, позволяя всему телу прочувствовать это действие. В большинстве случаев необходимо указать пациентам на то, как они сдерживаются, только чтобы не включаться в эти движения. Например, пациент будет тянуться ко мне руками, удерживая спину плечами, не осознавая, что препятствует действию, пока я не укажу ему на это. Битье по кровати кулаком или теннисной ракеткой является относительно простым действием, однако немногие люди могут выполнить его хорошо. Они недостаточно вытягиваются, не выгибают спины, сводят колени, и все это мешает им полностью погрузиться в это действие. Конечно, для большинства детей на драку было наложено табу. Смещение этого табу психологически в настоящее время почти не помогает, потому что оно уже стало структурой тела, как хроническое напряжение. Однако с практикой удары становятся более скоординированными и эффективными, и пациенты начинают испытывать удовольствие, выполняя это упражнение, а это знак того, что они открыли новую область в самовыражении.

Я всегда верил, что в терапии требуется двойной подход: один сосредоточивает внимание на прошлом, другой — на настоящем. Работа над прошлым является аналитической стороной, которая выясняет, почему у человека такое поведение, действия и движения. Работа над настоящим ставит акцент на том, как человек действует и двигается. Координация и эффективность действий и движений являются для большинства животных качествами, выученными в процессе детской игры. Но поскольку у ребенка есть эмоциональные проблемы, то это обучение не происходит легко и естественно. Поэтому до некоторой степени любая терапия включает в себя переобучающую и переподготавливающую программу. По моему мнению, терапия не должна быть процессом «или...или...»: или анализа, или обучения, но благоразумным сочетанием обоих.

Звук и личность.

Слово «личность» имеет два коренных значения. Первое происходит от слова персона, что имеет отношение к маске, которую актер носил во время представления и которая определяла его роль. Поэтому в одном значении личность определяется индивидуальным принятием своей роли в жизни или лицом, которым человек поворачивается к миру.

Второе значение прямо противоположно первому. Если мы разобьем слово «персона» на его составляющие, персона, то эта фраза будет означать «через звук». Согласно этому значению, личность отражается в звуке индивидуума. Маска является неживой вещью и не может передавать вибрирующее качество живого организма, как это делает голос.

Можно сказать: «Не обращайте внимания на маску, а прислушивайтесь к ее звуку, если вы хотите узнать человека». Отчасти это звуковой совет, игра слов не имеется в виду. Но было бы ошибкой игнорировать маску. Звук не всегда говорит нам, какую роль принял человек, хотя в большинстве случаев это можно понять. Характерная манера разговаривать может идентифицироваться с ролями. У проповедников, учителей, слуг и сержантов характерная особенность разговора, который идентифицирует их с их профессией или склонностью. Маска влияет и изменяет голос. Но в голосе существуют элементы, которых маска не всегда касается и которые дают другую информацию о личности.

Я не сомневаюсь в том, что богатый голос является богатым способом самовыражения и означает богатую внутреннюю жизнь. Мне кажется, что мы чувствуем это в человеке, и это ощущение ценно, даже если не подтверждается объективным изучением. Что мы подразумеваем под богатым голосом? Существенным фактором является наличие полутонов и обертонов, которые дают нам полноту звука. Другой фактор — это диапазон. Человек, который говорит монотонно, имеет очень ограниченный диапазон выражения, и мы склонны приравнивать это к ограниченной личности. Голос может быть глухим, без глубины или звучности, он может быть низким, как при недостатке энергии, и может быть тонким и бестелесным. Каждое из этих качеств имеет некоторое отношение к личности человека.

Голос настолько тесно связан с личностью, что возможно диагностировать у человека невроз, анализируя его голос. Каждому, кто хочет понять отношение голоса к личности, я бы порекомендовал внимательно прочесть книгу Поля Мозеса «Голос невроза» /24/. Изучение голоса дошло до такой точки, что его можно использовать в детекторе лжи. Это более тонко, чем детектор лжи, основанный на психогальванических рефлексах кожи, но принцип в обоих случаях одинаковый. Когда человек лжет, в его голосе появляется ровность, которую можно обнаружить инструментально. Эта ровность, отличающаяся от нормального голоса человека, означает блок или сдерживание побуждения говорить правду.

Новый детектор лжи называется PSE (Psychological Stress Evaluator) — определитель психологического стресса. Аллан Балл, президент компании по производству этих устройств, описывает их действие: «Мышцам человеческого тела присущ физиологический тремор, который продолжается все время. Однако под влиянием стресса тремор уменьшается. В голосовых мышцах также проявляется физиологический тремор, снижающийся в момент стресса. Используя электронное оборудование, которое мы разработали, вы можете исследовать магнитофонную запись голоса, чтобы пронаблюдать, что происходит с этим дрожанием. Степень дрожания обратно пропорциональна количеству психологического стресса, переживаемому человеком».

Тремор — это то, что я называю вибрацией. Отсутствие вибрации означает стресс или сдерживание как в теле, так и в голосе. В последнем он вызывает потерю резонанса. Их взаимоотношение таково: стресс = сдерживание = потеря вибрации = ровность аффекта или чувства.

Я не крупный специалист по голосу, но как психиатр я уделяю ему большое внимание в моей работе с пациентами. Я использую его не только диагностически для улучшения моих возможностей, но и терапевтически. Если человек собирается раскрыть весь свой потенциал для самовыражения, то важно, чтобы он получил полное применение своего голоса во всех регистрах и со всеми тонкостями ощущения. Блокада любого чувства повлияет на выражение голоса. Поэтому необходимо разблокировать чувства, то, о чем мы говорим все время. Несмотря на это, также необходимо специально работать над образованием звука, чтобы снизить напряжение, которое существует вокруг голосового аппарата.

Чтобы понять роль напряжения в нарушении образования звука, мы должны рассмотреть каждый из трех элементов, принимающих в нем участие. Это поток воздуха, под давлением действующий на голосовые связки, чтобы вызвать вибрацию; голосовые связки, которые действуют, как вибрирующий инструмент и резонирующие углубления, усиливающие звук. Напряжение, которое мешает дыханию, особенно в области диафрагмы, будет отражаться в некотором искажении тембра звука. Например, при сильном беспокойстве, когда диафрагма начинает трепетать, голос становится сам по себе дрожащим. Обычно сами голосовые связки свободны от хронического напряжения, но при сильном натяжении они напрягаются и вызывают осиплость. Напряжения в шее и мышцах горла, которые довольно широко распространены, влияют на звучность голоса, что ведет либо к грудному голосу, либо к высоким тонам. Естественный голос — это сочетание этих тонов в различной степени, зависящее от эмоций. Такое сочетание будет сбалансированным голосом.

Недостаточно сбалансированный голос является ясным показателем личностных проблем. Мозес описывает два случая, когда он занимался лечением, и которые я хотел бы процитировать, потому что он выражает мнение как отоларинголог: «Пациент двадцати пяти лет разговаривал высоким детским голосом, что доставляло ему сильное неудобство. Y него были совершенно нормальные голосовые связки, способные производить здоровый баритон, и в действительности он мог даже петь баритоном. Но он упорно продолжал говорить фальцетом. Другой пациент, молодой юрист, жаловался на хроническую осиплость. При образовании голоса он чрезмерно использовал грудной регистр. Отец молодого юриста был известным человеком, играл важную роль в жизни страны и был идеалом сына, который хотел жить как он. В результате — неестественный тон голоса, чтобы создать иллюзию, которая должна скрыть отсутствие успеха в стремлении быть похожим на отца. Подобным образом устойчивый фальцет другого пациента может быть прослежен от держания за завязки материнского фартука» /25/.

Мозес не описал лечение этих проблем, но по его наблюдениям мы можем видеть, что оно включало в себя некоторый анализ прошлого пациента. В обоих случаях они должны были проследить свои шаги, получив урок из раннего детства. Я уверен, что любой аналитик или терапевт может привести много примеров из своей практики, когда за успешной проработкой проблем личности следовало обогащение голоса.

Джон Пиерракос описывал один из способов, с помощью которого он работал биоэнергетически с блоками в голосе, чтобы открыть и освободить подавленные чувства позади них.

«Один из способов, чтобы прямо справиться с этими проблемами, — это поместить большой палец правой руки на один дюйм ниже угла нижней челюсти, а средний палец — в аналогичном положении на другой стороне шеи. Лестничные и грудино-ключично-сосцевидные мышцы зажаты и оказываемое давление непрерывно в то время, когда пациент издает звуки, постоянно поддерживая высокий тон. Тот же самый процесс повторяется несколько раз на середине и у основания шеи различными голосовыми регистрами. Часто это приводит к агонизирующему крику, который переходит в глубокое рыдание, и можно услышать действительно эмоциональное включение и отдачу. Печаль выражается в клонических движениях, и все тело дрожит от эмоций. Голос становится живым и пульсирующим — и блок в горле открывается. Поразительно обнаружить, что спрятано за внешней стороной обычного голоса. У молодой женщины с напускным подростковым высоким голосом, играющей роль маленькой девочки с отцом, прорезался мелодичный голос зрелой женщины. У мужчины с ровным строгим голосом после такого освобождения изменился тембр и появился глубокий мужской голос, бросающий вызов «деспотичному отцу». Я был глубоко поражен, когда шизоидная пациентка, которая пряталась за угрожающе звучащим сухим голосом, после открытия блоков горла начала петь мелодии, пикантные песенки, как маленькая девочка лет шести» /26/.

Из-за того что голос тесно связан с чувствами, его освобождение включает мобилизацию подавленных чувств и их выражение в звуке. Различным чувствам соответствуют различные звуки. Страх и ужас выражаются криком, гнев — громким резким тоном, печаль — глубоким, всхлипывающим голосом, удовольствие и любовь — мягкими нежными звуками. В общем, можно сказать, что высокий голос означает блокирование низких нот, которые выражают печаль; низкий, грудной голос -отрицание чувства страха и сдерживание его от выражения через крик. Однако нельзя принять, что человек, который разговаривает кажущимся сбалансированным голосом, не ограничивает свое звуковое выражение. Спокойствие для такого человека может означать контроль и страх дать волю сильным эмоциям через голос.

В биоэнергетической терапии постоянно подчеркивается необходимость дать выход звукам. Слова менее важны, хотя также играют важную роль. Самые лучшие звуки те, которые возникают спонтанно. Я опишу два приема, которыми их можно вызвать.

Каждый младенец рождается со способностью кричать. Это процесс, который устанавливает независимое дыхание новорожденного. Сила первого крика является некоей мерой жизнеспособности младенца; некоторые кричат энергично, некоторые слабо, но скоро большинство младенцев обучаются кричать громко. Вскоре после рождения они также приобретают способность вопить. Вопль является основной формой освобождения напряжения, возникшего из-за страха, гнева или сильного разочарования. Многие люди используют вопли для этих целей.

Несколько лет назад в Бостоне я участвовал в радиопередаче с участием слушателей. Одна из слушательниц позвонила и спросила меня, как ей преодолеть трудности выступления перед людьми. Не зная причины ее проблемы, я все же попробовал дать ей совет и предложил ей практиковать пронзительный крик. Я знал, что только это поможет ей. Лучшим местом, чтобы повопить, повизжать, является машина с закрытыми окнами на оживленной дороге. Шум уличного движения настолько велик, что вряд ли кто-нибудь услышит. Когда я закончил это предположение, раздался другой телефонный звонок. Он был от мужчины, который слушал эту программу. Он сказал, что он коммивояжер и в конце дня чувствует напряжение и испытывает отвращение к работе. Ему не хотелось бы возвращаться домой в таком состоянии. Наилучшим способом, который он нашел для облегчения, было покричать в машине. Он сказал, что это сильно помогало, и был удивлен, когда узнал, что кто-то другой также думал об этом. С тех пор несколько человек говорили мне, что применяли эту технику с похожими результатами.

К сожалению, многие люди не способны пронзительно кричать. Их горло слишком сильно зажато, чтобы дать выход крику. Можно прощупать в высшей степени напряженные мышцы по бокам горла. Если надавить на эти мышцы, особенно на передние лестничные мышцы по бокам шеи, то можно снять их напряжение и вызвать крик. Пиерракос использовал этот прием, как мы уже видели раньше, но так как он очень важен, то мне хотелось бы описать, как это делаю я. Я прошу пациента, лежащего на кровати, произнести громкий звук. Затем, используя большой и средний пальцы, я умеренно надавливаю на эти мышцы. Первоначальная боль обычно достаточно сильна, чтобы потрясти пациента до крика, особенно если он уже издает громкий звук. Высота звука спонтанно увеличивается — и вырывается крик. Удивительно, что пока пациент кричит, он не чувствует боли, хотя нажатие продолжается. Часто крик продолжается долго после того, как я убираю пальцы. Если пациент не кричит, я прекращаю надавливание, потому что сдерживание крика только усилится.

Эффективная для извлечения крика эта процедура не избавляет от всего напряжения вокруг рта и горла, которое влияет на возникновение голоса. Когда голос человека свободен, он идет от его сердца. Он — человек, который говорит от сердца. Это означает, что канал коммуникации от сердца к миру открыт и свободен от помех. Если мы посмотрим на этот канал анатомически, то мы обнаружим три области, где хроническое напряжение может образовывать кольца сжатия, сужающие канал и препятствующие полному выражению чувств. Самое верхнее кольцо может сформироваться вокруг рта. Сжатый или закрытый рот может эффективно блокировать всю передачу чувств. Сжатие губ и стискивание челюстей — это способ, которым человек может перекрыть любой звук, пытающийся прорваться наружу. О таких людях мы говорим «рот на замке». Второе кольцо напряжения формируется на месте соединения головы и шеи. Это критическая область, потому что она представляет зону перехода от произвольного к непроизвольному контролю. Спереди этой зоны находятся глотка и рот, сзади — пищевод и трахея.

Организм сознательно контролирует все, что находится во рту или в глотке; у человека есть выбор: или проглотить что-либо, или выплюнуть. Этот выбор пропадает, когда вещество, например пища или вода, проходит эту область и оказывается в пищеводе. Вниз от этой точки главенствует непроизвольная система, и сознательный контроль утрачивается. Биологическая важность этой зоны очевидна, потому что она позволяет организму попробовать, а затем отвергнуть любое вещество, которое неприемлемо или неподходяще. Ее психологическая значимость, хотя менее очевидна, но также понятна. Торможением глотания неподходящего или повреждающего предмета может поддерживаться психологическая целостность организма.

К сожалению, психологическая целостность детей часто нарушается, потому что их заставляют проглатывать «вещи», которые сами они отвергли бы. «Вещи» относятся к пище, медицине, замечаниям, ситуациям и так далее. Я уверен, что у всех нас имеется опыт подобного рода. Моя мать обычно заставляла меня пить касторовое масло, смешанное с апельсиновым соком. Эта стряпня была отвратительна, и многие годы я не мог переносить вкус чистого апельсинового сока. Нам всем приходилось проглатывать обиды или пренебрежительные замечания, многих заставляли брать свои слова обратно («съедать свои слова»). Один из моих пациентов сообщил мне интересную историю, которую его мать рассказывала с гордостью. Она клала немного овсяной каши ребенку в рот и, прежде чем он мог выплюнуть это, засовывала свою грудь ребенку в рот, и ему приходилось глотать пищу, чтобы не задохнуться*.

В результате подобных процедур создается кольцо напряжения в этом критическом месте соединения. Это напряжение сжимает проход от шеи к ротовой полости и представляет бессознательную защиту от вынужденного глотания любых неприемлемых «вещей» извне. В то же время это является бессознательной защитой или сохранением контроля над чувствами из страха, что они могут быть неприемлемыми для других. Сжатие неизбежно мешает дыханию, сужая просвет для прохода воздуха. Поэтому оно способствует тревоге, страху. Местоположение этого кольца напряжения показано на рис. 40.

[Надписи (сверху — вниз, слева — направо): Глотка, Рот, Кольцо напряжения, Челюстная кость, Пищевод, Трахея.]

Рис. 40.

Это кольцо напряжения является не анатомическим, а функциональным единством. В его формировании принимают участие многие мышцы, а некоторые структуры, такие как челюсть и язык, участвуют в его действии. Нижняя челюсть играет особую роль, потому что, сжимая нижнюю челюсть, человек фактически блокирует напряжение в этом месте. Сжатая нижняя челюсть, независимо от ее положения, равнозначна словам «они не пройдут». В этом отношении она работает как опускная решетка крепостных ворот в замке, которая не пускает нежелательных людей и также закрывает тех, кто внутри.

Когда организму требуется больше энергии, как например когда он устал или хочет спать, ворота должны быть широко открыты для более полного дыхания, это то, что мы делаем, когда зеваем. При зевании кольцо напряжения, включающее мышцы, которые приводят в движение челюсть, временно освобождается, и это действует на рот, глотку и горло, широко открывая их, чтобы пропустить требуемый воздух.

Из-за своего стратегического и важного положения как опускной решетки для человека напряжение в мышцах, которые приводят в движение нижнюю челюсть, является основой для сдерживающего паттерна во всем теле. Для освобождения этого напряжения в биоэнергетике проделывается значительная работа, которая в различной степени необходима всем людям. Это была первая область, на которой Райх сосредоточился в терапии со мной. Райх постоянно подчеркивал необходимость опустить нижнюю челюсть. Когда я опускал нижнюю челюсть, становилось возможным появление пронзительного крика, как только я широко открывал глаза. Но произвольное действие расслабления нижней челюсти редко значительно уменьшает напряжение в этой области. Райх открыл, что необходимо применять некоторое давление на мышцы нижней челюсти, чтобы повлиять на освобождение. Также необходимо проработать подавленные импульсы кусания, которые связаны хроническим мышечным напряжением мышц нижней челюсти.

Мне хотелось бы описать один простой прием с использованием голоса, который я применяю для уменьшения этого напряжения. Стоя над пациентом, который лежит на кровати, я надавливаю на жевательные мышцы у угла нижней челюсти. Это болезненная процедура, и тем самым я поощряю пациента к протесту. Когда я надавливаю, то предполагаю, что он ударит по кровати и завопит: «Оставь меня в покое». Из-за боли его реакция часто неподдельная, и он с удивлением обнаруживает, насколько силен его протест. Я не оставляю пациентов «в покое», а подвергаю их значительному давлению. Им не запрещается протестовать или возражать вслух. Для многих пациентов это является новым жизненным опытом: позволить голосом и действиями выразить сильные чувства.

Я не хочу создавать впечатление, что боль является значимой частью в биоэнергетической работе. Многие процедуры очень приятны, но нельзя избежать боли, если человек хочет освободить себя от хронического напряжения. Как отмечал Артур Янов в своей книге «The Primal Scream», боль уже существует в пациенте. Крик и вопль — это тот же самый способ освободиться от боли. Давление, которое я применяю к напряженным мышцам, не так болезненно само по себе. Оно незначительно по сравнению с напряжением в мышцах и не будет переживаться так болезненно человеком, чьи мышцы расслаблены. Мое давление, прибавленное к напряжению в мышцах, превысит порог боли, но это также даст человеку возможность осознать свое напряжение и приведет к освобождению от него.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.