Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ИТАЛИЙСКОЕ СВОБОДНОЕ НАСЕЛЕНИЕ





Италийским жителям пришлось немало перенести во время гражданских войн. Каково было их отношение к событиям 44 г.? Обратимся прежде всего к данным Цицерона. Вскоре после убийства Цезаря в письме к Аттику Цицерон пишет, что в муниципиях люди вне себя от восторга по поводу происшедшего [с. 142] (exsultant laetitia in municipiis)24. Когда Цицерон, направлявшийся в Грецию, из-за сильного ветра должен был остановиться в Левкопетре на вилле своего друга Валерия, приветствовать его явились из Регия видные представители местной знати (illustres homines)25. Брут и Кассий были избраны патронами в нескольких городах: в Капуе, Теане и Путеолах26.

В письмах Цицерона содержится достаточно объективных данных, свидетельствующих о сочувствии городов республиканцам. Но он судит главным образом по настроению высшего городского сословия. Сенат поддерживала прежде всего муниципальная знать (illustres homines), среди которой есть люди, связанные с представителями сенатского сословия клиентскими связями. Мы знаем о клиентах Цицерона, о людях, связанных с заговорщиками гостеприимством, о целых городах, состоявших в их клиентеле27.

Но цезарианцы также имели развитую клиентелу в италийских городах. Главными сторонниками цезарианцев были здесь те, кто получил от Цезаря наделы. Это были прежде всего ветераны, немало было и вольноотпущенников Цезаря. Мы знаем из Аппиана, что за Октавианом, когда он возвращался в Италию, следовали друзья Цезаря, его вольноотпущенники, рабы и солдаты. После ссоры с Антонием Октавиан «стал рассылать своих людей по колониям, устроенным его отцом, чтобы они сообщили о том, как с ними поступают, и чтобы узнать мнение отдельных поселенцев»28. Антоний также объезжал италийские города, где вербовал своих сторонников29. Италия в целом оставалась нейтральной. И та и другая партия хотели привлечь жителей на свою сторону, ибо в италийских областях набирались солдаты. Гражданские войны были обременительны для Италии, и не в интересах италийских жителей было их начинать, так как во время войны они облагались налогами и должны были поставлять солдат.



СОЛДАТЫ И ВЕТЕРАНЫ

Одной из основных предпосылок гражданской войны было наличие профессиональных войск. Главная масса войск была в 44 г. сосредоточена в Галлии и Македонии, но значительная часть солдат находилась и в Италии. Это были ветераны, [с. 143] получившие от Цезаря наделы в Кампании и в других местах. По распоряжению Антония в Италию были переведены четыре легиона из Македонии.

Имя Цезаря продолжало и после его смерти сохранять исключительное влияние и было окружено ореолом славы. Ветераны и солдаты Цезаря принимали участие в похоронах своего полководца, но нам неизвестно, были ли они в толпе, направлявшейся громить дома сенаторов. В то же время мы знаем, что по приказанию Антония солдаты арестовали и казнили нескольких участников демонстрации против сенаторов и богатых30. Не принимали они участия и в движении Лже-Мария. На это указывает Дион Кассий: «Колонисты, которым Цезарь определил колонии, были немедленно отправлены по своим местам, ибо они не начинали никаких беспорядков»31. Цицерон также не говорит об участии ветеранов и солдат в движении Лже-Мария. Он отрицательно относился к ветеранам и не преминул бы рассказать о причастности их к беспорядкам, если бы это имело место.

Но настроение ветеранов было вполне определенным. Относительно тех, кто владел участками в Кампании недалеко от того места, где была вилла Цицерона, последний писал: «Возвращаюсь к Тебассам, Сцевам, Франгонам32. Думаешь ли ты, что они будут чувствовать себя спокойными, пока мы сидим? Какие будут проявлять еще добродетели, кроме тех, в каких имеют опыт? С каких пор стали они поклонниками мира, а не зачинщиками грабежей»33.

Несмотря на амнистию 17 марта, ветераны считали убийц Цезаря своими врагами. Брут и Кассий писали Антонию в мае 44 г. о сборе ветеранов в Риме как о непосредственной для них опасности: «Нам пишут, что в Рим собралось большое количество ветеранов и к июньским календам их соберется много больше»34.

Со слов Варрона, Цицерон рассказывает в одном из писем Аттику, что в Риме собрались ветераны, оставившие свои наделы. «Они говорят постыднейшие вещи, и без большой для себя опасности не может оставаться в Риме тот, кто сделает хотя бы вид, что с ними не соглашается»35.

Борьба за легионы, за ветеранов ведется с весны 44 г. до начала 43 г. За них борются Антоний и Октавиан. Последний пользуется прежде всего именем Цезаря и тем, что Антоний [с. 144] не стал мстить убийцам его отца, а примирился с ними. Это находило отклик среди ветеранов. Ветераны и солдаты играли большую роль при проведении Антонием различных постановлений в народных собраниях. На сходках они обсуждали положение цезарианской партии. И Октавиан и Антоний приносили им свои жалобы. Но ветераны и солдаты стояли за единую цезарианскую, антисенаторскую партию. Раздоры между Антонием и Октавианом были им непонятны. На их примирении и на совместном действии против сената настаивала особенно привилегированная часть войска — центурионы. Под их давлением Антоний и Октавиан вынуждены были пойти на примирение36, но примирение это было формальным, так как ни та, ни другая сторона не хотела соблюдать условия примирения.

В войсках служили по преимуществу римские граждане. Это были, следовательно, жители Италии. Многолетняя служба отрывала их от родных мест, и если после долгих скитаний они получали в какой-либо области надел, они рассматривались местным населением как чужие, пришельцы.

Существует мнение, что борьба цезарианских войск против республиканцев — это борьба объединенной Италии против Рима37. Этого же мнения придерживается Сайм38, отождествляющий цезарианские войска с низами италийского населения. Но в качестве аргумента в защиту этого положения приводится лишь то, что солдаты были италийскими жителями. Последующие события показали, что между коренными италийскими жителями и солдатами было мало общего.

В исторической литературе распространено мнение, что ветераны не ценили своих земельных участков, а стремились их поскорее продать и вернуться на военную службу или же отправиться в Рим. До известной степени это верно и подтверждается данными Цицерона и Аппиана. Но вместе с тем нужно принять во внимание слова Цицерона о том, что новые поселенцы не будут спокойны, пока представители сенаторской знати занимают свои места. Нет сомнения, что известная часть ветеранов стремилась закрепить за собой наделы и их борьба в цезарианских войсках была борьбой за сохранение своей земли. Наделение землей было одним из главных требований солдат.

[с. 145] Летом 44 г. Луций Антоний провел аграрный закон, содержание которого в точности нам неизвестно. На основании данных Диона Кассия и нескольких упоминаний в филиппиках Цицерона39 можно заключить, что по этому закону под участки ветеранов отходили оставшиеся неподеленными италийские государственные земли. Сюда включены были. например, остатки Кампанского поля, а также ager Leontinus. Некоторые из этих земель, как, например, Семурий, примыкали к римской территории. Цицерон иронизировал даже, что не разделили лишь Марсово поле, и то потому, что брат Антония, Луций, бежал из Рима40. По-видимому, по примеру Цезаря, следовавшего в свою очередь за Сервилием Руллом, часть земель покупалась у частных лиц41.

Закон этот был отменен по предложению Луция Цезаря в январе 43 г.42

Ожесточенная борьба, которая велась вокруг аграрного закона, стремление ветеранов закрепить за собой участки и бороться с теми, кто оспаривает их права, — все это показывает, что не для всех ветеранов обладание собственным участком было кратковременным и преходящим. Это была модификация борьбы между крупным и мелким землевладением, столь характерной для римской истории эпохи республики.

Борьба за землю и за расширение политических прав соединялась у солдат и ветеранов с именем Цезаря. Почитание его в военных кругах превратилось в культ. Брут и Кассий в письме к Антонию недаром обращают внимание на то, что, по слухам, ветераны собираются восстановить жертвенник Цезарю43. Почитание Цезаря у солдат было связано с реальными требованиями. Первым требованием была месть за его убийство. Солдаты ожидали организованного мщения, возглавляемого цезарианскими вождями. Первым заговорил о мести Эмилий Лепид. Но соглашение 17 марта устанавливало иное отношение к заговорщикам. Однако соглашение это никогда не признавалось ветеранами.

Крайние цезарианцы настаивали на особом значении титула Цезаря — parens patriae. Если Цезарь был отцом отечества, то виновники преждевременной его смерти — отцеубийцы (parricidae).

Месть за смерть Цезаря связана была и с социальными требованиями солдат, выходцев из свободных низов [с. 146] италийского населения. Требования эти носили вполне определенный антиаристократический и антиплутократический характер.

В период, когда легионы приобретали решающее значение в политических судьбах Рима, Антонием были проведены два закона, подчеркивающие привилегированное положение военных. Первый из них — lex de tertia decuria — касался состава постоянных судебных комиссий (quaestiones perpetuae). Центурионы независимо от их ценза должны были впредь вноситься в список лиц, из числа которых избирались по жребию члены судов. По второму закону — lex de vi et maiestate — всем гражданам, в том числе и солдатам, возвращалось право апелляции к народному собранию на обвинения в нарушении общественного порядка44.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Об этом можно заключить из письма Брута и Кассия к Антонию (Cic., Ad fam., XI, 2).

2. Cic., Ad fam., XI, 2, 1.

3. Ibid., 2, 2.

4. Ibid., 3, 1.

5. Liv. Per. 117; App., B. C., III, 12; CAH, p. 9.

6. Cic., Ad Att., XV, 9, 1.

7. Ibid., 10.

8. Ibid., 11.

9. Cic., Ad Att., XV, 11, 3.

10. Cic., Ad fam., XII, 21; XII, 27; XIII, 11; XIII, 12. Нужно отметить, что письма эти трудно датировать; они могли относиться и к другим месяцам 44 г.

11. Cic., Ad Att., XV, 19.

12. Cic., Ad fam., XII, 22, 1.

13. Cic., Phil., II, 38, 97; XI, 12, 27; App., III, 8; IV, 57; Cass. Dio, 47, 21.

14. Cic., Ad fam., XI, 3.

15. Cic., Ad Att., XVI, 1, 4.

16. Cic., Ad Att., XVI, 7, 7; Phil., I, 4, 10; 6, 14.

17. Cic., Ad Att., XIV, 3, 1.

18. Ibid., XV, 11, 1.

19. Cic., Ad Att., XVI, 2, 3.

20. App., B. C., III, 24.

21. Ibid., 28; Cass. Dio, 45, 6; Nic. Dam., 28.

22. Serv., Ad ecl. IX, 46.

23. Cass. Dio, 45, 7; Suet., Caes., 88.

24. Cic., Ad Att., XIV, 6, 2. [

25. Ibid., XVI, 7, 1; ср. Phil., I, 3, 8. [

26. Cic., Phil., II, 41, 107; Gardthausen, Augustus u. s. Zeit, I, S. 62. [

27. Cic., Ad Att., XIV, 17 A; XVI, 7; Ad fam., XII, 5, 2

28. App., B. C., III, 31.

29. Cic., Phil., II, 39, 100.

30. Cass. Dio, 44, 50.

31. Ibid., 51

32. Имена ветеранов-поселенцев. [

33. Cic., Ad Att., XIV, 10, 2

34. Cic., Ad fam., XI, 2, 1. [

35. Cic., Ad Att., XV, 5, 3. [

36. Nic. Dam., 29; App., B. C. III, 30; Cass. Dio, 45, 8; Plut., Ant., 16. По Аппиану (B. C., III, 30, 39), примирение это происходило дважды, но это, видимо, одна из характерных для «Истории гражданских войн» хронологических неточностей.]

37. Rostowzeff, Social and economic history of the Roman Empire, Oxf. 1926, p. 28. [

38. R. Syme, Rom. rev., p. 168. [

39. Cass. Dio, 45, 9; Cic., Phil., VI, 5, 14. [

40. Cic., Phil., VI, 5, 14.

41. Ibid., VIII, 9, 26. [

42. Ibid., VI, 5, 14. [

43. Cic., Ad fam., XI, 2, 2. [

44. Cic., Phil., I, 8, 19; 9, 21.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.