Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Использование репрезентативных систем





В каждый данный момент люди обычно не охватывают сознанием всего круга своих ощущений. Они отбирают определенные их аспекты, которые и оказываются представленными в сознании. Например, сейчас, когда вы читаете эти слова, вы, вероятно, ориентированы на свою зрительную систему. Однако если я упомяну о различных звуках, доносящихся извне, вы можете начать к ним прислушиваться. Или, возможно, начнете ощущать все возрастающее чувство покоя и расслабления, а может быть, пуститесь во внутренний диалог. Сосредоточившись на любом из этих ощущений, вы будете ориентированы на одну из модальностей - зрительную, слуховую или кинестетическую - в большей степени, чем на другие.

Гриндер и Бэндлер (Grinder & Bandler, 1975) назвали эти сознательные способы переработки информации репрезентативными системами. Они утверждают, что у большинства людей имеется одна наиболее развитая или наиболее предпочитаемая репрезентативная система. Другими словами, некоторые люди мыслят в первую очередь зрительными образами, другие больше оперируют слуховыми (например, внутренний диалог), третьи предпочитают кинестетические (т.е. ощущения своего тела)[25]. С нашей точки зрения, люди способны в той или иной ситуации пользоваться любой из репрезентативных систем (см., например, Richardson, 1969). Более того, в продуктивных состояниях интеграции внутренних переживаний (например, в состоянии транса) все системы функционируют одновременно как единое целое. Однако сознательные стратегии стремятся дифференцировать (диссоциировать) репрезентативные системы, так что одна из них оказывается в фокусе (фигура), а другие отодвигаются на периферию восприятия (фон, или бессознательное). Такая дифференциация не составляет проблемы, если человек сохраняет относительную гибкость и способен в соответствии с ситуацией переходить от одной доминирующей модальности к другой. Этот процесс был отмечен Альбертом Эйнштейном в письме Жаку Адамару (опубликовано в Ghiselin, 1955):



 

"Слова или язык, письменный или устный, по-видимому, не играют никакой роли в механизме моего мышления. Физические единицы, которые, по-видимому, служат элементами мыслей, - это определенные знаки и более или менее ясные образы, которые можно "произвольно" воспроизводить и комбинировать... В моем случае эти элементы носят визуальный и отчасти мышечный характер. Обычные слова и другие знаки приходится с трудом подыскивать только на втором этапе, когда вышеупомянутая игра ассоциаций уже достаточно установилась и может быть воспроизведена по моему желанию" (p.43).

Хроническое (т.е. инвариантное) предпочтение какой-то определенной модальности подавляет продуктивные реакции, потому что непременное условие жизненного успеха - сбалансированное использование всех систем. Поэтому если ученый будет слишком полагаться на слуховые образы, игнорируя другие системы, то он будет не только испытывать затруднения в межличностных взаимоотношениях (например, аффективных), - от этого, вероятно, будет страдать и его профессиональная деятельность. Привычное предпочтение какой-то одной репрезентативной системы особенно характерно для клиентов, нуждающихся в психотерапии; более того, я считаю, что иногда это один из главных недостатков, ответственных за их проблемы.

Возможно, самое важное здесь то, что из-за такого отсутствия гибкости человеку крайне трудно эффективно общаться с другим человеком, использующим иную репрезентативную систему. Поэтому гипнотерапевт, стремящийся установить раппорт с сознанием клиента, должен пользоваться доминирующей у клиента в данный момент репрезентативной системой. Это означает, что у него должны быть развиты все его репрезентативные системы, а также способность выявлять основную систему другого человека и приноравливаться к ней.

 

1. Предикаты[26]. Гриндер и Бэндлер (Grinder & Bandler, 1975) высказали предположение о том, что основную репрезентативную систему можно опознать по типу предикатов (глаголов, прилагательных, наречий), которыми человек преимущественно пользуется. В частности, люди, склонные к визуализации, большей частью используют "визуальные" предикаты (например, "видеть", "сфокусировать взгляд", "прозрение"); тяготеющие к слуховым образам чаще прибегают к "слуховым" предикатам (например, "выговориться", "звучит неплохо", "в этом слышится что-то верное"); а предпочитающие кинестетическую модальность будут использовать в разговоре больше предикатов, связанных с тактильными ощущениями (например, "схватить", "тяжелый", "облегчение"). Далее Гриндер и Бэндлер предположили, что можно с успехом подстраиваться к сознательным процессам человека, пользуясь тем же типом предикатов. Нижеследующий пример вкратце иллюстрирует, как это может делаться в случае человека с ярко выраженной визуальной системой:

 

Гипнотерапевт: И чего бы вы хотели?

Клиент: Ну, видите ли, пожалуй, я должен кое-что прояснить. Но это нелегко. Мне все представляется так расплывчато... Я как будто никак не могу сфокусироваться на том, что выглядит каким-то настоящим слепым пятном в моих ощущениях.

Гипнотерапевт: Хорошо, давайте посмотрим, правильно ли я понимаю, что происходит. Я вижу такую картину: вы хотели бы пролить свет на какую-то темную область в ваших ощущениях, чтобы кое-что высветить и прояснить.

Клиент: Ну да, правильно. Вы как будто видите все верно. Это совсем не то, что последний психотерапевт, у которого я был. У нас с ним был какой-то разный взгляд на вещи. Он как будто не видел, что со мной происходит. Говорил только об одном - чтобы я рассказал, что чувствую. Я никак не мог понять, чего он от меня хочет.

Гипнотерапевт: Мне кажется, я вижу, в чем дело. А теперь, когда все ясно, давайте повнимательнее рассмотрим некоторые вещи, которые, как мне кажется, здесь будут важны. Мне кажется, прежде всего вам надо выработать общую систему координат, в которую укладывались бы ваши взгляды на кое-какие теневые стороны вашей жизни.

 

Аналогичные приемы подстройки могут применяться и в случае других репрезентативных систем. Однако не всегда все будет так легко и просто. Иногда, например, сказуемые окажутся двусмысленными (например, "ясный" может относиться как к слуховым, так и к визуальным ощущениям) или слишком общими (например, "понимаю", "испытываю", "знаю"). В таких случаях гипнотерапевт может попытаться прояснить дело, например спросив: "Что именно вы при этом испытываете? У вас появляются какие-то ощущения, или вы что-то видите, или говорите об этом сами с собой?" В других случаях высказывания человека будут содержать смесь разных типов предикатов. Например:

"Когда я начинаю прощупывать сам себя в этом отношении, я пытаюсь посмотреть в лицо реальности, но тут все становится совсем туманным и у меня опускаются руки".

Гипнотерапевт мог бы так подстроиться к этому стереотипу:

"Значит, когда вы говорите сами с собой о том, как бы найти контакт с миром, каким вы его видите, вас тяготит недостаток ясности".

Или, если это оказывается чересчур трудно, гипнотерапевт может пользоваться общими словами:

"Значит, вы осознаете, что для вас все становится слишком сложно, когда вы пытаетесь исследовать свою проблему".

Кроме этих простых примеров, предикаты репрезентативных систем можно использовать многими другими способами[27]. Например, у Гриндера и Бэндлера (Grinder & Bandler, 1975) описано, как методы подстройки и ведения могут быть использованы для развития у человека иных репрезентативных систем. А именно, сначала производится подстройка и человеку даются указания вообразить какую-либо сцену (например, сидение на пляже), пользуясь только его основной репрезентативной системой. Затем его постепенно подводят к подключению других репрезентативных систем, начиная со следующей наиболее развитой у него и кончая наиболее недостаточной.

Например, человек относится, скажем, к ярко выраженному слуховому типу, может довольно неплохо вырабатывать кинестетические образы, но имеет обедненную зрительную сферу. Его можно попросить сначала представить себе звуки, характерные для пляжа (например, шум прибоя, крики чаек, детский смех). Когда этого удалось добиться, можно добавлять кинестетические образы (например, ощущение горячего солнца на спине и лице, песка между пальцами ног, прохладного ветерка, овевающего лицо). Если человек с трудом поддается такому ведению, вновь подключаются слуховые образы (т.е. возобновляется подстройка); если же кинестетические образы удалось вызвать, то это можно утилизировать путем подведения, скажем, к обонятельным образам (например, запаху моря, свежего морского воздуха). Через несколько минут человека снова спрашивают, способен ли он вызвать у себя такие образы. Если нет, его опять на некоторое время перестраивают на другие репрезентативные системы; если да, то теперь можно вводить визуальные образы (например: "Вот вы слышите эти звуки и испытываете эти приятные ощущения, а теперь представьте себе, как выглядят эти волны... возможно, этот образ сначала не будет осознаваться... но с каждым вдохом, который вы делаете, с каждым звуком, который слышите, он будет становиться чуть яснее, чуть нагляднее..."). Продолжая таким образом подстройку и ведение - "два шага вперед, шаг назад", - гипнотерапевт может помочь человеку постепенно развить у себя дефектную репрезентативную систему.

Предикаты репрезентативных систем можно использовать и при наведении гипноза. В главе 6 описывается, например, как клиенту кинестетического типа в качестве индуцирующего воздействия может быть предложено "возрастающее расслабление", а клиенту зрительного типа - "управляемые образы". В главе 7 говорится о том, как методы создания замешательства часто включают в себя прерывание или перегрузку основной репрезентативной системы клиента, приводящие к депотенциализации препятствующих трансу сознательных процессов.

 

2. Физическая дистанция - дыхание - тон голоса. Взаимозависимость этих трех минимальных сигналов дает основания рассматривать их вместе. Предпочтительная физическая дистанция характеризует точку, в которой одному человеку удобнее всего разговаривать с другим[28]. Если сидеть на меньшем расстоянии, чем эта предпочтительная дистанция, то можно вызвать у клиента беспокойство; если сидеть слишком далеко, то можно ослабить ощущение "тесного контакта", способствующее гипнотическим реакциям. Предпочтительная физическая дистанция у разных людей различна; установить ее для каждого данного клиента гипнотерапевт может, незаметно подвигаясь вперед во время разговора на какую-нибудь нейтральную тему. В какой-то момент у клиента появится некоторая напряженность (например, в позе и дыхании), что указывает на нарушение предпочтительной для него физической дистанции. Тогда гипнотерапевт может восстановить ее, немного отодвинувшись назад. Как мы увидим в главе 7, иногда полезно остаться чуть ближе этой минимальнойдистанции, создавая тем самым у субъекта состояние возбуждения, которое можно утилизировать в терапевтических целях.

Такая изменчивость данного стереотипа, как и других двух упомянутых выше, в значительной мере может быть объяснена с точки зрения репрезентативных систем[29]. Например, люди преимущественно кинестетического типа будут наиболее чувствительны к телесным ощущениям, несущим наиболее важную для них информацию. Поэтому для них обычно характерно глубокое брюшное дыхание, а значит, видимая расслабленность и спокойный мышечный тонус. Брюшное дыхание будет придавать их речи ритмичность. Наконец, люди такого типа, как правило, будут стремиться "чувствовать контакт" с другими людьми, и для них предпочтительная физическая дистанция будет составлять 60-90 см.

Для людей же визуального типа соматическая информация имеет меньшее значение; более того, иногда она им мешает. Например, процессы визуализации часто могут быть нарушены физическими движениями или прикосновениями. Поэтому, чтобы снизить такие потенциальные помехи, человек визуального типа часто сохраняет неподвижность, дыхание у него поверхностное, грудное. Вследствие этого голос его будет звучать более "жестко" и отрывисто, иногда пронзительно. Поскольку люди визуального типа стремятся "все как следует рассмотреть", они часто предпочитают общаться на расстоянии 90-120 см.

Человек слухового типа также почти не обращает внимания на соматическую информацию. Когда он "размышляет" (т.е. погружен во внутренний диалог), он мало двигается. Поскольку он сосредоточен на том, что происходит в него "в голове", дыхание его часто бывает поверхностным, неровным, грудным. От этого его голос звучит в нос и монотонно. Часто человек слухового типа, поглощенный языковыми тонкостями и концептуализацией, не слишком склонен к тесному межличностному контакту и поэтому предпочитает сидеть на расстоянии 90-150 см.

 

3. Сигналы доступа. Этот последний стереотип несколько сложнее остальных. Сигналы доступа - это движения глаз, которые появляются у людей, когда они "останавливаются, чтобы подумать". Например, все видели, как человек в ответ на вопрос обращает взгляд, скажем, вверх и влево, бормоча что-нибудь вроде: "Хм-м... посмотрим". Дей (Day, 1964, 1967) первым из многих исследователей предположил, что направление взгляда указывает на то, какая репрезентативная система используется в данный момент. Позже Гриндер, Делозье и Бэндлер (Grinder, Delosier & Bandler, 1977) рассматривали терапевтическое применение таких поведенческих стереотипов. В частности, они предположили, что гипнотерапевт может, задавая серию определенных вопросов, определить, на какую из репрезентативных систем ориентирован человек, путем наблюдения за сигналами доступа. Некоторые примеры таких вопросов приведены в табл.4.3; обратите внимание, что каждый вопрос предполагает пользование определенной репрезентативной системой (например, цвет предполагает визуализацию).

 

Таблица 4.3.

Примеры вопросов, имеющих целью установить корреляции

между сигналами доступа и репрезентативной системой

 

Модальность доступа   Визуально-эйдетическая (Вэ)   Визуально-конструктивная (Вк)     Слуховая тональная (Ст)     Слуховая дискретная (Сд)     Кинестетическая (К)     Тип вопросов     Какого цвета глаза у вашей матери? Что было на мне надето в последний раз, когда мы виделись?   Можете ли вы представить себе вашу мать с фиолетовыми волосами? Можете ли вы увидеть две геометрические фигуры, которые одновременно приходят в движение?   Можете ли вы припомнить несколько нот из мелодии популярной песни? Можете ли вы припомнить, как произносится нараспев алфавит?   Как вы узнаете, что у вас происходит внутренний диалог? Уйдите в себя и поразмышляйте сами с собой о чем-нибудь важном.   Можете ли вы припомнить, когда вам было грустно? Можете ли вы припомнить ощущения от утреннего холодного душа? Обычный сигнал доступа (направление взгляда)   Вверх и влево или же глаза расфокусированы и смотрят прямо перед собой   Вверх и вправо   Влево по горизонтали     Вправо по горизонтали     Вниз и вправо  

 

 

Прежде чем задавать каждый из этих вопросов, гипнотерапевт должен убедиться, что клиент находится в "исходном" состоянии, т.е. расслаблен, смотрит прямо перед собой и не погружен ни в какие конкретные мысли. Можно сказать ему, что необязательно смотреть на гипнотерапевта (поскольку это помешает самопроизвольному доступу), что он может обращать внимание только на свои внутренние реакции и дать им волю. Затем задается вопрос и ведется наблюдение за движениями его глаз. Спустя 5-10 секунд вся процедура повторяется с другим вопросом.

В правой колонке табл. 4.3 приведены типичные сигналы доступа, перечисленные в Grinder et al., 1977. Они даются с точки зрения обследуемого; например, "вверх и влево" означает влево от клиента, т.е. вправо от гипнотерапевта. Как справедливо предостерегают авторы, эти стереотипы представляют собой обобщения, которые могут относиться не ко всем клиентам. Тем не менее у каждого данного человека стереотипы доступа обычно проявляются одинаково на протяжении длительного времени. Поэтому если гипнотерапевт убедился, что, когда клиент смотрит вниз и вправо, он получает доступ к телесным ощущениям, то можно смело предполагать, что и в другой раз это будет означать то же самое.

Поскольку у клиента, сидящего с открытыми глазами, сигналы доступа проявляются часто, они служат для гипнотерапевта ценным источником информации. Они дают ключ не только к тому, какую из систем человек предпочитает, но и к тому, какая из них в данный момент доминирует. Например, у одной клиентки проявлялись преимущественно стереотипы доступа по схеме "вверх и влево", что, как я ранее выяснил, означало, что у нее происходит визуализация (основная система - визуальная). Однако всякий раз, когда у нее появлялись сомнения или возражения по поводу моих воздействий, ее взгляд направлялся вниз и вправо; я установил, что это свидетельствует об идущем у нее внутреннем диалоге. Поэтому появление таких сигналов указывало на необходимость дополнительной подстройки. В зависимости от ситуации это делалось различными способами. Иногда лучше всего было спросить ее прямо, какие у нее возражения; в других случаях, например во время рассказывания метафорической истории терапевтического содержания, я прибегал к более косвенной подстройке: использовал больше слуховых предикатов и с помощью метафор затрагивал ее возражения в самой истории.

Утилизация сигналов доступа не всегда бывает столь непосредственной. Особенно важно здесь следующее. Первоначальные сигналы доступа, указывающие на то, что Гриндер и др. (Grinder et al., 1977) назвали ведущей системой, не всегда свидетельствуют о доминантной репрезентативной системе. Ведущая система используется для припоминания. Это обычно занимает очень короткое время (1-2 секунды), происходит часто неосознанно и нередко связано с иной модальностью, чем основная репрезентативная система. Например, на вопрос о том, какие у меня отношения с женой, я мог бы отреагировать, бросив короткий взгляд вверх и влево, чтобы получить визуальный доступ к какому-нибудь нашему совместному переживанию, а затем перевести взгляд вниз и направо, описывая в подробностях мои чувства, с ней связанные. Таким образом, ведущей системой у меня будет визуальная, однако основной репрезентативной системой - кинестетическая. Если бы кто-то захотел подстроиться к моим сознательным процессам, он должен был бы пренебречь первоначальными (визуальными) сигналами и вместо них принимать во внимание более длительные вторичные (кинестетические) сигналы.

Тем не менее ведущая система иногда имеет большое значение для гипнотерапевта, которого интересует, как клиент обычно получает доступ к какому-то одному (проблемному) состоянию. Например, один клиент, специалист с отличными рекомендациями, несколько лет не мог найти работу, потому что "проваливался" во время предварительной беседы. В ролевой ситуации, созданной для исследования этого процесса, я попросил его войти в комнату так, будто он пришел на такую беседу. Когда он это сделал, с ним произошла удивительная перемена: он смотрел вверх и влево, ссутулился, дыхание его стало неровным, лицевые мышцы нервно подергивались. На вопрос о том, что происходит, он мог ответить только, что "у него ужасное чувство неудачи". Поэтому я попросил его повторить все сначала, а сам незаметно встал у двери. Когда он на этот раз вошел в комнату, снова глядя вверх и влево, я быстро подошел, мягко взял его под руку и приказал: "Остановитесь, закройте глаза и внимательно посмотрите на то, что здесь сейчас!"

Как мы увидим в главе 7, это быстрое прерывание стереотипного поведения обычно создает состояние высокой восприимчивости к гипнозу, которое можно немедленно утилизировать, что и было сделано в даннном случае. Выполняя мои команды, клиент выглядел удивленным и потрясенным, а потом сообщил, что вспомнил забытый эпизод, когда он сильно поругался со своим последним начальником. Особое значение имело то, что начальник в ярости крикнул ему: "Вы никогда больше не получите никакой работы, пока я жив!" В состоянии крайнего стресса и неуверенности в себе, в котором находился клиент, он некритически воспринял это высказывание как мощное постгипнотическое внушение, а потом забыл о нем. Тем не менее это переживание бессознательно возобновлялось всякий раз, когда он отправлялся на беседу по поводу работы, хотя осознавал он только его кинестетическую составляющую. С помощью стратегии возрастной регрессии под гипнозом он сумел выработать альтернативные стратегии реагирования.

Как отмечалось раньше, процесс некритического признания оценок или запретов как естественных "постгипнотических внушений" не так уж необычен. Особенно велика его вероятность в тех случаях, когда человек находится в состоянии крайнего стресса (см. главу 8) и когда "внушение" исходит от человека, наделенного властью или авторитетом (например, начальника, психотерапевта, родителя).

Этот широко распространенный бессознательный процесс получения доступа к лимитирующим переживаниям может быть утилизирован также с помощью иной стратегии: вместо осознания ведущей системы гипнотерапевт может прервать ее действие, тем самым исключая доступ к такому переживанию. Например, одна студентка хотела усовершенствовать свои навыки выступлений на публике. Исследование показало, что, начиная говорить, она, сама того не сознавая, давала сигнал доступа "вниз и влево", что вызывало в памяти голос ее матери, многократно повторявшей ей: "У тебя никогда не получится". Я устроил ее выступление перед небольшой учебной группой. Однако когда она встала, чтобы начать говорить, я поставил рядом с ней еще несколько человек. Один должен был дотрагиваться до ее живота всякий раз, когда у нее стеснялось дыхание; другой должен был шептать: "Посмотри вокруг себя" - всякий раз, когда у нее появлялись ее обычные сигналы доступа. Хотя такое прерывание ведущей системы первоначально ей мешало, она вскоре научилась говорить, не получая доступа к этим переживаниям. Другие методы терапевтического использования этой общей стратегии прерывания сигналов описаны в главе 7.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.