Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







При переводе на русский язык





 

П.Б. Шелли является одним из наиболее почитаемых в Англии поэтов, однако его произведения в русской культуре занимают весьма скромное место. Будучи горячо любимым поэтом на родине, в России Шелли не получил такой широкой известности. Парадокс признания поэтов одной культурой и неприятие другой интересует не только литературоведов, критиков и культурологов, но и лингвистов, пытающихся найти корни этого противоречия. Разумеется, огромную роль в восприятии поэта играет перевод, благодаря которому читатели открывают для себя иностранных авторов. По определенным причинам, таким, как наличие сложившейся переводоведческой традиции, так называемой «моды» на создание переводов какого-либо автора, социально-культурной ситуации данной эпохи и близости лирической философии к национальным и культурным особенностям носителей языка перевода, одни поэты становятся частью принимаемой культуры, другие лишь упоминаются в рамках истории литературы. Важную роль для понимания поэтики оригинала и перевода играют различные образные средства и тропы, среди которых, метафора занимает особое место. Высокая степень метафоризации свойственна большинству стихотворений Шелли, поэтому адекватное воспроизведение метафоры влияет на адекватность перевода всего стихотворения.

Целью данной статьи является рассмотрение поэтической метафоры и её воспроизведение на русский язык на материале стихотворения Шелли «Mutability» в переводах, выполненных К. Бальмонтом и В. Левиком.

Большинство исследователей творчества Шелли связывают его сравнительно небольшую популярность в нашей стране с тем, что автор перевода полного собрания его сочинений Бальмонт был, подвергнут критике, и его переводы признавались неадекватными. Несмотря на то, что Шелли переводили Пастернак и другие современники Бальмонта, интерес к передаче его стихотворений на русский язык у различных переводчиков появился, только начиная с 60-х годов XX века.

Одним из основных положений, на которых акцентировали свое внимание критики переводов Бальмонта, являлось добавление образов, воплощенных преимущественно в метафорах. На самом деле, будучи поэтом, переводчик нередко приукрашивал оригинал своими метафорами, однако это касается далеко не всех его переводов стихотворений Шелли. В этой связи интересно сопоставительное исследование оригинала и двух вариантов перевода этого стихотворения, выполненных Бальмонтом и Левиком. Для анализа нами было выбрано стихотворение «Mutability», поскольку является одним из наиболее известных стихотворений Шелли. Кроме того, оно отличается высокой степенью образности.

В стихотворении преобладают развернутые метафоры и метафорические сравнения, с помощью которых описывается поэтический образ изменчивости.

1. We are as clouds that veil the midnight moon; How restlessly they speed, and gleam, and quiver, Streaking the darkness radiantly! – yet soon Night closes round, and they are lost for ever ( ≈ «мы словно облака, что покрывают пеленой полночную луну, Как безустанно они спешат, и светят, и дрожат, Пронизывают лучистыми светлыми полосами темноту, уже скоро Ночь окружит, и они пропадут навечно»). Метафора является развернутой, центральным образом которой является метафорическое сравнение «мы словно облака». По внутренней форме оно относится к типу метафор природы (явлений природы), которые часто используют поэты-романтики, описывающие различные явления природы, одушевляющие эти явления. Действия неодушевленных облаков (покрывают пеленой, мерцают, пронизывают тьму, пропадают) перемежаются с антропоморфно-физиологическими метафорами, приписывающими им действия одушевленного объекта (безустанно спешат, дрожат). Автор употребляет именно метафорическое сравнение, а не номинативную метафору мы – облака. Доминирующей функцией метафоры в данном стихотворении является поэтическая. Метафора представляет собой неожиданный образ, привлекающий внимание читателя больше формой, чем содержанием. Когнитивная функция раскрывается во внутренней форме метафоры – уподобление человека недолговечным и изменчивым облакам, которые спешат, блистают и пронизывают светом темноту, однако с течением времени они обречены, кануть в вечность, как и человек. Когнитивное содержание метафоры оригинала не противоречит концептуальным представлениям носителя русского языка об изменчивости и возможном отождествлении себя с таким явлением природы, как облака, что подтверждается многочисленными примерами из русской поэзии. Это свидетельствует о том, что перевод метафоры с сохранением когнитивной информации возможен. Коннотативная функция, отражает прагматику данной метафоры и заключается в отношении автора к сообщению и действительности. Функционально-прагматические, семантические и когнитивные характеристики метафоры воспроизвести теоретически возможно, так как в большинстве компонентов метафоры не содержится элементов, которые не могут быть переданы из-за типологических особенностей языков оригинала и перевода. Исключение составляют некоторые лексические единицы, для которых в русском языке не существует эквивалента, представленного одним словом (veil – «накрывать вуалью, пеленой», хотя более или менее подходящим вариантом может являться «окутывают»; streaking – «светом выделять полосы»; radiantly – «лучисто»). Но опущение или некоторое перефразирование данных элементов не могут в большой степени повлиять на адекватность перевода, разумеется, при отражении прагматики всей развернутой метафоры.

Таким образом, для создания адекватного перевода оригинальной метафоры необходимо воссоздать неожиданность образа, структуру метафорического сравнения с сохранением метафорически и конвенционально употребленных действий, приписываемых облакам, сохранить центральный образ уподобления. Важно передать идею изменчивости всех явлений мира, а также при возможности не допускать употребления слов с резко отрицательным или положительным прагматическим значением.

1.1. В переводе, выполненном Бальмонтом, метафора воспроизведена как «Мы точно облака вокруг луны полночной. О, как они спешат, горят, дрожат всегда, Пронзают темноту! - но гаснет свет непрочный, Их поглотила ночь, и нет от них следа». Структура сложной метафорической конструкции с центральным образом, выраженным метафорическим сравнением, сохранена. Относится к метафорам природы, подтипу явлений природы. Внутреннее содержание этой метафоры в переводе воспроизведено. Как и в оригинале, конвенциональные действия перемежаются с метафорическими. Воссоздать их в полном объеме переводчику не удалось. Так, слово veil было заменено на вокруг. Образ окутывания дымкой луны, несколько утрачен, однако это существенно не влияет на восприятие. Безустанность облаков в переводе было передано словом всегда, что не соответствует поэтическому содержанию оригинала, так как нарушается представление об изменчивости мира. Стихотворение, в целом, посвящено недолговечности всего, поэтому спешить всегда облака и человек не могут. Замена действия пронзать светлыми полосами отражено в переводе адекватно, облака, пронзающие темноту могут быть представлены в виде светлых полос на полуночном небе. Слово radiantly не имеет эквивалентов, поэтому при переводе было опущено. Это может быть объяснено тем, что для русского читателя не совсем понятен образ облаков как именно лучистых (в английском языке в слове radiantly на первый план выходит сема формы, в то время как в русском лучистый – сема света). Интересно отметить, что метафоризации подверглось конвенциональное в оригинале сочетание. Ночь окружила воспроизведено антропоморфной или зооморфной метафорой ночь поглотила. Добавленный образ не противоречит внутреннему содержанию, так как во многих своих произведениях Шелли одухотворяет это явление, о чем свидетельствует и написание Night с заглавной буквы. К тому же слова окружить, замкнуть в себе и поглотить обладают общими семами. Метафора гаснет свет непрочный была добавлена переводчиком. Следует отметить, что непрочный свет относится к свету облаков, поэтому и гаснет, так как свет, исходящий от светил, в произведениях Шелли обладает относительной постоянностью: дневной свет солнца сменяется блеклым и полупрозрачным светом звезд и луны ночью.

По своей форме и содержанию, прагматике и семантике, перевод очень близок к оригиналу. Небольшое несоответствие, связанное с добавлением слова всегда, ничуть не умаляет полноты образа, отраженного в переводе.

1.2. Левик перевел метафору как «Мы, словно облака вокруг луны, – Летим сквозь ночь, трепещем и блистаем. Сомкнется тьма – и вмиг поглощены, Мы навсегда бесследно исчезаем». Структура метафорического сравнения сохранена. Но в переводе отождествление людей с облаками, перешло из подтекста в текст. Замена описания облаков (они спешат, блистают и дрожат) на описание людей (мы летим, трепещем), что выражено заменой местоимений третьего лица множественного числа на первое лицо, привело к искажению прагматики. Трудно себе представить, каким образом люди, подобно облакам, летят сквозь ночь и при этом блистают. Кроме того, неточность в употреблении некоторых лексических единиц (безустанно спешить воспроизведено, как лететь, пронизывать светом ночьлететь сквозь ночь) не позволяет приписать подобные действия не только людям, но и облакам, которые обычно медленно движутся по небосклону. Идея недолговечности и изменчивости всего существующего не нашла своего отражения. Шелли на примере описания облаков описывает изменение, облака и люди бессильны перед временем. В переводе Левика на первый план выходят люди, которые к чему-либо стремятся, но вдруг появляется некое зло, воплощенное в образе сомкнувшейся и поглотившей тьмы, и превращает их успех и усилия в прах.

Нарушение прагматики и семантики не позволяет считать данный перевод адекватным.

2. Or like forgotten lyres, whose dissonant strings Give various response to each varying blast, To whose frail frame no second motion brings One mood or modulation like the last ( ≈ «или словно забытые лиры, чьи расстроенные струны дают разный ответ на каждое различное дуновение ветра, кому хрупкая рамка не приносит во второй раз движения, один лад или чередование тональностей как последний»). Метафора является артефактной, люди отождествляются с музыкальными инструментами. Образ изменчивости, реализованный при помощи метафоры, раскрывается в различных отзвуках расстроенных струн, которые, прозвучав раз, больше не могут повторить данный звук. Развернутая метафорическая конструкция состоит из центрального образа лиры и связанных с ним метонимическими компонентами: струны, рамка. Образ хрупкой рамки (каркаса) лиры, которая не позволяет звуку звучать долго, сложен для осмысления, поскольку современные читатели могут не понять, каким образом рамка препятствует звучанию. Слово modulation имеет несколько возможных смыслов «модуляция», «изменение», «чередование тональностей, звуков». Сложно предположить, что конкретно имел в виду поэт – изменение или чередование звуков, но, скорее всего, чередование, так как описывается именно звучание. Сочетание one … like the last «один … как последний» тоже усложняет задачу переводчика. Хотя из контекста понятно, что один звук неповторим, словно последний. Таким образом, для адекватного воспроизведения метафоры необходимо передать её внутреннее содержание, идею невозможности воспроизвести один и тот же звук дважды, так как струны расстроены и от этого изменяется звук.

2.1. В переводе, выполненном Бальмонтом, метафора передана следующим образом: («Как позабытые мы арфы: лад их струнный Расстроен и дает изменчивый ответ. На ровный вздох ветров, при той же ласке лунной, Вторичных трепетов, таких, как первых, нет»). Метафора претерпела некоторые изменения, так как образы струн и рамки в переводе были опущены. Образ рамки сложен для понимания, поэтому его опущение можно считать оправданным. Интересно отметить, что слово lyres («лира») переведено Бальмонтом как арфа. Такой перевод можно объяснить тем, что в сознании русского читателя слово лира ассоциируется с поэзией, музой поэзии и со стихами. Сочетание позабытые лиры могло бы быть неверно интерпретировано как позабытые строчки, стихи, стихи, которые давно не создавались. Слово арфа не имеет таких коннотаций, поэтому является более предпочтительным.

Идея изменчивости и неповторимости каждого мгновения была передана посредством сохранения оригинальных метафор (Как позабытые мы арфы; лад … расстроен и дает изменчивый ответ) и добавления метафор, которых нет в оригинале. Так, дуновение ветра в переводе представлено антропоморфно-физиологической конструкцией ровный вздох ветров. Бальмонт добавил еще одну антропоморфно-физиологическую метафору лунная ласка (явлению природы приписываются свойства живого человека). Разумеется, одухотворение объектов неживой природы свойственно романтику Шелли, но в контексте данного образа эти добавления несколько не согласуются с нейтральным описанием лиры. Шелли не дает никаких оценок, лишь описывает то, что свойственно расстроенному инструменту, раскрывая тем самым невозможность повторить мгновение ни звуку, ни человеку. При введении в оригинальную образность артефактной метафоры антропоморфных и имеющих выраженную эмоциональную окраску компонентов изменилось её внутреннее содержание, что искажает прагматику оригинала. Несмотря на то, что общая идея изменчивости и неповторимости в целом воспроизведена, нарушение семантических и функционально-прагматических характеристик метафоры привело к определенной вольности в переводе смысла оригинала. С другой стороны, перевод нельзя признать неадекватным, так как читателю, скорее всего, вполне понятен ключевой смысл данной метафоры.

2.2. В переводе Левика метафора во второй строфе получила следующее отражение: «Мы точно звуки несогласных лир - Ответ наш разный разным дуновеньям. Не повторит на хрупких струнах мир То, что с прошедшим отошло мгновеньем». Как и при переводе первого четверостишия, переводчик полностью отождествляет людей с лирой. На первый план в образе выходит не семантика расстроенности музыкального инструмента, а семантика различного звучания двух музыкальных инструментов. Такое несоответствие может привести к неверной интерпретации. Возможно, два музыкальных инструмента, как два разных человека не слушают, или не желают слышать друг друга, что приводит к несогласованности. В оригинальных строчках струны дают разный ответ на каждое различное дуновение ветра. Ключевым словом, позволяющим верно понять образ, является на каждое дуновение. То есть на одно и то же воздействие, ответ различный. В переводе ввиду опущения этого ключевого компонента, теряется смысл. Предполагается, что в результате разного воздействия и ответ не может быть одинаков. Таким образом, воспроизведение сочетания ответ наш разный разным дуновеньям не соответствует авторскому замыслу. Добавленная в переводе метафора не повторит на хрупких струнах мир то, что с прошедшим отошло мгновеньем искажает не только внутреннюю форму оригинального образа, логику, но и в значительной степени не соответствует стилю Шелли. Даже воспринимаемый метафорически, мир не может повторить что-либо именно на струнах. Слово мир, воспринимаемое читателем как нечто абстрактное, всеобъемлющее, сложно сочетается с приписываемым ему действиями. По мнению многих специалистов в области метафорологии, поэтическая метафора, прежде всего, направлена на создание у читателя зрительного образа (Дж. Лакофф), а зрительный образ мира, по крайней мере, у современного человека, зачастую представлен в виде картинки земного шара. Для нейтрального стиля описания, употребление таких слов с коннотативным значением как мир и лира (см. выше) является неприемлемым.

Идея изменчивости, которую не удалось переводчику воспроизвести при помощи образа музыкального инструмента, отчасти была компенсирована сочетанием не повторит … то, что с прошедшим отошло мгновеньем. Но, данный образ не характеризуется неожиданностью, так как отойти с мгновеньем является клишированной метафорой. Из всего вышеизложенного следует, что перевод не соответствует прагматике и идеостилю автора. Форма метафоры, её внутреннее содержание не отражены в переводе, поэтому весь образ не может считаться адекватно воспроизведенным.

В стихотворении Шелли поэтический мотив изменчивости реализуется в метафорах. Этот мотив играет большую роль в творчестве автора, поэтому его адекватная передача, которая напрямую зависит от полноценного воспроизведения метафор, является обязательной для знакомства иностранных читателей с особенностями поэтики и идеостилем Шелли. Бальмонт смог в переводе сохранить функционально-прагматические, семантические и когнитивные особенности метафоры. При этом добавление новых образов существенно не исказило «ту самую физиономию Шелли» – как писал о переводах Бальмонта К.И. Чуковский. Левик, в свою очередь, в значительной степени исказил прагматику и семантику оригинала.

Лагоденко Ж.М.

Белгородский государственный университет







Система охраняемых территорий в США Изучение особо охраняемых природных территорий(ООПТ) США представляет особый интерес по многим причинам...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2024 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.