Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ОСОБЕННОСТИ САКСОНСКОГО ЮМОРА





 

Категория комического как одна из категорий эстетики занимала еще древних философов (Платон, Аристотель). Комическое находит свое осмысление в теории аффектов (Декарт, Гоббс, Спиноза), в дальнейшем изучению категории комического посвятил свои труды ряд исследователей (Лессинг, Кант, Шиллер, Шеллинг, Ницше, Фрейд и др.). Если мы под словом «юмор» понимаем психологическую реакцию на окружающую действительность, которая выражается, в том числе через способность улыбаться, то этой способностью в той или иной степени обладает все человечество. Исключительность же этой реакции кроется в менталитете и в особенности аспекта «национальное». Национальные особенности чаще проявляются в своеобразии юмора, присущего той или иной нации. Изучение национальных форм комического открывает новые аспекты форм мировосприятия той или иной культуры. «…островному катастрофизму японцев отвечает улыбка умиленья перед слабым, хрупким, милым, нежным и грациозным; анемичен пуритански сдержанный «английский юмор» в быту, но в литературе он демонстрирует свои главные качества джентльменскую уместность, этическую зоркость и незлобливость; обытовлено и повито привязанностью к мелочам родного уюта самоцельное острословие французов; по-бюргерски тяжеловесен пресный юмор немцев, которые и здесь по-протестантски сориентированы на требование меры…» [Исупов, 2001: 3]. Ганс-Дитер Гельферт подчеркивает, что особенность немецкого юмора имеет вполне конкретную выраженную историческую подоплеку и немецкий национальный юмор прошел свой исторический путь, который наделил его своими индивидуальными особенностями [Gelfert, 2005: 169]. Каждый из нас смеется над тем, что связано с культурой, в которой он воспитан. В юморе всегда есть некий гротеск, некое преувеличение, но именно благодаря «народным шуткам» можно «разглядеть» культуру и людей, воспитанных в данной культуре, с определенного угла зрения. Потому так важно обращать внимание на все аспекты «национальной культуры» изучаемого иностранного языка, в том числе и на национальный юмор. Диалект в целях создания комического эффекта в немецком языке использовался издревле и применяется в настоящее время. Комичные ситуации возникают и от одновременного использования или сопоставления литературного языка и диалекта. Для понимания юмора необходимо наличие определенной лингвистической компетенции. Диалект, как и прежде, используется как эффективное средство для новых комических, иронических и саркастических ситуаций [Меркурьева, 2004: 251].

Итак, современный немецкий юмор в значительной мере сегодня «построен» на диалекте. Основная причина, как было замечено выше, историческая. Кроме этого, диалект обогащает и вносит разнообразие в лексический, фонетический и грамматический строй немецкого языка. По мнению Газанфара Кязимова, комический эффект обычных общеупотребительных слов связан прежде всего с возможностями их метафоризации и с многозначностью. «…Комизм усиливается за счет отдельных слов при различном связывании слов, приобретении ими дополнительной комической окраски в комической среде, при недоразумениях, возникающих в ходе диалогов и взаимных реплик персонажей. Разумеется, комические возможности слов проявляются и в языке автора в ходе повествования, однако язык персонажей обладает более широкими возможностями для достижения художественных целей…» [Кязимов, 1987]. Именно в целях усиления комического эффекта текст на литературном немецком языке нередко дополняется фразой персонажа на диалекте. Диалектная вставка может выноситься в заключение рассказа, когда именно диалектное включение является кульминационной фразой и смысловым завершением всего произведения; весь предшествующий текст в этом случае – контекст к итоговой реплике, которая и вызывает комический эффект. Нередко автор использует средство, когда диалект отрывочно присутствует в тексте на протяжении всего повествования, в этом случае диалектные реплики несут смысловую нагрузку и понимание текста невозможно без их наличия, например, на диалекте, может говорить определенное действующее лицо и т.п. Нередко автор выносит реплику на диалекте исключительно в заглавие рассказа, а в последующем повествовании вполне может не быть больше ни одной фразы на диалекте.

Персонаж, говорящий на определенном диалекте – носитель определенных стереотипных качеств, характерных для носителя данной языковой разновидности (диалекта). Так, например, саксонский диалект считается одним из самых непрестижных диалектов Германии и по сей день [Jakob, 1992]. Ворчливость и недовольство являются одной из черт, которые приписывают жителям Саксонии. Этот стереотип при оценке саксонцев связан с резким звучанием их речи, поскольку саксонский диалект считают одним из самых грубых. Безусловно, в этом играет свою роль фонетическая особенность и специфика словообразования, но кроме этого не стоит забывать, что саксонский диалект – это диалект из Восточной Германии, а, следовательно, некоторая негативная оценка в отношении к этому диалекту присутствует, так уж исторически сложилось. Следующий рассказ как раз иллюстрирует стереотип ворчаливого и пессимистичного жителя Саксонии. Саксонец, желая поехать на автобусе, стоит некоторое время на остановке, на которой нет расписания движения маршрута, и громко размышляет о том, что в автобусе определенно не будет места, что ему придется ехать стоя. В это время подходит автобус, в котором находятся всего два пассажира, саксонец разочарован, садится в самый дальний угол, скрестив ноги, и, уставившись в окно, бормочет: Das is kee Lähm mehr! Nich ma offn Busverkähr kammer sich verlassn (Das ist kein Leben mehr! Man kann sich nicht auf Busverkehr verlassen!). Комизм этой ситуации – неоправданное ожидание. Пассажир ожидает самого трагичного: полный автобус, давка, нехватка мест, а вместо этого ему предлагаются комфортные условия, что становится для него причиной разочарования. Здесь происходит подмена понятий и улучшение условий не становится причиной радости, а напротив – досады. Именно момент неверного распределения ценностей и становится основной комической нагрузкой.

Нередко в юмористических историях о саксонцах представляют еще одну черту – любознательность. В следующем примере любознательность граничит с наивностью и стремлением к пусть небольшим, открытиям, сделанным лично. На вокзале лежит готовое к погрузке животное с массивными оленьими рогами. Супружеская пара Хеншке осматривает его с головы до ног с явным восторгом, затем господин Хеншке подходит к оленю, поднимает его заднюю ногу вверх и радостно констатирует: «Es is ä Männchen!» Читатель изначально имеет информацию о половой принадлежности животного, так как рога имеют только особи мужского пола, тем нелепее и смешнее выглядит главный герой – взрослый человек, который решает наглядно удостовериться, что олень – самец.Комический эффект строится на последней фразе, которая и заключает в себе всю юмористическую нагрузку.

В следующем примере обыгрывается образованность саксонцев. Сначала повествование ведётся на литературном языке. Унтерофицер Хохшленцер во время занятия с новобранцами задает вопрос: Что же является самым важным для солдата? Оружие, – отвечают новобранцы хором. – Оружие, безусловно, важно, но это не самое важное. Так что же все же самое важное? – Солдатская каска – снова пытаются ответить солдаты. Каска – важна. Но все же что является самым важным, черт возьми??? В ответ тишина. Тогда офицер продолжает: Das wichtigste im Leben des Kameraden Soldat, Kameraden Soldaten, ist sein Eßgeschirr aus Alimium! Один из рекрутов, саксонец Кнолле поправляет офицера: Darfschse vrbessern, Härr Underoffizer? Das heeßd ni Alumium, das heeßd Aluminium (Darf ich Ihnen verbessern? Das heißt nicht Alumium, das heißt Aluminium). – Oha, ein Intolenzler! Was waren sie denn im Zevilleben? – Maddemadigger, Härr Underoffizer. Солдат в цивильной жизни был математиком. Разговор продолжается следующим образом: Тогда Вы понимаете, как вычленять корень, так? – Так точно, господин унтерофицер! – Очень хорошо, нам как раз необходимо направить бойца для раскорчевывания территории в горный район. Пакуйте свои вещи! Разойдись! Через три месяца солдат Кнолле возвращается в казарму. И на занятии унтерофицера Хохшленцера на вопрос что является самым важным в жизни солдата, Кнолле рапартует: Das Wichdichsde im Lähm des Kameradn Soldad is sein Äßgeschirr aus Alumium! - Отлично, товарищ Кнолле! Вот, товарищи солдаты, теперь вы можете наблюдать на конкретном примере, что могут сделать с человеком 3 месяца работы на свежем воздухе! В этом примере высмеивается традиционная «военно-армейская» тема с участием недалеких офицеров и смышленых солдат. Основной комический эффект здесь строится на одной фразе, которая становится опорной на протяжении всего повествования. Утверждение старшего по званию содержит лексическую ошибку Alumium, на которую и указывает солдат, получает за это приказ, равноценный наказанию. Через три месяца он просто озвучивает то, что хочет слышать офицер.

Следующий пример не стольконаправлен на изображение, каких бы то ни было качеств и черт, присущих «истинным саксонцам», сколько подчеркивает лексические особенности саксонского, здесь используется игра слов. Дети врываются домой с воплем: Dr Maxl is in Deich gefalln (Max ist im Deich gefallen). Родители в ужасе: Um Gotts Willn! Habd ihr ne de Klamottn ausgezochn un ihn trogn geriehm bei där Kälde?(Um Gottes Willen! Habt ihr euere Klamotten ausgezogen und ihm ausgeliehen fürs Tragen beim Kälte?) На что дети отвечают следующее: Wieso denn Kälde? Bein Bägger in dr Baggstube isses doch warm. (Wieso Kälte? Beim Bäcker in Backstube ist es doch warm!) Облегченно взрослые: Da heeßds aber nich Deich, sondern Deeg. Lernt erscht ma richdsch deudsch redn! (Das heißt aber nicht Deich, sondern Teig! Lernt erst mal richtig Deutsch). Родители испытываю облегчение, что ребенок не провалился в холодную воду, а лишь измазался в пекарне в тесте. При иных условиях дети, непременно, были бы наказаны, но в данной конкретной ситуации все участники остаются невредимыми и поэтому все счастливы. Основная же комическая нагрузка – это все же не игра диалектного Deich и литературного Teig, а завершающая назидательная фраза, сказанная не правильным литературным языкам, а на саксонском диалекте: «Научитесь сначала правильно говорить на немецком!» (Lernt erscht ma richdsch deudsch redn!). Родители поучают своих детей, что говорить нужно правильно, чтобы избежать казусных ситуаций в будущем, но это нравоучение становится комичным, когда оно преподносится на диалекте.

Современный немецкий язык немыслим без диалекта, который является сегодня полноправной формой существования немецкого языка, наряду с литературным и разговорным. Диалект в современной Германии занимает свою особую нишу и используется, в том числе, в комедийно-развлекательных целях [Stolz, 2008: 15]. Подавляющее большинство немецких артистов разговорного жанра (Kaberettisten) используют в своем творчестве диалект для усиления комического эффекта, большинство бытовых шуток и юмористических рассказов содержат диалектные вставки или полностью базируются на диалекте; речь идет не только о саксонском диалекте в частности, сколько о диалектах немецкого языка, в общем.

Библиографический список

 

1. Борев Ю.Б. Основные эстетические категории/ Ю.Б. Борев. – М.: Высшая школа, 1960. – 445с.

2. Борев Ю.Б. Комическое/ Ю.Б. Борев. – М.: Искусство, 1970. – 267с.

3. Исупов К.Г. Комическое и трагическое в аспектах исторической эстетики// В диапазоне гуманитарного знания. Сборник к 80-летию профессора М.С. Кагана. Серия «Мыслители», выпуск 4. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. – 145с.

4. Кязимов Г.Ш.Комические приемы в художественной литературе/ Г.Ш. Кязимов. – Баку, 1987. – 227с.

5. Меркурьева В.Б. Диалект и литературный язык в немецкоязычных драмах (отношение комплементарности и изоморфизма)/ В.Б. Меркурьева. – Иркутск, 2004. – 346с.

6. Eckert Wolfgang. Dadrieber lachn mir Saggsn/ Eckert. – München, 1993. – S.72

7. Gelfert Hans-Dieter. Was ist deutsch? Wie die Deutschen wurden, was sie sind / Gelfert. – München, 2005. – S.189

8. Jakob K. Prestige und Stigma Deutscher Dialektlandschaften// Zeitschrift für Dialektologie und Linguistik, 1992. S 167-187.

9. Stolz M. Die neue Dialektik. Warum sich die Deutschen nicht mehr für ihre Mundarten schämen// Zeit & Magazinleben, 2008, №26, 19. Juni, S.13-17.

Султанбекова Р.З.

Южно-Уральский государственный университет







Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...

ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ? Если вы все еще «неправильно» связаны с матерью, вы избегаете отделения и независимого взрослого существования...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2024 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.