Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







В современном корейском языке





 

Наклонение – одна из основных грамматических категорий глагола. Употребляя глагол в форме того или иного наклонения, говорящий имеет возможность выразить свое отношение к ситуации, обозначаемой глаголом, или оценить ее. Например, он может сообщить о том, является ли она желанной для него, огорчает его или удивляет. Он может оценить вероятность осуществления этой ситуации, определить ее статус по отношению к действительности или указать на источник своего знания о ней.

Семантическая сущность наклонения заключается в том, что говорящий выражает оценку описываемой в пропозиции ситуации как возможной, вероятной, сомнительной и т.д. Эта оценка зависит от степени знания говорящего о действительности. Отсюда следует, что главное в значении наклонения – это наличие субъективного отношения говорящего к действительности, к описываемой в пропозиции ситуации, субъективное понимание говорящим ситуации.

Система наклонений в каждом отдельном языке исторически изменчива. Изменения происходят как в плане выражения, так и в плане содержания, причем не всегда параллельно в обоих планах, поскольку переход от одного состояния к другому происходит постепенно.

В современном корейском языке структура категории наклонения предполагает оппозицию прямого (изъявительного) и косвенных (прогностическое; эвиденциальное наклонение; адмиратив; подтвердительное) наклонений. В данной работе мы кратко остановимся на семантических особенностях адмиратива в современном корейском языке.

Адмиратив (миратив) – это категория, маркирующая неожиданность ситуации для говорящего. Говорящий удивлен тем, что маловероятный факт имеет (имел) место. Говорящий высказывает свое отношение, по поводу сообщаемого факта, сопровождая его эмоциональной оценкой.

Адмиратив используется для выражения оценки знаний говорящего – говорящий действительно ничего не знал о факте и различия между увиденным и предполагаемым фактами вызывает его удивление. Удивление основано на противоречии между тем, что говорящий ожидал увидеть и тем, что действительно увидел. Используя адмиративные показатели говорящий выражает утверждение, предположение, делает умозаключения, которые удивляют его самого.

К адмиративной семантике можно отнести и получение новой информации, открытие новых фактов, ранее неизвестных говорящему. Говорящий в определенном смысле является свидетелем событий, о которых идет речь, однако он не до конца осознаёт истинный характер описываемых событий. Также говорящий мог иметь ложные представления об описываемом событии (например, маловероятный факт), но в результате осмысления и умозаключений он приходит к определенному выводу.

Следовательно, значение адмиратива можно представить следующим образом: «Оказывается, что ситуация Х возможна, хотя я думал иначе, и это меня удивляет» или «Выясняется, что Х (где Х - это событие реальной действительности) – это реальный факт, я этого не ожидал, и поэтому удивлен».

Некоторые авторы полагают, что в адмиративе проявляется оппозиция между предыдущим состоянием незнания и настоящим состоянием познания, которое сопровождается обязательной эмоциональной реакцией. Таким образом, адмиратив способствует оценке знаний говорящего: неожиданный факт становится истинным, и возникающее противоречие стимулирует удивление.

Итак, семантика адмиратива включает следующие значения:

- неожиданность описываемого события для говорящего;

- получение новой информации об описываемом событии;

- переосмысление описываемого события.

Использование адмиративных показателей указывает на то, что говорящий обнаруживает некоторую ситуацию во время самого коммуникативного акта.

Особенность категории адмиратива заключается еще и в том, что действие, передаваемое ей, всегда излагается от первого лица т.е. от говорящего. Субъектом действия в описываемых ситуациях может быть говорящий или другое лицо, а наблюдателем может быть только сам говорящий. В высказываниях, в которых был задействован сам говорящий, возникает эффект “потери контроля”. Он состоит в том, что говорящий “приходит в себя” и обнаруживает события, в которых он сам участвовал, синхронно с их развертыванием, но он не контролировал эти события сознанием.

В.А.Плунгян относит к одной из особенностей адмиратива тот факт, что часто адмиратив склеивается или совмещается с эвиденциальностью, так как соответствующий семантический эффект наиболее естествен, если говорящий был свидетелем описываемой ситуации.

Следует обратить внимание, что статус адмиратива в разных языках отличается:

1. адмиратив может выступать как отдельная подкатегория

1.1. адмиративные формы могут входить в состав эвиденциальности

1.2. адмиратив может реализовывать значение через модальные формы перфекта

2. адмиратив может быть самостоятельной категорией.

В корейском языке категория адмиратива является самостоятельной грамматической категорией, и некоторые ее показатели могут сочетаться с показателям категории эвиденциальности, а некоторые – нет. Также прослеживается взаимосвязь маркеров адмиратива с формами адрессива (категория адрессива указывает на отношение говорящего к собеседнику).

Показателями категории адмиратива в корейском языке выступают окончания ‘-куна’, ‘-кун(ё)’, ‘-кумŏн’(‘-куман’), '-курйŏ' ('-курё'), '-тода' ('-рода'), 'нуна' и окончание ‘-не(ё)’.

Окончания ‘-кунё’ и ‘-неё’ могут употребляться в неофициально- вежливой форме адрессива, окончание '-курйŏ' - в вежливой форме, окончание ‘-кумŏн’ – в партикулярной форме, окончания ‘-куна’, 'нуна', '-тода' – в авторитарной форме, окончания ‘-кун’, ‘-не’ - в фамильярной форме адрессива.

Окончания ‘-куна’, ‘-кун(ё)’, ‘-кумŏн’, '-курйŏ' схожи в своем семантическом и грамматическом употреблении.

Окончание ‘-куна’ (‘-кун(ё)’, ‘-кумŏн’, '-курйŏ') указывает на то, что говорящий не осведомлен о событиях, о которых сообщается в пропозициональном содержании, и неожиданно он находит (видит) подтверждение, свидетельство, результат, указывающий на сообщаемое положение дел. Другими словами, говорящий, употребляет окончание '-куна' в случае осознания каких-либо новых фактов, основываясь на прямом свидетельствовании. Считается, что данное окончание является восклицательным, однако эмоциональную окраску оно приобретает как раз в результате нового осознания фактов.

Суммируя все вышесказанное, можно сделать вывод, что говорящий приходит к умозаключению о каком-либо событии, на основе непосредственного свидетельствования описываемого события или его результатов:

А Б

событие свидетельствование / результат

Таким образом, пока говорящий не станет свидетелем события или его результата (схема Б), он не сможет сделать вывод о событии (схема А), о котором говорящий не знал, пока не стал свидетелем непосредственно самого события или его результат ( схема Б).

Окончание '-куна' может быть использовано говорящим в качестве вывода о своих бессознательных действиях. Например:

А) нэ-га чом ча-т-куна! – Я немного заснул.

Я-ИМ немного спать-ПРОШ-АДМИР

Б) нэ-га сур-ыль мани машё-т-куна ! – Я слишком много выпил.

Я-ИМ спиртное-ВИН много пить-ПРОШ-АДМИР

Предположим, что кто-то читал книгу и неожиданно для самого себя заснул. Когда он проснулся, то обнаружил, что проспал несколько часов (пример А). Говорящий делает вывод о своем сне, основываясь на результате – т.е. времени, которое прошло к моменту осознания говорящим данного действия. Рассмотрим пример Б: говорящий вечером немного, по его мнению, выпил, однако в результате утром у него очень сильно болела голова, т.о. говорящий, основываясь на свидетельствовании результата – головной боли – осознает, что вчера он выпил слишком много, хотя во время выполнения действия, говорящий так не думал.

Окончание ‘-куна’ ('-курйŏ', ‘-кумŏн’ и т.п.) может сочетаться с :

1) формами настоящего времени: суффикс '-н/нын-' (для глаголов действия), нулевой аффикс (для прилагательных и глагола-связки);

2) формой прошедшего времени: суффикс '-асс-';

3) формой прогностического наклонения : суффикс '-кесс-'

4) формами эвиденциального наклонения:

- окончанием экспериентива (суффикс '-тŏ-)

- окончанием цитатива ( '-ня', ‘-та’, ‘-ра’)

- окончанием цитатива ( '-ня', ‘-та’, ‘-ра’) в сочетании с суффиксом '-тŏ-' (например, '-татŏкунё').

Окончание '-не' (только в неофициально-вежливой и фамильярной формах адрессива) также относится к категории адмиратива, т.к. используется в ситуации, когда говорящий не склонен верить событиям, описываемым в пропозициональном содержании, и находит определенные подтверждения своих сомнений. Говорящий видит (свидетельствует) события, о которых у него было противоположное представление, т.е. в действительности дела обстоят не так, как о них думал говорящий – это вызывает его удивление. Например:

Чольсу-га ка-н-не? - Чольсу уже ушел?

Чольсу-ИМ идти-ПРОШ-АДМИР

Таким образом, можно сделать вывод, что окончание '-не' говорящий использует в речи, когда его мышление вступает в противоречие с реальным свидетельствованием событий и это противоречие вызывает у говорящего удивление.

Окончание '-не(ё)' также может выражать удивление, как и окончание '-куна'. Однако в их семантике есть различия. В случае с '-куна' говорящий не владеет информацией о событии, и поэтому осознание нового факта приводит к удивлению. Однако использование окончания '-не(ё)' указывает на то, что говорящему известна информация о событии, она не является для него неожиданной, но она вступает в противоречие с его мышлением, и это противоречие приводит к удивлению. Например:

Кы чэк-и йŏги ит-куна. - Эта книга здесь!

Эта книга-ИМ здесь находится-АДМИР

Кы чэк-и йŏги ин-не. – Эта книга здесь.

Эта книга-ИМ здесь находится-АДМИР

В первом из вышеприведенных примеров говорящий не имел представления о существовании книги – поэтому он очень удивлен, обнаружив ее. Однако во втором из вышеприведенных примеров говорящий знал о существовании книги, но не думал, что книга находится именно в этом месте – удивление возникает в результате противоречия.

Окончанию '-не(ё)' свойственно употребление с:

1) формой прошедшего времени: суффикс '-асс -';

2) формой прогностического наклонения: суффикс '-кесс-';

3) формами эвиденциального наклонения (только в фамильярной форме адрессива): формы цитатива (‘-ня’, ‘-та’, ‘-ра’ ).

Окончания '-тода' (алломорф '-рода') и 'нуна' являются архаичными формами и поэтому не употребляются в устной речи. Их можно встретить только в поэтических произведениях, а именно в монологических высказываниях, когда говорящий ведет разговор с самим собой (внутренний монолог). Окончание '-тода' присоединяется непосредственно к основе предикативов, а также к глаголу-связке ида (анида). Перед ним могут употребляться суффикс прошедшего времени ('-асс-'), а также суффикс прогностического наклонения ('-кесс-'). Окончание 'нуна' присоединяется непосредственно к основе глаголов действия. Например:

На-нын кы-ый сумкйŏль-ирода! - Я - его дыханье!

Я-ИМ он-РОД дыхание-СВЯЗКА-АДМИР

Санкиль нэрйŏонуна! - Спускаемся с гор!

Гора спускаться-АДМИР

Итак, к формам адмиратива в современном корейском языке можно отнести окончания '-куна', ‘-кун(ё)’, ‘-кумŏн’, '-курйŏ', '-нуна', '-тода', '-не(ё)', которые характеризуются следующими особенностями:

1) основное значение адмиративных форм – непосредственное наблюдение, субъективное умозаключение, новое знание;

2) говорящий, как правило, является свидетелем описываемых событий;

3) адмиративные маркеры употребляются в устной речи ('-куна', '-кун(ё)', ‘-кумŏн’, '-курйŏ', '-не(ё)'), однако архаичные адмиративные формы можно встрертить только в поэтических произведениях ('-нуна', '-тода');

4) наличие у многих окончаний алломорфов, например: ‘-кумŏн’ (‘-куман’), '-курйŏ' ('-курё'), '-тода' ('-рода');

5) адмиративные формы используются только в прямой речи, и не употребляются в косвенной (в отличие от других окончания корейского языка, например, вопросительных, повествовательных и т.д.);

6) все окончания дифференцируются по формам адрессива.

Библиографический список

 

1. Влодавская Н.В. Ирония и эвиденциальность // Сайт Международной конференции «Диалог»: URL: www.dialog-21.ru (20дек.2000).

2. Мельчук И.А. Курс общей морфологии .Том II: Пер. с фр./ Общ. редакция Н.В.Перцова и Е.Н.Саввиной. – Москва-Вена: Языки славянской культуры, Венский славистический альманах, 1998. – С.198.

3. Алексова К., Со И.К. Евиденциалността в корейския и в българския език - типологически аспект // конференция, посветена на 10-годишнината на специалността «Кореистика» в СУ «Св. Климент Охридски», 19 ноември 2004.

4. So Yong Kim, Aleksova K. Mirativity in Korean and Bulgarian // Third International Academic Conference of KACEES Bulgaria, Korea, Central & East Europe – Humanities and Social Science, 14-15 July, 2003. Sofia University, Bulgaria.

5. Плунгян В.А. Классификация элементарных глагольных значений, используемых в БД “Verbum” // Сайт Центра лингвистической документации [Электр. ресурс]. – Режим доступа: www.mccme.ru [Дата обращения: 12 января 2004г.].

6. Васильев А.А. Семантика корейского адмиратива // Вестник Центра корейского языка и культуры: Вып.5-6 /Под ред.А.Г.Васильева – СПб., 2003.- С.47-56.

7. Пак Джэён Хангуко янтхэ оми ёнгу (Исследования модальных окончаний в корейском языке), Докторская диссертация, Сеульский университет, 2004.- С.164-168.

Трубаева Е.И.

Белгородский институт экономики и права







ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ? Если вы все еще «неправильно» связаны с матерью, вы избегаете отделения и независимого взрослого существования...

ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2024 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.