Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Отношения между двумя державами после продажи русских владений в Северной Америке





Позиция России во время гражданской войны в США и продажа Русской Америки определили дружественные отношения между державами на длительный период. США оказывала дипломатическую поддержку России в ряде международных конфликтов. Например, в конце 60-х годов, когда из-за греко-турецких распрей обострился восточный вопрос, посланник США в России получил инструкцию из Вашингтона, в которой ему было «велено всеми силами поддерживать Грецию против Турции». Это сообщение было с удовлетворением воспринято в высших сферах Петербурга. В российском МИД учитывали, что американские симпатии были реальны, хотя и несколько афишированы, и в то же время ограничены соблюдением собственных интересов США. Но и в тоже время, американцы оказывали достаточно выгодное для России давление на английскую политику[27].

Однако голос США в европейских делах был еще очень слаб. Более существенным стало их согласие предоставить свои порты для организации крейсерства российского флота во время обострения международной обстановки в Европе и возможной войны с Англией.

После поражения в Крымской войне, одной из главных задач внешней политики России являлась отмена запрета, по Парижскому трактату, на держание Черноморского флота.

Три войны, прокатившиеся по Европе со времен Крымской, внесли существенные изменения в расстановку политических сил. В июле 1866 г., после разгрома Пруссией Австрии, которая являлась одной из авторов Парижского мирного договора, Петербург решил выяснить мнение основных держав в вопросе об отмене статей о нейтрализации Черного моря. По указанию министра иностранных дел А.М. Горчакова российскими послами в Париже, Лондоне, Вене и Берлине был проведен неофициальный зондаж. Его результаты были неутешительны. Участники крымской коалиции не перестали противодействовать России на Востоке. У нее не оказалось ни одного подлинного союзника в Европе.



Вместе с тем исходя из заинтересованности американских предпринимателе в расширении торговли в этом районе конгресс США принял специальную резолюцию. Она уполномочивала министра-резидента США в Оттоманской империи «потребовать от правительства султана отмены всех ограничений и пошлин на проход военных и торговых судов через проливы Дарданеллы и Босфор в Черном море и обеспечения полной свободы навигации через эти проливы для кораблей всех классов»[28]. Однако, российский МИД, трезво оценивая позицию каждой великой державы, счел, что подходящий момент для решительного шага еще не настал.

В августе 1870 г. разразилась франко-прусская война. Еще в июле 1870 г., при встрече Александра II в Эмсе с прусским королем Вильгельмом I, Пруссия обещала поддержать требования об отмене запретительных статей Парижского трактата. После известий о быстром продвижение немецких войск во Францию временный поверенный в делай США в Петербурге Ю. Скайлер доносил в Вашингтон, что общественное мнение России полагает, что настало время для восстановления прав, утраченных в результате Крымской войны[29].

Решение об отказе России от положений Парижского трактата было принято в Царскосельском дворе 15(27) октября 1870 г. 19(31) октября циркуляр, написанный Горчаковым, был направлен в столицы держав – участниц Парижской мирной конференции 1856 г.

Циркуляр Горчакова исходил из того, что «неоднократные нарушения, которым в последние годы подвергались договоры, почитаемые основанием европейского равновесия, поставили императорский кабинет в необходимость вникнуть в их значение по отношению к политическом положению России»[30].

Требование России было встречено враждебно и преисполнено негодованием европейских столиц.

Газеты Лондона пустились на прямые угрозы, требуя от правительства предпринять решительные действия. Английские дипломаты начали подстрекать против России другие государства. Военно-морской агент контр-адмирал И.Ф. Лихачев сообщал из Лондона: «Хотя дружественные отношения наши с Англией еще не прерваны, однако разрыв может последовать со дня на день»[31].

Отрицательно восприняли ноту Горчакова и в Вене. Одобряемая антирусской позицией Лондона, пресса Австро-Венгрии считала, что циркуляр Горчакова является «поводом к войне»[32]. Посланник США в России Э. Куртин в начале ноября 1870 г. доносил правительству, что в связи с дипломатическим демаршем Горчакова о Черном море многие полагают, что война неизбежна.

Угроза войны с Англией заставила российское адмиралтейство снова обратиться к идее ведения крейсерской войны, для чего предполагалось использовать опыт экспедиции 1863 г. С.С. Лесовского и А.А. Попова. Мысль о посылке эскадры в Америку в случае войны с морской державой не была новой в военно-морских кругах России. Кроме того, с середины 60-х годов даже наметилась тенденция к более регулярному обмену визитами военных кораблей.

В начале 1870 г. российское правительство приступило к разработке плана нового визита кораблей в США. Отплытие планировалось на лето 1871 г. Лихачев, наблюдавший за увеличением военно-морской мощи Великобритании, прекрасно понимал, насколько отсталым и слабым был флот царской России. Он предлагал в дополнение к двум-трем военным кораблям использовать в крейсерской войне лучшие из винтовых пассажирских пароходов. Лихачев считал, что эти пароходы, снабженные командами военных моряков, следовало отправить «в Америку, где, снабженные хотя бы слабою артиллерией, они сделались бы грозою для Англии»[33].

Тем временем европейская пресса продолжала помещать устрашающие заявления английского правительства. В центр Европы еще тлел очаг франко-прусской войны, а с Британских островов на Россию надвигалась новая угроза. В адмиралтействе на Неве сочли, что момент «крайней необходимости» наступил. В конце 1870 г. в Сан-Франциско направлялась Тихоокеанская эскадра под командованием капитана I ранга К.П. Пилкина.

У Атлантического побережья США решили сосредоточить находившиеся в разных морях отдельные корабли. Предложение контр-адмирала Лихачева о переоборудовании и вооружении пассажирских пароходов после их прибытия в США и использование в качестве крейсеров также получило одобрение Петербурга.

В самый напряженный момент, когда запугивание Петербурга достигло апогея, в американской газете «Индепендентс бэлдж» появилась телеграмма ее европейского корреспондента. В заметке не только подчеркивалось существование традиционной дружбы между Россией и США. Главное заключалось в сообщение о дружественном послании президента США У.С. Гранта Александру II. Американский президент якобы предлагал послать весь военно-морской флот США к берегам России, чтобы оказать помощь в открытии черноморских проливов. Несмотря на то, что это сообщение оказалось выдумкой, оно вызвало переполох не только в Петербурге, но и в правительственных сферах ряда европейских столиц. Подобные слухи ходили в самом близком ко двору окружении. А.Ф. Тютчева записала 27 ноября (9 декабря) 1870 г. в дневнике: «Императрица сказала мне в течение беседы, что нам обеспечен союз с Америкой, которая готова привести свой флот в боевую готовность при первом появление враждебности со стороны Англии»[34].

В обстановке, созданной франко-прусской войной, не могло быть и речи о военном выступление против России Крымской коалиции в прежнем составе. Еще в начале сентября 1890 г. Наполеон III был взят в плен, и немцы окружили Париж. Итальянцы воспользовались франко-прусской войной, чтобы изгнать французов из Рима, и трудились над делом национального объединения. Оставались Англия и Австро-Венгрия. Но к границам последней еще летом 1870 г. были подтянуты русские войска для предотвращения попытки австрийского реванша против Пруссии. Англия же никогда не воевала в Европе без континентального союзника. В силу этих обстоятельств великие европейские державы не могли ополчиться против России и повторить вариант Крымской войны.

Несмотря на грозные ноты держав «крымской комбинации», в Петербурге сохраняли спокойствие, чувствуя, что создавшаяся в те месяцы дипломатическая обстановка в Европе благоприятствовала успешному исходу предприятия демарша.

Тем временем Тихоокеанская эскадра России шла в Сан-Франциско. По прибытии на место команд судов встретили радушный прием и получили необходимую помощь.

Оказывая определенную дипломатическую поддержку усилиям России добиться отмены ограничительных статей Парижского трактата, США стремились использовать англо-русские противоречия для давления на Англию. В связи с сообщениями о вероятности возникновения англо-русской войны американская пресса писала о важности союза с Россией. А ряд органов печати приветствовал циркуляр Горчакова[35].

Во время работы Лондонской конференции по отмене стеснительных статей Парижского трактата, на многолюдном собрание Британского союза национальных реформ в Манчестере находившийся там вице-консул США в Петербурге Дж. Куртин поддержал требования России.

Правительство США занимало вполне благожелательную позицию по вопросу, имевшему огромное значение для будущего России. Угрожающие нотки в адрес Англии весьма своевременно прозвучали в очередном послании конгрессу президента Гранта в декабре 1870 г. Такое отношение правящих кругов США к интересам России было соответственно оценено в Петербурге.

Одновременно подобная позиция США не могла не оказать влияние на Лондон. Там не были уверены какую позицию займет Америка в случае ожидаемой войны Англии с Россией. Отмечая в декабре 1870 г. изменения в тоне выступлений британских политических деятелей и прессы, которые «сделались за последнее время значительно скромнее и рассудительнее», военно-морской атташа в Лондоне Лихачев докладывает в Петербург, что «не вполне дружелюбные заявления относительно Англии в адресе президента Североамериканских Соединённых Штатов, конечно, имели на это свою долю влияния»[36].

Лихачев доносил также о том, что в Англии не ведется никаких приготовлений к войне, и, по его мнению, нет никакого повода опасаться разрыва с Англией.

Россия соглашалась на созыв международной конференции. Однако при этом подчеркивалось, что ее решение об отмене ограничительных статей Парижского трактата является непреклонным и окончательным. Конференция открылась в Лондоне 5(17) января 1871 г. Антирусскую позицию занимали Англия и Австро-Венгрия. Требования России были поддержаны Пруссией. В результате был подписан Лондонский протокол. Российская дипломатия одержала победу. Статьи Парижского мирного договора 1856 г. отменялись. Россия восстанавливала свои суверенные права на Черноморском побережье. Международный престиж России в значительной мере был восстановлен, однако победа российской дипломатии не означала, что Россия вышла из политической изоляции. На континенте Россия ни на кого не могла рассчитывать. А в далекой Америке в отличие от европейских государств приветствовали отмену нейтрализации Черного моря.

 







Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...

Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...

Система охраняемых территорий в США Изучение особо охраняемых природных территорий(ООПТ) США представляет особый интерес по многим причинам...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2022 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.