Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ЯЗЫКА И РЕЧИ





Существует много определений понятия «язык». Их содержание зависит от того, в рамках какой научной дисциплины они созданы. С позиций психологического и психолингвистического подхода язык — это система знаков и набор правил их использования для построения высказываний. А. А. Залевская приводит два определения языка:

«...индивидуальная система концептов и стратегий пользования ими в процессах говорения и понимания речи...»;

«...система функциональных ориентиров и опор, необходимых для успешности производства и понимания речи...» (Залевская А. А., 1999, с. 30-31).

Развитие языка и речи является неотъемлемой частью психического онтогенеза. Сама структура языка тесным образом связана со структурой базовых психических процессов и поведения. По мнению Дж. Брунера, «...структура языка достаточно точно соответствует психическим явлениям и процессам, которые он должен кодировать» (Брунер Дж., 1984, с. 24). Именно это, как он полагает, придает сходство грамматическим системам разных языков, является основой ряда универсальных принципов, лежащих в основе разных грамматик. «Факты усвоения языка не могли бы быть таковыми, если бы детям не были доступны фундаментальные схемы действия и внимания на начальном этапе процесса усвоения» (Брунер Дж., 1984, с. 29).

Речь — форма (точнее, одна из форм) реализации вышеуказанных правил посредством порождения высказываний в звуковой форме. С психологической точки зрения речь, речевое поведение можно рассматривать как совокупность навыков, необходимых для осуществления коммуникативного поведения (Выготский Л. С, 1984, Сахарный Л. В., 1989, Леонтьев А. А., 1997). Процесс организации коммуникативного и речевого поведения, построения высказываний в звуковой форме требует использования ряда когнитивных механизмов, создающих операциональное обеспечение процесса порождения речи. Данные когнитивные операции необходимы для перевода целостного замысла в сегментированную форму, для отбора необходимых языковых единиц и их организации в целостную программу высказывания, для линейной, сукцессивной организации этой программы, для моторного программирования и последовательной реализации этой программы (Жинкин Н. И., 1958, Горелов И. Н., 1974, Ахутина Т. В., 1989). Совокупность языковых единиц, правил их комбинирования для построения высказывания, психофизиологические механизмы реализации высказываний в речевой форме образуют функционал ьую самоорганизующуюся систему (Анохин П. К., 1975, Залевская А. А., 1999). С учетом перечисленных ее компонентов и решаемых ею задач данную систему правомерно именовать функциональной системой языка и речи (ФСЯР). Она создает базовое психофизиологическое обеспечение для коммуникативно-речевой деятельности. Ее системообразующим фактором является общая задача и результат — порождение высказываний в процессе речевой коммуникации. Как и многие другие функциональные системы, ФСЯР включает ряд подсистем, которые, в свою очередь, могут иметь собственные подсистемы (второго порядка). Каждая из подсистем имеет определенную специализацию и некоторую автономию как в процессе функционирования, так и в ходе развития (Залевская А. А., 1999, Волкова А.М. с соавт., 1987, Levelt W.J., 1993).



Концепция функциональной системы языка и речи предложена в качестве модели, позволяющей интегрировать весь массив экспериментальных данных, теорий, накопленных в рамках разных научных дисциплин. На основе данных физиологии ВНД (теории функциональных систем Л. К. Анохина), психолингвистики (теории речевой деятельности Л. А. Леонтьева, модели порождения речи А. А. Леонтьева и Т. В. Ахутиной), нейропсихологии (теории и модели А. Р. Лурия структурно-функциональной организации мозга как субстрата психической деятельности) модель ФСЯР можно представить как включающую три основных подсистемы: семиотическую, программирования и интерпретации речевых актов и регуляционную (рис. 1).

Семиотическая языковая подсистема в рамках ФСЯР является высшим, знаковым уровнем комплекса коммуникативно-речевых навыков (по Я. А. Бернштейну) к обеспечивает формирование языковых единиц, усвоение и использование конвенционального набора правил их использования в процессе порождения высказывания. В лингвистике выделяют следующие уровни этой подсистемы (они же называются уровнями системы языка): фонематический (фонологический), лексический, синтаксический, морфологический.

 

Коммуникативный регуляционная

Мотив подсистема


Замысел семиотическая

сообщения подсистема

       
   
 
 


подсистема операциональное

программирования обеспечение

 

высказывание

 

рис.1 Блок – схема ФСЯР

 

 

Подсистема программирования высказываний, интерпретации речевых актов и контроля над процессом их реализации и декодирования. Данная подсистема обеспечивает переход от одной системы кодов к другой (Жинкин Н. И.. 1958. 1982). У пациентов с моторной афазией особенно наглядно представлены последствия ее распада при сохранности семиотической подсистемы, эффективно использующейся на импрессивном уровне. По существу процесс функционирования этой подсистемы и является основным содержанием многочисленных моделей порождения и понимания речи, представленных в литературе.

Первоначальный замысел высказывания представляет собой слабоструктурированное, аморфное образование. Он должен преобразоваться в нечто расчлененное, более четко оформленное в смысловом отношении и сегментированное посредством смыслового или глубинного синтаксирования (Ахутина Т. В., 1989, Леонтьев А. А., 1997). Полученный «продукт», в свою очередь, должен быть преобразован в знаковую форму с использованием языковых единиц разных уровней (фонологического, лексического, морфологического). Поскольку речевые высказывания реализуются только в линейном виде, в сукцессивной форме, важным компонентом программирования высказывания является операция поверхностного синтаксирования. Синтаксирование или процесс линейной организации фраз включает операции трансформации симультанно представленного материала в сукцессивно организованный ряд. Все перечисленные преобразования происходят практически параллельно (Зимняя И. А., 1985, Касевич В. Б., 1988. Ахутина Т. В., 1989, Залевская А. А., 1999, Bierwisch M.. 1988). Это требует эффективного управления когнитивными ресурсами одновременно на разных уровнях, в разных подсистемах, что возможно лишь благодаря работе регуляционной подсистемы. Она должна обеспечивать их координацию, соподчинение, ресурсное обеспечение.

Финальный акт порождения высказываний состоит в построении моторной программы высказывания, содержащей сегментарный и супрасегментарный уровни. Это включает как использование целостных моторных паттернов, соответствующих синтагме или фразе, так и реализацию более дискретных моторных подпрограмм, соответствующих фонетическому слову, морфу, слогу. Сенсомоторное и когнитивное обеспечение этой подсистемы включает слуховую перцепцию и слухоречевой гнозис, кинестетическую перцепцию и кинестетический и динамический (или кинетический) праксис, моторную регуляцию ляринго-фарингеальных тонических модуляций, кратковременную и оперативную память (слухоречевую и моторную) (Лурия А. Р., 1973,1975, Carroll D., 1986, ThelenE., 1991).

Все перечисленные преобразования при порождении высказываний происходят практически параллельно (Зимняя И. А., 1985, Касевич В. Б., 1988, Ахутина Т. В., 1989, Залевская А. А., 1999, Bierwisch M., 1988). Это требует эффективного управления когнитивными ресурсами одновременно на разных уровнях, в разных подсистемах, что возможно лишь благодаря работе регуляционной подсистемы. Она должна обеспечивать их координацию, соподчинение, ресурсообеспечение. Регуляционная подсистема делает возможной координацию работы всех звеньев ФСЯР, участвующих в процессе порождения речи или декодирования текстов, оптимизацию их операционального и энергтического (активационного) обеспечения, адаптивно выбирает стратегию языковых и речевых процессов, некоторые их формальные характеристики соответственно внешнему и внутреннему (ментальному) контекстам На обоснованность выделения подобной подсистемы как самостоятельной указывает ряд авторов (Леонтьев А. А., 1971, Волков А. М. с соавт., 1987, Залевская А. А., 1999). Нечто похожее описывают Т. A. van Dijk и W. Kintsch (1988) в рамках модели обработки связных текстов. Этот аналог описывается в данной работе как «управляющая система». На наш взгляд, это заслуживает подробного цитирования: «При необходимости обработки какого-либо текста управляющая система насыщается определенной информацией о типах ситуации и текста, целях читающего, слушающего или пишущего/говоряшего, схематической суперструктурой и макроструктурами (основное содержание, суть темы) текста или планами его порождения. Управляющая системa контролирует обработку в кратковременной памяти, активизирует и актуализирует необходимое эпизодическое и более общее семантическое знание, обеспечивает взаимодействие информации высших и низших уровней в долговременной памяти и т. д. Управляющая система гарантирует приведение в действие всех стратегий, направленных на производство информации, то есть создание семантических (а также прагматических и прочих интерактивных и контекстуальных) представлений, согласованных с основными целями понимания» (van Dijk Т. A.,Kintsch W., 1988, с. 165). Реальность существования регуляционной подсистемы подтверждается и данными, полученными при изучении речевых ошибок (Ейгер Г В., 1990. Залевская А. А., 1999). Как отмечает А. А. Залевская, «стратегии преодоления коммуникативных затруднений функционируют на разных этапах реализации замысла высказывания» (Залевская А. А., 1999, с. 228), включая этапы как смыслового синтаксирования, так и собственно языкового программирования высказываний. Следовательно, эти стратегии принадлежат какому-то функциональному образованию, стоящему над другими подсистемами, участвующими в программировании высказываний. Весьма вероятно, что это образование и есть описываемая нами регуляционная подсистема ФСЯР. Анализ функциональных задач, решаемых регуляционной подсистемой, позволяет выделить в ней два иерархически связанных уровня:

· коммуникативно-речевой (прагматический);

· операционно-динамический.

Коммуникативно-речевой (прагматический) уровень согласует прагматическое использование речевой деятельности в ходе коммуникации с ведущими мотивами, предшествующим опытом, характером коммуникативной ситуации, речевым и неречевым контекстом. Мотив, коммуникативная интенция является побуждающим началом к порождению высказывания. Регуляционная подсистема ответственна за организацию, выбор речевого «жанра» (в терминологии В. В. Бахтина) и стилистику высказывания в соответствии с целым рядом обстоятельств: конечной практической целью высказывания (побуждение к действию, информирование, запрос информации, модификация поведения собеседника и т. п.), характером текста (повествование, описание, реплика и т. п.), формой высказыванья (устная, письменная), событийным и коммуникативным компонентами ситуации (окружающая обстановка, социальные и психологические отношения собеседников, информированность собеседника). При декодировании текстов на этом уровне, по-видимому, происходит выбор стратегии обработки сообщений, поступающих в процессе дискурса, интерпретация паралингвистических компонентов высказывания, учет ситуативного контекста и использование всего этого при извлечении смысла текстов. Как следует из описания задач, решаемых данным уровнем регуляционной подсистемы, они весьма близки тому, что в лингвистике обозначается как «прагматика речи» — «...область исследований в семиотике и языкознании, в которой изучается функционирование языковых знаков в речи» (Лингвистический энциклопедический словарь. 1990, с. 389). Однако эта сфера является в то же время и предметом исследований в психологии общения. Иначе говоря, регуляция коммуникативных актов имеет немало аспектов, лежащих за пределами языка и речи. Имеется в виду внутренняя сторона общения как психологического процесса: система мотивов общения, познание участниками общения друг друга, межличностные отношения и система привязанностей, знания о социальных и содержательных аспектах коммуникативной ситуации (Ананьев Б. Г., 19S0, Бодалев А. А., 1983). Поэтому данный уровень регуляции коммуникативно-речевой деятельности выходит за рамки чисто семиотических задач и правомерно выделяется как самостоятельный компонент регуляционной подсистемы.

Операционно-динамический уровень регуляции ответственен за организацию и регуляцию операционального обеспечения процессов порождения речевых актов, распределение ресурсов системы в динамике развертывания этой деятельности. В частности, степень произвольности или автоматизированности определенных компонентов процесса порождения речи значительно меняет ресурсопотребность данного звена. Теория «ресурсного дефицита» помогает понять необходимость существования такого регулирующего механизма, позволяющего в условиях ограниченных ресурсов сделать возможным порождение и декодирование высказывания (Sergeant J. A., Scholten С. А., 1985, Haarmann H. J., Just M. A., Carpenter P. А., 1997). В ряде ситуаций данное звено регуляционной системы по необходимости меняет саму структурную организацию высказывания, упрощая ее.

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.