Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Симптомы нарушения экспрессивного уровня





Из существующих типологий звуковых нарушений у детей мы выбрали фраг­менты, соответствующие нашей концепции дизонтогенеза речи, и на этой ос­нове составили рабочую классификацию ошибок звукопроизношения (Гвоз­дев А. Н., 1948, Бельтюков В. И., 1977, Гриншпун Б. М., 1989, Shriberg L., 1980, Nettelbladt U., 1983, Vihman M., 1988, Bernthal J., Bankson N., 1988). Принцип ее построения позволяет сопоставить дизонтогенез звуковой системы речи с ее онтогенезом в едином пространстве признаков. С этой точки зрения все ошибки звукового оформления высказывания можно сгруппировать в 2 кате­гории: а) условно патологические (наиболее многочисленные) и б) патологи­ческие. Первые встречаются как в норме (на ранних этапах речевого онтогене­за), так и при патологии. Вторые в любом возрасте являются признаком патологического развития речи. В последние несколько десятилетий, в связи с развитием психолингвистического направления в изучении этой проблемы, стали разграничивать симптомы фонетических или речевых нарушения и симп­томы языковых или фонологических (Shriberg L. D., 1980, Bernthal J., Bankson N., 1988, Roberts J., Rescorla L., Giroux J., Stevens L, 1998). В российской логопедии в последнем случае чаще применяется термин «фонематические» наруше­ния (Логопедия, 1999). К речевым или фонетическим ошибкам относят те, ко­торые обусловлены артикуляторными нарушениями. Последние в логопедии все еще объясняют, используя уже устаревшие представления о роли моторных факторов в произношении. По существу, их рассматривают в статике — как способность воспроизводить определенные положения языка, соответствую­щие артикуляционным профилям, традиционно соотносящимся с определен­ными звуками речи. Как справедливо отмечает Л. В. Бондарко, в настоящее время благодаря серии психофизиологических и нейропсихологических иссле­дований и построению новых моделей процесса порождения речи и речеобразования созданы условия для нового подхода к фонетическому описанию речи. «Если с самого своего зарождения и до сравнительно недавнего времени артикуляторное описание предполагало регистрацию положения (или в более позднее время — движения) произносительных органов во время речи, то сейчас стоит вопрос о механизмах управления артикуляторной деятельностью, то есть о том, какие программы должны существовать в управляющих отделах мозга, чтобы обеспечивалась столь сложная по степени координированности, по скорости и вариативности двигательная деятельность того сложного комплекса, который мы называем «органами речи» (Бондарко Л. В., 1981, с 7). Нельзя не отметить, что практически то же было написано автором в другой книге, из данной 17 лет спустя (Бондарко Л. Б., 1998). Отмеченное положение вещей действительно мало изменилось, особенно в детской логопедии.



1) Пропуск звуков. Следует различать 2 категории случаев, когда наблюдаются ошибки данного типа: А) Пропуски звуков, который ребенок еще не умеет произносить, даже при имитации в изолированной форме. Б) Пропуск звука, который ребенок уже может артикулировать отраженно и в некоторых коротких словах, простых по слоговой и звуковой структуре. Звуки, еще не освоенные ребенком, пропускаются: /ukа/ — рука, /kua/ — кура. Или их место занимает глас­ный или гласноподобный звук: /abis'ko/ — яблочко, /awbus/— арбуз.

Звуки частично усвоенные, то есть те, у которых комплекс необходимых движений не автоматизирован, пропускаются не всегда. Вероятность пропуска звука в таких случаях зависит от его фонетического окружения и позиции в слове. Наиболее часто пропускаются согласные в ситуации их стечения. Довольно часто пропускается звук в конце слова. Более сильной позицией является начало слова и предударное положение (Гвоздев А. Н., 1995). Например: /pois/ — поезд, /jaka/ — якорь, но /reki/— реки, /kaput'a/ — капуста, но /s'umka/ — сумка, /goz'd'i / — гвозди, но /vetil'/ — ветер, /ut'ej/ — ручей, но /ruki/ — руки.

2) Искажение звуковых характеристик речи — произнесение речевых высказываний с привнесением ненормативных фонетических характеристик. Искажения могут быть избирательными в отношении определенной группы звуков (чаще согласных позднего онтогенеза) или тотальными, полиморфными. При избирательных искажениях затрагивается только один уровень подсисте­мы звуковой реализации высказывания — сегментарный. При тотальных, по­лиморфных искажениях страдают как сегментарный, так и супрасегментарный уровни (то есть просодические характеристики).

При избирательных искажениях нарушается произношение одного или нескольких звуков (согласных), относящихся к одной фонетической группе и имеющих сходную артикуляцию (по месту и способу образования). Обычно это не препятствует правильной идентификации звука при восприятии слушающим. Характер артикуляции при этом в большинстве случаев отличается от нормативного. Однако обратное — не обязательно. Атипичные артикуляционные действия могут тем не менее порождать нормативные звуковые характеристики. Поэтому наличие необычных артикуляционных движений при произношении не следует считать патологией, если звуковой эффект не отличается от нормы.

Наиболее часто искажению подвергаются свистящие (22%), шипящие (24%), Р (26%), Л (10%) (Правдина О. В., 1973). В логопедической литературе описы­вается большое количество видов искажений звуков. Например, произноше­ние Р имеет около 20 вариантов искажения (боковое, велярное, носовое, одноударное и др.). Разные авторы группируют их по-разному: а) в соответствии с тем, к какой фонологической группе относится искажаемый звук (сигматизмы, ротацизмы, лямбдацизмы и др.) или б) по типу нарушения способа или места образования (межзубные, призубные, боковые, велярные (Правди­на О. В., Токарева О. А., Сизова Э. Я., Гриншпун Б. М.). Как отмечает Б. М. Гриншпун, характерной особенностью искажений является то, что они обычно затрагивают несколько звуков, близких по артикуляции: пары звон­кий—глухой, мягкий—твердый (кроме Р—Р' и Л—Л').

Нельзя не принять во внимание тот факт, что транзиторное искаженное произнесение согласных наблюдается у многих здоровых детей как переход­ный этап в процессе овладения нормативным звукопроизношением (Гвоз­дев А. Н., 1948). Обычно это наблюдается перед окончательным освоением ре­бенком нормативного произнесения звука. Этому предшествует узнаваемый, но неточный вариант артикуляции. Под контролем слухового анализатора в норме происходит самокоррекция, то есть совершенствование артикуляции до полного совпадения звукового эффекта с эталонным. В патологии по при­чинам, которые будут обсуждаться в главе 8, может произойти санкциони­рование приблизительного, искаженного варианта произнесения как оконча­тельного.

В случаях более тяжелой патологии искажения носят тотальный, полиморф­ный характер и распространяются как на гласные, так и на согласные звуки, что делает речь нечленораздельной и резко затрудняет ее понимание. Одно­временно страдает и интонационно-мелодическая окраска речи: она слабо модулирована, монотонна. Нередко наблюдаются и дисфонические симпто­мы: глухость голоса, который периодически затухает, явления фонастении.

3) Замена звука. Заменой называют регулярно происходящую субституцию нормативного звука другим. Это может наблюдаться при изолированном про­изнесении и/или в потоке речи. Следует различать патологические (точнее, условно патологические) и физиологические замены звуков. Патологическими следует считать замены, не свойственные данному этапу онтогенеза фонологи­ческой системы. Чаще всего это субституция согласного на артикуляционно или фонетически близкий звук. Довольно часто заменяемым является звук, артикуляциоино освоенный ребенком. Примеры: /pilef/ — билет, /jo/ь'ik/ — ежик, /idot/ — идет, /tola/ — тетя, /pabugaj/ — попугай, /sapaka/ — собака.

Частота замен варьирует у разных детей в широких пределах. Она зависит как от фонетического контекста, позиции звука в слове, так и от «возраста» слова в лексиконе ребенка. В давно усвоенных словах может сохраняться не­правильное произношение звука, свойственное тому этапу онтогенеза, на ко­тором слово вошло в экспрессивный лексикон. В то же время в недавно усво­енных словах произношение может быть правильным.

Другую категорию замен представляют случаи, когда заменяемый звук еще не освоен артикуляторно. Наиболее часто это замены, в которых звук-замени­тель артикуляционно более прост, чем заменяемый. Их можно считать условно патологическими. Эти заменители — звуки, которые часто встречаются в ран­нем онтогенезе, то есть так называемые «временные звуки-заместители» (Гвоз­дев А. Н., 1948. Бельтюков В. И., 1978, 1983). Они являются составной частью идиолекта ребенка раннего и младшего дошкольного возраста и представляют собой возрастную норму. Например: заместителем z, z' является s', а г, г' и l, Г — звук j. Используя набор временных субститутов, ребенок добивается лучшего звуконаполнения и сохранения звуковой структуры, приближенной к норматив­ной. Например: /tol't/ — торт, /kl'as'H/ — красит, /s'apka/ — шапка, /noz'n'ici/ — ножницы, /upaj/ — упал. Подробнее этот вопрос освещен в главе 1.

4)Смешение звуков. Смешения, то есть двусторонние замены звуков, артикуляционно освоенных ребенком, если и встречаются в онтогенезе здоровых детей, то очень кратковременно (Гвоздев А. Н., 1948). При длительном суще­ствовании в речи ребенка их правомерно рассматривать как патологические симптомы. Ошибки такого рода рассматриваются как языковые, фонологи­ческие (или фонематические), обусловленные нарушениями фонематическо­го восприятия или недостаточной сформированностыо соответствующих «фо­нематических представлений» (Логопедия, 1999). К сожалению, последнее понятие пока представляется недостаточно определенным. Если считать фо­нему языковой единицей, некоей категориальной фонологической универса­лией, которая в таком случае должна быть амодальной, то не совсем понятно, каким может быть конкретное психологическое содержание этих «представле­ний». Традиционно в психологии представлениями называют образы, воспро­изведенные посредством припоминания. С этой точки зрения фонематиче­скими представлениями можно считать перцептивные инвариантные эталоны звуков речи (акустические и артикуляторно-кинестетические), соответствую­щие на языковом уровне фонемам. В таком случае эти образования занимают промежуточное положение между речевым и языковым уровнями. Более под­робный анализ этого вопроса представлен в главе 8.

5)Нерегулярные замены звуков. Все вышеперечисленные ошибки носят дос­таточно стабильный, предсказуемый характер и в большинстве своем (кроме искажений) могут быть отнесены к категории парадигматических нарушений (то есть к ошибкам выбора). Наряду с этим встречаются ошибки в виде нерегу­лярных замен, которые отличаются нестабильностью, чрезвычайно зависимы от фонетического и фонологического контекста и могут рассматриваться как симптомы нарушений синтагматических операций (точнее — правил фонотаксиса). Их отличительная особенность— отсутствие повторяемости, слабая предсказуемость и высокая контекстуальная зависимость. Один и тот же звук может оказаться и заменяемым, и заменителем. Заменителями становятся зву­ки, весьма далекие от заменяемых по фонетическим дифференциальным при­знакам. Часто заменяются звуки, артикуляторно доступные ребенку. Нередко артикуляторно более простой звук заменяется более сложным.

Примеры: /bagaban/ — барабан, /lififi/, /f/ifi/ — лыжи, /vajna/ — ванна, /let'onka/ — лесенка, /papujkat/ — папугай, /zal'til'/ — зайчик, /tenisol/ — телефон.

6) Ассимиляции (дистантные) — это замены, при которых заменяемый звукполностью или частично уподобляется другому звуку, входящему в то же слово или синтагму. В другом фонетическом окружении заменяемый звук обычно произносится верно.

Например: /tletka/— клетка,/akvariek/ — аквариум, /limol/ — лимон, но /kot/, /dom/, /nos/.

Как видно в приведенных примерах, ребенок правильно произносит звуки К, М и Н в простых по звуковой структуре словах, но заменяет (уподобляет) их в более сложных словах. Различают прогрессивную ассимиляцию, когда пре­дыдущий звук уподобляет себе последующий, и регрессивную, когда последу­ющий звук уподобляет себе предыдущий.

7) Пропуски слогов, которые приводят к значительной редукции слогового ряда и упрощению слоговой структуры слов. Все дети в ходе онтогенеза проходят че­рез этап слоговой элизии, позволяющий им использовать в экспрессивной речи слова, слишком сложные для них по слоговой структуре. На протяжении третьего-четвертого года жизни это явление почти исчезает. При нарушении созре­вания артикуляторного праксиса трудности в воспроизведении слов со сложнойслоговой структурой могут сохраняться очень долго (до 12—14 лет и дольше).

Например: /ki/ — киса, /токо/ — молоко, /zaveska/ — занавеска, /sipet/ — велосипед.

8) Редупликация (итерация) — феномен персевераторного повторения од­
ного и того же слога. При этом звуковая структура слова предельно упрощает­
ся за счет уменьшения степени разнообразия звуков в слове (Сикорский И. А., 1899, Гвоздев А. Н., 1948, Nettelbladt U., 1983, Vihman M. M., 1988).

Например: /ti-ti/ — куры (цып-цып), /ku-ku/ — петух, /ШШ/ — кирпичи, /katatit'a/ — катается, /lilila'lit'/ — наливает.

Этот феномен также встречается на ранних этапах речевого онтогенеза, но исчезает примерно тогда, когда появляются первые фразы. При отклонениях в речевом развитии он наблюдается в дошкольном и даже школьном возрасте.

Продуктом подобного же, но более грубого упрощения являются и так на­зываемые «звукоподражательные слова»: ко-ко — курица, би-би — машина, аф-аф — собака, ту-ту — поезд. Обычно причину этого видят в подражанию так называемому «языку нянь» (Цейтлин С. Н., 2001). Однако ряд подобных слов, которые используют дети, взрослые не употребляют совсем: /sisi/ — сосиски, /ka-ka/ — часы, / kaka/ — кукла, /go-go/ — крокодил, /ga-ga/птичка. Очевидно, склонность к итерациям в ранних словах свойственна детям, что, по-видимому, обусловлено незрелостью фонотаксиса и динамического артикуля­торного праксиса. Поскольку родители (а когда-то няни) склонны подражать своим детям, подстраиваясь под их язык, они сами стали задавать детям образ­цы в виде своеобразного материнского сленга. Сохранение лепетных слов при появлении двух-трехсловных сочетаний, очевидно, следует рассматривать как проявление патологической дисгармонии в формировании языковых средств.

Примеры

Валерий В., 4 г. 1 мес: /da] bu-bu/ — дай барабан.

Дима К., 3 г. 1 мес: /тат, ото bibika?/ — мама, а можно машину?

9) Перестановки слогов (метатезис). Например: /vatobus/ — автобус, /vestofor/ — светофор, /akti/ — очки.

Метатезис встречается у здоровых детей на определенной стадии фоноло­гического развития (преимущественно на втором-третьем годах жизни). Па­тологическими такие ошибки правомерно считать лишь тогда, когда они на­блюдаются у детей более старшего возраста, встречаются в большом количестве и с трудом устраняются.

Вышеперечисленные симптомы нарушения сегментарного уровня зву­ковой стороны речи имеют разные механизмы и неравноценны по тяжести. Последнее означает, что те или иные ошибки звукопроизношения можно рас­ценивать как показатели большей или меньшей тяжести недоразвития в зависимости от того, какая временная дистанция отделяет их от возраста, в котором данное явление наблюдается в норме. В этом смысле для возраста 4 года нерегулярные замены, ассимиляции, редупликации являются значи­тельно более тяжелыми симптомами, чем, например, замены-упрощения или искажения.

К вышеперечисленным симптомам звуковых нарушений следует добавить те, которые отражают патологию супрасегментарного уровня звуковой систе­мы. Сюда относятся искажения интонационно-мелодической и голосовой ха­рактеристик: глухость, маловыразительность, монотонность, затухающий ха­рактер голоса, гнусавость и др. Возрастные особенности этих феноменов изучены слабо.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.