Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







КОНЦЕПЦИИ ПСИХИЧЕСКОГО ДИЗОНТОГЕНЕЗА ПРИ НЕДОРАЗВИТИИ РЕЧИ





Как уже отмечалось выше, своеобразие психического развития детей с не­доразвитием речи имеет сложный механизм и «многослойную» структуру. Па­тогенез в таких случаях имеет мультифакторный характер. Одновременно не­сколько разных патогенетических механизмов ответственны за то, по какому пути пойдет развитие ребенка с проявлениями дизонтогенеза. Только на осно­ве такой мультифакторной, многоуровневой модели можно понять и объяс­нить многочисленные факты, свидетельствующие о высокой частоте психопатологических расстройств среди детей с недоразвитием речи (Davison F. М.< Howlin P., 1997; Group for the Advancement of Psychiatry, 1999).

Для объяснения вышеуказанных сочетаний психических и речевых рас­стройств в литературе выдвигается несколько гипотез. Согласно одной из них, психические нарушения возникают как следствие неполноценности языковых и коммуникативных функций, создающих у ребенка повышенную фрустрационную уязвимость и сниженную адаптивность (Слинько О. А., 1992, Balta-хе С. A., Simmons J. Q., 1988). Существует достаточно большое число клини­ческих наблюдений, подтверждающих эту гипотезу. Известно, что у многих детей с недоразвитием речи наблюдается логофобия в той или иной степени выраженности, то есть невротическая реакция на трудности в речевой комму­никации. Эта гипотеза правомерна по отношению к поздно возникшим пси­хическим расстройствам, манифестирующим в старшем дошкольном, школь­ном и подростковом возрасте. Однако известно, что в некоторых случаях они обнаруживаются (по данным анамнеза) еще до первых проявлений речевого недоразвития.

Есть другая гипотеза, из которой следует, что речевые и психопатологичес­кие феномены независимы друг от друга в каузальном смысле или имеют об­щую причину — органическое поражение головного мозга (Beitchman J. H., 1985, Baker L., Cantwell D. P., 1987). Для такого предположения тоже имеется достаточно оснований. Весьма часто в клинической картине детей с недораз­витием речи выявляется полиморфная психоорганическая симптоматика: це­ребральная астения, осложненные формы психического инфантилизма, гипер­динамический синдром, эмоциональная лабильность, неврозоподобные синдромы (подробнее см. главу 4). Психический дизонтогенез, возникающий на резидуально-органической основе, имеет ряд специфических черт: явления асинхронии в развитии, неравномерность структуры «дефекта», своеобразные проявления детского варианта психоорганического синдрома (Мнухин С. С, 1968, Ковалев В. В., 1985, 1995, Gollnitz G., 1962). При раннем органическом поражении головного мозга разные его отделы обычно страдают в разной сте­пени, а некоторые совсем не затронуты. В связи с этим одной из характерных черт, присущих психическому дизонтогенезу, является асинхрония развития (Ушаков Г. К., Гёльнитц Г., Эггерс Г., 1974, Лебединский В. В., 1985). Ее сущ­ность заключается в нарушении согласованности взаимоотношений между развивающимися психическими функциями. Одни из них развиваются в нор­мальном темпе, а другие — с задержкой. Нарушается гармония этих взаимоот­ношений, предусмотренная в норме генетической программой развития. Ши­рокий спектр разнообразия проявлений дисгармонии у разных детей является одной из причин полиморфизма симптоматики. Таким образом, у детей с ре-зидуально-органическим поражением головного мозга сочетаются «эффекты очага» (то есть локальные нарушения ВПФ) и общемозговые психоорганичес­кие психопатологические симптомы и синдромы,-являющиеся реакцией на повреждение и последующие репарационные процессы (Gollnitz G., 1962,1974).

В каждом из возрастных периодов характер дисгармонии может существен­но меняться и тем самым приводить к трансформации психопатологических и лингвопатологических синдромов. Кроме того, возрастная эволюция психо-патологической симптоматики связана и с изменением так называемого «ре­гистра реагирования». В. В. Ковалев (1985) выделяет 4 основных возрастных уровня преимущественного нервно-психического реагирования на те или иные экзогенные вредности: а) соматовегетативный (0-3 года), б) психомоторный (4-7 лет), в) аффективный (5-10 лет) и г) эмоционально-идеаторный (11-17 лет). В данной схеме совмещены представления о регистрах реагирования и о периодизации развития, что связывает психологические и физиологические закономерности развития ребенка. На ее основе можно объяснить и измене­ния доминирующей психопатологической симптоматики у одних и тех же детей в разные возрастные периоды.

Третья гипотеза представляет собой «трансакционную модель» возникнове­ния психических расстройств у детей с недоразвитием речи (Sameroff А., 1987, A. Sameroff & M.J. Chandler, 1975). Авторы рассматривают ребенка в контексте интеракций, возникающих у.него с окружающим миром. Отклонения в разви­тии вносят определенную дисгармонию в его взаимоотношения с родными и сверстниками. Это, в свою очередь, может быть причиной невротизации ро­дителей, гипо- или гиперопеки, провоцирует реакции отвержения со стороны сверстников и т. п. В результате вокруг ребенка создается психотравмирующая ситуация, которая может вызывать или спровоцировать у него психические расстройства. Анализируя вышеуказанные гипотезы, В. Prizant с соавторами замечают, что в каждой из гипотез присутствует некая односторонность. В ре­альности многое зависит от конкретных клинических, возрастных и соци­альных особенностей случая (характер речевого расстройства, возраст, темпе­рамент ребенка, особенности семейной ситуации и др.) (Prizant B. etal., 1990).

Таким образом, резюмируя вышеприведенные материалы и теории, можно заключить, что совокупность проявлений дизонтогенеза, наблюдаемых у де­тей с недоразвитием речи, определяется одновременно несколькими патоге­нетическими механизмами. Ниже приводятся некоторые из них.

а) Биологические детерминанты, то есть характер и структура повреждения мозга. Диффузное повреждение головного мозга является неблагоприятным обстоятельством, так как снижает когнитивные, энергетические ресурсы и адаптивные возможности ребенка, становится причиной возникновения опре­деленных патологических форм аффективного реагирования (аффективной неустойчивости, дистимии), приводит к церебрастении. Довольно часто это сопровождается явлениями гиперактивности, нарушениями внимания. Уже одних этих перечисленных обстоятельств достаточно для возникновения со­стояния дезадаптации (Мнухин С. С, 1968, Ковалев В. В., 1985, 1995, Gol­lnitz G., 1962). В сочетании с нарушениями речевой коммуникации это неред­ко приводит к формированию невротических и неврозоподобных расстройств, патологических форм поведения, патохарактерологического развития, и даже психопатоподобных состояний.

Очаговые поражения головного мозга по-разному влияют на особенности формирующегося коммуникативного, эмоционального и когнитивного пове­дения в зависимости от локализации очага. Большое значение имеет полушар-ная локализация повреждения. Рядом исследователей были получены данные, свидетельствующие о том, что правополушарный дефицит приводит к снижению семантически-прагматической компетенции, социальной интуиции (An-г net М., 1973, Semrud-Clikeman M., Hynd С. W., 1990). При преимущественном поражении левого полушария в большей мере страдает вербальное научение, а интуитивно-практическое остается сохранным. На особенности когнитивно­го развития влияет характер церебральных компенсаторных перестроек. Перенос центров из поврежденного левого полушария в правое нередко приво­дит к перегрузке правополушарных структур, то есть к crowding-эффекту. Вследствие этого, например, у детей с поражением речевых центров левого полушария могут возникнуть вторичные нарушения пространственного мыш­ления (Carlsson G., Uvebrant P. et al., 1994).

б) Генетические детерминанты,возможно, предопределяют не только ано­мальное формирование когнитивной и языковой систем, но и конкретные пси­хопатологические синдромы, затрагивающие личностную (в узком, клиничес­ком смысле слова) сферу. Например, своеобразную форму психического инфантилизма. По нашим наблюдениям, это наблюдается у подавляющегобольшинства детей с моторной алалией, проявляясь в виде благодушия, бес­печности, иногда несколько повышенного фона настроения. Поскольку по­чти в половине случаев у них встречались родственники с речевой патологией, есть основания полагать, что подобный психический инфантилизм возникаети вслучаях генетически детерминированного HP. Следовательно, он у этихдетей тоже может быть генетически детерминирован, что согласуется с данны­ми литературы (ГлезерманТ. Б., Портнов В. А., 1978, Лебединская К. С, 1980, 1982, Маринчева Г. С, Глезерман Т. Б., 1986).

в) Средовые факторы. Дефицит общения и недостаточная успешность вла­дения прагматикой общения (то есть коммуникативная депривация и фруст­рация), приводящие к дисгармонии формирования личности и когнитивнойсферы. Неполноценность речевого общения создает трудности в социальных интеракциях, в создании так называемого «социального дискурса» (Val-lance D. D., Cummings R. L., Humphries Т., 1998). Переживания детей с недо­развитием речи в чем-то сравнимы с чувствами человека, оказавшего за рубе­жом, но плохо знающим иностранный язык. Кроме того, у таких детейскладывается неполноценная система вербальной репрезентации сложившихся представлений о мире, играющая весьма важную роль как в личностном фор­мировании, так и в развитии познавательной сферы (Nelson К., 1996).

г) Психологические рефлексивные переживанияребенком собственной неадаптированности, ущербности. В психологической и психиатрической лите­ратуре, посвященной детям с проявлениями когнитивной, эмоционально-во­левой незрелости, как правило, недооценивается их способность достаточноглубоко переживать собственную неприспособленность. На них переносятсядавно сложившиеся (и изрядно устаревшие) представления о неспособности кглубокому переживанию умственно отсталых детей. Консультируя детей с не­доразвитием речи, трудностями в обучении, мы много раз убеждались в том, что внешняя беспечность, благодушие довольно часто оказываются компен­саторными, защитными реакциями. Они в чем-то схожи с известными психо­генными реакциями по типу пуэрилизма, которые могут наблюдаться у впол­не интеллектуально сохранных взрослых и детей. В основе лежат формы психологической защиты по типу подавления и вытеснения (Никольская И. М., Грановская Р. М., 2000). Достаточно рано у детей с ТНР становится заметной высокая фрустрационная уязвимость (Слинько О. А., 1992, Baltaxe С. А., Simmons J. Q., 1988). Это выражается в логофобии, негативистических реак­циях на тестирующие вопросы типа: «Скажи...», «Как это называется?», «Со­ставь рассказ по картинке» и т. п. Не умея правильно произнести слово, ребе­нок предпочитает промолчать и не ответить на вопрос. В школе это усугубляется нарушениями чтения и письма (Корнев А. Н., 1997).

д) Требования, предъявляемые социумомк тем способностям, которые фомируются у ребенка неблагополучно. Особенностью патологии речевого развития является тот факт, что неполноценными оказываются те виды способностей, которые высоко востребованы в обществе, существенно влияют насоциальный статус. Коммуникативная компетентность имеет большое значение как в неформальных, так и формальных социальных интеракциях. Осо­бенно большое место занимает вербальная коммуникация в системе школь­ного обучения. Положение ребенка даже с легкими проявлениями языковойнедостаточности в системе школьного обучения заставляет его идти на раз­нообразные уловки и хитрости, чтобы скрыть недостаточное понимание син­таксически и терминологически сложных монологов учителя. Порой он дли­тельное время скрывает свое непонимание предмета, а это становится причиной растущей педагогической запущенности, и трудности нарастаюткак снежный ком. Дети с языковой недостаточностью плохо усваивают вы­сокоабстрактные, категориальные понятия, а ими изобилует современнаяшкольная программа.

е) Реакция микро- и макросоциумана проявления речевой и когнитивнойнедостаточности у ребенка. В рамках описанной выше «интерактивной моде­ли» значимость этих реакций для ребенка с HP представляется особенно важ­ной. К сожалению, не всегда уровень толерантности как родителей, так и пе­дагогов к недостаткам ребенка оказывается достаточно невысоким. В реакцияхвзрослых дети чаще сталкиваются с поучениями или критикой своей несосто­ятельности, чем с деликатной психологической поддержкой. Чем больше та­кого негативного опыта в анамнезе у ребенка, тем сильнее обычно выраженалогофобия. Попав в общеобразовательную школу, такой ребенок сталкиваетсяс жесткой оценочной системой, где приоритетны как раз наиболее слабые унего категории способностей. В результате типичные для детей с HP недостат­ки делают их социально маркированными, что усугубляет состояние школь­ной и социальной дезадаптации.

 







Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...

Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...

Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2022 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.