Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Вишванатха Чакраварти Тхакур.





Явившись в 1638 году, Шри Вишванатха Чакраварти Тхакур (Хари Валлабха дас) пришел в ученической преемственности от Шри Нароттама даса Тхакура. Вишванатха получил дикшу от Шри Радхи Раманы Чакраварти. Хотя Вишванатха и был женат, но был безразличен к семейной жизни и вскоре отрекся от нее. Он пришел во Вриндавана-дхаму и совершал Кришна-бхаджан у Радха-кунды.

Поскольку он был известен своей чистой преданностью, ученостью и осознанным восприятием сокровенных супружеских игр Радхи-Гокулананды, его называли «драгоценным венцом вайшнавов». Авторитеты Гаудия-вайшнавизма утверждают, что Шри Рупа Госвами – ваг-аватара (инкарнация бога речи). Гаудия-ачарьи, особенно прямые ученики Вишванатхи Чакраварти Тхакура, считают, что он является воплощением Шри Рупы Госвами.

Среди всех ачарьев Гаудия-вайшнавизма только Вишванатха Чакраварти приближается к Шриле Рупе Госвами по глубине осознания Абсолютной Истины. Само имя Вишванатхи Чакраварти указывает на его положение. Вишванатха означает «тот, ко являет драгоценный камень преданности Вишванатхе – Шри Кришне, Господу Вселенной». «Чакраварти» означает «расширяющий чакру (круг) бхакти».

Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур говорил: «Вишванатха Чакраварти Тхакур был защитником, опекуном и ачарьей в серединный период развития Гаудия-вайшнавизма (1600-1700 гг.)» Подъем Гаудия-вайшнавизма начался с приходом Господа Чайтаньи Махапрабху. В поздний период Шрила Бхактивинод Тхакур влил в него новые силы. Шрила Бхактисиддханта Сарасвати распространил его, а Шрила Прабхупада охватил им весь мир.

Во время пребывания во Вриндаване Вишванатха поклонялся Божествам Радхи-Гокулананды и Шри Гирираджи. Его Говардхана-шиле до него поклонялся первым Господь Чайтанья, затем Рагхунатха дас Госвами, Кришнадас Кавирадж, Шри Мукунда дас и Шримати Кришна-прия Тхакурани. В наши дни это Божество Гирираджи Говардханы находится в храме Радхи-Гокулананды во Вриндаване.



Господь Шри Кришна во сне велел Вишванатхе написать комментарии к книгам Госвами, и тот сразу приступил к работе. Она протекала успешно. Когда бы он ни садился писать, облака закрывали от него палящее солнце. Однажды хлынул сильнейший ливень, но чудесным образом ни одна капля не упала ни на Вишванатху, ни на его рукопись комментария к «Бхагаватам».

Работая над «Мантрартхой Дипикой» (объяснение Кама-гаятри), Вишванатха пришел в замешательство. Согласно его тщательному исследованию, Кама-гаятри содержит двадцать пять слогов, и он не мог понять, на каком основании Кришнадас Кавирадж в «Чайтанья Чаритамрите» пишет, что Кама-гаятри содержит двадцать четыре с половиной слога, которые соответствуют двадцати четырем с половиной лунам, присутствующим в трансцендентном теле Кришны. Этому Вишванатха не мог найти объяснения.

Во сне Шримати Радхика дала ему следующее наставление: «О Вишванатха, пожалуйста, не печалься. То, что написал Кришнадас Кавирадж – истина. Он также является Моей близкой служанкой, и ему известно все о Моих самых тайных и глубоких чувствах. Действительно, Меня можно познать посредством слогов этой мантры, но без Моей милости никто не в состоянии узнать тайну этой мантры.

Ответ на вопрос, связанный с половиной слога, находится в книге «Варнагама-бхасвади». Прочитав ее, Кришнадас написал то, что он написал. Слог йа, за которой следует слог ви, как в выражении камадевайа видмахе, считается половиной слога. Она относится ко лбу Кришны, поскольку Его лоб имеет очертания полумесяца. Все другие слога этой мантры полные и потому соответствуют полным лунам. А теперь вставай, посмотри эту книгу и воспользуйся этим доказательством для блага каждого».

Тут же проснувшись, Вишванатха воскликнул в восторге: «Хе Радхе! Хе Радхе! Хе Радхе!» После того, как Вишванатха Чакраварти получил даршан Радхарани, его работы обрели божественную силу. Он чувствовал, что Шримати Радхарани избрала его в качестве одной из Своих близких служанок, и эта реализация проявилась в его книгах.

Вишванатха Чакраварти написал на санскрите более сорока работ по науке чистой преданности Радхе-Гиридхари. Он также создал чудеснейшие, содержащие наивысшую реализацию комментарии к «Шримад Бхагаватам», «Бхагавад-гите», работам Шрилы Рупы Госвами, Кави Карнапура и Нароттама даса Тхакура. Среди них – «Шри Кришна Бхаванамрита», «Мадхурья Кадамбини», «Враджа-рити чинтамани», «Чаматкара Чандрика», «Свапна Виласамрита», «Санкалпа Калпадрума» и другие. Жизнь и учение Шрилы Вишванатхи Чакравартипады даруют счастье, вдохновение и трансцендентную мудрость всей сампрадайе Гаудия-вайшнавов. Мы искренне молимся, чтобы, спустя тысячи рождений, обрести необходимые качества для того, чтобы стать пылинкой под кровом его лотосных стоп.

В Кришна-лиле он служит Шримати Радхике как Винода-манджари. Его самадхи – во дворе храма Радхи-Гокулананды.

Задание 6. Каков основной вклад Шрилы Вишванатхи Чакраварти Тхакура в миссию Господа Чайтаньи?

 

Баладева Видьябхушана.

Шри Баладева Видьябхушана (Шри Говинда дас) явился в семнадцатом веке неподалеку от Ремуны, Орисса. В юности он изучал санскритскую грамматику, поэзию и логику. После тщательного изучения комментариев Шанкары и Мадхвы он принял инициацию в ученической цепи таттва-вади Шрипады Мадхвачарьи. Баладева Видьябхушана стал диг-виджая-пандитом (победителем всех оппонентов) и начал посещать святые места. Везде, куда бы он ни приходил, он побеждал местных мудрецов, ученых и санньяси.

В Джаганнатха Пури он обучался непревзойденной философии Господа Чайтаньи у Шри Радхи-Дамодары Госвами и, после обращения в Гаудия-вайшнавизм, принял инициацию. Во Вриндаване он изучал «Шримад Бхагаватам» под руководством Шрилы Вишванатхи Чакраварти и поклонялся Радхе-Шьямасундаре.

В начале восемнадцатого столетия после тщательного изучения философии Веданты Баладева Видьябхушана принял учение Господа Чайтаньи как высшее откровение Абсолютной Истины. В это время последователи группы Рамананди в Раджастане оспаривали авторитетность движения Господа Чайтаньи. Хотя Рамананди процветали, находясь под покровительством царя Джай Сингха, царь был расположен к Гаудия-вайшнавам и был преданным Говиндаджи, изначального Божества Шрилы Рупы Госвами.

Рамананди утверждали, что последователи Господа Чайтаньи стоят вне четырех известных ученических преемственностей (сампрадай) и, следовательно, их деятельность не имеет никакой ценности. Если бы Гаудия-вайшнавы не отстояли авторитетность движения, они утратили бы уважение и даже право поклонения Господу Говинде. Вишванатха Чакраварти Тхакур, бывший в то время лидером Гаудия-вайшнавов, увидел в Баладеве истинного защитника учения Господа Чайтаньи.

Джай Сингх был готов к религиозному столкновению, которое считал неизбежным. Он собрал и изучил все сочинения Гаудия-вайшнавов и сравнил их с сочинениями других вайшнавских сампрадай. Он изучил Бхагавата-Пурану и комментарии к ней Шридхары Свами, Санатаны Госвами и Дживы Госвами. Размышляя над Веданта-сутрой и комментариями к ней, принадлежащими Шанкаре, Раманудже, Мадхве, Валлабхе и Нимбарке, он изучил труды Санатаны Госвами, Рупы Госвами, Гопалы Бхатты Госвами, Дживы Госвами и Кришнадаса Кавираджи Госвами, основных теоретиков Гаудия-вайшнавов. Он также прочитал Гита-говинду Джайадевы - поэму, которая часто вызывала проявления экстатической любви у Чайтаньи Махапрабху.

Джай Сингх хотел примирить различия, существовавшие между основными вайшнавскими сампрадайами. Он понимал, что у этих различий нет философской основы, поэтому беспрестанные споры не имеют никакого смысла. Завершив свое исследование, он составил труд под названием «Брахма-бодхини», отстаивавший единство вайшнавов. Любовь царя к Кришне проявилась во время его первого посещения Вриндавана, когда он был семилетним ребенком. Он был вместе с отцом, военачальником, направленным туда для защиты караванов между Агрой и Матхурой. С ранних лет Джай Сингх считал себя преданным Кришны. А изучение сочинений Госвами Вриндавана выкристаллизовали его преданность Радхе и Кришне, которой суждено было пройти испытания со стороны Рамананди.

«Гаудия-вайшнавы не должны поклоняться Радхе и Кришне совместно», – говорили ему Рамананди. – «Радха и Кришна не являются супругами. Подобных случаев совместного поклонения им раньше не было! Сита и Рама, Лакшми и Нарайана неразлучны, потому что они супруги. Но Радха и Кришна не супруги!»

Рамананди провоцировали столкновение. Они не только подвергали сомнению происхождение Гаудия-вайшнавов, но и критиковали их метод поклонения. Рамананди требовали, чтобы Радху убрали с главного алтаря в другое помещение для отдельного поклонения.

Джай Сингх отправил письмо махантам храмов Гаудия-вайшнавов: «Вы должны быть готовы ответить на критику Рамананди из долины Галта. Я симпатизирую вашей философии и практике, но ваш ответ должен быть таким, чтобы заставить замолчать пандитов Рамананди, в противном случае я буду вынужден разлучить Радхарани и Кришну».

Маханты четырех главных храмов Амбры представили свой ответ письменно. Они объясняли, что Рупа, Санатана и Джива Госвами придерживались одного и того же мнения по поводу Радхи и Кришны: Им можно поклоняться либо как супругам, либо как возлюбленным, так как обе эти лилы вечны. Поклоняться Кришне в любой из этих лил значит установить вечные взаимоотношения преданности со Всевышним.

Рамананди отвергли эти аргументы. Борясь за религиозную и политическую власть, они опять пришли к Джай Сингху. Рамананди говорили, что, поскольку Радха и Кришна не супруги, совместное Им поклонение оправдывало Их сомнительные взаимоотношения. Рамананди также критиковали Гаудия-вайшнавов за поклонение Кришне без предварительного поклонения Нарайане.

Чтобы успокоить Рамананди, Джай Сингх пообещал им, что он попросит Гаудия-вайшнавов перенести Божество Радхи в отдельное помещение. Он также попросит их объяснить нарушения вайшнавского этикета в пренебрежении поклонению Нарайане и доказать свою причастность к Мадхва-сампрадайе.

В то время Вишванатхе Чакраварти было за шестьдесят. Он регулярно общался с махантами вайшнавских храмов Амбры. Хотя он и ожидал неприятностей со стороны Рамананди, этот конфликт назревал многие годы до того, как появилась прямая угроза деятельности Гаудия-вайшнавов и исполнению поклонения Божествам. Он знал, что сейчас они в отчаянии от растущего антагонизма Рамананди. Вишванатха позвал Баладеву. «Мы должны опровергнуть возражения Рамананди, – сказал Вишванантха своему ученику. – Это не так легко, но мы можем победить их».

Баладева был оскорблен самонадеянностью критики Рамананди. «Почему мы должны доказывать авторитетность нашего происхождения? – настаивал он. – Верховный Господь проявился как Господь Чайтанья для того, чтобы установить принципы истинной религии для Века Ссор. Когда Сам Господь устанавливает религиозную традицию, кто может осмелиться сомневаться в ее авторитетности?»

«Рамананди сомневаются, – ответил Вишванатха. – Они основывают свою критику на ссылке из Падма Пураны, что в наш век существуют четыре сампрадайи, или линии ученической преемственности. В Пуране говорится:

шри-брахма-рудра-санака
вайшнава-кшити-паванах
чатварас те калау бхавйа
хй уткале пурушоттама

Смысл в том, что эти четыре вайшнавские сампрадайи: Шри, Брахма, Рудра и Кумара – очищают землю».

«Да, – ответил Баладева. – Я знаю этот стих. И Рамананди говорят, что эти слова «уткале пурушоттама» означают, что эти четыре сампрадайи основывают свои ашрамы в Ориссе, Пурушоттама-кшетре, городе Джаганнатха Пури. Но истинное значение этих слов в том, что Верховный Господь Пурушоттама есть суть этих четырех сампрадай. И когда Он приходит в Кали-югу, Он живет в Джаганнатха Пури как Шри Чайтанья Махапрабху. Таким образом, наша ученическая последовательность не пятая сампрадайа, а суть всех четырех».

Вишванатха и Баладева бодрствовали всю ночь, обсуждая другие пункты, по которым Рамананди оспаривают авторитетность движения Господа Чайтаньи. Они разработали стратегию, с помощью которой можно было нанести поражение Рамананди.

Вишванатха послал Баладеву вместе с Кришнадевой Сарвабхаумой в Амбру. О прибытии Баладевы в Амбру не объявлялось. Он был новым человеком для Гаудия-общины, даже среди махант Амбры. И он был молод. Никто, даже среди его приверженцев, не подозревал, что в этом скромном теле вайшнава из Вриндавана живет философский гений.

У Баладевы были трудности в получении аудиенции у царя. И когда он, наконец, получил ее, Рамананди уже ждали его там.

«Господин, – обратился Баладева к царю, – Я прибыл, чтобы разрешить сомнения, касающиеся Гаудия-сампрадайи и методов поклонения».

«Ваше величество, – перебил его пандит-Рамананди, – Мы просим разрешить нам обратится к нему непосредственно!»

Джай Сингх повернулся к Баладеве. «Ты можешь говорить», – сказал он, уверенный, что если Кришна –действительно Верховный Господь, то Он позаботится о Своей собственной защите.

Рамананди были настроены агрессивно, уверенные в своем превосходстве. Они сказали Баладеве: «Проблема в том, что ты не принадлежишь к истинной сампрадайе. Поэтому мы не можем принять ссылки на писания твоих пандитов».

«Я принадлежу к Мадхва-сампрадайе, – уверенно возразил Баладева, – Я получил инициацию в Майсоре от авторитета (тиртхи) из этой ученической последовательности. Но Радха Дамодара Госвами и Вишванатха Чакраварти из Гаудия-сампрадайи также мои гуру. Они учили меня философии Бхагаваты».

Рамананди были озадачены. Инициация Баладевы в Мадхва-сампрадайе означала, что им приходилось иметь дело с квалифицированным санньяси и пандитом авторитетной сампрадайи. Но они надеялись, что его юный возраст мог сказаться на его умении грамотно вести дискуссию. Они объединили усилия.

«Ты, возможно, и принадлежишь к Мадхва-сампрадайе, но другие Гаудия-вайшнавы - нет!»

Сохраняя достоинство, Баладева представил ключевое доказательство: «Вот «Гаура-ганоддеша-дипика», написанная Кави Карнапурой более ста лет назад. Эта рукопись подробно рассматривает наше происхождение от Мадхвы». Баладева вручил им рукопись для изучения.

Рамананди выдвинули новое возражение: «Если Гаудия-вайшнавы объявляют себя последователями Мадхвы, тогда ты должен основывать свою аргументацию на комментарии Мадхвы к Брахма-сутре. Мы знаем, что у Гаудия-вайшнавов нет собственных комментариев».

Баладева задумался. Гаудия-вайшнавы никогда не писали комментариев на Веданта-сутру, так как они принимали Шримад-Бхагаватам как естественный комментарий. Вьяса – автор обоих трудов, а Господь Чайтанья учил, что если автор комментирует свой собственный труд, то его мнение считается наилучшим. Баладева знал, что Рамананди отвергнут этот аргумент. Но он также знал, что если он будет использовать комментарий Мадхвы, то у него будут проблемы, так как в комментарии Мадхвы не было положений, которые узаконили бы метод поклонения Гаудия-вайшнавов. Поэтому Баладева решил, что ему необходимо написать Гаудия-комментарий самому. Этот комментарий должен быть основан на комментарии Мадхвы, но необходимым образом содержащий некоторые допустимые различия. «Я представлю вам наш комментарий, – сказал Баладева, – Я прошу вас позволить мне привезти его».

«Да, действительно, пошли за ним», – согласился лидер Рамананди.

«Это невозможно, – ответил Баладева. – Мне потребуется несколько дней, чтобы написать его».

Рамананди были поражены. Разве мог Баладева написать комментарий за несколько дней? Какая наглость! Но если бы Баладева и вправду мог его написать, позиция Рамананди стала бы шаткой. Должны ли они дать ему срок, о котором он просит? До того, как они высказались, вмешался царь Джай Сингх. «Да, время тебе дается. Подготовь комментарий и уведомь нас о его готовности. Тебе необходимо знать, что если ты не представишь подходящий комментарий, нам необходимо будет принять критику Рамананди как авторитетную. Но я не выполню ни одного из их требований, пока у тебя не будет возможность представить свой комментарий и аргументы».

Баладева оставил собрание, сопровождаемый Кришнадевой Сарвабхаумой. Баладева рассматривал себя как куклу в руках Господа. Он смело высказался в собрании, но возьмется ли Божественный Кукольник управлять его пером?

Баладева пошел в Говиндапуру. Представ перед Говиндой, он опустился на колени и обратился с молитвой: «О Говинда, Твой преданный Вишванатха послал меня сюда, чтобы защитить Тебя и Твоих преданных, но я не способен на это. Я просто душа, погрязшая в невежестве. Если Ты пожелаешь, Ты можешь дать мне полномочия написать комментарий к Веданта-сутре, прославляющей Тебя. Если Ты пожелаешь, я опишу истину, которую я узнал от Твоих преданных и из Твоих священных писаний. И я верю, что Твоей милостью эта истина будет представлена логично».

Затем Баладева приступил к составлению комментария. Делая редкие перерывы для отдыха, он писал и молился, и снова писал. Шли дни и ночи, но он не останавливался. Некоторые историки говорят, что он писал месяц. Другие говорят, что на это у него ушло семь дней.

В любом случае, Баладева вскоре возвратился из Говиндапура. К этому моменту все секты горели желанием услышать комментарий. Джай Сингх, желая видеть Гаудия-вайшнавов, отстоявших свои права, особенно желал увидеть комментарий. Рамананди, однако, ожидали комментарий с некоторым трепетом, надеясь, что смогут легко его опровергнуть. Баладева вошел в собрание, созванное в Галте. Он стоял на одной стороне вместе с Гаудия-махантами. Напротив стояли Рамананди-пандиты. В присутствии аристократии и ученых председательствовал царь Джай Сингх.

С разрешения царя Баладева приступил к изложению. «Этот комментарий, – сказал он, представляя свой труд, – основан на комментарии Мадхвы, но имеет некоторые существенные различия. Если вы изучите его, вы обнаружите, что он соответствует философии, основанной на учении Господа Чайтаньи».

Рамананди-пандит подошел к Баладеве и взял комментарий. «Кто автор этого комментария?» - спросил он.

Баладева ответил: «Комментарий называется «Говинда-бхашья». Говинда вдохновил меня на написание этого труда. Мне открылось недвусмысленное значение сутр в соответствии с желанием Шри Чайтаньи Махапрабху. И мои разъяснения основаны на учении моих гуру».

Рамананди-пандиты просмотрели первую часть бхашьи, чтобы удостоверится, правду ли сказал Баладева.

Лидер Рамананди согласился: «Влияние Мадхвы на этот комментарий безусловно, но мы должны разобраться и в некоторых различиях».

Затем Баладева ответил на каждое из возражений Рамананди, касающихся метода поклонения Гаудия-вайшнавов.

«Я разъяснил все аспекты практики последователей Господа Чайтаньи в третьей главе, – сказал он. – Так как ваша критика касается нашего метода поклонения, вам необходимо перейти к третьей главе, чтобы убедится как Вьяса, автор Веданта-сутры, обосновал метод нашего поклонения. Вы возражаете против нашего поклонения Радхе вместе с Говиндой на второстепенном основании, что Они не супруги. В стихах с 40 по 42 я представил истинное положение Радхи в Ее взаимоотношениях с Кришной. Радха есть вечная энергия Кришны и никогда не разлучается с Ним. Их взаимоотношения могут быть либо «паракия», либо «свакия», но это не отражается на вечности Их союза. Разлучение Радхи и Говинды, на котором вы настаиваете, искусственно и поэтому оскорбительно по отношению к Господу, который питает глубокую любовь к Своей женской энергии.

Вы критикуете наше пристрастие поклоняться только Кришне, пренебрегая поклонением Нараяне, Вишну, который, как вы говорите, есть объект поклонения всех вайшнавов. Я разъяснил этот пункт в моих комментариях к стиху 43. В соответствии с Веданта-сутрой Нараяне можно поклоняться в любой из Его форм, включая форму Кришны. Ни одно ведическое предписание не запрещает исключительного поклонения Говинде».

Баладева продолжал говорить, в то время как Рамананди стояли обезоруженные. Он говорил ясно и исчерпывающе. Со стороны Рамананди не последовало ни одного опровержения.

Царь Джай Сингх ждал конца выступления Баладевы, взвешивая аргументы. Молчание Рамананди подтвердило его мнение. Он вынес свое решение в краткой, но убедительной формулировке: «Свидетельство, подтверждающее авторитетность Гаудия-сампрадайи, неоспоримо. Впредь Гаудия-вайшнавизм должен быть признан и уважаем как авторитетное религиозное направление. Я приказываю воссоединить Радху и Говинду».

Гаудия-маханты Амбры, наконец-то избавленные от преследований Рамананди, отпраздновали эту победу, воздвигнув храм победы на холме, обращенном в сторону долины Галта. Храмовое Божество было названо Виджайа-Гопал, «Непобедимый Гопал».

Баладева возвратился во Вриндаван, где возглавил общину Гаудия-вайшнавов. Он продолжал писать. Верный Дживе Госвами и преданный Господу Чайтанье, он составил комментарии на десять основных Упанишад и девять произведений Госвами Вриндавана. Также им были написаны оригинальные труды по грамматике, драматическому искусству, прозе и поэзии. Он оставался неоспоримым авторитетом вайшнавской теологии вплоть до своего ухода

Джай Сингх был удовлетворен победой Баладевы над Рамананди. Он установил единство вайшнавизма. И Радха была воссоединена с Говиндой на алтаре, так как Она есть вечная энергия. Джай Сингх посвятил себя Говинде и прожил долгую творческую жизнь царя и ученого .В 1714 г. Джай Сингх перенес Говинду в Сады Джай Ниваса и установил Его в садовом доме, где ему поклонялись в течение 21 года. В 1735 г. царь построил храм для Говинды внутри дворца в Джайпуре. Джай Сингх позднее провозгласил Говинду царем Джайпура, а себе определил положение Его министра. С того времени на царской печати значилось: «Шри Говинда-дева чарана савам джай сингх шарана» – «Господь Говинда, у чьих стоп нашел прибежище Джай Сингх».

Шри Баладева Видьябхушана был нишкинчана-парама-бхагаватой – полностью отрешенным величайшим преданным Господа Кришны. Его книги и комментарии, числом более двадцати четырех, помогли тысячам вайшнавов понять возвышенную философию сознания Кришны и сокровенные писания шести Госвами. Лишенный ложного престижа, он никогда не писал о своем рождении, родителях, происхождении и личной жизни. Согласно «Навадвипа-дхама-махатмье» Шрилы Бхактивиноды Тхакура, Баладева Видьябхушана в Чайтанья-лиле является Шри Гопинатхой Ачарьей, зятем Сарвабхаумы Бхаттачарьи. Во Врадже он служит как Ратнавали Деви, вечная служанка Шри Радхи.

Задание 7. Каков основной вклад Шрилы Баладевы Видьябхушаны в миссию Господа Чайтаньи?

 

Джаганнатха дас Бабаджи.

Сиддха Джаганнатха дас Бабаджи Махарадж жил сто сорок четыре года. Он принял дикшу у Шри Мадхусуданы даса Бабаджи и в течение многих лет совершал бхаджан у Сутья-кунды во Вриндаване. От него Бхактивинод Тхакур получил ценные наставления, касающиеся чистого преданного служения.

Обычно Джаганнатха дас Бабаджи проводил шесть месяцев в Шри Навадвипа-дхаме и шесть – во Враджа-мандале. «В то время, – замечает Бхактивинод Тхакур, – Шри Джаганнатха дас Бабаджи был самым возвышенным расика-вайшнавом во Врадже, Гаура-мандале и Джаганнатха Пури». Бхактивинод Тхакур дал ему титул Сарвабхаума – глава всех вайшнавов.

В возрасте ста двадцати пяти лет его тело было согнуто, как дуга. Его веки нависали над глазами, как тяжелые театральные занавесы. Стоя с двух сторон, два ученика поднимали его сомкнутые веки, чтобы он мог предложить туласи-манджари своему Божеству Гирираджа Говардхана.

Поскольку Джаганнатхе дасу Бабаджи было очень трудно передвигаться, Бихари, его слуга-бриджабаси, обычно переносил его на плечах. Но, когда бы ни совершался Нама-киртан, Бабаджи тут же выскакивал из своей корзины на метр вверх. В великом восторге он начинал петь и танцевать. Несмотря на физические ограничения, он энергично совершал бхаджан.

И в джапе, и в киртане он любил громко воспевать святые имена. Во время киртана он пел: «Нитай ки нама энечхи ре! Ки нама энечхи ре! Ки нама дитечхе ре!» – «О Господь Нитьянанда, какое чудесное имя Ты принес. О Нитай, какой чудесное имя Ты дал». После воспевания почти всю ночь напролет поутру он предлагал 1108 дандаватов Божествам. Бабаджи всегда с энтузиазмом служил вайшнавам.

Он жил как аскет, следуя строгому воздержанию в еде и соблюдая четырехмесячный пост Чатурмасью. В первый месяц он съедал лишь четыре банана вечером; во второй – только плоды гуавы; в третий – сыворотку; в четвертый месяц – лишь вареные несоленые цветки банана.

Как-то раз Джаганнатха дас Бабаджи попросил у подметальщика улицы во Вриндаване роти – лепешку. Услышав об этом, знатные жители города сказали ему: «Бабаджи, ты – драгоценность в венце Враджи. Нам больно слышать замечания в твой адрес. Но сейчас все осуждают тебя. Они говорят: «Баба сошел с ума. Если он игнорирует вековые традиции, то что же станет с обществом?»»

Бабаджи Махараджа ответил: «Все вы – ученые люди. Неужели вам неизвестна важность пыли Вриндавана? Она так сильно заряжена Кришна-премой, что даже Господь Брахма желает стать песчинкой враджа-раджи (пыли Вриндавана). Поэтому, кто же может быть чище вриндаванского подметальщика, который постоянно служит этой пыли, вдыхает ее, катается и купается в ней?» Воцарившееся молчание означало, что все приняли ответ Бабаджи Махараджа.

Живя в Навадвипа-дхаме, Джаганнатха дас Бабаджи выказывал глубокое уважение ко всем ее обитателям. Даже если из его тарелки ели щенки, он не протестовал. Бихари, его слуга, увидев собак, поедающих прасадам его гуру, с отвращением прогнал их. Джаганнатха дас Бабаджи отругал Бихари: «Эти щенки – жители святой дхамы. Они – не обычные живые существа. Я не стану есть до тех пор, пока они не вернутся и не доедят маха-прасад из моей тарелки».

В возрасте ста сорока двух лет он уже не мог видеть и ходить. Бхактивинода Тхакур, желая подтвердить свое открытие места явления Господа Чайтаньи, попросил Джаганнатху даса прибыть туда. Когда его принесли в это место, Джаганнатха дас Бабаджи, опьяненный Гаура-премой, подпрыгнул высоко в воздух и начал петь и танцевать. Поэтому в пранама-мантре мы прославляем этого великого вайшнава как того, кто открыл место явления Господа Чайтаньи. Из сострадания ко всем обусловленным душам Джаганнатха дас Бабаджи перенес силу своего бхаджана, знание шастр и према-бхакти непосредственно в сердце Бхактивинода Тхакура.

Джаганнатха дас Бабаджи имел множество учеников. Он часто давал следующие наставления:

1) ты должен избегать женщин, а также мужчин, которые общаются с женщинами или с мужчинами, которые так или иначе общаются с мужчинами, которые общаются с женщинами;

2) чтобы осознать высшую цель жизни, ты должен регулярно и стойко повторять святые имена. Твердость так важна, что ее следует поддерживать даже ценой собственной жизни;

3) никогда не забывай Гауру, который более милостив и благосклонен, чем Кришна. Кришна в точности подобен правителю, ведущему в Своем управлении правосудия учет оскорблениям в Свой адрес. Гаура же не принимает во внимание твоих оскорблений. Если Кришну больше интересует поддержание справедливости, то для Гауры важнее распространение милости. С этой точки зрения Гаура-киртан плодотворнее Кришны-киртана. Гаура-киртан означает «Шри Кришна Чайтанья, Прабху Нитьянанда, Шри Адвайта, Гададхара, Шривасади-гаура-бхакта-вринда»;

4) Кришна – аватара Двапара-юги. Гаура – аватара Кали-юги. Мы должны петь имя и славу той аватары, в эпоху которой живем, так же как, живя в определенном царстве, мы прославляем правящего царя. «Джая Шачинандана, Гаура Хари. Джая Шачинандана, Гаура Хари!»

В Храме Сонар Гауранга в Гопала Багхе Вриндавана находятся Божества Гаура-Нитай, которым некогда на Сурья-кунде поклонялся Шри Джаганнатха дас Бабаджи. В Кришна-лиле он служит как Расика-манджари.

Задание 8. Каков основной вклад Джаганнатхи даса Бабаджи в миссию Господа Чайтаньи?

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.