Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Комментарий к Книге Иова (по главам)





Глава 1

Книге Иова — одна из самых древних и загадочных книг Библии. Ей посвящено множество богословских и философских исследований, но до сих пор по ее поводу не утихают ожесточенные споры. За что страдает великий праведник, в чем заблуждаются обличающие его друзья, какую тайну открывает Иову Всевышний? Если внимательно вчитаться в текст Священного Писания, ответы даст оно само. Сейчас я попытаюсь проанализировать фрагмент из этой книги.

Раскрываемая в начальных пяти стихах при помощи конкретного примера, - жизни Иова, общая мысль о соответствии благочестия земному благополучию начинается характеристикою религиозно-нравственной жизни главного лица книги. Главный персонаж представляется как человек "непорочный", преданный всем сердцем богу, Иов был безупречен, что подтверждается его "справедливость" и "истинностью", его мысли соответствовали делам. Частнее, в основе религиозности Иова, - отношение к Богу лежал "страх". Причина этого страха – благоговейное представление о Боге, возбуждаемое сознанием Его величия, совершенства. Нравственность Иова определялась представлением о Боге, как о праведном Судии и Воздаятеле, не терпящем зла. И эта нравственность сводилась к удалению от зла.

За благочестия, по учению Ветхого Завета, человек награждается временными земными благами. И Иов получает награду за благочестие: многочадие Иова и немалое состояние. Стоит упомянуть, что Иов заботиться не только о своей нравственности, но и о нравственности своих детей. Он возносил всесожжения по числу своих сыновей и одного тельца за грех (которые могли совершить в дни пиршеств) о душах их.

При благочестии Иова, причина постигших его бедствий заключалась не в нем; она лежала вне его, - в клевете злого духа, сатаны, давшего Божественному Правосудию повод доказать на примере Иова торжество правды и добра над злом. сатана – враг Божий, противоположность. Когда же предстает перед Богом злой дух, он спрашивает: "откуда ты пришел?" – но это как раз и подчеркивает то, что этот дух нравственно противоположен, доходящее как бы до незнания Господа дел сатаны. Последний отвечает общей фразой: "Ходил по земле и обошел ее". Ходившему по земле для наблюдения злому духу и задается вопрос, о том, не заметил ли он о благочестии раба Божьего Иова. Но сатана отвечает, что в благочестии Иова нет ничего выдающегося, что оно корыстно, потому как в награду Господь избавит Иова от бедствий. И что если Господь пошлет какие-либо бедствия. При таких обстоятельствах не будет побуждение к благочестию. Оно исчезнет, мало того, сменится проклятьем.



Ответ сатаны, представляя клевету на Иова, бросал тень и на Божественное Правосудие: Господь награждает заведомо неискреннего человека. В целях торжества правды и представляется сатане испытать благочестие Иова.

Бедствия, которые выбирает сатана имеют некоторые особенности, рассчитанные на то, чтобы вызвать со стороны Иова проклятья. Во-первых, бедствия падают на день пиршественного собрания детей Иова в доме старшего сына. В день веселья и радости, всякое горе чувствуется по закону контраста гораздо сильнее. Во-вторых, бедствия идут один за другим с необыкновенной быстротою. Не успел Иов отойти от одного несчастья, как его дом настигает другое. Быстрота бедствий должна была действовать подавляюще. В-третьих, виновником бедствий является сам бог: великий скот Иова попаляется "огнем Божьим". И последнее является самым сильным испытанием веры праведника.

Перенеся гибель имущества, Иов не мог не выразить печали, но она не только не переходит в отчаянье и ропот, но соединяется с глубокой покорностью воле Божией. Источником покорности, терпения Иова является сознание, что Тот, кто дал ему все блага, волен и отнять их.

 

Глава 2

Во второй раз, когда сатана, Господь к своим словам добавляет: "и доселе тверд в своей непорочности". Сатана же уверяет, что покорность Иова и в этом случае расчетлива, он при помощи терпения сохранил себе жизнь. Он лишился малого – потерял детей и имущество. Но получил жизнь. И только отнятие этой последней может вызвать с его стороны проклятие.

Пораженный нечистою, Иов должен был покинуть пределы селения.

Болезнь разъедала его тело. По всему телу появлялись гнойные прыщи. Одержимый жестокими болями, лишенный сна, точнее, мучимый кошмарами, больной не находит себе покоя ни днем, ни ночью.

Речь жены, внушенная ей, по мнению Иоанна Златоуста, дьяволом, представляет новое испытание терпению Иова. Одно хульное слов – и ты навсегда освободишься от страшной болезни. Указываемый женою исход – единственный возможный для Иова: сколько бы он ни благословлял Бога, все равно умрет; благочестие бесполезно.

Пораженный бедствиями, но не знающий их истинной причины, человек не может отречься от Бога, от своей веры, так может поступить только неразумный.

В больном, пораженном проказою, всеми покинутом и сидящем на пепле Иове трудно было, особенно издали, узнать прежнего здорового, окруженного многочисленным семейством и богатого человека. Слова утешения сменяются глубокой печалью, выраженною в посыпании головы пеплом. Сила печали друзей выражается в семидневном молчании.

Глава 3

Иов в своей первой речи высказывает сожаление по поводу дня своего рождения. Иов начинает ее проклятьем дня и ночи своего рождения, послужившим источником стольких бедствий.

"День да будет ночью" равносильно гибели дня, гибели добра. Он просит Господа не допустить смены тьмы светом, в число его рождения, и тем самым исполнил просьбу о погибели дня. Господствующий в продолжение ночи рождения Иова мрак пусть не сменяется светом. И так как ночь составляет известное число в соединении с днем, то сама по себе, взятая отдельно от дня, в него не перешедшая, она не сможет войти в состав чисел года и месяца.

Несчастная для Иова, она не должна быть временем рождения и кого-нибудь другого, он будет несчастен, подобно Иову, и в этот день не должно быть радости, сопровождаемое появлением на свет ребенка.

Иов выражает сожаление, что появился на свет. Смерть лучше жизни, пребывание в могиле предпочтительнее пребывания на земле. Могила – место успокоения, прекращение духовной и физической боли. В могиле все равны и нет разницы, кем кто был на земле. Могила дает покой всем.

Для Иова смерть желанная, потому что он утратил смысл жизни, для него он заключался в возможных радостях для человека, но теперь эта сладость не доступна для него, пораженного проказою. Он не может жить и пользоваться жизнью. Тогда для чего жить? Его горести выражаются в стонах и вздохах. Иов находится в смятении и к нему присоединяется что-то ужасное, что не дает ему покоя.

Глава 4

Речь Елифаза, как сам он считает, не утешит страдания Иова, он извиняется за доставленное огорчение, но как бы неприятно не была истина, она должна быть высказана.

Первый упрек Елифаза был в малодушии Иова. Оно тем более несвойственно ему, так как Иов всегда поддерживал людей, которые опустили руки, он подбадривал их, он ободрял слабых духом. Елифаз иронически замечает, что ободрявший других не может ободрить себя .

По мнению Елифаза, ропот и жалобы Иова проистекают из его уверенности в благочестии. Он ропщет и жалуется потому, что себя, непорочного и благочестивого, считает несправедливо наказанным. Однако Елифаз утверждает, что несчастья постигают только грешников, значит и Иов, раз он подвергся бедствиям, не может считать себя человеком непорочным и благочестивым.

А подтверждении своих слов, Елифаз ссылается, во-первых, на опыт и знание самого Иова, не видавшего будто бы в течение своей жизни случаев гибели праведника; и во-вторых - на личный опыт. И для большей убедительности Елифаз ссылается на сообщение в форме шепота. Откровение падало на то время, когда Елифаз пробудился с душою, смущенной беспокойными мыслями.

На предложенный явившимся вопрос: "человек праведнее ли Бога?", Елифаз дает отрицательный ответ. В очах Божиих нечисты даже ангелы, тем более человек. Он грешен. Признаком его греховности является, во-первых, кратковременность существования, во-вторых, смерть в состоянии неразумия. Та и другая черта: скоротечность жизни и смерть не умудренным, -участь исключительно грешников.

 

Глава 5

"Святые", т.е. ангелы нечисты в очах Божиих, следовательно, они не могут допустить мысли о безгрешности низшего по сравнению с собой существа – человека. Следовательно никто не поручится за него, Иова, за его невинность, незаслуженность наказаний. У Иова нет защитников.

А если же он будет продолжать роптать, то его постигнет участь глупца, призвавший своим ропотом божественный гнев. Дальнейшее описание "глупца" теми же чертами, что и нечестивого, дает понять, что под глупцом Елифаз разумеет грешника.

Примеры гибели нечестивых известны Елифазу. Неоднократно наблюдая ее, он имел возможность предсказать ожидающее грешника несчастье.

Проявление его благоденствия, счастья служат дети и имущество. Но первые с течением времени подвергаются наказанию со стороны представителей правосудия, второе расхищается: жатвою, защищенною от разграбления изгородью из терна пользуются неимущие, голодные, а всем имуществом – "жаждущие", т.е. такие или иные грабители.

Наблюдаемые Елифазом случаи гибели грешника дают ему право установить то общее положение, что причина страданий человека – не вне человека, а в нем самом. Его природа такова, что он совершает преступление, за которым неизбежно следует возмездие. Данное свойство так же неотъемлемо у человека, как у искры – свойство подниматься вверх.

Если в природе человека коренится склонность к греху, то Иову, не составляет особенного труда сознаться в своей греховности перед Богом и просить у него прощения. Эти рассуждения подготавливают положение: вместе того, чтобы жаловаться и роптать, Иов должен смириться и обратиться к Богу.

Это обращение будет иметь успех, по причине благости и милосердии Божием по отношению к несчастным, с другой стороны – о тех наказаниях, которыми Господь поражает всех гордых, противящихся ему.

Господь превращает людские страдания в радость.

Бог – отмститель гордых, уповающих на свою силу. Он превращает в ничто их намерения и предприятия, так что они не сделают ничего порочного. Нечестивые гибнут от собственного лукавства, их успешно начатые дела встречают неустранимые препятствия, влекущие за собою гибель.

Бог вразумляет человека наказаниями. Вразумление состоит в том, что наказуемый не раздражается, подобно глупцу, а приходит к сознанию своей греховности, смиряется перед Богом. Результатом этого и является блаженство, счастье вразумляемого. Бог смиренных возвышает и спасает. Подобный удел ожидает и вразумившего. Бог, нанесший ему раны, сам и исцеляет их. Их этого исходит, что Иов должен смириться и не роптать, как делал до этого, он не должен противиться постигшим его бедствиям.

Если Иов последует совету Елифаза, то Господь спасет его. Иов будет наслаждаться миром. Взамен умерших детей у него будет многочисленное потомство. И умрет он в глубокой старости, пресыщенный днями.

 

Глава 6

Иов, обвиненный Елифазом в малодушии, старается освободиться от подобного обвинения. Его слова неистовы, полны горячности и раздражительности, но это объясняется невыносимыми муками болезни, которая причиняет боль. И если сравнить горячность, нетерпеливость с бедствиями, то она покажется по сравнению с ними малою.

Причина его необыкновенных страданий заключается в том, что против него восстал Бог. Он причиняет боль рабу своему, который вел праведную жизнь.

Эти жалобы, как бы они не были неприятны, являются чем-то естественным. И если Иов жалуется, то очевидно, что он вынужден. А вынужден же он тем, что живет "отвратительно" мысли о постигшем горе, возможности которого он даже не подозревал в дни былого счастья.

Эти жалобы естественны, и естественно желание смерти от руки Господа.

Близкая скорая смерть утешила бы Иова. Он умер бы с сознанием, что остался верным заповедям, а это сознание является, как для человека благочестивого, отрадою.

Желание скорейшей смерти мотивируется еще тем, что у Иова не хватит сил, для перенесения страданий. Он обыкновенный смертный человек с чувствительною к болезни плотью, терпение его может истощиться. Он мог бы еще терпеть, если бы видел какой-нибудь исход из скорби, но его нет.

Не находя в себе сил для перенесения страданий, Иов рассчитывает почерпнуть их в сострадании друзей, но обманулся.

Страждущий без поддержки со стороны своих друзей может впасть в отчаянье. Но его друзья утверждают, что страдания виновного вызывает не сострадание, а чувство ужаса и трепета. Так считали его друзья и считают в момент произношения Иовом речи, но едва ли он просил их о сострадании. Он ищет поддержки у друзей, чтобы не впасть в отчаянье, уныние, потому как чувствует, что близок нему и не может ободрить себя.

Надежды Иова не оправдались, "они неверны", они обманули его ожидания. Их непостоянство в чувствах напоминает непостоянство потоков, которые бывают полни водою только во время таяния снега, а при наступлении тепла мелеют и во время жары совсем исчезают, бесследно теряются в песках пустыни.

Их прежняя дружба превратилась в ничто, они предали Иова, при виде пораженного болезнью, они, испугавшись, признали в нем грешника, которого они не собираются жалеть, который служит им уроком в том, как наказывает грешников на земле сам Господь.

Иов не требует от друзей никакой жертвы и ничем не заслуживает такое к себе отношение. Он ничем не вызвал перемены в отношении к себе.

Друзья не правы, изменив чувствам дружбы, не правы они и в роли обвинителя Иова. Иов согласился бы с друзьями, если бы они указали действительные погрешности в его речах. Он замолчал бы перед правдой. Но друзья порицают слова, принадлежащие ветру, они пытаются доказать его виновность словами, вырвавшимися в состоянии отчаянья, вызванные болью и скорбью. Эти слова полны горячности, но преувеличенность их очевидна.

Уверенный в своей правоте, вполне способный отличить ложь от истины, Иов просит друзей "пересмотреть", изменить свое отношение к нему.

 

Глава 7

Во второй половине своей речи Елифаз высказывал уверенность, что Иову под условием смирения к Богу будет возвращено былое благополучие. Против этого заявления и направлена вторая часть речи Иова, доказывающего невозможность для себя счастья.

Иов сравнивает человеческую жизнь с военной службой и лишенное свободы и полное труда существование наемников, но в отличии от участи Иова, раб вечером пользуется отдыхом, а наемник получает за свою работу деньги. Иов ждал успокоения, но месяцами он страдал от боли и днем, и ночью. И днем он думал, чтобы скорее пришел вечер, а как только ложился, думал о скорейшем наступлении дня.

Состояние Иова таково, что лишает его возможности думать о будущем, о счастливом, благополучном будущем, его тело покрыто язвами. Он – живой труп. У него нет надежды на прекращение страданий, нет надежды на восстановления счастья, нет потому и оснований прекращать ропот.

В противоположность ропоту в третьей главе, теперь жалобы направлены против Бога, которого считает виновником своих страданий. Зачем держать его под стражей? Ни на минуту не освободить от страданий? Они не оставляют его днем, а ночью ему снятся кошмары, Иов желает, чтобы сопровождающие проказу удушья закончились удушьем.

Жизнь для Иова становится в тягость. Но так как его существование не может продолжаться вечно, когда-нибудь он должен же умереть, почему же не облегчить его страдания скорой смертью. Смертью сейчас.

Иов желает, чтобы Господь облегчил страдания хотя бы на мгновение. Иов – человек, слабое существо, на которое при величии Бога не стоит обращать внимания, и даже если он совершил в жизни какие-либо грехи, они не принесли Богу большого вреда. Не стоит Иова считать врагом и делать его целью своих стрел. Наконец, Иов скоро умрет, а потому, почему бы не простить грехи, избавить от страданий и дать спокойно умереть?

 

Глава 8

Нетерпение Валдада вызывается пустотою речей Иова. Не касаясь первой черты, осужденной Елифазом, он переходит ко второй.

Бог – Вседержатель, т.е. промыслитель и правитель, поддерживающий порядок. Бог не может быть неправосудным. Правосудие Господа сказывается в фактах. Не беспричинно погибли дети Иова, значит, они были грешны. Бог правосуден и в наградах, если ты обратишься к Нему всем своим сердцем, он будет защищать тебя, он будет укрывать твой дом от бедствий. Валдада не ссылается на свой личный взгляд и опыт, он выдает свои мысли (для большей убедительности) за опыт предков. Вывод из опыта предков: Бог не отвергает человека непорочного и не покровительствует злодею. Только при условии обращения к Богу, тогда жизнь снова станет радостной, а враги будут уничтожены

 

Глава 9

Иов соглашается с мнением Валдада о Божественном Правосудии, но не допускает мысли о возможности оправдания человека перед Богом. Божественное правосудие представляется ему в другом, нежели его друзьям, свете.

По взгляду Иова, человек должен признать Бога правосудным потому, что Он превосходит его двумя свойствами: мудростью и всемогуществом. Бог –премудр, человек не может возразить ни на одно из тысячи Его слов, а потому, должен признать каждое из них справедливым. Правда Бога – правда существа сильного по уму и, благодаря всемогуществу, непреклонного в своих определениях. Эта сила не терпит противодействия.

Всемогущество Бога выражается и в отношении к людям. Он поступает с ними без их ведома. Поступает по собственному усмотрению. Перед лицом такой могущественности рассуждения человека, доказательство своей правоты ничто не значат. Такого Бога можно не убеждать, а лишь умолять, чтобы Господь сменил гнев на милость. Подобный исход указывал Валдада, с нему склоняется и сам Иов.

Но нельзя рассчитывать, что тебя услышит Он. И если гнев неотвратим, то бесполезно умолять. И Бога нельзя заставить услышать мольбу, могущество не терпит давления.

Защищаться бесполезно, Господь обернет защиту в обвинение. Поэтому Иов не может поступить так, как советуют друзья и надеяться на улучшения положения. Как невинный он мог бы надеяться на это, тем не менее не хочет знать души своей, он чувствует к своей жизни отвращение. Если Господь губит и виновного и безвинного, правосудие доходит до того, что не может отличить добро и зло. Невинность Иова не спасет его, не избавит от страданий, а такая жизнь противна ему.

 

Глава 10

Возбудить желание жизни мог бы сам Господь своим ответом, но он выступает только в роли каратели, не давая ответа. Иов не знает причину постигших его бедствий. Вины за собою он не знает, а делаемые предположения не могут быть признаны удовлетворительными, так как не совместимы с представлением о Боге. Во-первых, такое предположение противоречит божественной любви, во-вторых, невозможно думать, что наказание – результат ошибки. Ошибки свойственны ограниченному по уму существу.

Возникает новое недоумение. Человек создан Богом. Как Божественный Художник может уничтожить свое создание. Он совершает непонятный, непостижимый акт самоуничтожения. Как же применить два совершенно противоположных начала: любовь и отсутствие всепрощения?

При подобном отношении Бога к Иову положение последнего оказывается безвыходным. И если Бог при создании решил не прощать Иову греха, то как он мог дать жизнь? Последнее предполагает и требует любви, а ее не было. Возникает новое недоумение. Иов, измученный неразрешенными вопросами просит Господа отступить от него. Тогда он умрет спокойно и это и будет его утешением в преисподней.

 

Глава 11

В противоположность Иову, Софар утверждает, что первый страдает не только заслуженно, но и мало: часть его грехов не открыта Богом, следовательно, эти грехи прощены. Иов не имеет права оспаривать их. Бог мудрее людей, Иов же будет осуждать то, что не понимает из-за ограниченности ума.

Софар утверждает, что если Иов обратиться к Богу, то Он наградит его. И счастье будет настолько сильным, что не останется места для горечи и воспоминаний о былом несчастье.

 

Глава 12

Иов говорит о мудрости. Он говорит о несостоятельности мудрости друзей. И действительно, что это за мудрость, если человек не может отличить грешника от праведника и благочестивого Иова сделали предметом насмешек? Истинно мудрый относится к несчастью ближнего не с презреньем и насмешками, а с полным участием. Смех над несчастьем – признак глупости.

Иов утверждает, что презрение, с которым относятся к нему друзья – обычное явление, участь праведника, отвергаемого миром.

Иов указывает на главное ошибочное положение друзей: спокойствие и безопасность – удел одних благочестивых. Эти положения опровергаются жизнью. И такое благоденствие нечестивых - дело не случая, а рук Господа.

Для оправдания своей теории друзья ссылаются на авторитет предков, Иов же утверждает, что, безусловно, время – залог мудрости, но нельзя все принимать на веру. Это противно свойственной человеку способности лично познавать истину, различать правду от неправды.

Иов замечает, что не только грешников карает бог, он может наказать и тех, и других. Наводнение, засухи. От них страдают все. И Бог не только не пресекает деяния злых, но и пользуется ими в Ему одному известных целях мироправления. Они живут по воле самого Бога. Поэтому для Иова нет ничего утешительно верить в свою судьбу. Очень возможно, что Он поразил его так же насильственно и несправедливо, как многих других.

 

Глава 13

Иов считает, что если он сам не знает причину своих бедствий, то этого не знают и его друзья, потому что Иов знает не меньше своих друзей.

У Иова появляется решимость перенести свое дело на суд Божий. Но намерение Иова "состязаться с Богом" ослабляется боязнью подвергнуться наказанию за вольные речи. Но это чувство устраняется - больше, чем теперь, бедствий не может быть. Бояться и страшиться ему нечего. Иов не боится смерти, она страшна для него в том случае, если он умрет неоправданным. Такая решимость доказывает невиновность. Он настолько уверен в своей непогрешимости, что готов умереть, если ему укажут на грехи его. Но чтобы Иов доказал свою правоту, ему необходима ясность мысли, т.е. необходимым условием является дарование успокоения и предоставление права голоса, почему он и просит, чтобы Господь не привел его в молчание страхом своего величия.

 

Глава 14

Человек, рожденный от зараженных грехом родителей, склонен к греху. Некоторые проступки он совершает непроизвольно. Достойно ли ввиду этого наказывать его?

Перечисленные Иовом данные, при помощи которых он намеревается оправдать себя, не будут приняты Богом, пока он в гневе, Иов готов умереть, на то время, пока продолжается гнев, при условии воскреснуть, потом и вернуться на землю со всеми признаками божественного благоговения. Но по возвращению он бы не обвинял, а оправдывался, явился бы не с гневом, а с милостью.

Но сомнение, сможет ли человек воскреснуть? Будет ли жить человек после смерти? Эти доводы рассудка берут верх. Может ли быть надежда на возвращение?

И действительно, Иов умрет и более не вернется к жизни, смерть прекращает всякое сношение с землей.

 

Глава 15

Упрекая друзей в неразумии, Иов сам заслуживает такого же обвинения. Он замечает, что речи его полны горячности, а слова мудрого полны спокойствия. Отрицание страха Божьего прямое проявление нечестия., следовательно, Иов свидетельствует о своей греховности.

Иов – обыкновенный человек, знающий столько же, сколько и его друзья. А друзья его ссылаются на опыт предков, более старых, следовательно, более мудрых, следовательно, Иову следовало бы прислушаться к их речам.

Иов не имеет права считать себя благочестивым, так как ему, как и всем остальным людям, свойственна склонность к греху. В очах Господа он не может быть чистым, следовательно, постигшее его горе вполне заслужено.

Елифаз говорит про грешников. И участь их – уничтожение имущества и смерть, но не только самого грешника, но и детей его. Грех всегда и неизбежно сопровождается несчастьем

 

Глава 16

Друзья выводят Иова из терпения. Друзья не помогают, на их месте Иов бы никогда не поступил так. Они не утешают, Иов не встречает сочувствия со стороны друзей. А ему оно как никогда нужно, он ищет его. Сам он утешить себя не в состоянии.

Друзья предают Иова, они считают, что все бедствия из-за греховности Иова, молчать он не может, так как это будет доказательством своей вины, не может потому, что бедствие пало на время, когда Иов был спокоен, когда жил счастливо. Контраст усиливает горе (контраст между прошлой и настоящей жизнью).

Иов невиновен, молчать он не может, в то же время бесполезно обращаться к Богу и друзьям, так как они не верят ему.

Особенно проявляется ослабление веры в Божественное Правосудие.

Пусть друзья смеются, он, Иов, хочет отстоять правду. И просит, чтобы Господь дал ему возможность отстоять свою правоту подобно тому, как он бы смог это сделать в споре с человеком.

 

Глава 17

За Иова не готов поручиться ни один человек, он предмет насмешек. Иов уже не страшится смерти, его глаза полны печали от такого к себе отношения, но он понимает, что его невиновность друзья не способны поручиться, так как это может сделать только сам Бог.

Понимая, что защитник у него только Бог, что вокруг все насмехаются и только Господь способен изменить, он еще больше укрепляет веру в Бога. Так падает предъявленное Елифазом обвинение в отсутствии страха перед Богом. И не оправдываются слова сатаны, что под влиянием бедствий Иов похулит Бога.Когда кипело сердце, он был невеждой, а успокоившись, он уповает на Господа.

 

Глава 18

Призыв Валдада к хладнокровию: "обдумайте ,потом будем говорить". Вдумчивое обсуждение вопроса обуславливается тем, что в пылу спора, каждый обвиняет другого в неразумии, и это не позволяет одному понять другого.

Эти противоречия пагубны для Иова, они причиняет ему боль. Доказывая свою правоту, он не может убедить в этом друзей, это "терзает ему душу".

Но законы есть. Они неизменны. Грешника ждут несчастья, он умрет и с ним умрет его семья. И опять же Валдада не заканчивает речь утешением.

 

Глава 19

В результате жестокого отношения Бога к Иову, он, прежде уважаемый, не встречает теперь любви, верности и почтения. Все его избегают, а некоторые даже презирают.

Он брошен даже женой, просит ее о помощи.

На примере старших, малолетки (по натуре более жестокие) издеваются над ним. Иов просит о сотрадании ближных ,но это остается без ответа.

Иов страстно ожидает, что после того, как кожа будет разрушена, из его плоти он увидит Бога. Иов верит, что Бог явится в качестве его защитника.

 

Глава 20-23

Софар говорит, что неизбежный удел Иова – смерть от руки Бога. Гибель грешника неизбежна.

Иова же утешает, что внимательное отношение к речам Иова – показатель того, что речи его не пусты. Может, даже Софар, внимательно прислушавшись к речам Иова, прекратит насмешки. Иов же уже не ждет помощи от друзей, жалоба обращена к Богу, но так как Он, от которого страдалец ожидает разрешения вопроса, не внемлет его жалобам, как же ему не впасть в уныние?

Елифаз же утверждает, что величина греховности соответствует величине бедствий, случившихся с Иовом. И опять же Елифаз советует сблизиться с Богом, смириться и признаться в своей греховности, и тогда для него наступит счастье.

Утешительно для Иова становится только совет сблизиться с Богом, он совпадает с его собственным желанием.

 

Глава 32-42

Выступление Елиуя придает действию книги новое направление, приводящей его к развязке. Теорией земных законов друзья не смогли убедить Иова в законности своих бедствий. Продолжать спор было бесполезно, потому как эти споры тянулись бы бесконечно. Елиуя в противовес убеждению Иова, что Бог, поразивший его бедствиями, враждебен к нему, он указывает на воспитательное значение страданий. Вопреки мнению Иова в произволе, нарушающем правду, доказывает, что произвола не было и быть не может.

Друзья поняли бесполезность спора, Иов считал себя правым. И это понятно, так как друзья воспринимали, что за определенный проступок следует наказание, для них в этом была божественная правда, но не за грех в смысле греховности вообще.

Выслушанные Елиуем речи Иова и трех его друзей не только не удовлетворили, но даже привели в негодование. Он разгневался на Иова, за то что тот считает себя невинным и обвинил в неправосудии Бога, а на друзей – что не смогли убедить Иова в своей грешности, доказать правоту своих взглядов. Елиуй не нашел в аргументах друзей Иова ничего убедительного. Спор с Елиуем вполне равный для Иова.

Бог – существо мудрое, оно выше человека. Ограниченный ум человека не способен понять мудрости Бога, поэтому то, что кажется на первый взгляд враждебным, на самом деле не таковы.

Он объясняет молчание Господа, потому как он не объясняет мотивов своих поступков. Бог общается с людьми через их сны, пользуясь ими как средство для сообщения человеку откровений. Он уберегает их от забвенья. Кроме сновидений, Господь пользуется для вразумленья болезнями. И средство от болезней – покаяние в грехах.

Постигающие человека бедствия направляются к его вразумлению и исправлению, а не служат выражением божественного гнева.

Господь все видит, он не наказывает безвинного. При Божественном Правосудии нет места ропоту со стороны человека. Наказание должно положить конец греху, возбудить стремление избавить от него, покаяться в нем. А если же ропот не уместен, почему же Бог должен прислушиваться к ним? Ради Иова отказаться от законов правосудия?

Конечной же целью является вразумление. Человек должен сознаться в своей виновности и покаяться перед Богом. В противном случае к общему числу грехов добавиться еще один: отречение от Бога.

Причиной того, что Бог помогает далеко не всем притесненным, заключается в их нежелании обратиться к Богу. Другая причина – в характере. Они – тоже, что инстинктивные крики животных, проявление безвыходного положения, созданного гордостью притеснителей, но не смиренная, соединенная с сознанием греховности молитва. Как таковые, они и не выслушиваются богом. Причина того, что Бог не услышал молитвы или жалобы заключается не в Боге, а в самом человеке.

Елиуя напоминает о законах. Таких как: дождь идет в определенное время, молния. О том, что Бог защищает как слабых, так и сильных. Все по закону. Он приводит в пример страуса, который отложив яйца, бросает их на произвол судьбы, но природы позаботилась об этом, песок согревает яйца и выводит детей. Таких примеров он приводит достаточное количество.

Целый ряд вопросов показал Иову, как велико количество фактов, доказывающих премудрость Бога. Состязаться с Богом простому смертному человеку нет возможности. На мольбу эту он отвечает молчанием. До такого состояния доведен Иов раскрытием мысли о премудром и всеблагом Боге, Боге, смиряющем море, орошающий пустыню, есть тот самый Бог, который так несправедливо наказывает его самого. Но можно ли допустить последнее? Не лучше ли сознаться, что при благости Господа, этого быть не может. Мысль в том, что Бог не может быть неправосудным.

Выяснению данной истины и посвящается речь Господа: "Ты хочешь ниспровергнуть суд мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя?" Настаивая на своей невиновности и не заслуженности своих страданий, Иов тем самым обвинил Господа в неправосудии. Иов не может выступить в роли защитника, потому как для этого нужно быть всемогущим. Порицающий и отвергающий Божественное Правосудие, Иов не в состоянии взять на себя заботу о сохранении правды среди людей.

Господь приводит в пример крокодила, как ужасного существа, которого боятся люди. Если крокодил – творение Бога вселяет такой ужас, то кто же осмелиться состязаться с Богом? Так что со стороны человека невозможны протесты ни тогда, когда Бог что-либо дает, ни тогда, когда отбирает.

В зависимости от этого Иов признает свои прежние речи безосновательными рассуждениями о том, чего он не понимал. Иов отказывается от своих прежних суждений, печалясь о том, что они были высказаны. Иов был прав в том, что сам он безгрешен, друзья же его были не правы вдвойне, во-первых, обвинив его в грехах, и на предположении основывали факт – мысль о Божественном Правосудии.

Бог был признан безвинным и был исцелен от болезни. Иов прощает друзей, за причиненные обиды, и сам получает прощение от Бога

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.