Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Числовая символика в Апокалипсисе. Комментарий





 

«Откровение» («Апокалипсис») св. Иоанна Богослова - заключительная книга библейского канона. Своим содержанием «Откровение» оправдывает утвердившееся за ним местоположение среди других книг Библии. Это заключительное слово, последняя точка, итог развития мира. Недаром иудейское предание отождествляет свиток Торы с вселенной. В «Бытии» мы видим развертывание свитка-вселенной, в «Откровении» - его свертывание («И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих»). Т.о. пути развития величайшего из всех творений - мира Божиего отражены и в Его Книге и, по словам Иисуса, «доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все». Во вступлении св. Иоанн Зеведеев, «Воанергес», сын Громов, Богослов (о принадлежности «Откровения» именно его перу говорит нам предание, его авторство подтверждает и абсолютное большинство современных исследователей) говорит о том, что данное ему «Откровение Иисуса Христа», предназначено для того, «чтобы показать рабам Своим, чему надлежит Быть вскоре». Этой целью объясняется исключительность «Откровения» на фоне прочих библейских книг: это единственная пророческая книга Нового Завета и единственная полностью апокалипсическая книга Библии, точно выдержанная в жанре многих еврейских апокалипсисов начала I тысячелетия от Р.Х.

«Апокалипсис» - наиболее таинственная книга Библии. Его содержание менее всего поддается однозначному толкованию (с этим связано не употребление «Откровения» за богослужением), и наибольшее количество спекулятивных экзегетических (экзегетика – раздел Богословия, в котором истолковываются Библейские тексты и доказывается истинность догматов христианских религий) умопостроений берет свои истоки именно от неправильного толкования апокалипсических образов. Одна из таких ересей - это хилиазм, учение о тысячелетнем земном царстве Христа и святых до Парусии, осужденный II Вселенским собором в лице Апполинария и распространенный в наше время среди протестантов и многих сектантских организаций (напр. «Свидетели Иеговы»).



Символика «Откровения» сложна и многогранна и истолкование символов, смысл которых не раскрыт или же раскрыт лишь частично, представляет целый ряд экзегетических проблем. Главная проблема состоит в самом отношении к символам: является ли символика пророческих видений уникальной и неповторимой или же источником символов для передачи трансцендентных образов является современное пророку культурологическое окружение. Первое предположение обессмысливает сам принцип использования символов для облечения недоступных ограниченному человеческому разуму многозначных духовных истин. Т.о. следует ожидать, что символика Библии должна быть внутренне единой и связанной с традиционной средиземноморской культурой. Несомненно, что прежние символические формы Дух пророчества наполняет качественно новым содержанием и традиционный язык символов выполняет роль именно языковую, когда сочетание духа и буквы (символ можно рассматривать как некую «макробукву», обозначающую целый комплекс ассоциаций) воплощает высшие духовные истины в «телесной» символической оболочке, только в таком виде и доступной для передачи адресату.

Более конкретная экзегетическая проблема заключается в подходе к раскрытию апокалипсических символов. При обращении к библейскому тексту надо всегда помнить древнееврейское изречение «У Торы семьдесят лиц», т.е. каждый стих священного текста имеет 70 уровней интерпретации. И поэтому разные экзегетические подходы не взаимоисключают, но дополняют друг друга. «Апокалипсис» - книга прежде всего историческая, здесь излагается учение о конце мира и судьбе всей человеческой истории

в связи со вторым пришествием Господа. И за образами «Откровения» необходимо видеть не столько последовательное изложение конкретных исторических событий в их небесно-земной взаимосвязи, сколько учение, излагающее существенные свойства земной истории в её эсхатологической (эсхатология – религиозное учение о конечных судьбах мира и человека) перспективе. История сама по себе не дает нам права на узко эсхатологическое толкование «Апокалипсиса» - ведь большинство из страшных образов «Откровения» давно уже стали реальностью и повторяются из века в век с новой никем неожиданной силой. Так XX век прошел под знаком зверя - всеобъемлющей тоталитарной системы со властью «над всяким коленом и народом, и языком и племенем», принуждающей к божескому поклонению зверю личному (Ленин, Сталин, Гитлер, Муссолини, Ким Ир Сен и др.) или соборному силой физической, идеологической (лжепророк) и экономической - «никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его» - принадлежность к партийной системе была залогом благонадежности и средством для выживания. Всему этому не так давно мы были свидетелями. По словам прот. Сергия Булгакова, суды Божии в «Откровении» «изображаются не только как события духовно-исторические, но и типологические, в истории повторяющиеся, хотя и в нарастающей зрелости». Поэтому отношение к «пятому Евангелию» только как к сценарию событий последних лет перед кончиной мира, лишает «Откровение» той действенной пророческой обличающей силы, которая способна удержать и предостеречь мир от новых падений, цель дарования которой - направление человечества на пути, ведущие в «святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего».

Повествование «Откровения» полностью состоит из сложной системы образов и символов, в редких случаях поддающихся буквальному толкованию. Немалое место здесь отведено и числовой символике, которой «Откровение» просто переполнено как ни одна другая книга Св. Писания. Многие святые отцы придавали числовым символам большое нравственное и догматическое значение, что подтверждается как общебиблейским отношением к священным числам, так и самим мироустройством.

Сам план «Откровения» имеет четкую седмеричную структуру. Можно сказать, что число 7 - наиболее часто встречающееся число в тексте «Апокалипсиса» (41 раз). Образам и ассоциациям, стоящим за этим числом в мистических текстах, посвящено большое количество исследований. Общепринятым отношением к нему является усвоение числу 7 места основного священного числа Св. Писания. В каббалистической числовой символике 7 «означает полноту раскрытия космоса или духовного мира». Основу такого отношения мы находим уже в первых главах Бытия, где постулируется седмеричное отношение к тварному миру:

  • И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал.
  • И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал.

Т.о. если символом тварного материального и духовного мира становятся шесть дней творения, то седьмой день - это время освящения, преодоления тварности в восхождении к Господу, т.е. 7 - становится символом полноты богообщения, возможного в этом мире:

  • ...субботы Мои соблюдайте, ибо это - знамение между Мною и вами в роды ваши, дабы вы знали, что Я Господь, освящающий вас; шесть дней пусть делают дела, а в седьмой - суббота покоя, посвященная Господу: всякий, кто делает дело в день субботний, да будет предан смерти; это - знамение между Мною и сынами Израилевыми на веки, потому что в шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в день седьмой почил и покоился.

По преданию ещё Адам, созданный в Шестой День (современная пятница), еженедельно праздновал Субботу и завещал это своим потомкам. И на протяжении всего канона Библии мы встречаемся с отношением ко времени как к непрерывно повторяющейся седмице. Седмице сотворенной и благословленной Самим Богом и поэтому священной. Вот только некоторые примеры:

  • ...чрез семь дней Я буду изливать дождь на землю
  • Чрез семь дней воды потопа пришли на землю.
  • И помедлил еще семь дней других и опять выпустил голубя из ковчега.
  • Он помедлил еще семь дней других и [опять] выпустил голубя; и он уже не возвратился к нему.
  • Иаков полюбил Рахиль и сказал: я буду служить тебе семь лет за Рахиль, младшую дочь твою.
  • И дошли они до Горен-гаатада при Иордане и плакали там плачем великим и весьма сильным; и сделал *Иосиф* плач по отце своем семь дней.
  • ... то же делай с волом твоим и с овцою твоею [и с ослом твоим]: семь дней пусть они будут при матери своей, а в восьмой день отдавай их Мне.
  • ...шесть лет засевай поле твое и шесть лет обрезывай виноградник твой, и собирай произведения их, в седьмой год да будет суббота покоя земли, суббота Господня: поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезывай. И насчитай себе семь субботних лет, семь раз по семи лет, чтоб было у тебя в семи субботних годах сорок девять лет... и освятите пятидесятый год... Пятидесятый год да будет у вас юбилей
  • ...прибыли к ним в Троаду, где пробыли семь дней.
  • И, найдя учеников, пробыли там семь дней.
  • Когда же семь дней оканчивались, тогда Асийские Иудеи, увидев его в храме, возмутили весь народ и наложили на него руки...
  • ...были упрошены пробыть у них семь дней, а потом пошли в Рим.

«По толкованию св. отцов, - пишет свящ. Михаил (Труханов), - цифра 7 есть число священное, и ею означается век настоящий - от сотворения мира и до страшного суда Господня». И этим числом охватывается вся тварная полнота мироздания - и мир духов, и мир материальный. С точки зрения домостроительства рассматривается и седмеричная божественная полнота даров Св. Духа: «дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия», дух «страха Господня». В связи с этим апостолы постановляют выбрать «из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святаго Духа и мудрости» для дьяконского служения.

Кроме того, в обоих Заветах мы встречаемся с употреблением цифры 7 в значении «много» и «преизбыточно», что связано с седмеричной полнотой:

  • ...если за Каина отмстится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро.
  • А сам пошел пред ними и поклонился до земли семь раз, подходя к брату своему.
  • ... и пусть возьмет Елеазар священник перстом своим крови ее и кровью покропит к передней стороне скинии собрания семь раз.
  • И сказал Валаам Валаку: построй мне здесь семь жертвенников и приготовь мне семь тельцов и семь овнов.
  • Поразит пред тобою Господь врагов твоих, восстающих на тебя; одним путем они выступят против тебя, а семью путями побегут от тебя.
  • Слова Господни - слова чистые, серебро, очищенное от земли в горниле, семь раз переплавленное.
  • ...и если семь раз в день согрешит против тебя и семь раз в день обратится, и скажет: каюсь, - прости ему.
  • Было семь братьев, первый, взяв жену, умер бездетным...
  • Не раз 7 употребляется в отношении мира инфернального для передачи того антагонизма, который существует между полнотой даров Св. Духа и бесовской пародией на изливающуюся с избытком благодать:
  • ... Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов.
  • тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, -- и бывает для человека того последнее хуже первого.

Зло не обладает бытием, оно есть лишь недостаток добра, заносчиво претендующее на равнобожественное существование. В постепенном осатанении - отдалении от Бога как начала абсолютного добра и источника жизни - мир бесов добровольно уходит в небытие. «Дьявол - обезьяна Бога» поэтому, как будет видно далее, он присваивает себе все божественные регалии.

Как уже было сказано, седмеричная символика в «Апокалипсисе» является преобладающей. Уже во вступлении апостол посвящает свое послание «семи церквам, находящимся в Асии». Семь церквей, пророческие обращения к которым мы находим во второй и третьей главах «Откровения», «символизируют собой полноту вселенской церкви вместе с ангелами ее». Некоторые экзегеты в перечислении семи церквей «видят ... указание на семь периодов в жизни всей Христианской Церкви от апостольского времени до кончины мира и Второго Пришествия Христова», где Филадельфийской церкви соответствует современный период, когда «из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы ... придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя». Т.е. ап. Иоанн говорит об обращении иудеев по плоти ко Христу и Его Церкви. В настоящее время действительно большое количество евреев приходит ко Христу (один из многих примеров - существование такой организации как «Евреи за Иисуса»), верою познавая что Иисус «брат ваш, которого вы продали в Египет», «жив и теперь владычествует над всею землею Египетскою». Сергий (Булгаков) отрицательно относится к такому экзегетическому подходу, называя его «бесплодным и произвольным священногаданием, духовно и богословски ... безвкусным». По его мнению, в обращении к семи асийским церквям следует искать «не конкретного и частного, но общего, типологического значения». Но глубина и красота слова Божия и состоит в возможности равноправного существования различных равновероятных и быть может равноистинных богословских систем и взглядов, находящихся внутри догматической ограды Церкви.

В обращении к читающим Иоанн Богослов посылает «благодать ... и мир от ... семи духов, находящихся перед престолом Его». Под «семи духами» толкователи понимают ипостасное действие Св. Духа, а также предстательство пред престолом Божиим «семи святых Ангелов, которые возносят молитвы святых и восходят пред славу Святаго». Ниже св. ап. Иоанн сам поясняет символику семи светильников и духов, окружающих «подобного Сыну Человеческому»:

  • Тайна семи звезд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников *siесть* семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей. (Откр. 1; 20)
  • И от престола исходили молнии и громы и гласы, и семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих. (Откр. 4; 5)
  • И я взглянул, и вот, посреди престола и четырех животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю. (Откр. 5; 6)

Т.о. светильники в Откр. 1; 20 ставятся в соответствие церквям, а в Откр. 4; 5 - духам Божиим, которые «посланы во всю землю» (Откр. 5; 6) и во всей своей полноте осприняты Агнцем. Следовательно, здесь речь идет о седмеричном обоживающем действии Св. Духа на тварный мир, в т.ч. и на человечество Иисуса («семь рогов»), а через Него и на всю полноту вселенской Церкви.

Апокалиптическая перспектива мира раскрывается перед нами так же в седмеричных образах, последовательно, сменяющих друг друга на протяжении повествования «Откровения». После видения ап. Иоанном Небесной Литургии, во время которой Агнцу вручается «книга, написанная внутри и отвне, запечатанная семью печатями» - символ сотворенного Богом космоса и тайн человеческих судеб (свиток-книга), а так же нерушимых Божиих постановлений и законов, на которых основывается мироздание (7 печатей - 7 дней творения). Сыну Божию - победителю в борьбе с дьяволом и искупителю человечества - вверяются судьбы мира. «"Снять" эти "печати" - значит изменить мир так, что прежние определения Божии о нем перестанут действовать, т.е. преобразить его». С момента Боговоплощения мир подошел к тому эсхатологическому рубежу, когда естественные законы превозмогаются силой Божией. Космос проходит через горнило преображающего и очищающего апокалипсического огня, чтобы предстать пред Господом в качественно ином виде - просветленном и обожженном.

Непосредственно после снятия последней печати, св. Иоанну Богослову открываются события, происходящие в связи с трубными гласами семи Ангелов. Затем после обширного отступления (борьба сатаны и антихриста с верными, возглавляемыми Христом) св. апостол вновь обращается к седмиричным образам: он описывает излияние «семью Ангелами» «семи чаш гнева Божия на землю». Одна из главных экзегетических проблем «Откровения» состоит в отношении к этим трем последовательным седмерицам. Представляют ли они описание одних и тех же событий, «воспринимающихся различно с разных духовных точек зрения», соответствующих разным степеням духовного восхождения тайновидца или же «между ними существует более сложное и таинственное соотношение, их между собою одновременно сближающее, но и разнящее»? Однозначного ответа на этот вопрос быть не может, т.к. само повествование предрасполагает к различным толкованиям, и тайнозритель не дает окончательного и бесспорного ключа к раскрытию образов «Апокалипсиса».

Видение за «печатями», «трубами» и «чашами» пророчеств, характеризующих общее течение истории, не исключает и возможности их конкретного исторического воплощения. Более того, мы не должны размывать пророчества ап. Иоанна до общих бессильных фраз «духовным толкованием», т.к. во все послеапостольские времена пришествие «человека греха, сына погибели, противящегося и превозносящегося выше всего, называемого Богом или святынею» и кончина мира связывались именно с образами «Откровения» и параллели им можно найти на протяжении всего Нового Завета. Во втором послании ап. Павла Фессалоникийцам мы встречаем то учение о грядущем отступлении, которое излагает и ап. Иоанн:

  • И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду.

В соответствии с приведенной ниже таблицей, параллели «Откровению» можно найти и в других библейских книгах.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.