Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Петр был исполнен Святым Духом





в предыдущей главе мы с вами видели, что сильнее сильного только Святой Дух. Без Святого Духа мы бессильны в невиди­мом мире. Петр это знал, и он обладал необходимой си­лой — Он был исполнен Святым Духом.

Петр был одним из тех, кто повиновался Иисусу, когда Господь повелел ученикам: «Вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше» (Лук24:49). Петр и другие верные в Верхней горнице «единодушно пре­бывали в молитве и молении» (Деян.1:14). Они молились в течение десяти дней, и тогда, как было обещано, на них сни­зошел Святой Дух, и в день Пятидесятницы они «исполни­лись все Духа Святого» (Деян.2:4).

Совершенно очевидно, что это исполнение Святым Ду­хом не было единовременным событием, после которого Петра навсегда можно было бы квалифицировать как «ис­полненного Духом» верующего. Исполнение Святым Ду­хом — это действие, которое должно повторяться как мож­но чаще, некоторые говорят, каждый день в течение всей жизни преданного верующего. В случае с Петром всего че­рез несколько дней после Пятидесятницы Лука опять нам со­ общает, что «исполнились все Духа Святого» (Деян.4:31) и получили силу проповедовать Божье Слово с дерзновением.

Если Иисус, вторая ипостась Троицы, нуждался в силе Святого Духа, чтобы противостоять силам тьмы и изгонять бесов, то насколько больше эта сила нужна нам. Я настоя­тельно советую всем тем, кто не знает, как исполняться Свя­тым Духом, не вступать в духовные битвы стратегического уровня.

На самом деле исполнение Святым Духом совсем нетруд­ное дело. Просто попросите Бога сделать это, и Он сделает. Иисус сказал: «Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? ...Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него» (Лук11.11,13). Я не го­ворю о каких-то незабываемых эмоциональных пережива­ниях, происходящих на собрании, о явлении яркого света или о падении на пол, хотя все это Бог часто использует, чтобы верующие ощутили прикосновение Святого Духа. Простого обращения к Богу с просьбой вполне достаточно, потому что Он хочет дать вам это и даст.



Очевидно, Петр был исполнен Святым Духом, когда хро­мой у Красных ворот исцелился, когда он пророчествовал Анании и Сапфире и когда люди мгновенно получали исце­ление, лишь только тень Петра касалась их. Мы можем быть уверены, что он был также исполнен Святым Духом, когда другие апостолы в Иерусалиме послали его вместе с Иоан­ном в Самарию проверить служение Филиппа-евангелиста.

Битва в самарии

Филипп вошел в историю как первый миссионер, служив­ший в условиях чужой культуры. Иногда эту роль отводят Павлу и Варнаве, однако они стали служить в качестве мис­сионеров где-то лет четырнадцать спустя. Сначала Иисус и апостолы проповедовали Евангелие только иудеям — снача­ла еврейским иудеям, затем эллинским иудеям. Филипп же стал первым, кто вышел за пределы еврейской культуры и благовествовал нееврейскому населению — самарянам.

Филипп делал то, что делал любой евангелист первого века, — он служил и словом, и делом. Он «проповедовал им Христа» (Деян.8:5). «Народ единодушно внимал тому, что го­ворил Филипп» (Деян.8:6). Почему же они слушали и верили тому, что говорил евангелист? Может быть, Филипп был осо­бенно красноречив? Может, он обладал магнетической притягательностью? Или его логика была убедительной и безуп­речной? Все сказанное вполне может быть истиной, но не об этом говорит Лука в своем повествовании о Филиппе. Лука сообщает, что они принимали благовестие Филиппа, «слы­ша и видя, какие он творил чудеса» (Деян.8:6). Филипп верил и на практике осуществлял то, что мой друг Джон Уимбер называет «евангелизмом силы».

Меня особенно интересует первое внешнее проявление евангелизма силы, как о нем рассказывает Лука. Сила прояв­лялась в служении Филиппа как неотъемлемая часть его евангелизационной методики: «Ибо нечистые духи из мно­гих, одержимых ими, выходили с великим воплем» (Деян. 8:7). Далее Лука говорит, что хромые и расслабленные тоже получали исцеление, но главным фактором здесь является духовная война. Филипп был настоящим «побеждающим». Ради Бога он устроил настоящий бой в демоническом мире.

Слова Луки о том, что самаряне слышали, как Филипп творил чудеса, могут удивить нас, но затем мы читаем, что бесы выходили из одержимых с великим воплем. Я легко могу понять это, потому что я сам был очевидцем массовых освобождений от нечистой силы в Аргентине, где все присутствующие слышали громкие вопли и безошибочные кри­ки многих демонов на евангелизационных собраниях евангелиста Карлоса Аннакондия. Могу представить, что проис­ходило на собраниях Филиппа в Самарии.

У меня есть друзья, которым не нравятся такого рода со­брания. Однажды я встретил одного хорошо известного евангелиста городского масштаба, который сказал, что он, как правило, договаривается с демоническими силами в каж­дом конкретном городе, где проводит служения. Он говорит им: «Оставьте меня в покое, и я вас оставлю в покое!» Он очень высоко ценит внешний порядок и приличия. Однако Филипп был евангелистом другого плана. Могу представить, как шумно и, может быть, немного беспорядочно было на его собраниях.

Однако Филипп пожинал богатые плоды: «Но, когда по­верили Филиппу, благовествующему о Царствии Божием и о имени Иисуса Христа, то крестились и мужчины и женщи­ны» (Деян.8:12).

 

Помощь из Иерусалима

Нам не говорят, просил ли Филипп о помощи из Иерусали­ма. Однако церковные лидеры в Иерусалиме решили, что ему нужна помощь, потому что впервые они столкнулись с серь­езным миссиологическим вопросом, который с тех пор бу­дет терзать их в течение целого поколения — имеют ли пра­во неевреи, в частности, самаряне, креститься, не став преж­де иудеями, согласными выполнять Моисеев закон?

К тому времени Иерусалим был полон «мессианскими ев­реями», но может ли быть такое явление, как «мессианские самаряне»? Петр с Иоанном отправились из Иерусалима в Самарию, чтобы исследовать этот вопрос, и решили, что самарян крестить можно. Хотя наряду с разрешением этого миссиологического вопроса им пришлось разрешить и ду­ховный конфликт.

Как мы уже видели, духовная борьба наземного уровня была неотъемлемой частью изначального евангелизационного прорыва Филиппа. Многие обращенные в Самарии по­лучили впечатляющее избавление от нечистой силы. Духов­ные пленники были освобождены, возможно, очень боль­шое количество, судя по тому, что мы читали. В церкви, которой я принадлежу здесь, в Соединенных Штатах, я ред­ко слышу, чтобы кто-то обращался к вере через освобожде­ние от злых сил. С другой стороны, я слышал многих пасто­ров из Индии и Непала, если взять всего два примера, и они рассказывали, как практически каждый человек из их церкви, а также из других церквей получали видимое и реальное из­бавление от демонов, и это освобождение сопровождало их обращение ко Христу. Хотя этот феномен может быть ис­ключением для Соединенных Штатов, он является нормой для Индии и Непала. По всей видимости, он был нормой и для Самарии.

Некоторые замечают, что если Филипп и был задействован в наземном уровне духовной войны, то это совсем не значит, что он также участвовал и на оккультном, и на стратегическом ее уровнях. Возможно, это верно, но я лично думаю, мы можем видеть проявление обоих уровней, особенно после появле­ния в Самарии Петра и Иоанна — особенно Петра, который, по-видимому, был главным действующим лицом.

 

Петр против Симона-волхва

Почти половину всего рассказа о евангелизации самарян Лука посвящает столкновению сил, участником которого стали Петр и Симон-волхв. Это столкновение можно понять как главное событие, открывшее самарянам Евангелие. Это не значит, что «проповедь Христа» в адрес самарян не стала важным фактором или «расслабленные и хромые исцеля­лись» напрасно. Все это действительно было очень важно. Этими действиями власть сильного, который держал сама­рян в духовном плену, была ослаблена.

Мне кажется, такое не происходит тогда, когда духовный урожай состоит в нескольких отдельных обращенных и од­ной или двух церквей, выбивающихся из последних сил. В течение многих лет мы с моей женой Дорис исполняли по­добное, относительно бесплодное миссионерское служение в Боливии. Миссионерское служение Павла в Афинах также может послужить еще одним наглядным примером. Ни в том, ни в друтом случае территориальный дух, или сильный, назначенный лукавым властвовать над конкретной группой людей, не был особенно обеспокоен. Его оружие по боль­шей части осталось невредимым, а потому и сокровища его (потерянные души) тоже оставались в его плену, несмотря на огромные усилия Павла.

Но в Самарии все обстояло иначе. Филипп испытал то, что многие миссиологи называют «массовым движением», а не обращением нескольких человек, потому что «народ единодушно» приходил ко Христу. Павел объяснял, что ког­да Евангелие не распространяется, как должно, виной тому «бог века сего, который ослепил умы неверующих» (2Кор. 4:4). Очевидно, в Самарии эти духовные шоры, ослепившие умы неверующих, были убраны, так что «воссиял свет бла- говествования о славе Христа, Который есть образ Бога не­видимого» (там же).

В таком случае в высших сферах невидимого мира тьмы что-то происходило. Враг пребывал в полном смятении. Причиной тому послужило, несомненно, служение людям, в результате которого они получали исцеление, спасение и освобождение, к великому неудовольствию сатаны. С другой стороны, активность наземного уровня могла проходить до такой степени успешно только в том случае, если сильный был связан. Сокровища врага, конечно же, уже не были «в бе­зопасности». Нам постоянно нужно напоминать себе, что мир тьмы — это не три отдельных региона, но одно недели­мое целое.

Появление Симона-волхва может дать нам ключ к опре­делению того, кто был сильным в регионе Самарии. Этот маг мог быть наделен силой прямо от так называемого «терри­ториального духа», господствовавшего в той области.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.