Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 16 ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ И ВОЗРАСТНАЯ СПЕЦИФИКА ЭКСПЕРТИЗЫ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ





 

 

Судебно-психиатрическая экспертиза несовершеннолетних (СПЭН) проводится в соответствии с общими нормами производства судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ), установленными процессуальным законом, но подчинена также своим, специфическим для подросткового возраста, правилам, связанным с некоторыми особенностями законодательства, методологией обследования, клиникой психических расстройств, диагностикой и экспертной квалификацией.

Выделение СПЭН в самостоятельный раздел (постановление ЦИК и СНК от 7.04.35) было продиктовано потребностями юридической и судебно-психиатрической практики и основано на специфике правового положения несовершеннолетних. В связи с этим в 1935 г. было организовано в Институте им. В.П. Сербского специальное стационарное судебно-психиатрическое отделение для несовершеннолетних, которое просуществовало 6 лет – до Великой Отечественной войны и стало функционировать вновь только с 1981 г.

В законодательстве разных стран, начиная с 20-х годов текущего столетия, закреплены в числе прочих положения о возрасте совершеннолетия и возрасте привлечения к уголовной ответственности. Два кардинальных вопроса решаются в разных государствах в настоящее время неоднозначно и в прошлом не были стабильными в каждом из них. Это свидетельствует об известной условности определения возраста совершеннолетия и уголовной ответственности. Так, в законодательстве США (Э.В. Мельникова, 1980) полная уголовная ответственность начинается с 16 лет. Несовершеннолетними в 33 штатах США признаются лица до 18 лет, а в трех штатах – до 21 года. Подростки, обвиняемые в нарушении уголовных законов, в Америке именуются делинквентами и рассматриваются не только подлежащими наказанию, но и нуждающимися в социальной помощи и особом контроле. Применяют термин «делинквент» и к лицам в «предделиктном состоянии».



В английском законодательстве несовершеннолетними считаются лица с 10 до 17 лет, причем выделяются две категории: дети – до 14 дет и подростки с 14 до 17 лет. Ребенок до 10 лет не может быть привлечен к уголовной ответственности, а до 14 лет он считается ограниченно ответственным. Даже в возрасте от 17 лет до 21 года тюремное заключение назначается в исключительных случаях.

Во Франции несовершеннолетние в возрасте до 13 лет являются безусловно не подлежащими уголовной ответственности, к ним применяются меры только воспитательного характера. Несовершеннолетние с 13 до 18 лет считаются уголовно ответственными, причем любая мера наказания может сопровождаться, если есть признаки «опасного состояния», назначением «мер безопасности» (надзором за поведением) до 21 года.

В ФРГ «уголовно-правовое несовершеннолетие» приходится на возраст 14–18 лет, но на «молодых людей» в возрасте от 18 лет до 21 года также может распространяться закон об уголовной ответственности несовершеннолетних. Речь идет о случаях, когда «молодой человек» по уровню своего развития равноценен подростку либо его деяние характерно для этого возраста. Иными словами, закон учитывает наличие психического ювенилизма и инфантильной мотивации поступков.

Бурный рост преступности несовершеннолетних за рубежом в 50 – 60-х гг. значительно активизировал деятельность криминологов, социологов и психиатров, способствовал оформлению подростковой психиатрии в самостоятельную дисциплину, стал причиной организации национальных и международных союзов, ассоциаций, конгрессов, симпозиумов. К этому времени сложилось четкое представление, что преступность несовершеннолетних – это «мировая проблема», «угроза обществу». В связи с этим в разных странах стали создаваться «национальные программы борьбы с преступностью несовершеннолетних», начался поиск мер «более действенных, чем привычные уголовно-правовые способы борьбы с ней».

В России личность «трудных» подростков стала активно изучаться в начале XX века (Г.Я. Трошин, 1915 и др.). Уже в 1919 г. по инициативе В.М. Бехтерева в Москве, Ленинграде и Харькове были организованы специальные медико-педагогические учреждения, институты по изучению личности несовершеннолетних беспризорных и правонарушителей.

В России по существующему законодательству совершеннолетними считаются лица, достигшие 18 лет. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность, определен 16 годами. За наиболее тяжкие преступления возраст уголовной ответственности снижен до 14 лет. Указанное правовое положение несовершеннолетних связано со сложившимся представлением об естественной возрастной психической и социальной незрелости, определяющей неспособность в полной мере осознавать сложные законы общества и правила поведения в нем, логически мотивировать свои поступки; недостаточность правовых знаний и умения ими пользоваться, незрелость волевых функций, недостаточная сформированность критических способностей и способности адекватно прогнозировать последствия своих действий.

Подростки 14–16 лет могут быть привлечены к ответственности лишь за тяжкие преступления, а несовершеннолетним 16–18 лет могут быть инкриминированы все статьи УК, но при небольшой общественной опасности содеянного к ним может применяться не уголовное наказание, а принудительные меры воспитательного характера и, в частности, помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение.

Степень выраженности естественной возрастной психической незрелости зависит от многих причин, но при отсутствии психических заболеваний она связана с возрастом несовершеннолетнего. Таким образом, даже при нормальном психическом развитии несовершеннолетние в возрасте 14–18 лет являются ограниченно ответственными.

Введение в УК РФ ч. 3 ст. 20 определило новый более дифференцированный подход к понятию возраста уголовной ответственности, утвердив необходимость учитывать особенности психического развития (темп, своевременность). При этом в формулировке закона отмечено, что если в период несовершеннолетия (14–16 лет) имеет место отставание в психическом развитии, подросток не подлежит уголовной ответственности. Указано также на необходимость учитывать не всякое «отставание», а только такое, которое определяет неспособность в полной мере осознавать общественно опасный характер своих действий и руководить ими. Следовательно, в законе учтены не только количественные, но и качественные показатели психического развития.

Включение этого положения в Уголовный кодекс является несомненно прогрессивным фактом, более соответствующим международной Конвенции о правах ребенка ООН (1989). Минимальные стандартные правила ООН о правосудии в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила», 1985) также содержат широкий круг положений о диапазоне возраста привлечения к уголовной ответственности с учетом разных законодательств, а также о том, что при определении возможности привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетнего следует руководствоваться не только формальным признаком «возраста», но и принципом «разумения».

Главным недостатком, затрудняющим практическое использование ст. 20 УК РФ, является неопределенность в трактовке содержания понятия «отставание в развитии», не связанное с психическим расстройством. Например, в «Комментарии к УК РФ» (1996) в это понятие включена олигофрения, что не правильно по существу, так как олигофрения не может рассматриваться вне рамок психических расстройств. Она имеет свое клиническое выражение и свои не только количественные, но и качественные характеристики.

Идентификация понятия «отставание в развитии» с педагогической запущенностью также неправомерно, поскольку издержки воспитания не могут ограничивать возможность привлечения к уголовной ответственности.

Отмечено: также, что для определения возраста назначается судебно-медицинская экспертиза. Поясним, что указанная экспертиза, если и может способствовать определению возраста (зоны роста костей, состояние зубов и т.д.), то только физического. Соответствие же между физическим и психическим уровнями развития наблюдается далеко не всегда. Если речь идет о психиатрической экспертизе, то возможности решения вопроса о фактическом психическом развитии очень ограничены. Психологи считают, что на этот вопрос ответить точно нельзя, поскольку имеющиеся в их распоряжении возрастные нормы относятся к возрастным периодам (например, 12–16 лет), а не к конкретному возрасту.

На наш взгляд, ч. 3 ст. 20 УК РФ нуждается в пояснениях, комментариях. Только при этом условии возможно его практическое применение.

1. Часть 3 ст. 20 должна касаться только состояний задержанного, замедленного психического развития в форме личностного инфантилизма, т.е. должна исчерпываться асинхронией психического развития, нарушением темпа развития. Выражением такого «отставания» является частичная детскость психики, поведения, мотивации и невыраженность пубертатных особенностей, соответствующих паспортному возрасту. Такое отставание в развитии может быть связано с конституциональными особенностями, соматическим неблагополучием, «госпитализмом», другой длительной депривацией (лишение необходимых стимулов для нормального психического развития).

2. Статья 20 УК РФ не касается понятий:

а) олигофрения;

б) педагогическая и социальная запущенность без признаков клинически очерченного синдрома психофизического инфантилизма;

в) выраженных задержек психического развития, являющихся следствием органического поражения, шизофренического процесса или другого психического расстройства, которые сопровождаются не аномалией развития, а дефектом психики и требуют применения ст. 21, 22 УК РФ.

3. Часть 3 ст. 20 УК не должна распространяться на весь период несовершеннолетия, ее действие следует ограничивать 14–15 годами. Это связано с тем, что сохранение детской психики в возрасте после 15 лет чаще всего означает более очерченную психическую патологию, при которой применение ст. 20 УК неправомерно.

4. Для решения вопроса о применении ч. 3 ст. 20 УК целесообразно назначение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Если проведение комплексной СППЭ невозможно по техническим причинам, то рекомендуется вначале провести судебно-психиатрическое освидетельствование, а затем рекомендовать проведение дополнительной судебно-психологической экспертизы.

5. Окончательное решение вопроса о применении ч. 3 ст. 20 УК РФ входит в компетенцию прокуратуры или суда.

Важным нововведением является также ст. 96 УК РФ. В ней речь идет о том, что уголовная ответственность лиц от 18 до 20 лет в исключительных случаях (особенности общественно опасного деяния и личности) может определяться теми критериями, которые применяются к несовершеннолетним. Здесь, по нашему мнению, также требуется уточнение. Возможность применения законодательства, разработанного для несовершеннолетних, по отношению к лицам 18–20 лет должно определяться, главным образом, сохранением у них особенностей психики, характерных для младшего подросткового возраста (до 16 лет). Именно это определяет возможность рассматривать таких лиц, как фактически не достигших совершеннолетия.

В уголовном производстве по делам несовершеннолетних могут участвовать их законные представители (родители, опекуны, попечители), а также защитники. Указанные лица призваны во время следствия и судебного разбирательства защищать права несовершеннолетнего. В допросе несовершеннолетнего обвиняемого, не достигшего 16-летнего возраста, по усмотрению следователя или прокурора либо по ходатайству защитника может участвовать педагог.

В целом правильная организация СПЭН определяется: во-первых, обоснованностью направления несовершеннолетнего на судебно-психиатрическое освидетельствование; во-вторых, адекватностью выбора вида экспертизы; в-третьих, квалифицированностью подростковых специалистов, привлекаемых к проведению СПЭН; в-четвертых, использованием апробированных критериев диагностики и судебно-психиатрической оценки; в-пятых, адекватностью рекомендуемых мер и возможностью их полноценного осуществления.

Основной задачей судебно-психиатрической экспертизы несовершеннолетних, как и СПЭ в целом, является правильная квалификация психического состояния, включающая в себя констатацию (или исключение) психических расстройств, определение их нозологической или синдромологической принадлежности (диагностика) и степени их выраженности, патологичности (критерии судебно-психиатрической оценки). Решение каждого из этих вопросов невозможно или крайне затруднено без знания возрастной специфики подростковой психиатрической клиники.

Роль возрастного фактора в развитии и клиническом оформлении психических расстройств доказана многочисленными исследованиями и определяется тем, что в это время мы имеем дело не с обычным возрастным отрезком, а с периодом, наиболее значительным и ответственным для формирования личности, периодом бурного психо-эндокринного созревания, обозначаемого как пубертатный криз (12–18 лет). Основу этого криза составляет незаконченное, очень интенсивное и неравномерное созревание органов и систем, обусловливающее повышенную реактивность и хрупкость нервно-психической организации. Установлено, что чем более неравномерно, дисгармонично или асинхронно протекает пубертат, тем вероятнее его участие в патогенезе психических расстройств.

Роль пубертатного криза в развитии психической патологии может быть различной – от преципитирующей (т.е. подталкивающей развитие болезни, начавшейся еще в детстве), патопластической до причинной, этиопатогенетической. Именно в этот период начинаются или обостряются хронические психические болезни, возникают декомпенсации ранних резидуально-органических состояний, происходит бурное формирование психопатий и психопатоподобных состояний, учащение психогенных реакций, начинаются психогенные и невротические развития личности, выявляются эпилепсия и прочее.

Наиболее адекватным является выделение в пубертате двух фаз: «негативной» (12–15 лет) и «позитивной» (16–18 лет). Первая из них – фаза дезорганизации, выраженной психической нестабильности – наиболее значима для выявления или начала психических расстройств. Позитивная фаза – фаза стабилизации и гармонизации. При патологии может происходить смещение фаз во времени, может нарушаться темп, массивность, выраженность подростковых психологических проявлений.

В патологии, в зависимости от ряда факторов, в том числе нозологической формы, клиническая характеристика каждой из фаз и их длительность, как правило, значительно изменяются. Например, при задержках развития негативная фаза, будучи пролонгированной, может захватывать не только весь период, соответствующий в норме позитивной фазе, но продолжаться и после 18 лет. Напротив, раннее и резкое выявление психологической кризовой симптоматики при длительном отсутствии тенденции к гармонизации психики обозначают как «хронический криз созревания». Обращает на себя внимание, что при патологическом протекании негативной фазы даже в позитивной среде значительно усиливается риск антиобщественного поведения, совершения криминальных поступков. Это, по-видимому, связано с тем, что период, наиболее важный для формирования адаптационных способностей, протекает искаженно, в результате возникает социальная инадаптированность. В период пубертата могут начинаться или обостряться хронические психические заболевания (шизофрения, эпилепсия и др.).

Девиантное протекание пубертатного криза уже само по себе может проявляться как психическая патология. Наиболее часто встречаются три варианта: 1) психологический криз созревания, который исчерпывается только количественным усилением присущих этому возрасту психологических особенностей и противоречий, отличается парциальностью отклонений, диспропорциями психического созревания; 2) дисгармонический пубертатный криз исчерпывается личностными нарушениями по психопатическому и психопатоподобному типам. Соответственно психологический криз созревания здесь выражен более значительно, как и нарушения поведения (вплоть до делинквентных форм), и личностные (патохарактерологические, психопатические) реакции, и социальная дезадаптация; 3) патологический пубертатный криз включает психические расстройства личностного регистра в виде пубертатной психопатологии (патологические фантазии, пубертатная астения, сверхценные образования, невротические и неврозоподобные синдромы, аффективные нарушения, расстройства влечений, гебоидные состояния). При этом симптоматика первого и второго варианта также имеет место, но носит факультативный характер. Здесь отмечаются:

а) карикатурное и труднокорригируемое стремление к самоутверждению с помощью механизмов псевдокомпенсации;

б) искажение подростковой эмоциональности, вплоть до степени психоэстетической пропорции (по Э. Кречмеру) в виде сочетания сенситивности с черствостью и жестокостью;

в) оппозиционность, вплоть до враждебности;

г) крайне непримиримый максимализм в оценках и решениях;

д) тенденция к образованию моноидеистических комплексов, сверхценный характер увлечений, поиск «абсолютных» истин и сверхидеалов;

е) склонность к патологическому индуцированию;

ж) упорная склонность к рефлексии.

Выделение состояний, протекающих как патологический пубертатный криз, принципиально важно и для более полного понимания возрастной динамики разных нозологических форм, и для уточнения роли пубертатного криза в генезе психических расстройств, и для более адекватной и полной систематики пубертатной психопатологии, и для решения правовых вопросов.

Подростки чаще, чем взрослые, экскульпируются, что связано с частотой патологического протекания пубертатного криза, наличием задержек развития, диссоциированного созревания, массивностью психопатоподобных нарушений, т.е. всех тех расстройств, которые составляют возрастную специфику и экспертная оценка которых решается по степени выраженности (юридический критерий невменяемости).

При освидетельствовании подростков необходимо помнить о влиянии возраста на клиническую картину психических заболеваний.

Клинический опыт показывает, что первое впечатление о психическом состоянии подростка часто оказывается ошибочным не только в связи с особенностями оформления у них психических заболеваний, но также с нежеланием или неумением в этом возрасте сообщать о своих недугах, последовательно защищать себя, частой бравадой и наклонностью к вымыслам, тенденцией к психологической интерпретации любых своих нелепых поступков, возможностью корригировать свое поведение и высказывания во время беседы с официальным лицом и т.д.

Поэтому для обоснованного экспертного заключения необходимо получение полноценных сведений о подростке, о перенесенных им в детстве заболеваниях и травмах головного мозга, о фактах его неправильного поведения в прошлом, о динамике его состояния к периоду обследования. Приведенные данные с очевидностью свидетельствуют о предпочтительности стационарного, а не амбулаторного освидетельствования подростка, а также о необходимости тщательного собирания материалов по уголовному делу.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.