Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Период правления Мак-Магона





Смена президента республики произошла немедленно. 24 мая вечером маршал Мак-Магон уже был избран президентом республики.

Тьер, будучи прирожденным парламентарием, препятствовал установлению парламентарного режима, так как хотел быть одновременно и президентом, и премьер-министром, всем распоряжаться и руководить, выступать в Собрании во что бы то ни стало и по всем вопросам.

В противоположность этому отсутствие у маршала Мак-Магона ораторских талантов и личная сдержанность привели прямиком к парламентарной республике.

Совершившаяся 24 мая перемена имела целью не основание парламентарной республики, а устранение ее. Между тем этот момент казался весьма близким. Дело послевоенного восстановления Франции, для которого Тьер был незаменим, приходило к концу.

Общая реорганизация - административная, финансовая, военная - проходила прекрасно. Для принятия решения в политических учреждениях страны были налицо самые благоприятные условия. Все командные рычаги, все три председательских места (президента республики - Мак-Магон, председателя Собрания - Бюффе, заместителя председателя Совета министров - Бройль) были в руках монархистов.

Вначале события развивались благоприятно для монархистов. 5 августа произошло «слияние» партий. Граф Парижский обратился к Мак-Магону с просьбой созвать Национальное собрание для обсуждения вопроса о реставрации монархии.

Президент дал согласие, но полагал, что предварительно должно состояться соглашение по политическим вопросам. Предварительная наметка дала триста сорок восемь голосов за монархию, триста сорок четыре против и тридцать шесть сомнительных. Поэтому для того, чтобы обеспечить проведение монархической реставрации, необходимо было выполнить условия, выдвигавшиеся не только орлеанистским центром Собрания, но и депутатами левого центра, то есть сохранение парламентарного режима и трехцветного знамени.



Возник вопрос: согласится ли граф Шамбор на эти условия?

29 октября последовало его письмо. Претендент на престол Франции соглашается только на реставрацию без всяких условий. В результате надежды монархистов, столь близкие к осуществлению, снова рассеялись, и на этот раз - окончательно.

20 ноября 1873 года был принят «Семилетний закон» (Закон о персональном септеннате). Статья первая указанного закона постановляла: «Исполнительная власть доверена на семь лет маршалу Мак-Магону, графу де Мажента после обнародования этого закона: эта власть продолжает оставаться исполнительной с именем президента до изменений, которые могут быть в неё внесены конституционными законами». Семилетний срок полномочий нового президента был выражением компромисса между предложением де Брольи (десять лет) и позицией конституционной комиссии (пять лет). Мак-Магон, в свою очередь, высказался в пользу семилетнего срока. Ирония истории заключалась в том, что таким образом и республика утверждалась ещё на семь лет.

Семилетний закон делал президента главой парламентарного государства, поскольку устанавливал ответственность правительства, но не президента. Новый президент не был членом Национального собрания, поэтому его кабинет становился ответственным в парламентском смысле. Процедура смещения президента не предусмотрена соответствующим законом. Позже при составлении Конституционных Законов комиссия 30-ти изучила положения семилетнего закона и вписалась в его рамки.

Итак, последнее условие, от которого зависело существование парламентарной республики, было выполнено: была определена продолжительность президентских полномочий.

Представители центра теперь поняли, что речь идет о выборе не между монархией и республикой, а между различными формами республиканского правления. Республиканская форма правления отныне неизбежна, но необходимо, чтобы республика создавалась консерваторами, а не прогрессивными республиканцами.

Либеральная партия открыто заявляла о своем «явном и упорном безразличии к вопросам личным и династическим и к внешней форме правления». Такие вопросы она считала второстепенными. Важным было существование и объем политических и гражданских свобод. «Либеральная Франция может сделать выбор между республикой, граничащей с конституционной монархией, и конституционной монархией, граничащей с республикой».

У парламентарной монархии заимствовали все ее институты: ответственность главы государства, ответственность министров, двухпалатную систему, право роспуска нижней палаты, право законодательной инициативы и право исполнительной власти на отлагательное вето.

Только в одном была разница: глава государства не был наследственным главой государства - королем, а избирался на определенный срок и назывался президентом.

Создание Конституционных законов

В конце 1873 года выяснилось, что либеральное компромиссное соглашение в действительности объединяло только меньшинство в Собрании, Значительная часть депутатов, неожиданно разочаровавшихся в своих надеждах на реставрацию монархии, продолжала тем не менее «добиваться королевского режима, который она не могла создать», и вместе с тем продолжала не признавать «республику, которую она могла создать». Потребовалось четырнадцать месяцев для того, чтобы примириться с решением конституционного вопроса в пользу республики.

После отказа графа Шамбора роялисты разделились на три следующие фракции:

1) «Чистые», или непримиримые, легитимисты проявляли неумолимо враждебное отношение к любому возможному решению вопроса.

2) Умеренная правая группа соглашалась с «личным септеннатом», то есть приспособлением власти лично для Мак-Магона.

3) Правые находили положение слишком непрочным и, высказываясь также за временный режим, стояли за «не обусловленный личностно» септеннат.

Министерство де Бройля, естественно, стояло за септеннат, «не обусловленный личностью». Такова же была и позиция комиссии по конституционным законам, которая была образована на основании закона 20 ноября 1873 года и опять получила название «комиссии тридцати». 15 мая 1874 года герцог де Бройль внес в эту комиссию проект конституции. Однако уже па следующий день (16 мая 1874 года) в связи с процедурным вопросом министерство де Бройля было свергнуто коалицией из непримиримых правых и республиканцев. Его сменило министерство Сиссэ, отсутствие авторитета которого усилило смятение умов.

От монархистов нечего было больше ждать. Собранию оставалась только одна возможность - разрешить вопрос в духе республиканском, а именно:

- или совместно с левым центром считать президентский септеннат не просто временным режимом, а первым учреждением окончательно установленного республиканского режима, с оговоркой о возможности его пересмотра;

- или совместно с левой признать несостоятельность Собрания и назначить выборы, которые должны были привести к созыву республиканского учредительного собрания.

Для правого центра первая альтернатива была, конечно, меньшим злом.

Собрание признало это, приняв 15 июня 345 голосами против 311 резолюцию Казимира Перье, согласно которой «правительство» Французской республики состоит из двух палат и президента - главы исполнительной власти». Однако это предложение было отложено в долгий ящик комиссией тридцати, где правый центр имел перевес.

Собрание, без всяких оснований потерявшее четырнадцать месяцев, с началом нового года проявило неожиданную поспешность. Оно понимало, что парод устал от неопределенного положения. И по этой причине после скомканных и запутанных прений, продолжавшихся пять недель (21 января - 25 февраля), разрешилось, наконец, неопределенное положение, продолжавшееся четыре года и казавшееся, вследствие этого, почти безвыходным.

Комиссия тридцати внесла в Собрание два законопроекта: об организации государственных властей и об учреждении второй палаты. Согласно первому законопроекту, соответственно взглядам умеренных правых и правого центра, учреждался септеннат - одновременно и личный и не обусловленный личностью. Второй законопроект, переименовывал Большой совет в Сенат, который должен был состоять из членов по собственному праву, из членов по назначению президента республики и из членов, избираемых в департаментах особыми коллегиями.

Правительство поддерживало оба проекта, но его роль в ходе конституционных прений сводилась почти к нулю. Ни глава правительства генерал Сиссэ, ни его министр внутренних дел генерал Шабо-Латур, не были в состоянии собрать консервативное большинство. Этот кабинет потерпел поражение уже при открытии прений 6 января. Потерпев снова поражение, оп заявил 12 февраля, что устраняет себя от участия в обсуждении.

Однако во время второго чтения, 28 января, возник решающий конфликт между сторонниками временного режима и сторонниками окончательного учреждения республиканского правления. Поправка Лабулэ (воспроизводившая почти текстуально поправку Казимира Перье от июня предыдущего года) была отклонена (359 голосами против 336).

Зато 30 января Баллону удалось провести 353 голосами против 352 поправку, гласившую, что «президент республики избирается большинством голосов Сената и Палаты, объединенных в Национальное собрание».

Несомненно, однако, что принятие поправки Валлона нанесло последний удар всяким попыткам консолидации временного режима. Теперь уже не могло быть речи о септеннате - личном или не обусловленном личностью, с законченной или незаконченной системой органов, а лишь о парламентарной республике.

Не лучшая судьба постигла в Собрании и проект комиссии относительно второй палаты. Вместо предложения Лефевр-Попталиса 322 голосами против 310 была принята поправка Паскаля Дюпра, устанавливавшая, что Сенат должен быть «выборным» и что он «избирается» теми же избирателями, что и Палата депутатов.

В дальнейшем Собрание отказалось перейти к третьему чтению законопроекта. Дело новой конституции могло бы оказаться под угрозой, если бы Валлону не удалось снова объединить оба центра на основе нового предложения: Сенат должен был состоять из 75 пожизненных сенаторов и 225 сенаторов, избираемых в департаментах депутатами, генеральными советниками округов и делегатами от каждого муниципального совета. Что касается несменяемых сенаторов, то было достигнуто соглашение о том, что первоначально эти 75 сенаторов выбираются Национальным собранием, а впоследствии кооптируются Сенатом. В результате, несмотря па обструкцию крайней правой и бонапартистов, закон был принят 435 голосами против 239.

После этого Собрание восполнило пробел в вопросе о полномочиях президента республики поправкой, внесенной Валлоном и Казимиром Перье, с несколькими изменениями, законом 25 феврали 1875.

Итак, основная база нового режима была заложена. Для завершения всего дела новое правительство, возглавлявшееся Бюффе, составило проект третьего конституционного акта, дополнявшего два предыдущих. Этот проект был передан на рассмотрение новой комиссии тридцати под названием «закона об отношениях государственных властей»; автором его был министр юстиции Дюфор, докладчиком - Лабулэ. 16 июля 1875 года, с незначительными изменениями, он был принят 502 из 604, принявших участие в голосовании. Законопроект о выборах сенаторов встретил еще меньше возражений и собрал 533 голоса против 72. За законопроект о выборах депутатов проголосовало 506 членов Собрания, против - 85.

Два последних закона именовались «органическими», поскольку они были необходимы для применения трех первых законов.

Принятием этих законов завершилась деятельность Национального собрания как органа учредительного. В декабре оно избрало несменяемых сенаторов и после этого окончательно разошлось.

Причины установления Республики

Сохранение стихийно возникшей (благодаря восстанию парижан в 1870 г.) республики было выгодно с точки зрения внешнеполитической. Сохранение республики предохраняло, таким образом, Францию от нежелательных конфликтов с Германией.

Республиканская форма правления оказывалась к тому же более экономной и давала больше возможности контролировать государственный бюджет и финансовую политику правительства. Первому президенту республики Тьеру было установлено содержание в размере 762 тысяч франков, тогда как цивильный лист Наполеона III в 1870 г. составлял 31 945 тысяч франков. Разница, как видим, более чем сорокакратная.

Значительные изменения в политических настроениях широких народных масс стали наиболее важной причиной невозможности реставрации монархии. Позиции бонапартистов традиционно были сильны во французской деревне. Французское крестьянство было бонапартистским на протяжении всего столетия. Именно его голоса, отданные Луи-Наполеону (благодаря установлению всеобщего избирательного права), позволили последнему упразднить Вторую Республику. Но прусское нашествие 1870 г. поколебало веру крестьянства в империю, масса сельского населения стала республиканской. Эта перемена - исчезновение бонапартистских настроений среди крестьянства - означала, что всякая монархическая реставрация отныне стала во Франции безнадежной. Это обстоятельство отмечал Тьер еще в июне 1871 года, после возвращения французских солдат-крестьян из германского плена. Всё больше и больше в крестьянство проникали республиканские и демократические настроения.

Решительным противником монархии были французские рабочие. Как в революции 1848 г. республику завоевали парижские рабочие, так и в сентябре 1870 г. «они сменили изжившую себя империю». И после Парижской коммуны 1871 г. пролетариат был настроен решительно республикански. Для всех трезвомыслящих политиков независимо от их предпочтений было ясно, что французский рабочий не примет ни монархии, ни бонапартизма. Правительство понимало, что восстановление монархии усилит революционное брожение в стране и может привести к новому социальному взрыву.

Изменение умонастроений во всех социальных классах и группах, всё большее проникновение республиканских и демократических настроений убедительно демонстрировали и выборы в муниципальные органы (победа республиканцев весной 1871 года) и в Национальное собрание. На дополнительных выборах в Национальное собрание, проводившихся 2 июля 1871 г., 7 января 1872 г., и особенно уже вскоре после подавления Коммуны, несмотря на мощное давление со стороны правительства, прошли многие кандидаты республиканцев-радикалов. На выборах 7 января 1872 г. избиралось 17 депутатов. Восемь мандатов достались радикалам республиканцам, три - бонапартистам, и шесть - монархистам. Но если до конца 1872 г. кое-где, хотя с большим трудом, и прошли несколько монархистов, то на дополнительных выборах с мая 1873 г. по январь 1875 года на двадцать девять мест были избраны двадцать три республиканца и всего шесть бонапартистов. Всего по семидесяти четырём дополнительным выборам, состоявшимся с 1873 по 1875 г., сторонники республики получили шестьдесят два места из семидесяти четырёх.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.