Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Последствия и результаты становления Третьей. республики





Республика и национальный суверенитет

Исторический анализ процесса становления республиканского строя показывает, что Конституционные Законы 1875 г: лишь оформили, юридически выразили и закрепили тот конституционный порядок, который в целом уже сложился.

Институты Третьей республики устанавливались постепенно, под влиянием обстоятельств и под давлением необходимости. Период 1871-1875 годов был временем непрерывного творения конституции. Тогда как в 1852 году разработка конституции была делом нескольких часов, в VIII году и в 1814 году - нескольких дней, в 1793 году и в 1848 году - нескольких педель, теперь па это потребовалось свыше четырех лет. Конституция была почти готова в то время, когда ее начали обсуждать. Составители конституции в общем внесли очень мало нового в существовавшее ранее положение; status quo было сохранено в отношении президента и министров. Было сохранено также всеобщее голосование. Единственно важным нововведением было учреждение Сената, и это, казалось, можно было рассматривать как расчленение Национального собрания, восстановленного при объединении Сената с Палатой.

Основной вклад в создание новой конституции внесла конституционная история Франции. Широкое использование традиций сделало излишним подробное изложение актов, а также детальное регламентирование. Сильное влияние оказали на конституцию 1875 года два прецедента - конституция 1848 года и хартия 1830 года. У первой были заимствованы республика и демократия, у второй - парламентаризм.

Отсюда следует, что основные и характерные черты установленного Собранием режима не представляют ничего нового для изучения. Республиканская форма правления, национальный суверенитет, режим народного представительства, парламентаризм - все это уже существовало раньше, и нововведением было лишь соединение всех этих элементов.



Сближение этих разнородных элементов и вытекавший отсюда компромиссный характер режима привели в результате к значительному ослаблению теоретических предпосылок. Жесткие и точные формулировки доктринеров уступили место более топким и менее подчеркнутым определениям. Старания прилагались к тому, чтобы не противопоставлять друг другу теоретические системы, а чтобы их сочетать.

Как я уже указывал, существование республики выражалось лишь в наименовании, данном, главе государства.

Но, в сущности, новая конституция устанавливала лишь временную и выборную власть: депутаты избирались па основании всеобщего прямого голосования на четырехлетний срок, а сенаторы - непрямым голосованием; обе палаты выбирали президента республики на семилетний срок; президент назначал министров, которых парламент мог поддерживать или смещать. Таким образом, никакая власть не передавалась по наследству.

Но вместе с тем был окончательно отвергнут принцип коллегиальности исполнительной власти, а срок полномочий президента установлен в семь лет с правом переизбрания. Президент не являлся ответственным, за исключением случаев государственной измены. Собрание в пределах возможности стремилось сблизить режимы республики и монархии.

Что касается демократического характера Республики, то он нигде не подтверждался в конституционных актах. Впрочем, основной институт демократической республики сохранился. Статья 1 конституционного закона 25 февраля 1875 г. устанавливала, что «Палата депутатов избирается всеобщим голосованием», и, следовательно, поскольку весь режим был построен па выборных началах, основой всей системы являлась всеобщность граждан.

Демократическое представительство

Нация проявляет свой суверенитет только путем выбора своих представителей. Демократия, хотя и недекларированная, осуществляется в своей наиболее смягченной форме - в форме демократического представительства.

Режим 1875 года подобно предыдущим конституциям, за исключением режимов 1793 и 1814 годов, был представительным. Его право законодательства, основанное на выборном начале, воспроизводило четыре основных признака чистого представительства:

1) Избранные представители независимы от избирателей. «Всякий императивный мандат ничтожен и недействителен» (ст. 13 органического закона 30 ноября 1875 г.).

2) Представители избираются на определенный срок и не могут быть отозваны избирателями. «Депутаты избираются на четырехлетний срок» (ст. 15 того же закона). «Сенатор от департаментов и колоний избираются на девятилетний срок. Сенаторы, избранные Собранием, не могут быть отозваны» (ст. 6 и 7 конституционного закона 24 февраля 1875 года).

3) Избранные представители представляют страну в целом. Ни в одном акте это условие прямо не оговорено.

4) Только избранные представители могут принимать окончательные решения. Статья 1 закона 25 февраля 1875 г. устанавливала, что «Законодательная власть осуществляется двумя собраниями: Палатой депутатов и Сенатом.

В Третьей республике избиратели только избирали. Они не оказывали никакого влияния на положение избранных ими парламентариев; положение парламентариев всецело определялось конституцией, законодательными актами и регламентами.

Однако жесткие теоретические нормы чистого представительства не соответствовали действительным условиям жизни. Различные предписания других законов, а также текущая практика внесли значительное смягчение в эти нормы.

Например, существовала реальная зависимость избранного от избирателей, вытекавшая из гласности парламентской деятельности и из права немедленного и неограниченного переизбрания депутата.

Конечно, этих положений недостаточно, чтобы говорить о режиме полунепосредственной демократии, так как избранный юридически оставался независимым, но они достаточно сильны политически, чтобы видоизменить режим чистого представительства в сторону полупредставительства или режима, в котором правит общественное мнение.

В отличие от предыдущих режимов Франции (1793, 1795, 1848 гг.), а также от форм правления других государств (Америки и Швейцарии) режим Третьей республики не был ни режимом представительного собрания, ни президентским режимом. Это была парламентарная республика. Третья республика имела президента, неответственного и назначавшего министров, которые в свою очередь должны были обладать доверием палат. Мало того, солидарная ответственность министров, наличие двух палат, возможность роспуска нижней палаты, разделение права законодательной инициативы - все это свидетельствовало о принятии принципов британской парламентской системы, привившихся у нас при Людовике XVIII и Луи-Филиппе.

Конституция 1875 года была парламентарной в самом прямом смысле этого слова; правительство было непосредственно подчинено влиянию и воздействию парламента. Он сохраняет за собой самые существенные прерогативы в государстве и делегирует министерству лишь незначительную их часть, причем с особой бдительностью наблюдает за их осуществлением.

Такой парламентарный монизм, совершенно отличный, повторяем, от английского монизма, в очень сильной степени напоминал правление представительного собрания, ибо он также не предусматривал ни солидарного министерства, ни права главы государства распустить палату.

Хотя солидарность министров и была декларирована в принципе (ст. 6 закона 25 февраля 1875 года) и хотя по принятому обычаю все министры выходили в отставку вслед за своим главой, это положение тем не менее оставалось чисто протокольным.

Часть мест в новом правительстве нередко заполнялась вышедшими в отставку министрами с председателем Совета во главе. Чрезвычайная неустойчивость правительств (о чем будет речь ниже) до известной степени компенсировалась стабильностью политического персонала. Часто менялись правительства, министры же менялись довольно редко.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.