Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







РАЦИОНАЛЬНО-ЭМОТИВНОЕ ВООБРАЖЕНИЕ





Принципы

 

Альберт Эллис и другие специалисты в рационально-эмотив-ной поведенческой терапии используют технику под названием рационально-эмотивное воображение (РЭВ) (rational emotive imagery), которая нацелена на изменение восприятия клиента в целом. Она включена в раздел, посвященный трансформации, а не в раздел по опровержению, потому что направлена на общие паттерны мышления, а не на конкретные, индивидуальные когниции.

В большей части когнитивных техник, описанных в этой книге, терапевт следует основным процедурам точной иденти­фикации деструктивных идей клиента и затем применяет опре­деленные предписанные упражнения и приемы для того, чтобы облегчить изменение нереалистичного восприятия. В этой роли консультант направляет терапевтический процесс: записывает указания и затем руководит клиентом, когда тот их выполняет.

В технике РЭВ указания выписывает клиент, а не терапевт. Терапевт помогает клиенту четко определить источник диском­форта и глубоко сосредоточиться на ведущей теме этого диском­форта (например, страхе, чувстве отверженности, чувстве непол­ноценности, сильного недоверия к другим). Определив домини­рующую тему, терапевт предлагает клиенту сосредоточить свою творческую энергию на поиске стратегий по снижению интен­сивности центральной темы. Следовательно, в случае сильного недоверия к другим клиент может выбрать наиболее действен­ную технику опровержения, с помощью которой он будет убеж­дать себя, что некоторым людям молено доверять больше, чем дру­гим. Он может подчеркнуть необходимость работы над тем, как Заранее определить надежность человека, или над тем, чтобы не раскрываться в вопросах, где его легче всего обидеть. Или он мо­жет решить, что ему нужно комбинировать несколько подходов.



Понятно, что успех этого метода зависит от трех факторов: 1) степени успешности клиента в выполнении относительно не­структурированных терапевтических процедур; 2) степени креа­тивности, с которой клиент подбирает когнитивные стратегии; 3) степени вовлеченности клиента в терапевтический процесс.

Опытный читатель понимает, что мы произвели небольшую модификацию первоначальной эллисовской разработки этой техники (см. шаг № 7).

 

 

Метод

 

1. Для клиента будет полезным расслабиться перед упражне­нием, так как это улучшает концентрацию.

2. Составьте иерархию ситуаций, которые расстраивают клиен­та. Ситуации должны быть описаны достаточно детально, чтобы клиент мог их себе хорошо представить. Посмотрите, нельзя ли привести их к какому-то общему знаменателю, чтобы у вас получилось уменьшить их число до нескольких центральных тем. Важно, чтобы клиент подтвердил, что ко­нечный список точно отражает главные источники его дис­комфорта.

3. Попросите клиента мысленно представить каждую ситуа­цию, ассоциирующиеся с ней чувства и те ведущие темы, которые лучше всего характеризуют эти чувства. Попросите его работать до тех пор, пока он не начнет чувствовать изме­нения в своих эмоциях.

4. Пусть клиент начнет с любой из этих ведущих тем и сосредо­точится на связанных с нею чувствах, используя для моди­фикации этих чувств любую придуманную им стратегию. Клиент должен продолжать работать, пока не почувствует изменения в своих эмоциях.

5. Скажите клиенту, что, для того чтобы произвести изменения в эмоциях, он должен сосредоточиться на том, что он говорит самому себе. Пусть он запишет советы, которые он дает сам себе, если это поможет ему лучше сосредоточиться и более четко их припомнить. Добейтесь, чтобы он начал полностью осознавать свои убеждения.

6. Клиент должен практиковаться по пятнадцать минут в день, пока он не сможет устойчиво воспроизводить альтернатив­ные эмоции. Как только он проделает всю процедуру с пер­вой выбранной им центральной темой, он должен применить эту технику, начиная со второго шага, и в отношении остав­шихся в составленном им списке ведущих тем.

7. Чтобы клиенту было легче обрести контроль над своими эмо­циями, он должен тренироваться вызывать у себя различные эмоции в процессе представления исходных ситуаций, кото­рые были перечислены в пункте номер два. Он может трени­роваться чувствовать себя счастливым, грустным, рассер­женным, уверенным, расслабленным или каким угодно, из­меняя только свой внутренний диалог с собой.

Пример. История Марго

 

Литература по рационально-эмотивной поведенческой терапии предоставляет многочисленные примеры использования данной техники. Мы приводим лишь один случай из нашей богатой практики. Марго была 28-летней женщиной, посетившей до прихода ко мне по крайней мере шестерых других терапевтов. У каждого из своих предыдущих консультантов она пробовала пройти один или два сеанса и, не почувствовав себя лучше, бросала и переходила к другому терапевту. Так продолжалось около двух лет.

После нескольких первых сеансов стало ясно, почему у нее не было никакого прогресса. Просто она не была действительно заин­тересована в работе над самосовершенствованием. Она очень пло­хо поддавалась терапии, отрезая каждый мой вопрос простым: «Не знаю». Она не читала рекомендованную литературу и не пыталась ничего узнать о теории и техниках самостоятельно. Вместо этого она ожидала, а иногда и требовала, чтобы я каким-то образом раз­решил за нее ее депрессию. Она упрямо отвергала любые предло­жения приложить хоть какие-нибудь усилия.

Строго структурированные когнитивные техники были малоэф­фективны в случае с Марго, потому что они позволяли ей быть в терапевтическом процессе пассивной. Ей были необходимы проце­дуры с меньшей вовлеченностью терапевта и большей инициативой клиента. Мы решили, что рационально-эмотивное воображение может обеспечить нужное участие.

Ключевой сценой в иерархии Марго были представления о том, что причиной ее проблем во взрослой жизни были родители. Ей ка­залось, что она не получила соответствующего воспитания, чтобы быть счастливой, и что в ее депрессии, разбитых отношениях с мужчинами, малооплачиваемой работе и финансовых сложностях виновны родители. Она недопоняла комментарий начинающего псхоаналитика, который она услышала за несколько лет до этого, и в результате была твердо убеждена, что ее родители несут ответ­ственность за все. Она не видела и не общалась с ними в течение пяти лет.

После того как я выслушал ее тирады против родителей, я при­шел к выводу, что гнев просто обуревал Марго. Ее родители, как и любые другие, совершали ошибки, но с ее слов казалось, что они в целом поддерживали свою дочь и пытались ей помочь самым луч­шим, по их разумению, образом. Когда мы начали воображение, она представила себе жизнь с родителями и все то «ужасное», что они делали. Она определила свои эмоции как сильную ярость. Ког­да ее попросили переключиться на менее интенсивную эмоцию, например гнев или разочарование, она сказала, что не может, но из ее невербальной реакции стало понятно, что не хочет. Она попроси­ла попробовать что-нибудь другое, но я отказал и настаивал на использовании именно этой техники. Она рассердилась на меня за то, что я не прислушиваюсь к ее просьбам, но я продолжал процеду­ру. Сеанс закончился тем, что мы зашли в тупик.

Марго отменила три последующих консультации. Позднее я услышал, что она ходила на прием к двум другим терапевтам, на­деясь, что они избавят ее от депрессии. Через месяц она снова пришла ко мне, все еще сердитая на меня, но «готовая дать мне последнюю попытку». Она думала, что достаточно меня наказала и что я оставлю рационально-эмотивное воображение, но я этого не сделал.

Необходимо в скобках отметить, что такая настойчивость нети­пична в когнитивном реструктурировании. Обычно, если одна тех­ника не работает, я спокойно перехожу к другой. Но этой клиентке не помогало ничего. Ее неудачи с другими терапевтами не были виной самих терапевтов или их методов. Я чувствовал, что настала необходимость сделать нечто совершенно отличное и что застрева­ние на одной технике и отсутствие у Марго возможности убежать от своих проблем было как раз необходимо. Если бы я попробовал это с десятью другими клиентами, в девяти случаях я бы потерпел неудачу.

После того как я откровенно сказал ей, в чем, на мой взгляд, заключалась проблема, мы продолжили рационально-эмотивное во­ображение. Она содействовала процессу неполностью, но на этот раз совершила кое-какие изменения. Ей удалось слегка ослабить свою ярость, но только благодаря тому, по ее словам, что сказала себе, что тоже в какой-то мере несет ответственность. Когда она говорила это себе, то начинала чувствовать страх и вину. Я потом перенес работу воображения на это новое восприятие страха и самообвинения. При помощи рационально-эмотивного воображе­ния она смогла до некоторой степени ослабить эти чувства. Затем мы переключались с работы над гневом против родителей на рабо­ту со страхом и чувством вины. Постепенно за время многочислен­ных сеансов Марго смогла снизить свою вину и гнев настолько, что ее депрессия прошла.

 

Комментарий

 

Гибкость этого метода — его самое большое достоинство и самый большой недостаток. Некоторым клиентам необходимы более конкретные инструкции о том, как изменять свои эмо­ции. Другие же предцочитают сами отвечать за свой перцептив­ный сдвиг.

Дополнительная информация

 

Эта техника описывается в нескольких публикациях (Maultsby and Ellis, 1974; Maultsby, 1971, 1976, 1984, 1990; Wilde, 1998).









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.