Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Метод 2. Скрытые изображения





 

Другой вид рисунков, который помогает клиентам обучить­ся немного иному типу транспозиции. Вместо того чтобы пере­ключаться с одного образа на другой, клиенты отыскивают фор­му на таком рисунке, где она сразу не видна. Клинически это можно сопоставить с клиентом, пытающимся обнаружить зна­чение серии жизненных событий, которые сначала представля­ются запутанными, а позднее — понятными. Жена, которая про­должает пускать избивающего ее мужа, или алкоголик, кото­рый постоянно проваливает оздоровительную программу, могут не сразу осознать свое поведение. За то, чтобы они нашли его скрытое значение, берет на себя ответственность терапевт.

1. Выберите несколько скрытых изображений.

2. Продемонстрируйте их клиенту, начиная с самого простого и продвигаясь к самому сложному.

3. Объясните, что нужно найти и где он может отыскать изоб­ражение на картинке. Помогите в этом клиенту, работая с частями изображения.

4. Удостоверьтесь, что вы предоставляете клиенту достаточно времени, чтобы найти скрытое изображение на картинке, и

Рис. 8.4. Скрытое изображение Наполеона у своей могилы

на острове Святой Елены, нарисовано неизвестным художником

между 1821 и 1936 гг. репродукция из Fernberger, 1950

Практикум по когнитивной терапии

Рис. 8.5. Скрытое изображение Христа, выполнено Дороти Арчбольд и опубликовано у Porter, 1954

обратите внимание на метод поиска, которым пользуется клиент.

5. После того как с вашей помощью клиент найдет на рисунке скрытое изображение, переведите обсуждение на тему его когниций. Используя рисунки как руководство, помогите клиенту найти скрытый смысл своего жизненного опыта.

6. Чтобы новые изображения проникли в сознание клиента, используйте следующую процедуру.



7. Попросите клиента связать новое убеждение с сильным лич­ным воспоминанием.

8. Проверьте, чтобы новая когниция была общим гештальтом, а не его составной частью.

9. Клиент должен сделать новую тему настолько значимой — как лично, так и эмоционально, — насколько это возможно.

10. Простое повторение нового убеждения неэффективно. Клиен­ты должны мысленно наполнить новый образ так, чтобы он имел большое личностное значение.

11. Несмотря на то что повторение не увеличивает силу транспо­зиции, оно помогает клиенту помнить о ней.

 

 

Комментарий

 

Важно, чтобы клиенты не ощущали спешки во время упраж­нения на транспозицию. Попросите их расслабиться и не торо­питься. Поскольку новое восприятие часто очень скоротечно, важно также, чтобы клиенты как можно чаще выполняли это

упражнение.

Изображения могут использоваться в групповой терапии с таким же успехом, как и в индивидуальной, и даже более эф­фективно в групповом процессе. В группе изображения демонст­рируются более наглядно — при помощи настольного компью­тера. При использовании программного обеспечения для про­ведения презентаций изображения могут проецироваться на большой внешний экран, и терапевт может пользоваться на­стольной мышью, чтобы показывать и очерчивать образы. Су­ществуют программы, позволяющие выделять образ из фона.

Большим преимуществом использования транспозиции в группе является то, что клиенты, которые увидели образ, помо­гают другим, у кого это не получается. Групповая транспозиция учит клиентов оказывать и принимать помощь от других — урок, необходимый им для того, чтобы научиться изменять свои собственные убеждения.

Каждый раз, когда вы используете эти изображения в груп­повой терапии, просите группу помогать друг другу не только в нахождении образа, но и в составлении списка правил или руководств, которые можно применять при совершении транс­позиции.

В течение многих лет мы использовали картинки в сотнях групп, на самом различном клиническом контингенте. В табли­це 8.2 перечислены наиболее общие правила, сформулирован­ные клиентами, проходившими групповую терапию.

Дополнительная информация

 

Скрытые и двойные картинки можно найти у Attneave (1968), Berger (1977), Block & Yuker (1989), Boring (1930), Dallenbach (1951) W. Ellis (1939), Fernberger (1950), Fisher (1967, 1968), Gregory (1977), Joyce (1994), Mach (1959), Martin (1914), Newhall (1952), Wever (1927). Один из лучших источников — работа М. С. Escher (1971).

Таблица 8.2

Правила трансформации1

 

Чтобы изменить то, что мы видим, нужно:   Чтобы изменить то, во что мы верим, нужно:  
Знать, какой образ мы хотим разли­чить.   Принимать помощь от тех, кто уже видит образ.     Потратить столько времени на по­иск образа, сколько необходимо.   Искать!   Продолжать попытки и не сда­ваться.     Пытаться различить части образа, если пока не удается увидеть его це­ликом.   Вернуться и повторить попытки, если забыли, что видели.     Продолжать практиковаться в раз­личении образов, пока они не ста­нут второй натурой, так чтобы их можно было видеть спонтанно и ав­томатически .   Знать, какую установку мы хотим себе привить.   Слушать своего терапевта, который видит и понимает новую когницию.   Не ждать того, что мы мгновенно воспримем понимание терапевта.   Искать! Не надо просто надеяться на то, что, проснувшись однажды, мы будем верить в новую идею.   Продолжать попытки. Могут потре­боваться месяцы для транспозиции убеждения.   Попытаться принять убеждение ча­стично, если не удается полностью.   Если новое убеждение уступает по­зиции старому, начать работу зано­во, пока вы не укрепитесь в новом образе мыслей.   Продолжать практиковаться в ут­верждении новых идей, пока они не станут привычными, а старые забу­дутся.  

 

_________________

1 За дополнительными подробностями об этих правилах обратитесь к описанию квантового изменения в разделе, посвященном сложным транспозициям. (Прим. авт.)

СЛОЖНЫЕ ТРАНСПОЗИЦИИ

 

Принципы

 

Существует одна большая трудность в предыдущей техни­ке — изображения для большинства клиентов слишком просты. Некоторые могут разглядеть изображение мгновенно, другим же может понадобиться на это от пяти до десяти минут. Но помощь клиенту в изменении его собственных убеждений — занятие куда более сложное. Клиентам могут понадобиться месяцы или даже годы, чтобы совершить основной когнитивный сдвиг, так что, если даже они с удовольствием готовы потратить 10-15 ми­нут на поиски скрытого изображения, они могут не захотеть ис­кать новую мысль в течение нескольких месяцев.

Для того чтобы приблизиться к уровню сложности, прису­щему изменению установок, необходимо задействовать более сложные изображения. Для нахождения образа эти картинки требуют от клиентов больших затрат времени и усилий, которые приближаются к затратам усилий на изменение убеждений.

 

 

Метод

 

1.Покажите клиенту одно из изображений, представленных на рис. 8.6, 8.7, 8.8, 8.9, или подберите его сами.

2.Объясните клиенту/что рисунок похож на его убеждения. Попытки увидеть рациональную идею в своей жизни подоб­ны попыткам найти какой-нибудь смысл в этих рисунках.

3.Наиболее важная часть упражнения — отслеживать, как клиент справляется с фрустрацией, возникающей, когда он не может увидеть изображение. (Особенно на картинке 8.6 с коровой.) Разочаровывается и бросает? Злится на вас, что вы показали ему эту картинку? Отказывается продолжать? Ру­гает себя, если не находит образ? Обвиняет вас в том, что вы ошибаетесь и на рисунке нет никакого образа?

4.Попросите клиента во время выполнения задания сообщать вам обо всех чувствах и мыслях, возникающих в потоке созна­ния. Записывайте все его комментарии и ваши наблюдения за поведением клиента, когда он рассматривает изображение.

 

Рис. 8.6. Замаскированная корова. Создана Leo Potishman и опубликована Dallenbach, 1951

 

5. Расскажите клиенту о том, что его фрустрация, злость на себя, чувство неполноценности, вызванные заданием, по всей вероятности, похожи на те чувства и мысли, которые возни­кают у него во время работы над когнициями. Обсудите под­робно эту зависимость. Любая проблема, появляющаяся у клиента при рассматривании сложных изображений, возра­стет, когда он начнет изменять свои убеждения. Таким обра­зом, если он сдается или начинает сердиться на вас, то, види­мо, он поступит так же и со своими убеждениями.

6. Помогите клиенту решить эти проблемы, чтобы он мог успеш­но завершить задание. Если он слишком напряжен, научите его расслабляться во время упражнения, если ругает себя, помогите ему оспорить свои мысли, если ему хочется все бро­сить, мотивируйте его на продолжение. В любом случае пред­лагайте свою помощь, пока ему не удастся успешно закон­чить упражнение.

Рис. 8.7. Можете ли вы доверять этому человеку?

 

Ответ написан у него на лице. (Ответ и ссылки ищите в разделе

дополнительной информации.)

Рис. 8.8. Это слово можно прочитать

на трех языках: английском, китайском и японском.

Это название города.

(Ответ и ссылки ищите в разделе

дополнительной информации.)

 

Рис. 8.9. Что это? (Ответ и ссылки ищите в разделе дополнительной информации.)

 

7. Покажите клиенту, что приемы, которые он использовал при решении рисуночной головоломки, подобны тем, что он при­меняет при транспозиции своих убеждений. Перечислите все исправления и попросите клиента записать их, чтобы к ним можно было обратиться впоследствии.

Пример 1. История рисунков

 

Некоторым читателям может показаться интересной история, не имеющая отношения к тому, как я использую изображения для обучения перцептивному сдвигу. Рассказ этот может также объяс­нить, почему рисунки мне кажутся такими важными в когнитивно-реструктурирующей терапии.

Квантовые скачки

Как-то я заметил, что когнитивные изменения сложны практи­чески для всех клиентов; они требуют огромных усилий, и для мно­гих клиентов оказывается проще продолжать мыслить по-старому, чем тратить силы на то, чтобы увидеть что-то новое. Тем не менее некоторые приобретают новые навыки, приобретают новый опыт, меняют установки.

Эти изменения обычно происходят очень медленно. Учится ли клиент ассертивности, работает ли с чувством вины, борется с тре­вогой или строит счастливый брак, необходимы годы практики. Как будто взбираясь на гору, большинство клиентов медленно передви­гаются с одного скалистого выступа на другой, постепенно подни­маясь к вершине. Когда они ее достигнут, им откроется более ши­рокий вид и они почувствуют себя сильнее из-за того, что соверши­ли это восхождение. Другие клиенты сходят с середины пути, ощущая, что им не хватает терпения и стойкости, необходимых для достижения своей цели.

В то время как большая часть клиентов следует этой модели, некоторые клиенты совершают резкие перемены. За несколько дней они изменяют образ мыслей, которого придерживались всю жизнь. Как будто, забираясь на гору, они вдруг запрыгнули на ее верши­ну — сделали квантовый скачок.

Эти скачки поражали меня. Как мог клиент, который 30 лет верил в один и тот же нонсенс, вдруг совершенно от него отказать­ся? Как за несколько часов или дней он смог изменить то, на стройтельство чего ушла вся жизнь? Что стоит за этими скачками, какие принципы?

Впервые мне пришлось наблюдать квантовый скачок, когда я был студентом в одном южном университете. В один из субботних дней должна была состояться загородная проповедь, недалеко от кампуса. Тот день у меня был свободен, и любопытства ради я решил туда сходить.

В открытом поле я увидел огромный брезентовый тент, натяну­тый над четырьмя сотнями складных стульев. Было жарко и влажно, как в бане, люди стекались со всех сторон и рассаживались. Длинно­волосый священник вышел вперед, напыщенно и неистово рассказы­вая об ужасах ада, описывая, как мы все будем жариться на вечном огне — охваченные болью, зловонием горящей плоти и стенаниями. Пришедшие люди походили на фермеров, они были в рабочей одежде и выглядели так, как будто только что закончили вспахивать свои поля. Поначалу я не увидел никого из университета, это была не та служба, которую посещают студенты. Но затем я заметил Роя, юного первокурсника, который приходил ко мне на один сеанс в студенческий консультативный центр. Он был из местных и посе­щал университет по стипендии футбольного клуба, специализируясь в физвоспитании; его послали ко мне по поводу серьезных проблем с наркотиками. Он сильно пил, и его куратор беспокоился, как бы он не бросил команду и не был исключен из университета. Из одного сеанса, который он прошел, стало ясно, что он не собирался ничего менять.

Рой вместе с остальными слушал священника, живописующего ужасы ада; тот разглагольствовал около часа, и люди все больше и больше мрачнели. Некоторые рыдали и выкрикивали: «Спаси меня!» Другие вскакивали, пронзительно крича. Когда описание священни­ка достигло крещендо, он сказал: «Это место, которое Господь при­готовил для лжецов (аудитория заревела), безбожников (рев), хип­пи (свист), пьяниц и наркоманов (рев и свист), блудников (рев уси­лился) и прелюбодеев (взрыв стонов)». Затем священник вдруг предупредил, что избежать вечного огня проклятия можно, отрек­шись от дьявола и придя к Иисусу прямо сейчас. «Выходите вперед и вставайте рядом с Иисусом». Сначала вышла маленькая старуш­ка, плача и потрясая руками. Затем еще и еще, и скоро все проходы заполнились людьми, которые, подняв руки и плача, выходили впе­ред с криками: «Спаси меня, Иисусе!» Я заметил, что Рой вышел вместе с остальными.

Священник поблагодарил Иисуса за спасение грешных и затем подробно описал, на что похож рай. Он сказал, что на небесах мы встретимся со всеми друзьями и родственниками, ушедшими к Гос­поду раньше, что все наши немощи искупятся. Мы будем вечно молоды, будем говорить с пророками и найдем покой и утешение в объятьях Иисуса. Он продолжал в том же духе какое-то время, пос­ле чего люди пропели гимны (пели почти все), и проповедь закон­чилась.

Несколько месяцев спустя я встретил Роя в кампусе и поинтере­совался, как у него дела. Он сказал, что бросил пить и употреблять наркотики, создал футбольную команду и неплохо учится. Я видел его еще несколько раз, и все время он говорил одно и то же. Дела у него шли хорошо, он держался вдали от наркотиков и спиртного и состоял в футбольной команде. Рой совершил квантовый скачок, и все благодаря той загородной проповеди.

В течение жизни мне приходилось видеть и другие квантовые скачки. Хотя большинство клиентов боролись и упорно работали, добиваясь изменений меленькими, медленными шажочками, все­гда находилось 10 процентов таких, кто совершал резкие, разитель­ные перемены.

Я никак не мог понять, как некоторым людям удавалось сделать такие сдвиги, пока мне не представился шанс понять это в универ­ситетской библиотеке. Я искал статьи для книги и рылся в старом немецком психологическом журнале, и в нем я заметил статью о скрытых изображениях. Один необычный рисунок, подписанный как набросок коровы, привлек мое внимание. Для меня он выглядел как масса бессмысленных пятен, и я отложил его в сторону. Через не­сколько недель я пришел в туже библиотеку и начал просматривать тот же журнал. Я снова натолкнулся на картинку с коровой, но опять не смог ее там увидеть. Я подумал: «Дурацкая картинка. Нет там никакой коровы!» Я отложил статью в сторону и начал работать над чем-то другим. Но перед тем, как уйти из библиотеки, я взглянул на картинку, лежащую на краю стола, и образ проявился — голова и пе­редняя часть коровы. Сдвиг не был постепенным, он случился вне­запно — визуальная метаморфоза, перцептивный квантовый скачок. Я сразу же вспомнил Роя. Он тоже понял что-то внезапно, вдруг. Может ли статься, что проявление образа на рисунке подобно воз­никновению в нашем уме новой установки? Несмотря на то что первое относится к перцепции, а второе — к мышлению, если тера­певт поймет, как образ внезапно выскакивает из рисунка, он может осознать, как некоторым клиентам удается совершить квантовые скачки.

С годами у меня скопились для исследования такие кипы этих картинок, что это начинает уже смущать. Коллеги должны дважды подумать, прежде чем позвать меня на консилиум или семинар: «Если мы пригласим доктора Мак-Маллана, он начнет опять пока­зывать свои проклятые картинки». И все же эти картинки — лучшая аналогия, которую мне удалось найти для объяснения сложных принципов психологии. Это мой ключ к пониманию когнитивных перемен и роста. Я считаю, что они объясняют, как клиенты совер­шают квантовые скачки.

Когда клиенты смотрят на корову, что они видят? У многих не получается увидеть корову сразу. Фактически это могут немногие. Если клиенты не видят ее, это меня не удивляет. Это одна из самых сложных картинок в моей коллекции, и требуется время (иногда недели), для того чтобы корова появилась. Клиенты видят ее, когда их мозг готов к этому.

Но что важнее затраченного на поиск коровы времени, так это сам процесс, который проходят клиенты. Как им вдруг удается уви­деть то, чего они вообще не могли разглядеть? Рисунок не изме­нился, он остается одним и тем же независимо от того, видят они корову или нет. Изображение на сетчатке то же. Зрительный нерв и информация, поступающая в затылочную зону мозга, не измени­лись. Единственное различие заключается в том, что делает голов­ной мозг после этого — как он организует сырые данные. Кляксы на бумаге остаются бессмысленными пятнами или превращаются в корову. Когда клиенты видят корову, это происходит благодаря трансформации, произведенной их мозгом. Только мозг является причиной квантового скачка.

В упражнении имеет значение, скорее, не то, видит ли человек корову, а то, какими он пользуется правилами для различения и понимания образов. Почему наш мозг может создать корову? Какие принципы лежат в основе перехода от видения бессмыслицы к ви­дению изображения? Какие приемы используют клиенты?

Когда я прошу клиентов описать, как им удалось увидеть коро­ву, некоторые отвечают очень быстро. Они говорят, что это легко, все, что нужно сделать, это посмотреть на ту или иную часть рисун­ка, и корова появится. Если вы приглядитесь к левому краю, вы заметите кусочек ее правого уха, внизу находится нос, ближе к середине — левый глаз.

Несмотря на очевидность логики такого взгляда, он мне кажет­ся неточным. Дело не в том, куда смотрит клиент, а в том, что мозг делает со зрительной информацией. Клиенты могут пристально смотреть в одну точку рисунка, не переводя взгляд, и все-таки раз­личать корову.

Способ, с помощью которого мозг создает образ коровы на рисунке, похож на то, каким образом он совершает квантовые скач­ки. Картинка — это ключ. Что справедливо для нее, справедливо и для их установок. В своей работе с клиентами я обнаружил пять элементов, представляющихся важными как для различения скры­тых изображений, так и для изменения застаревших убеждений. Эти принципы лежат в основе всех квантовых скачков: готовность, руководство, гибкость, время и повторение.

 

 

Готовность

Первый элемент, готовность, относится к тому факту, что клиен­ты должны быть в достаточной степени мотивированы на то, чтобы посмотреть на мир по-новому. Если они жестко и непреклонно дер­жатся за старые взгляды, для новых установок места не остается. Если они смотрят на картину и ничего не видят, а затем упрямо настаивают на том, что там нечего смотреть и невозможно это сде­лать по-другому, они никогда не разглядят корову.

Тот же принцип верен и для убеждений. Если клиенты абсолют­но уверены в своей правоте и не допускают возможности того, что они заблуждаются, они никогда не изменят свой образ мыслей. Один клиент, с которым я имел дело, был абсолютно уверен в том, что он слабый, пассивный и посредственный человек. Он постоянно пытался компенсировать это крутым и жестоким поведением — син­дром невысокого мужчины. Правда заключалась в том, что он не был тем, за кого себя принимал. Он не был ни слабым, ни пассив­ным — фактически он был слишком агрессивным и жестоким. Но из-за своего восприятия он продолжал делать себя круче и жестче. Он довел себя до того, что стал совершенно несносен, никто не мог находиться рядом с ним, он был отовсюду уволен и растерял всех своих подружек.

Когда ему указали на ошибочность его самовосприятия, он от­казывался слушать. Он непреклонно отрицал возможность того, что он может заблуждаться, и не хотел принимать то, что можно по-иному посмотреть на себя. Он так и не изменился, все так же не может удержаться на работе, не обзавелся друзьями, не устроил личную жизнь — и все из-за своей гиперагрессивности.

 

 

Руководство

Второй принцип, лежащий в основе квантовых скачков, — это руководство. Увидеть что-то новое легче с помощью того, кому уже удалось принять новый взгляд. Лучшие наставники в этом отноше­нии — члены терапевтических групп, уже совершившие квантовые скачки. Они точно знают, что нужно искать, и могут помочь другим. Корову легче разглядеть, когда тебе подсказали, что нужно ее уви­деть: если ты ищешь меридиан долготы, то будешь искать его вечно.

Таким образом, тот, кто принял новые установки, лучше может научить других понять их. Это может объяснить, почему такие груп­пы самопомощи, как «Анонимные алкоголики»1 и другие, настолько благотворны для их участников. Наркоманам-кокаинистам полезно слушать восстанавливающихся от зависимости клиентов, агорафо-бики учатся у людей, которые смогли справиться со своей паникой, люди, переживающие скорбь, находят благотворными группы для жертв стихийных бедствий. Все эти выздоравливающие люди уже сделали свои квантовые скачки и способны показывать дорогу на­чинающим клиентам.

 

Гибкость

Третий принцип — гибкость. Клиентам, чтобы осуществить пер­цептивный скачок, нужно испробовать различные стратегии. Чтобы увидеть корову, им может понадобиться посмотреть на рисунок с разных сторон, поднести поближе к глазам или подальше. Возмож­но, им нужно будет отложить картинку на время и посмотреть на нее позднее. Так или иначе им необходимо варьировать стратегии, а не пытаться использовать один и тот же метод.

Эта посылка верна и в отношении убеждений. Чтобы изменить установку, клиенты должны каждый раз смотреть на свои убежде­ния по-новому, пока им не удастся произвести желаемый сдвиг. Клиенты, которые пытаются проделывать одно и то же снова и сно­ва, никогда его не добьются. Клиенты, пришедшие к изменениям, применяли самые разные стратегии. Они ослабляли старые уста­новки и усиливали новые. Некоторые могли связать убеждение с

 

_____________

'Alcoholic Anonymous, Recovery Inc., The National Alliance for the Mentally 111, etc.

 

 

каким-нибудь сильным, эмоционально напряженным личным воспо­минанием. Некоторые поощряли себя каждый раз, когда у них воз­никало новое убеждение, и наказывали, когда ловили себя на ста­ром. Некоторые разбивали свои идеи на части, прежде чем начи­нать работу над целым гештальтом. Важно лишь то, что все они . придумали некоторую стратегию, новую систему, для изменения своих когниций.

 

 

Время

Четвертый принцип — время. Изменение взглядов клиента тре­бует времени. Мозгу необходимо время, чтобы обработать инфор­мацию и сформировать новое восприятие. Если клиенты прекраща­ют попытки различить корову уже через несколько секунд, они не увидят ее никогда.

Этот принцип справедлив и для изменения убеждений, филосо­фии, установок. Чтобы увидеть образ на картинке, может понадо­биться несколько минут, для изменения философии уйдут месяцы и годы. Не имеет значения, сколько это займет времени, для клиента важно продолжать работу над изменениями. В противном случае ему никогда не удастся сделать квантовый скачок. Мозг производит сдвиг, только когда клиент к этому подготовлен, этот момент многие клиенты описывают как «ага-ощущение» (Aha experience): «Однаж­ды я проснулся с этим чувством. Я смог его постичь. Я понял, что все эти недели работал ради него». Восприятие, которое они искали, внезапно появилось — их мозг сплавил все вместе в четкий, силь­ный, определенный образ. Они совершили свой квантовый скачок.

 

 

Повторение

Пятый, и последний, принцип — это повторение. Один из не­приятных аспектов квантовых скачков заключается в том, что даже если клиент трансформировал свои взгляды на себя, он, как это часто бывает, может вернуться к старому восприятию. Картинка с коровой снова иллюстрирует этот процесс. Если клиенты отложат картинку и посмотрят на нее позднее, они могут увидеть не корову, а только бессмысленные пятна. Точно так же, хотя они могут очень радоваться, что им удалось изменить свои убеждения, спустя не­сколько недель они могут снова проснуться со старыми мыслями. В этот момент я уверяю клиента, что ничего страшного не произошло. «После того как вы 20 лет думали по-другому, не удивительно, что ваш мозг возвращается к этому при малейшей возможности».

Решение этих возвратных скачков такое же, как и в случае с картинками, — практика! Если клиенты хотят видеть корову каждый раз, как они смотрят на картинку, они должны постоянно трениро­ваться. Со временем им будет казаться сложным корову не видеть. Таким образом, если они постоянно возвращаются к своим старым когнициям, им нужно практиковаться в восприятии нового убежде­ния. Многим клиентам приходилось совершать один и тот же скачок неоднократно, прежде чем он стал постоянным.

Я уверен, что, опираясь на вышеперечисленные принципы, мож­но изменить почти любую установку, убеждение, ценность, мнение и даже любой предрассудок. Подобно Рою, многие клиенты не за­стревают навеки в своих старых установках, как бы они ни приобре­тались. Не важно, как глубоки корни и насколько древним является их источник, изменения возможны.

Пример 2. История Терри

 

Терри направил ко мне другой когнитивный терапевт, которого она посещала в течение четырех месяцев по поводу проблем со взаимоотношениями. Терапия благоприятно сказалась на отноше­ниях, но не снизила ее постоянную малозаметную тревогу. После нескольких вводных сеансов стало очевидно, что она страдает со-циофобией. Она боялась, что ее будут внимательно разглядывать, и беспокоилась о том, чтобы не сделать что-нибудь постыдное в гла­зах других. Она избегала показываться на людях при любой воз­можности.

Мы последовали традиционному когнитивно-реструктурирую­щему подходу, она добилась неплохого прогресса, но, начав приме­нять транспонирующие техники дома, начала испытывать сложнос­ти. Она выполняла домашние задания (по крайней мере полчаса практики в день), но, по ее словам, не могла изменить свои мысли. Мы решили, что техника «сложные картинки» может дать нам под­сказку, почему она саботирует собственные усилия по транспози­ции своих убеждений.

Ниже следует запись той части сеанса, на которой применялся метод сложной транспозиции.

 

ТЕРАПЕВТ: Я собираюсь продемонстрировать вам еще несколь­ко картинок. Они похожи на те, что я показывал раньше, но они несколько сложнее. На этот раз я попрошу вас сделать кое-что необычное, когда вы будете рассматривать изображение. Пожалуйста, сообщайте мне о том, что вы. чувствуете и говорите себе, вы­полняя это упражнение. Обычно люди не говорят нам о своих эмо­циях и мыслях. Они их блокируют. Но в целях этого упражнения я попрошу вас сконцентрироваться и сообщать мне обо всех автома­тических мыслях и чувствах сразу, как они появляются у вас. Вы согласны? Посмотрите на эту картинку. Вы что-нибудь видите? По­тратьте на нее столько времени, сколько вам необходимо.

ТЕРРИ: Это кажется сложным... Я не уверена, что смогу это ■ сделать. Я вообще ничего не вижу — вы уверены, что там что-нибудь есть?.. Это того же размера или мне нужно перевернуть его? Мне не нравится это делать — я не могу это сделать... Почти получилось... Нет, опять пропало. Это глупо! Не понимаю, почему я вообще должна это делать. Это тупое упражнение. Я правда хочу закончить.

(В течение всего упражнения я просил ее продолжать.) ТЕРРИ: Я не такая умная, чтобы сделать это. Может быть, дру­гие ваши клиенты посообразительней... Это не сработает в моем случае. Я вижу, где это должно быть, но не вижу сам образ.

(Все предыдущие ремарки покрывают 10-минутный период. В течение этого времени Терри заметно взволновалась. Она начала все больше и больше заставлять себя увидеть форму.)

ТЕРРИ: Ничего не выходит. Я ничего не могу сделать правиль­но. Вы, должно быть, думаете, что я действительно дура. Кто-ни­будь еще из ваших клиентов так долго делал это задание?

(Еще через несколько минут, за которые Терри сделала похо­жие замечания, я решил вмешаться.)

ТЕРАПЕВТ: Хорошо. Прервитесь на секунду, давайте обсудим это. Вы заметили, что ваши мысли и чувства во время выполнения упражнения похожи на то, что вы думаете и чувствуете дома, когда пытаетесь изменять свои убеждения?

ТЕРРИ: Да! У меня есть трудности и тут.

ТЕРАПЕВТ: Хорошо, давайте ваши мысли и чувства проанали­зируем. Я был бы вам благодарен, если бы вы их записали. Во-первых, вы сказали себе, что это сложно и что вам вряд ли удастся это сделать. Затем вы начали себя ругать за то, что не можете увидеть образ, и называть себя глупой. Потом вы стали беспокоить­ся о том, что я подумаю о вас, если вы его не увидите, и в конце концов рассердились на меня за то, что я дал вам это упражнение. Точно ли мое резюме? ТЕРРИ: Не уверена.

(Сеанс записывался на пленку, и мы с Терри смогли прослу­шать ее комментарии.)

ТЕРРИ: Да! Без сомнения, я себя ругала! ТЕРАПЕВТ: Да, ругали! А заметили ли вы, что чем настойчивее вы пытались разглядеть образ, тем больше начинали волноваться и ругать себя?

ТЕРРИ: Конечно, я начинала сильно нервничать. ТЕРАПЕВТ: Хорошо, давайте на этот раз сделаем по-другому. Вы заметили, что чем больше вы нападаете на себя, тем меньше способны сосредоточиться на задании. Что ж, давайте кое-что из­меним. Теперь мне бы хотелось, чтобы вы рассматривали картинки в очень расслабленном состоянии. Мы потренируемся, вспомнив и повторив некоторые упражнения на релаксацию, которые мы дела­ли несколько сеансов назад. Каждый раз, чувствуя, что напрягае­тесь, оторвитесь от того, чем вы занимаетесь, сделайте глубокий вдох и расслабьте мышцы так, как я вам показывал. К тому же, как только у вас появляются самообвиняющие мысли, тихо говорите себе: «Остановись, успокойся и расслабься» — и незамедлительно сосредотачивайтесь на задании. Каждый раз, как ваш мозг начина­ет так или иначе отвлекаться от задания, отстранитесь от своих мыслей и вернитесь к разглядыванию картинки. Не принуждайте себя к этому, а расслабьтесь и позвольте изображению проявиться самому. Вы понимаете?

(В течение 15 минут мы практиковали расслабление. Затем она вернулась к разглядыванию картинок. Как только мне казалось, что она напрягается, я просил ее расслабиться. Если она начинала хмуриться, я говорил ей, чтобы она прогнала свои мысли и спокой­но возвращалась без какого-либо принуждения к заданию, чтобы она просто подождала и дала рисунку заиграть самому. Где-то че­рез две минуты она смогла увидеть форму и очертила мне ее паль­цем. Затем мы проделали то же с еще двумя рисунками, и она справилась с ними обоими меньше чем за минуту.)

ТЕРАПЕВТ: Очень хорошо, я думаю, что мы кое-чему сейчас научились. Возможно, мы узнали причину, по которой у вас были сложности с транспозицией дома. Когда вы заставляете себя что-либо увидеть, вам вряд ли это удается. Скорее всего, то, что вы делали здесь, вам нужно будет повторить и дома. Поэтому я хочу вас попросить начать практиковаться в релаксации, выполнять тех­нику «остановись, успокойся и расслабься» и дать транспозиции появиться самой, не пытаясь вызвать ее насильно.

 

 

Комментарий

 

Если клиенту слишком легко находить скрытые или двой­ные фигуры, терапевту могут понадобиться более сложные, чем представленные здесь, рисунки. В таких случаях вы можете про­демонстрировать клиенту одну из многочисленных трехмерных иллюстраций. В большинстве случаев клиенты видят только их двухмерную версию. Объясните, что на них можно увидеть трех­мерное изображение, если следовать инструкциям и трениро­ваться. Используйте один из многих имеющихся обучающих методов (особенно ценна в этом отношении работа Horibushi, 1994а, pp. 10, 90-94).

Обязательно расскажите клиенту, что существуют две тех­ники, с помощью которых можно увидеть образ — дивергенции и конвергенции (parallel and cross-eyed), — и что каждая откры­вает различные изображения. Пусть клиенты тренируются с ва­шей помощью, пока им не удастся увидеть образ, и скажите им, что для нахождения новых убеждений необходимо следовать та­кому же процессу.

Трехмерные изображения имеют более выраженный тренин-говый эффект, чем двойные картинки. Чем больше трехмерных рисунков клиент сможет увидеть, тем проще ему будет рассмот­реть совершенно новые изображения. Можете сказать своему клиенту, что, подобным образом увеличивая практику, он более легко и эффективно сможет поменять свои убеждения.

Дополнительная информация

Рис. 8.7. Нельзя доверять этому человеку! Поверните книгу на 65 градусов влево, и вы увидите, что на его лице написано «лжец» (liar). Картинка создана Полом Агулом (Blook & Yuker, 1989).

Рис. 8.8. Этот город — Токио. Это можно прочитать, повернув книгу вправо на 90 градусов. Картинка создана Дэвидом Моузером (Blook & Yuker, 1989).

Рис. 8.9. Это карта Средиземного моря (Blook & Yuker, 1989). t

По мнению клиентов, наиболее полезными им показались следую­щие трехмерные картинки: работы Horibushi (1994a, 1994b), в которых описывается история стереограмм, сопровождаемая впечатляющими рисунками, серия книг «Магический глаз», в которых предложены наи­более доступные изображения. У Андерсона (Anderson, 1994) есть несколько серий иллюзий. Эти книги недорогие, и ваши клиенты могут купить их и тренироваться дома. Worsick (1994) написал сборник интер­активных рассказов с трехмерными иллюстрациями, a Rumor (1994) предлагает видеоматериалы более чем с сотней изображений, которые обеспечат клиентам обширную практику.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.