Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Любовь, идущая по жизни босиком.





 

Он ходил в своих черных рубашках, по миру в котором в рубашках не ходят просто так. Лишь на выходные, бороздя клубы, рестораны и прочие шумные людные места, но не в обыденной жизни. А он ходил в них в обыденной жизни, ибо только в такой одежде, он чувствовал свободу и удобство. И это было первым, что бросалось окружающим в глаза, первая нестранная привычка, которая в этом странном мире была более чем странная.

Что он знал о прекрасном, наверное больше, чем каждый из этого странного мира, в котором волей судьбы, он был обречен идти.

Выходя из переполненного класса серых людей, и попадая в школьный коридор, еще более наполненный серыми безликими людьми, он взглянул в сторону белой двери, и этот случайно брошенный взгляд, который мог быть брошен куда угодно, надолго изменил его жизнь.

Он ведь, мог бросить свой взгляд куда угодно, и куда угодно им попасть, но бросил он его именно в сторону той белой двери, и попал именно в нее, в девушку, чье лицо было в миллионы раз прекрасней, чем все те лица, которые окружали его в том мире в котором он жил раньше, и чем все те лица, которые окружали его в мире, в котором он жил сейчас.

Вся вселенная со всей своей космической силой ударила в него, на миг сосредоточив свои объятия на нем, и резко отпустив его, обеспечив его бесконечной свободой дышать и смотреть. Он смотрел на нее, и лишь она и тот кусочек земного пространства на фоне которого она стаяла, стал цветным, все остальное в поле зрения его глаз, в миг стало бесцветным и не отражалось в недрах серого зрачка.

Как в лучших традициях дорогих фильмов, камера его взора, сантиметр за сантиметром приближала ее к себе, многократно увеличивая, до тех пор, пока, продолжая стоять на своем месте, он уже и вовсе ничего не видел, кроме нее, все так же стоящей на расстоянии десяти шагов.



 

Все то недолгое время, которое он проводил вне учебного класса, он тратил на то, что бы дать своим глазам насмотреться на нее, а душе надышаться ею. При всей высоте своей души, он ошибочно решил, что он ее не достоин, как не достоин ее не один из ныне живущих. Посему, он так ни разу и не подошел к ней, не познакомился и не посмел тревожить ее покой, не посмел вторгаться в ее пространство.

Она была подобно самой красивой и волшебной картине в самом лучшем музее, на которую можно было без конца смотреть, не замечая ничего вокруг. Но которую нельзя трогать, нельзя дышать на нее, и самым дерзким и отчаянным преступлением было бы похитить ее, оставив на лицезрение лишь самому себе.

Была бы она действительно картиной, он бы провел остатки своих дней, смотря на нее, и умер бы раньше срока, поскольку забыл бы о еде, воде и сне. А между тем она снилась ему каждую ночь, и каждый день он думал лишь о ней.

Утром он тратил все перемены на то, что бы видеть ее настоящую. Днем он был с ней, думая о ней. А ночью он бродил с нею по миру в своих снах.

Шли месяцы, прошел год, и ничего менять в своей жизни ему не хотелось, все ведь, было гармонично и высшей сладости вряд ли можно было бы представить.

Можно было бы быть с нею, но вдруг она окажется на деле совсем не той, вдруг она глупа, вдруг она не так прекрасна внутри, как снаружи. Зачем ломать идеальный образ, зачем портить сказку былью, зачем лишать себя прекрасной, пусть даже иллюзии. В этом мире столь много грязи и столь мало снега, а она была самым белым и самым свежим снегом, зачем же самому втаптывать этот снег в грязь, лишая себя последней красоты. Вдруг перейдя незримую черту, снег не захочет больше падать в этих краях. Он не посмел лишать себя всего этого, просто не посмел.

 

Прошло еще полгода, и тогда уже не он, а сама жизнь внесла коррективы в его мир. Его незнакомка перешла в другую школу, и больше не падал снег в грязном мире, и больше незачем было просыпаться по утрам и не к чему спешить. Будто бы лучшая из книг была уже прочитана, и прочитать ее заново, уже не было возможно, поскольку каждая прочитанная страница из этой книги, сразу после прочтения сгорала в руках превращаясь в пепел и залу.

Он принял эту ни лучшую долю, и опять не стал ничего менять, лишь тихо благодаря, за то, что среди всего мрака, ему однажды все же светило солнце самыми яркими из своих лучей.

Лучше сгореть без остатка, чем так и не почувствовать тепла, живя в холодном мире холодных стен и ледяных сердец. Лучше упасть с запредельной высоты, чем ходить по земле, боясь растерять остатки пустоты. Он просто принял недолговечность счастья, и не стал ему перечить.

 

Ему от чего-то верилось, что если есть в мире справедливость, то придет тот день, когда судьба опять сведет его с ней, из всех возможных многочисленных дорог, однажды они пойдут по одной и пересекутся на ней. Он жил с надеждой на этот день, и это заставляло жить дальше, просыпаться среди холодных стен и греть их надеждой.

 

Но прошел год, прошел другой, и ничего не изменилось, он так и не встретил ее, и даже мимо не прошел. Может в небесной канцелярии есть дела поважнее, может его надежды и желания небо не разглядело, может сотни молитв просто не дошли до адресата, может небу угодно, не давать ему то, чего он хочет, а дать ему возможность самому взять все необходимое. Если небу так угодно, то значит, так тому и быть.

Пусть самая лучшая из книг сгорела без остатка, а новую никто не торопиться написать, нет достойных авторов и достойных чернил, пусть… Он сам напишет новую книгу, в ней будет он и она, кровь заменит чернила, любовь заменит бумагу, а жизнь станет самым твердым переплетом.

Он решил, во, что бы то ни стало, найти ее, посмотреть в ее глаза и все понять. Ему от чего-то верилось, что она живет теме же мыслями, и стоит ей его увидеть, все слова выскажутся сами собой или и вовсе не нужно будет слов, все скажут глаза.

 

Долго длились поиски, в мире без открытых баз данных и интернета. Месяц шел за месяцем, он так и не находил ее, лишь издали завидев ее след, он сразу же его терял, будто бы вытер его дождь, нарочно заметал и запутывал дорогу к ней.

 

Шло все больше времени, и надежды найти ее, оставалось все меньше. В один из осенних дней, он и вовсе бросил верить в то, что сможет отыскать ее. Но пришел другой осенний день, он сидел в своем классе, на своем месте, впитывая в свой разум потоки наук. Вдруг воздуха стало мало, и непонятная сила заставила сердце биться значительно сильней и быстрее. Он не мог выдержать этого состояния, и вышел из класса, и там он увидел ее. Она стояла и общалась с одной из своих давних подруг.

Удары сердца стали настолько мощными, что стали заглушать все посторонние звуки, а воздух стал настолько густым, что им уже нельзя было дышать.

Он хотел подойти к ней, но не нашел в себе сил и смелости, ноги скованные страхом не слушались, рот зажатый волнением не мог издать ни звука. Он так и стоял, прижавшись к стенке и не имея возможности сделать шаг, на встречу той, о которой так долго мечтал. Она ушла, и казалось бы навсегда. Ушла не заметив его.

 

После той встречи, в которой они так и не встретились, он винил себя в своей бесконечной глупости. Нет, не от того, что спустя столько времени, наконец увидев ее, он не сделал ни шагу. Ни за эту глупость, ибо здесь он действительно не мог сделать ни шагу. Он винил себя, за то, что раньше, в прошлой жизни, имея сотни возможностей подойти к ней и заговорить с ней, он так ни разу этого и не сделал. Он просто стоял в стороне, просто ждал, пока небо свой могучей рукой само все устроит. А ведь, оно и так дало ему больше, чем нужно. Оно дало ему и место, и ее, и сотни возможностей, но он, ни разу не предпринял даже попытки.

Достоин ли он ее, если так и не стал делать, что либо, что бы быть с ней. Но то было прошлое, на прошлом надо учится. Он принял решение, что, что бы ни случилось, он встретит ее, и расставит все точки над «i». Следующая такая возможность, была данная ему лишь через год.

 

Поздним вечером, гуляя по улицам тихого города со своими приятелями, и обсуждая значительные и незначительные темы, они остановились и присели на камень около дороги. Просидели больше часа и уже собирались расходиться по домам, как вдруг мимо них прошли три девушки.

Мимо проходящих на этом месте было не мало, и каждый был лишь мимо проходящим, ничем ни интересным и ничем не примечательным. Но среди этих трех, была она. И сердце его сжалось, как при первой и последней встречи. Он в очередной раз не был готов к разговору с ней, в очередной раз все произошло неожиданно.

Он умолк, и лишь смотрел ей в след, понимая, что не найдет нужных слов, и речь его будет невнятной. Но в тот же миг, он вспомнил, как долго он этого ждал, как редко судьба дает ему возможность столкнутся с нею.

Он резко встал и пошел следом за ней, продолжая прокручивать в голове, все то, что он может ей сказать, но лучших слов он так и не нашел, поняв это, он решил сосредоточиться ни на лучшем, а на нужном.

Он догнал ее, окликнул, попросил выслушать его, она отказала, зачем ей слушать странного и незнакомого ей человека, который поздним вечером хочет ей, что-то рассказать, что-то, что вряд ли ей интересно, да и вряд ли ее касающееся.

Поняв, что всё то, что он думал о ней, его вера, в то, что она так же ждет и любит его, все это рухнуло в одночасье. Она не хотела его слушать, и он выглядел неадекватно во всей этой ситуации, но он решил, что незачем и некуда отступать, пусть не будет лучше, но и хуже не будет, если он выскажет ей все, что так долго было с ним из-за нее.

Она вряд ли его поймет и вряд ли его рассказ тронет ее, но лучше так, чем молча уйти. И он в присутствии ее подруг, ломаясь и запинаясь, рассказал ей все, что было связано с ним и с ней.

Она молча слушала весь поток обрушившейся на нее информации, и не проронила не слова. А он, закончил, и понимая, что все сказанное ушло в пустоту не затронув не одну из струн ее души, поблагодарил ее за все хорошее и не очень. Достал из кармана брелок, положил рядом с ней и молча ушел.

 

Раньше, почти каждую ночь, ему снилось, как он встречает ее, и как с этой самой встречи, они молча идут по жизни вместе.

С той самой встречи, ему перестали сниться эти прекрасные сны. Теперь ему снилось, как он случайно ее встречает в разных местах и при разных обстоятельствах, подходит к ней, начинает, что-то говорить, а она в ответ убегает. Он пытается бежать за ней, но не может ее догнать, его ноги становятся ватными и он падает на землю замертво. И так каждую ночь.

Он понимал, что эти сны, олицетворение всей ситуации, в которой он хочет быть с ней, находит ее, догоняет, а она убегает от него, убегает даже во сне.

Он устал от этого, и не имея возможности изменить свои сны, он решил сам убежать от них. Собрав вещи, собрав все свои сбережения, он уехал в другую страну, прочь от нее и всего того, что связывало с ней, прочь от не сложившейся жизни.

 

Прошло несколько лет, он жил давно в другой стране, среди других пейзажей и людей, которые так же, как и он, носили рубашки каждый день, дамы одевали вечерние платья, а воздух был насыщен другой сладостью.

Ему снились другие сны, но забыть ее он не мог, как бы не старался, она слишком сильно вросла в его сознание. Но он больше не искал встречи с ней, да и не мог он встретить ее здесь, на другом краю света. Он просто жил.

 

Случай, подобен бомбе с часовым механизмом, где главным является время. И среди кучи времени потраченного ни на то, явился прекрасный случай, который заставил в нужный день, в нужное время, в нужном месте оказаться нужному человеку.

Он сидел один в уличном кафе, пил кофе и думал о своем. Спустя недолгое время, к нему подсела девушка, которая молча сняла свои солнечные очки, и наполнила весь этот яркий мир, еще большим светом.

Да, это была она, та самая из той жизни.

Он смотрел на нее, не веря в реальность происходящего. Она, здесь, как, зачем. Выждав небольшую пауза, она глотнула кофе с его чашки, и спросила можно ли ей, отнять у него немного времени и прервать своим голосом, столь прекрасную весеннюю тишину. Не имея слов он молча кивнул. И она начала.

- Я ни разу не видела тебя в школе, ты просто не попадался мне на глаза, или я была слепа, не знаю, но это и не важно. Но я увидела и услышала тебя тогда, когда ты рассказал свою историю.

Знаешь, еще до того, как ты начал говорить, я не могла оторвать от тебя взгляда, и слышать я тебя тоже не могла, я будто бы попала в транс. Я была очарована тобой.

Я просто сидела смотря на тебя, и даже не слышала, все то, что ты говорил, будто бы не было ни звуков вокруг, ни мира вокруг, был только ты.

Ты закончил свой рассказ и ушел, а я осталась сидеть и думать, что все это было.

Я взяла оставленный тобой брелок и он будто бы согрел меня, я хотела бежать за тобой, но не могла встать.

После подруги озвучили мне весь твой рассказ, и я слушала его, будто бы слышу впервые, будто бы не присутствовала когда ты его рассказывал.

Я дала себе слово, что если судьба сведет нас с тобой, ты будешь моим навсегда. И вот ты здесь и я здесь, я предлагаю пойти со мной по жизни.

 

И они пошли по жизни вместе. Ни важно в какой стране и по какой дороге, важно, что вместе.

 

08.03.2013.

 

Павел Працкевич

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.