Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Тогда под коммуникацией в узком значении этого термина можно понимать субъект-субъектное взаимодействие, опосредованное информацией, имеющей смысл для обоих субъектов.





Не будет коммуникацией обмен информацией, которая не имеет смысла для одного из его субъектов. Не будет коммуникацией движение от одного субъекта к другому такой информации, которая имеет смысл не для них, а для третьих субъектов, для внешнего наблюдателя.

Еще раз обратимся к онтологии идеальной коммуникативной субстанции. Каким образом, через какие феномены, явления и процессы способна существовать информация, имеющая смысл для субъектов коммуникационного взаимодействия? Это зависит от характера субъектов.

Для человека — это психические образования и состояния, не существующие вне его психики и вне самого акта коммуникационного взаимодействия. К числу таких субстанций психологическая наука в самом общем виде относит неосознанные психологические импульсы, знания (когнитивный компонент идеальной субстанции), эмоции (аффективный компонент идеальной субстанции), поведенческие установки, волевые импульсы (конативный компонент идеальной субстанции)[33]. Каждый из компонентов может функционировать в виде субстанции сам но себе или в любых комбинациях с иными компонентами.

Для высших животных в качестве идеальной коммуникационной субстанции выступают рефлекторные импульсы, связанные с процессами высшей нервной деятельности.

Отдельный вопрос о тех представителях фауны — муравьях, пчелах и т. п., которые не имеют развитой системы высшей нервной деятельности, но тем не менее, являясь коллективными существами, явно осуществляют коммуникативное взаимодействие — посылают друг другу сигналы, наполненные смыслом и вызывающие стимулированные изменения поведения. Их взаимодействие, внешне выглядящее как обмен субстанциями идеальной природы, на самом деле носит характер, имеющий в своей основе материальные феномены, обеспечивающие функционирование некоторых смыслов, имеющих значение не для отдельной особи, а для всего коллективного образования — муравейника, пчелиной семьи и т. п. У пчел, муравьев и им подобных существует особый сигнальный механизм, имеющий в своей основе материальную природу — биохимический фермент, запах, колебания определенной частоты, сигнальный звук и т. п., которые запускают соответствующую поведенческую программу. Причем программу, жестко заданную. В результате можно говорить о своеобразном комплексном характере рассматриваемой субстанции, сочетающем в себе и материальную основу, и некоторые информационно наполненные компоненты, имеющие значение для функционирования и выживания данного коллективного образования. Здесь мы уже имеем дело с одной из версий третьего типа субстанций взаимодействия.



Третий тип коммуникационных субстанций в рассматриваемой классификации — это субстанции идеально-материальной природы. Они также в рамках избранного за основу узкого понимания коммуникации считаются задающими коммуникативное взаимодействие и таким образом относятся к числу коммуникативных субстанций. Их называют идеально-материальными коммуникативными субстанциями. Они представляют собой идеальную субстанцию, имеющую значимую для процесса и результата коммуникации материальную форму или материальный носитель.

Примером такого типа субстанции может быть книга, написанная давно умершим мудрецом; перчатка, брошенная в лицо обидчику как вызов на поединок; букет цветов, составленный таким образом, чтобы выразить определенные чувства одного человека к другому; наконец, хлыст, только появившийся в руке циркового укротителя, но не использованный по назначению на манеже.

В каждом из этих примеров, если соблюден субъектный критерий и имеет место взаимодействие двух субъектов, в качестве субстанции выступает комплексное образование, имеющее материальную форму и информационное содержание, наполненное смыслом (смыслами) для субъектов. Главным в идеально-материальной коммуникационной субстанции является информационно содержательный компонент. По этой причине он и поставлен на первое место в обозначении этого типа субстанции.

Принципиально важной характеристикой, отличающей материально-идеальный тип от идеального тина, заключается в том, что наличие материального носителя обеспечивает возможность сохранения материально-идеальной субстанции во времени. Письмо, манускрипт, книга, фотография, звукозапись, фильм — все это примеры таких субстанций. Они позволяют взаимодействовать субъектам, существующим в различных измерениях темпорального пространства. Давно умерший автор посылает нам смыслы, содержащиеся в картине, книге, фильме.

Идеальные коммуникационные субстанции способны обеспечивать только синхронное взаимодействие субъектов коммуникации, тогда как идеально-материальные субстанции обеспечивают как синхронную, так и диахронную коммуникации.

Специфика коммуникативных субстанций третьего типа заключается в том, что в этом случае материальная сторона, форма коммуникативной субстанции неотделима от идеальной стороны, от ее содержания. Более того, в этом соотношении материального и идеального материальное выступает как ведущий компонент, поскольку форма, собственно материальный носитель представляет собой содержание и исчерпывает его. Возьмем тот же пример с перчаткой как сигналом вызова на дуэль. Сама перчатка — материальный предмет — выступает в коммуникации между участниками конфликта как носитель смысла, то есть одновременно как идеальная субстанция. Если представить себе, что вместо перчатки в лицо обидчику брошена шляпа, перстень или, во что трудно поверить, ботинок, смысл послания кардинальным образом изменится. Это уже не будет выполненным согласно канонам дуэльного кодекса вызовом одного благородного дворянина другому. Это будет просто акт дурного воспитания и не соответствующего среде поведения. Результатом этого может стать исключение субъекта такого поведения из соответствующей социальной среды. Его не будут замечать, не будут подавать руку. И уж наверняка никто более не будет драться с ним на дуэли. Поскольку согласно дуэльному кодексу дуэль возможна только с равным себе. Аналогичную функцию исключительного носителя идеального содержания представляет, например, специальным образом составленный букет. Набор и сочетание видов растений и их цветовых оттенков, будучи, несомненно, комбинацией предметов материального мира, как коммуникационная субстанция несет исключительно смысловую нагрузку. Стоит заменить в букете всего один цветок, скажем, алую розу на сиреневую хризантему, как смысл заключенного в нем послания для посвященного человека, знакомого с основами языка цветов, изменится принципиально. Для непосвященного же красивый букет так и останется красивым букетом.

В результате общая типология субстанций, которые могут двигаться от одного взаимодействующего субъекта к другому, принимает вид, приведенный на табл. 2.2.

Таблица 2.2

 

Обобщенная типология субстанций взаимодействия

 

Субстанции, опосредующие взаимодеиствие субъектов
1. Материальные субстанции 2. Идеальные коммуникационные субстанции 3. Идеально-материальные коммуникационные субстанции

 

Итак, разобравшись с обобщенной типологией субстанций взаимодействия, окончательно сформулируем ответ на второй фундаментальный вопрос определения коммуникации в рамках субстанционально-интеракционного подхода. Как уже говорилось выше, существуют два подхода к пониманию категории коммуникации, опирающиеся на два различных ответа на второй фундаментальный вопрос. Первый, расширительный подход исходит из того, что коммуникацией может считаться субъект-субъектное взаимодействие, опосредованное субстанциями материальной, идеальной или идеально-материальной природы. Второй, узкий подход относит к коммуникации только такое субъект-субъектное взаимодействие, которое опосредовано информацией, имеющей смысл для обоих субъектов, то есть обеспечивается движением субстанций идеальной и (или) идеально-материальной природы.

Основное различие между подходами заключается в отнесении или неотнесении к коммуникации такого взаимодействия, в каче- ггве субстанции которого выступают материальные тела, вещество, энергия, перемещающиеся от субъекта к субъекту, но не переносящие при этом какой-либо информации, имеющей для них специфические смыслы.

Мы остановились в качестве базового на втором, узком подходе кпониманию сущности категории «коммуникация».

Этот подход в теории коммуникации считается более современным и операциональным. Его придерживается большое количество авторитетных специалистов в области теоретической и прикладной коммуникации, в том числе массовой коммуникации, например такие ученые, как Д. Макквейл[34], А. Тэн[35], Б. Рубен и Р. Бадд[36], Дж. Ватсон[37], К. Мертен[38] и др.

Выбору этого подхода многими учеными предшествовала достаточно острая дискуссия, которая возникла во второй половине XX века в науке о коммуникации[39]. Предметом этой дискуссии были терминологические вопросы, имеющие важное содержательное значение. Суть этих вопросов в общем виде можно сформулировать следующим образом:

· одни и те же феномены или явления различной природы обозначаются единственным и множественным числом слова «communication» («коммуникация»);

· каким английским термином следует обозначать человеческие взаимодействия, заключающиеся в обменесодержательнойинформацией — термином «communication»(«коммуникация»,единственное число) или «communications»(«коммуникации»,множественное число);

В итоге этой дискуссии была сформулирована позиция, с которой солидарны и авторы настоящей работы. Согласно этой позиции термины«communication» («коммуникация», единственное число) и«communications» («коммуникации», множественное число) имеют разное значение и соответственно обозначают разные феномены. Под«communication» понимаются процессы человеческого общения, опосредованные субстанциями информационной природы. Соответственно, эти процессы обозначаются как неисчислимое понятие. Под«communications» понимаются, как правило, либо естественные, либо сложным образом организованные технические системы, обеспечивающие перемещение материальных предметов, вещества, энергии или информационных сигналов в физическом пространстве из одной точки в другую, а также, в большинстве случаев, технические или физические средства этого перемещения. В результате в современной англоязычной, прежде всего американской, научной и специальной литературе термин«communication» используется именно в узком в нашей терминологии смысле. Соответствующим образом называются монографии и учебники по теории коммуникации— «Human Communication Handbook»[40] («Рабочая книга по человеческой коммуникации» Брента Рубина и Ричарда Бадда), «Media Communication»[41] («Медиакоммуникация» Джемса Ватсона), «Introduction to Communication Studies»[42] («Введение в науку о коммуникации» Джона Фиске) и др.

Таким образом, завершая анализ изучаемой категории в рамках ответа на второй фундаментальный вопрос, можно сформулировать базовое понимание коммуникационной субстанции и вытекающее из него определение коммуникации. В качестве субстанции, движущейся в ходе коммуникативного взаимодействия от одного субъекта к другому, могут выступать информационные образования, имеющие смысл для обоих субъектов. Эти образования могут иметь значимый материальный носитель (идеально-материальный тип коммуникативной субстанции), либо функционировать как обладающие смыслом информационные образования, материальная форма которых не оказывает значимого влияния на процесс и результат взаимодействия (идеальный тип коммуникативной субстанции).

Под коммуникацией будем понимать субъект-субъектное взаимодействие, опосредованное информацией, имеющей смысл для обоих субъектов.

Тогда правильным будет использование единственногочислав терминологических образованиях «межличностная коммуникация», «организационная коммуникация», «коммуникация в животном мире», «массовая коммуникация». Термин «коммуникация» в каждом из этих случаев обозначает неисчислимый феномен.

Под коммуникациями будем понимать субъект-субъектные взаимодействия, связанные с перемещением материальных предметов, вещества, энергии в физическом пространстве и одной точки в другую посредством естественных либо сложным образом организованных технических средств.

В этом случае допустимо говорить об энергетических, трубопроводных и прочих транспортных коммуникациях.

Материальные предметы, вещество и энергия будут выступать в качестве субстанции коммуникаций (а не коммуникативной субстанции, что имеет место в случае коммуникации).

Здесь нужно сделать еще одно важное терминологическое замечание. В отличие от английского языка, в русском закрепились два прилагательных, имеющих отношение к существительному «коммуникация», — «коммуникационный» и «коммуникативный». На практике сформировалась нечеткость, даже определенная путаница при их использовании. С нашей точки зрения, разное смысловое наполнение терминов «коммуникация» и «коммуникации» дает основание для того, чтобы определиться и с использованием соответствующих прилагательных. В дальнейшем будем считать правильным использование прилагательного «коммуникационный» применительно к коммуникациям (перемещениям материальных предметов, вещества, энергии), а прилагательного «коммуникативный» — применительно к коммуникации (взаимодействию, связанному с перемещением и порождением смыслов, формированием социальности, общением в целом).

Третий фундаментальный вопрос (определяющий коммуникацию в рамках используемого подхода) — вопрос о типе взаимодействия — формулируется следующим образом:Какой тип взаимодействия между объектами может быть обозначен как коммуникация и, соответственно, какие характеристики необходимо и достаточно характеризуют коммуникативное взаимодействие?

Логика ответа на этот вопрос требует прежде всего обозначить те необходимые характеристики коммуникативного взаимодействия, которые уже были определены в ходе ответа на первые два фундаментальных вопроса.

Во-первых, коммуникация — это субъект-субъектное взаимодействие.

Во-вторых, коммуникация — это опосредованное взаимодействие двух и более субъектов. В качестве звена-посредника, осуществляющего связь между двумя субъектами и таким образом создающего коммуникативное взаимодействие, выступают информационные образования, имеющие смысл для обоих субъектов. Таким образом, коммуникация — это информационное взаимодействие (или субъект - субъектное взаимодействие, опосредованное информацией, имеющей смысл для обоих субъектов).

В результате с учетом полученного знания первичная схема коммуникативного взаимодействия, с которой мы начинали анализ (см. рис. 2.1), может быть изображена в ином, более строгом и определенном виде.

 

Субъект А Коммуникативная субстанция М (информационное образование, имеющее смысл для субъектов А и В) Субъект В

 

Рис. 2.2. Вторичная (модифицированная) схема коммуникационного

взаимодействия

 

Каждый из элементов коммуникативного взаимодействия, изображенных на рис. 2.2, является его необходимым атрибутом, без которого коммуникация невозможна. В теории коммуникации данные элементы получили свои специальные наименования. Эти наименования, присутствующие в сходных значениях также и в обыденных описаниях коммуникации, вытекают из анализа функций, выполняемых элементами коммуникации в рамках процесса взаимодействия.

Итак, обратимся к функциональному подходу, чтобы более строго определить элементы коммуникативного взаимодействия.

Элемент «М» — коммуникативная субстанция идеальной или идеально-материальной природы, движущаяся от одного субъекта к другому, задающая эффект взаимодействия и функционирующая как информационное образование, имеющее смысл для каждого из них, называется сообщением(в английском языке «Message»— «сообщение, послание»).

Функцией субъекта «А» в самом общем виде является производство и отправление сообщения, функцией субъекта «В», как кажется па первый взгляд, — получение сообщения. Соответственно, субъект «А» обозначается как источник (source), а субъект «В» — как получатель (receiver) сообщения. Далее, когда будут рассматриваться модели коммуникации, мы увидим, что могут разделяться функции создания и отправления сообщения, функции его приема и восприятия, но на данном этапе анализа достаточно ограничиться обобщенной трехкомпонентной моделью коммуникационного взаимодействия «источник — сообщение — получатель».

 

ИСТОЧНИК - СООБЩЕНИЕ – ПОЛУЧАТЕЛЬ

 

Рис. 2.3. Обобщенная трехкомпонентная модель коммуникационного

взаимодействия

 

Именно эти три элемента имеет в виду один из классиков теории массовой коммуникации Вильбур Шрамм. Формулируя свое понимание коммуникации, он пишет: «Когда мы вступаем в коммуникацию, мы стараемся поделиться своей информацией, идеей или отношением. Факт коммуникации всегда требует наличия трех элементов — источника, адресата, сообщения»[43].

Различные авторы предлагают иные термины для обозначения субъектов, осуществляющих в коммуникативном взаимодействии функции производства (создания и отправления) — получения сообщения. Источника обозначают как коммуникатора-адресанта, получателя — как коммуниканта, адресата, реципиента. Эти термины в принципе взаимозаменяемы, поскольку их функциональное содержание эквивалентно. Они обозначают субъектов коммуникативного взаимодействия, выполняющих функции соответственно передачи и получения сообщения.

Таким образом, источник, сообщение и получатель являются первичными компонентами коммуникативного взаимодействия. Но можно ли считать, что они необходимы и достаточны для того, чтобы их наличие делало взаимодействие коммуникацией?

С первыми двумя составляющими - источником и сообщением - ситуацию можно считать однозначной и определенной. Действительно, если нет сообщения, то есть коммуникативной субстанции, то нет и факта взаимодействия. Если субстанция существует, она не может возникнуть ниоткуда, следовательно необходим источник, субъект, породивший ее.

С получателей дело обстоит не так просто.

Рассмотрим пример двух коммуникативных ситуаций, которые внешне выглядят одинаково, но по существу кардинально различаются.

Ситуация первая.Родитель громко сказал ребенку о том, чего нельзя делать, тот выслушал запрет, но игнорировал его и был за это наказан.

Ситуация вторая. Родитель громко сказал ребенку о том, чего нельзя делать, а ребенок в этот момент был увлечен игрой, не слышал запрета и немедленно его нарушил, за что был наказан. С точки зрения родителя,коммуникация состоялась, поскольку он осуществил акт коммуникативного поведения, видел перед собой потенциального реципиента и отправил ему сообщение. Для родителя, как и в первом случае результат (эффект) коммуникации заключается в том, что ребенок получил сообщение (запрет) и немедленно его нарушил. За это наказание. Но если ребенок не слышал, для него коммуникация состоялась.

Разница между первой и второй ситуацией заключается в наличии и отсутствии факта получения сообщения и, соответственно, наличии и отсутствии самого получателя.

Какой смысл вкладывается в понятие «получатель сообщения»? Что значит «сообщение получено»? Как доказать, что коммуникативное взаимодействие состоялось, что сообщение дошло до субъекта «В» и он таким образом превратился в реципиента? Возможна ли коммуникация без получения и обработки сообщения?

Рассмотрим, как отвечают на эти вопросы, определяя коммуника­цию, ученые из разных областей науки.

Еще раз напомним, что Чарльз Кули дал следующее определение: «Под коммуникацией мы понимаем механизм, посредством которого существуют и развиваются человеческие отношения — все символы сознания, вместе со средствами передачи их в пространстве и со­хранения во времени. Она включает в себя выражение лица, позы жесты, тон голоса, слова, письменные и печатные документы, железные дороги, телеграф, телефон и любые прочие достижения в области покорения пространства и времени»[44].

По мнению литературного критика И. А. Ричардса, «коммуникация имеет место, когда одно человеческое сознание так действует на окружающую его среду, что это влияние испытывает другое человеческое сознание, и в этом другом сознании возникает опыт, который подобен опыту в первом сознании и вызван в какой-то мере этим первым опытом»[45].

Два инженера Клод Шеннон и Уоррен Вивер определили коммуникацию следующим образом: «Будем использовать слово „коммуникация" в наиболее широком смысле, чтобы включить в него обозначение всех процедур, с помощью которых одно сознание может влиять на другое. Это, очевидно, включает не только устную и письменную речь, но и музыку, произведения изобразительного искусства, театр, балет и, по существу, все человеческое поведение»[46].

Еще одно инженерно ориентированное определение принадлежит Ю. Колину Черри: «Коммуникация это то, что связывает любой организм воедино. Здесь концепт "организм" может означать двух друзей во время диалога, газеты и их аудиторию, государство и его телефонную и почтовую системы. На одном уровне этот термин может относиться к нервной системе животного, на другом - к цивилизации и ее культуре. Когда коммуникация прекращается, организм разрушается»[47]. Уже упоминавшийся С. Стивене, принадлежащий к школе психологического бихевиоризма, определяет коммуникацию следующим образом: «Коммуникация — это специфическая реакция организма на стимул. Это определение означает, что коммуникация возникает, когда некоторый внешний раздражитель (стимул) побуждает активность субъекта»[48].

Добавим к этому ряду еще и рабочее определение, которое выше сформулировали авторы настоящей работы: «Коммуникация — это субъект-субъектное взаимодействие, опосредованное информацией, имеющей смысл для обоих субъектов».

Этот ряд определений очевидно неполон, существует бесконечное множество других определений. Так, известно, что американский ученый-психиатр Юрген Рюш (Jürgen Ruesch) выделил 40 различных подходов к коммуникации в разных сферах, включая архитектуру, антропологию, психологию, политику и многие другие[49], а уже упоминавшийся Дане (Dance, 1970) рассмотрел уже 95 определений этого феномена. Тем не менее приведенный набор определений может считаться достаточно представительной выборкой, демонстрирующей разные подходы — от самых общих до предельно детализированных. Не все из этих определений совпадают с нашим пониманием коммуникации. Так, мы не разделяем позицию С. Стивенса. Его определение не отвечает субъектному критерию и явно носит расширительный характер.

Определения Ч. Кули, К. Шэннона и В. Вивера включают в это понятие все формы человеческого взаимодействия, то есть формы поведения, способные влиять на индивида (группу) как намеренно, так и ненамеренно. Эти определения охватывают коммуникацию не только с использованием языковых (лингвистических) средств, но и средств иной природы — мимики, жестов, изображений, произведений искусства и т. п. Согласно концепции Ю. Черри, коммуникация связывает двух субъектов (или два организма) между собой, И в результате образуется особое отношение, которое существует до тех пор, пока эта коммуникация имеет место.

И хотя приведенные определения различаются в зависимости от типов субъектов, субстанций, рассматриваемых видов субъектного поведения, всех их объединяет признание необходимости наличия одного фундаментального факта — факта наличия эффекта коммуникации в виде реакции или ответа получателя сообщения. Это означает, что коммуникация имеет место только тогда, когда потенциальный реципиент превращается в реального субъекта коммуникации, то есть когда он каким-либо образом реагирует на направленную ему коммуникативную субстанцию — сообщение или стимул. Действительно, если нет какой-либо (любой) реакции получателя сообщения, какого-либо процесса, происходящего с получателем, какого-либо изменения в его сознании и (или) поведении, невозможно доказать, что сообщение дошло до адресата. А в случае невозможности доказательства этого факта придется признать, что сообщение не достигло адресата.

Верно и обратное. Если реакция на сообщение отсутствует, факта коммуникации не состоялось либо это взаимодействие не есть коммуникация.

Таким образом, коммуникативное взаимодействие всегда имеет эффект. Этот эффект заключается в определенной реакции получателя сообщения, в изменениях его сознания и (или) поведения. Получение сообщения может быть подтверждено только наличием эффекта. Соответственно, получатель сообщения — это не просто тот субъект, которому источник направил сообщение, а субъект, продемонстрировавший реакцию на отправленное сообщение в виде определенных изменений в своем сознании и (или) поведении.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.