Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Из истории национального счетоводства





 

Проблема измерения уровня экономического развития, совокупных доходов стояла еще перед экономистами XVII–XVIII вв. Создание начал национального счетоводства обусловлено прежде всего введением наиболее эффективного налогообложения доходов, собственности, сбережений. Этими вопросами занимались еще В. Петти в Англии, П. Буагильбер во Франции. Подсчет государственных доходов в России был впервые осуществлен в конце XVIII в. (И.Ф. Герман «Статистическое изображение России в отношении населения, свойств земли, естественных продуктов, сельского хозяйства, горного дела, мануфактур и торговли»). В качестве суммы государственных доходов России называлась цифра 40 млн. руб., а расходы исчислялись 35 млн. руб.

Но систематическим и рациональным стало национальное счетоводство лишь с формированием методологических предпосылок макроэкономики, т.е. в XX в. В качестве основоположников современного национального счетоводства обычно называют американцев Дж.М. Кларка, М. Джилберта, С. Кузнеца. Последнего можно считать создателем современной системы национальных счетов. В 1972 г. он стал лауреатом Нобелевской премии по экономике. Под влиянием идей С. Кузнеца были разработаны способы подсчета GNP и NNP* по добавленной стоимости, личного располагаемого дохода и других макроэкономических показателей.

* В международной статистике:

ВНП - Gross National Product (GNP);

ВВП – Gross Domestic Product (GDP);

ННП - Net National Product (NNP);

НД – National Income (N1).

 

Доходы и потребление

 

В конечном счете доходы домашних хозяйств служат целям потребления. Домашние хозяйства формируют спрос на товары и услуги в зависимости от уровня личных доходов: зарплаты, пособий и иных денежных поступлений. Эти, казалось бы, очевидные вещи требуют, однако, дополнительного внимания. Дело в том, что предельная склонность к потреблению повышается по мере роста доходов, но более медленно, чем сам доход. Дж.М. Кейнс называет эту связь между ростом Y и С основным психологическим законом. Доля потребления в Y определяется, помимо величины самого дохода, привычками, традициями, психологическими склонностями. Но по мере роста дохода возникает и увеличивается его сберегаемая часть (S).



Присмотримся к графику (см. рис. 12). Исходные данные:

 

 

Рис. 12

Таблица 4

 

Y – реальный доход С –потребление Y - С = S – сбережения

 

При малой величине дохода (семьи или фирмы) он целиком или почти целиком уходит на потребление. С ростом дохода нарастает сберегаемая часть. Позднее ученые пришли к заключению, что слабая реакция потребительского бюджета на изменение дохода обусловлена наличием относительно устойчивого жизненного стандарта.

Продолжим тему, обозначенную Кейнсом, в аспекте, предложенном сторонниками теории рациональных ожиданий. Милтон Фридмен в работе о функции потребления (1957) исходит из следующих предпосылок:

1. Потребительская корзина индивида или семьи зависит не от текущего, а от среднегодового дохода, люди предпочитают равномерную траекторию потребления.

2. Экономическое поведение потребителя ориентировано не на сегодняшние выплаты, а на постоянный ожидаемый доход.

3. Разницу между Y (доход) и С (потребление) составляют S (сбережения). Индивиды (семьи) используют рынок капитала для страхования от колебаний дохода.

Потребление соответствует доходу, принятому в качестве постоянного (перманентного), среднего от текущих и ожидаемых выплат. В случае, когда текущий доход превышает постоянный, домашние хозяйства стремятся превратить излишки в сбережения.

В расчетах используется обычно понятие располагаемого, т.е. оставшегося после налоговых выплат дохода. Уровень налогов может оказывать на доходы и косвенное воздействие, связанное с повышением или понижением самооценок трудовой деятельности, отношением индивида к свободному времени. Стимулирование бережливости можно осуществлять посредством повышения процентных ставок по депозитам.

В качестве иллюстрации к теории постоянного дохода американцы приводят ситуацию 1968 г., когда администрация президента Джонсона попыталась повысить налоги, с тем чтобы несколько сократить потребление. Но введенная надбавка к налогам не снизила спрос, потребление домашних хозяйств уменьшилось на незначительную сумму, близкую к нулю.

Согласно концепции постоянного дохода М. Фридмена, размер потребления растет с повышением дохода, однако не текущего, а постоянного, среднегодового, т.е. с ориентацией на срок, когда эти изменения станут привычными.

Продолжением исследований в этой области явилась теория жизненного цикла Франко Модильяни. Она также исходила из того, что прямая связь между доходом и потреблением отсутствует. Но в отличие от первой концепции, Модильяни вводит понятие трех фаз жизненного цикла. Автор исходит из неизбежных изменений в динамике дохода.

У молодых людей, студентов доходы невелики, но они ожидают их увеличения в будущем и могут брать деньги в долг, с тем чтобы обеспечить свое потребление (Y < С). В зрелом возрасте доходы возрастают, достигают оптимальных величин, что позволяет расплатиться с долгами и задуматься о предстоящем выходе на пенсию. В этот период заметно возрастает доля сбережений (Y = С + S). Молодость и старость называют периодами отрицательных сбережений.

В социальной экономике используется график возраст-доход, выражающий зависимость между возрастом (после завершения образования или в соответствии со ступенями образования) и размерами годового дохода. Согласно американской статистике, после окончания образования кривая доходов взмывает вверх, потом начинается медленное, но постепенно ускоряющееся падение доходов. Кривая приобретает параболическую форму. Некоторые исследователи связывают эту динамику с инвестированием в человеческий капитал: молодой или средних лет специалист продолжает повышать квалификацию, затем этот процесс затухает.

Началом, сближающим теории жизненного цикла и постоянного дохода, стала идея относительного постоянства традиционного уровня потребления на протяжении жизни.

Пока что речь шла об отдельных индивидах или домашних хозяйствах, но, взятые в совокупности, они представляют агрегированные показатели. По нормам, принятым в американских исследованиях, национальный доход Y = 0,75 С + 0,25 S.

Теории дохода и потребления широко используются в национальном прогнозировании. В расчеты принимаются структура доходов, соотношения возрастных групп, вероятная динамика налогов, процентных ставок.

К анализу потребления и сбережений примыкает показатель инвестиций (I). Теоретически S = I, предельные величины сбережений и инвестиций равны. На практике, разумеется, темпы возрастания инвестиций могут отставать от предложения средств на рынке капиталов. Между тем сбережения (депозиты) являются главным источником банковского кредитования, фактором, стимулирующим, при прочих подходящих условиях, экономическое оживление.

Но условия, определяющие S, не совпадают с обстоятельствами, от которых зависит I. Лучше всего можно это показать на конкретных цифрах. В 1991 г. объем инвестиций в США и национальные сбережения совпадали, составляя 14% ВВП, причем доля частных сбережений находилась на уровне 12,7% ВВП. Заметный разрыв между I и S наблюдался в 1975 г., когда объем инвестиций равнялся 15,5%, а уровень сбережений превысил 20% ВВП; в 1984 г. эти показатели составляли 16,2 и 19% соответственно. В Японии и Германии складывались иные условия: в 1991 г. в Японии соотношение между удельными весами I и S в ВВП составляло 34,5% (в том числе 26% – частных) и 32,5% – по инвестициям. Пик в динамике этих показателей приходился в Японии на 1973 г. (38,32 и 36,3% соответственно). В Германии в 1991 г. общие сбережения составляли 26% ВВП, частные – 24,2%, а инвестиции – 23,4% ВВП. В России в 1998 г. доля накоплений составила 16,1% ВВП, а инвестиций – 14,2%.

Продолжим разговор о доходе и его составляющих. Теоретически распределение национального дохода можно представить в виде уравнения:

Y = С + I + G,

где G – госзакупки, осуществляемые через перераспределение Y, т.е. посредством сбора налогов (T).

Если национальный доход сокращается, то сокращаются и его первичные составляющие, т.е. С и I. Но, как правило, первыми симптомами кризисного состояния экономики является сокращение инвестиций. Темп свертывания I превышает сокращение конечного потребления (С). Потребление более стабильно, происходит, согласно концепции Модильяни, переток сбережений в сферу потребления, относительное падение доли S(I).

Обратимся к российской экономике. За 1992–1995 гг. ВВП сократился на 45%. Однако темп снижения I превысил темп сокращения С, иначе говоря, экономика приблизилась к состоянию Y = С. Сокращение товарного рынка произошло за счет оборонного производства (G) и строительства, пользуясь терминологией Кейнса, пирамид – водохозяйственных строек и ритуальных сооружений (памятников и дворцов) – с нулевым экономическим эффектом.

Вместе с тем падение инвестиций, превышающее темп сокращения С, таит в себе опасность резкого сокращения в последующем всего воспроизводственного потенциала.

Здесь мы впервые ввели в оборот весьма важное в экономике понятие сбережений (Saving). В последующем обнаружится, что позиция по поводу зависимости между Y и S играет ключевую роль в макроэкономике.

Отраслевая структура ВВП

 

Общей тенденцией, отмеченной на Западе еще в середине XX в., является выдвижение по темпам роста сферы услуг. Ее удельный вес превышает сегодня сектор материального производства в валовых продуктах. Подобный процесс характерен и для России последних десятилетий.

Таблица 5

Структура валового внутреннего продукта (в % к итогу)

 

 
1. Производственная сфера 60,6 50,5
В том числе:    
промышленность 44,1 42,6
сельское хозяйство 15,3 7,8
прочие отрасли 1,2 0,4
II. Услуги 39,4 49,5

 

В 1996 г. доля услуг в номинальном ВВП достигла 49,5%, а в 1995 г. она составляла 44%. В известной степени этот скачок был обусловлен опережающим ростом тарифов и цен на транспортные перевозки, коммунальные и бытовые услуги по сравнению с повышением цен на потребительские товары.

Таблица 6

Отраслевая структура промышленности в 90-х гг. (в %)

 

Пищевая промышленность Черная металлургия
Легкая промышленность Химия и нефтехимия
Производство строительных материалов Цветная металлургия
Машиностроение Лес и лесообработка
Топливная промышленность Прочие отрасли
Электроэнергетика    

 

Глядя на табл.6, мы обнаруживаем, что приоритетным остается первое подразделение, или отрасли группы А, производящие средства производства. Долгое время соотношение между группами А и Б составляло 75:25, т.е. было просто ущербным для производства предметов потребления. В 90-е гг. пропорция начала меняться, хотя вес первого подразделения остается чрезмерным (ТЭК и оборонная промышленность). Причем если удельный вес последней имеет тенденцию к сокращению, то доля ТЭК продолжает возрастать. Удельный вес машиностроения в недавнем прошлом достигал 28–30% промышленного производства. К середине 90-х гг. он понизился до 17%.

Пищевая и легкая промышленность, даже взятые вместе, составляют не более 15% от общего объема промышленной продукции.

Реформирование отношений собственности, а также ориентация на развитие современных отраслей и производств, не требующих масштабного строительства, находят отражение в балансе экономических сил между крупными, средними и малыми предприятиями. Если в 1995–1996 гг. по промышленности в целом падение производства составляло 5–6%, то по группе крупных предприятий оно достигало 10–11%.

* * *

 

В части макропоказателей мы познакомились с основополагающими показателями макроэкономического анализа. Но перечень экономических ориентиров этим не исчерпывается. В их числе – эффективность производства и занятость, уровень цен и денежная масса, процентная ставка и валютный курс. Особого внимания, как мы увидим ниже, заслуживает связь сбережений и инвестиций, денежной массы и кредитной политики.

 

Модели экономического роста

«Сумрачный германский гений», философ Шопенгауэр писал:

«Прогресс – это сновидение XIX века, подобно тому

как воскресение из мертвых было сновидением X века:

у каждого времени свои сны».

 

Экономическая наука предполагает, что обществу свойственно поступательное развитие, выражающееся в росте масштабов производства товаров и услуг, прогрессивных изменениях отраслевой структуры экономики, многообразии потребительских благ. Американский социолог Олвин Тоффлер различает три волны в истории цивилизации: аграрную, индустриальную и информационную. Но кривая экономического роста носит весьма неравномерный характер, ей свойственны застои и даже откаты назад. Стремительный экономический рост умножает трудности адаптации к нему, может создавать шоковые ситуации как для индивидов, так и для общества в целом. Перед нами стоит относительно скромная цель – выяснить факторы, которые управляют экономическим ростом, увеличением ВП и НД в целом и на душу населений в долгосрочной перспективе. Напомним состав условных обозначений:

Q – валовой продукт (ВНП или ВВП);

Y – чистый продукт, или национальный доход;

I – инвестиции;

S – сбережения;

L – трудовые затраты;

К – капитал.

Различают экстенсивный и интенсивный рост. В первом случае средняя производительность труда (выработка на одного занятого) не меняется, увеличение происходит за счет нарастания L и К. При интенсивном пути увеличение Y опережает рост L (количество занятых).

Общей теоретической предпосылкой макроэкономического моделирования является понятие равновесной экономики. Стремление к равновесию имманентно биологическим, естественным и общественным системам. Что касается схем экономического равновесия, то представляется полезным назвать два переведенных на русский язык и адаптированных издания «Математическая экономика» К. Ланкастера и «Равновесие и экономический рост» Л. Столерю. Эти работы содержат развернутый анализ «общего равновесия» Л. Вальраса, моделей В.В. Леонтьева и Р. Солоу, К. Эрроу-Дебре, Р. Маккензи и Дж.Ф. Неймана.

Основным регулирующим фактором экономического роста являются инвестиции. В момент осуществления они повышают совокупный спрос, а в последующем увеличивают совокупное предложение. Л. Столерю писал в работе «Равновесие и экономический рост»: «Осознание той истины, что недостаточно желать, чтобы иметь; что невозможно работать в два раза больше и зарабатывать в два раза выше, или, вернее, невозможно для всех сразу. Но как бы ни были ограничены экономические ресурсы, всегда есть возможность использования их наилучшим образом. Ключевое понятие в экономике – оптимум».

Приглядимся к состоянию инвестиций в России. Общая сумма инвестиций в основной капитал составляла в 1998 г. 40,2 млрд. руб. (14,5% ВВП). Но картина останется некорректной, если мы не учтем следующие обстоятельства:

• амортизационные фонды предприятий были использованы на 40-45%;

• из прибыли на капиталовложения пошло менее половины;

• небольшим был объем инвестиций за счет банковских депозитов (сбережений населения);

• согласно оценкам, общий инвестиционный резерв находился в 1996–1997 гг. на уровне 40%.

Мультипликатор Кейнса

 

Темп падения Y, как правило, превышает темп сокращения инвестиций (как, впрочем, и темп их роста в случае, когда инвестиции увеличиваются). Коэффициент, характеризующий это превышение, называется мультипликатором Кейнса и равен

 

 

где буква с (малая) обозначает отношение прироста потребления (С) к приросту национального дохода (Y) (с = С/∆Y) и называется склонностью (предельной склонностью, если выражаться строго) к потреблению. Таким образом, падение национального дохода (или его прирост: все зависит от знака ∆I – изменения инвестиций) равно ∆Y = m ·∆I.

И так как мультипликатор всегда больше единицы, то падение ∆Y усиливается по сравнению с падением ∆I. Отсюда и название «мультипликатор», т.е. усилитель.

Вдумываясь в формулу мультипликатора, в знаменателе которой стоит разность (1 – с), можно прийти в замешательство: чем большая часть национального дохода потребляется (растет склонность к потреблению), тем меньше разность (1- с) и тем больше величина мультипликатора, а значит, сильнее растет национальный доход (при положительной величине ∆I – росте инвестиций). Этот парадокс разрешает правило накопления.

Модель роста Солоу

 

Роберт Солоу, считающий Василия Леонтьева своим «учителем, наставником и другом», получил в 1987 г. Нобелевскую премию за исследование факторов экономического роста. Он предложил формулу, известную в современной науке как «золотое правило накопления»*.

* Само название было введено в оборот Эдмундом Фелпсом, написавшим в 1961 г, статью «Золотое правило накопления: сказка для взрослых».

 

Прибавим к уже известным нам обозначениям показатель g – темп прироста трудовых затрат.

Предпосылками анализа являются:

равенство между S и I; или и ;

• на рынке факторов производства (L и К) наличествует совершенная конкуренция;

• рост выработки является следствием повышения капиталовооруженности , при сохранении той же пропорции между K и Q (принимается равным 10 : 3, т.е. 31/3);

• g – естественный темп роста трудовых затрат (повторим, что большими буквами латинского алфавита в экономике обозначаются абсолютные величины, объемы, а малыми – удельные веса, нормы, т.е. величины относительные).

 

Солоу предлагает следующий расчет.

Допустим:

что = 3 , т.е. общий запас капитала в три с третью раза больше, чем Q;

что прирост g = 3% (l% – за счет привлечения дополнительной рабочей силы и 2%,– за счет производительности труда).

Норму сбережений (s) можно определить и в виде

 

 

Формула показывает, что при стабильном приросте трудовых затрат существует прямая зависимость между нормой накопления (s) и запасом капитала (К), отнесенного к годовому продукту (Q). Согласно «золотому правилу» Р. Солоу, выбытие капитала не может быть (не должно быть) больше, чем предельный продукт, созданный функционирующим капиталом*.

* Вывод уравнения Р. Солоу приведен нами в изложении: Samuelson P. А. Nordhaus W.D. Macroeconomics. N.Y., 1989. Р. 442.

 

Первая посылка анализа может быть продолжена: S = I = норме амортизации. Согласно «золотому правилу», выбытие капитала не может быть (не должно быть) больше, чем предельная склонность к инвестициям.

«Золотое правило» указывает уровень капиталовооруженности, оптимальный (при данных условиях) для потребления «Золотое правило» определяет запас капитала, необходимый для устойчивого состояния экономики с наивысшим уровнем потребления. В отличие от традиционных подходов здесь наивысшее потребление определяется не величиной (как можно большей) капитала, но его оптимальным размером. В стационарном состоянии I равно покрытию износа.

Практические выводы:

1. Определена прямая зависимость между S → I → К → Q в долгосрочном плане.

2.Оптимум С есть функция ,но для достижения оптимума необходимы инвестиции, т.е. ограничение С и государственное стимулирование I.

3. Равновесие S = I, предпосланное анализу, на практике нарушается. Дело в том, что факторы, определяющие S, не совпадают с факторами, от которых зависит I.

4. Формулу S = g ´ можно преобразовать в g = Прирост трудовых затрат не должен превышать пределов, поставленных S и . Чем выше, при прочих неизменных условиях, прирост населения (предложение труда), тем ниже объем Q, приходящегося на одного занятого.

5. Если потребление осуществляется за счет инвестиций, то это грозит свертыванием Q. Происходит «дисконтирование будущего», т.е. ущемление будущего в пользу настоящего. Оправдание ищут обычно в перспективах технического прогресса, невостребованном потенциале ресурсов.

Технический прогресс и экономический рост*

* Символом эпохи можно считать часы: солнечные – у древних, безминутные – безмятежное Средневековье, электронные – в XX в.

 

Модель Солоу может служить отправным пунктом для изучения экономического роста. Мы полагали соотношение между К и L постоянным, хотя в отраслевом разрезе его значения заметно отличаются друг от друга, поскольку есть отрасли трудоемкие, а есть капиталоемкие. Но в общем и целом объем производства являлся функцией капитала и труда.

Изменим исходные условия анализа. Пусть пропорции между К и L будут подвижными, a Q станет функцией f(K, L ´ ε), где через ε обозначена эффективность труда, ее прирост обусловлен технологическим прогрессом. Совокупная же эффективность труда (L ´ ε) – это выработка на одного занятого ε, умноженная на количество работников L (единиц труда).

Именно технологический прогресс обеспечивает последовательное, систематическое приращение выработки (ε). Экономическую форму технологического роста называют трудосберегающей. Темп роста L ниже, чем темп возрастания ε. Как правило, эластичность продукта по занятости такова: 1% роста ВВП соответствует 0,6% роста занятости. Следствия благоприятны:

• повышение уровня жизни как работающих, так и населения в целом (N). Именно технологические сдвиги являются ключевым фактором, противодействующим закону убывающей доходности производства;

• введение в анализ подвижного соотношения между К и L взрывает равновесие, установленное «золотым правилом». Там мы исходили из прямой связи нормы накопления (s) и капиталоемкости , т.е. из того, что величина Q прямо коррелирует с s, а выбытие К не должно превышать прироста чистого продукта. Так обстоит дело в равновесной экономике, взятой нами за исходную. В реальной жизни прогресс технологии неизбежно вызывает неустойчивости и диспропорции, связанные с появлением недостатка или избытка факторов производства, а также с непостоянством ε;

• «человеческий капитал» приобретает особое значение, как в смысле накопления знаний, важности образования и т.п., так и в связи с заметным ростом стоимости труда.

В России пока что интенсивность производства остается низкой. За 1990–1995 гг. этот показатель упал по промышленности в целом на 52%. Темп падения производственного продукта превышал темп сокращения занятости. На 1% сокращения ВВП приходилось 0,03% снижения занятости. Парадокс вполне объясним социально-политическими причинами.

Крайне низкой остается эффективность труда в сельском хозяйстве России. Она составляет не более 7–8% от американской (сопоставляются выработки на 1 занятого). Каждый работник сельского хозяйства России кормит 15 человек, тогда как в США – 80, в Германии – 50, в Италии – 25. Между тем по душевому размеру пашни Россия находится впереди этих стран.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.