Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Деньги «дешевые» и «дорогие»





 

При выдаче кредита банки устанавливают цену за пользование деньгами – она называется учетной ставкой. Учетные ставки коммерческих банков зависят от учетной ставки центрального банка, по которой он предоставляет краткосрочные кредиты коммерческим банкам. Если центральный банк повышает ставку, то коммерческим банкам также приходится удорожать кредиты, и волна ограничений прокатывается по всей цепочке взаимосвязей. Эта мера может сковывать инфляционный поток, но при этом угнетающе воздействовать на деловую активность. Удешевление кредита ведет, как правило, к дополнительному притоку денег в сферу обращения. Манипулирование базисной ставкой является давним и традиционным рычагом воздействия ЦБ на предложение денег. Однако зависимость здесь не всегда прямая: расширение и удешевление денежных продаж (кредитов) центральным банком отнюдь не означает, что коммерческие банки будут их незамедлительно использовать; много зависит от конъюнктуры и прогнозов. Свои коррективы могут внести изменения скорости обращения денег.

Разница (маржа) между учетной ставкой центрального банка и ставками коммерческих банков – источник прибыли для последних, в нормальных условиях она не превышает нескольких долей процента.

Среднесрочное кредитование коммерческих банков – так называемые пролонгированные кредиты – проводится эпизодически и служит обычно якорем спасения для финансовых структур, оказавшихся в сложном положении.

Процентные ставки Банка России представляют собой минимальный процент по межбанковским кредитам, предоставляемым на срок не более года, под обеспечение ценными бумагами и другими активами.

Учетные ставки Банка России публикуются в деловой прессе (ставки рефинансирования). Коммерческие банки внимательно следят за их изменениями, сопоставляют движение «цены денег» с общим движением цен.



При всем том инвестиции не поступают в реальный сектор еще и потому, что не отработан механизм гарантий от рисков, недостаточным является правовое обеспечение собственности, залога, доверительного управления. К тому же долгосрочные инвестиции в экономику просто не способны были конкурировать с высокой прибыльностью операции на фондовом рынке 1995-1997 гг.

Торговля государственными ценными бумагами

 

Под наблюдением комитета открытого рынка службы центрального банка проводят операции с ценными бумагами – покупку и продажу облигаций государственных займов и казначейских векселей. Главными контрагентами государственного банка и здесь чаще всего выступают коммерческие банки, обладающие крупным портфелем ценных бумаг, но возможны эти операции с населением непосредственно. Покупка и продажа развиваются по свободно складывающимся ценам, которые, как известно, зависят от спроса и предложения.

Расширение фондовых продаж, т.е. привлечение денежной наличности в ЦБ, сокращает М1, скупка ценных бумаг – расширяет денежную массу в обращении. Такова общая логика. Но уменьшение М1, т.е. действительное ослабление инфляции, может происходить, если собранные ЦБ от продажи ценных бумаг средства не расходуются, что ведет при прочих равных условиях к удорожанию денег, росту учетных ставок.

Операции с ценными бумагами представляют собой основу регулирующей деятельности ФРС США. На эти сделки приходится примерно 4/5 годового оборота ФРС.

У нас рынок ценных бумаг лишь формируется, да к тому же процесс этот непоследователен.

В странах с инфляционирующими денежными средствами проблема размещения ценных бумаг, так же как и привлечения вкладов, особенно тесно связана с уровнем реальной процентной ставки. Она может быть положительной и отрицательной, так как представляет собой разницу между номинальной процентной ставкой и индексом цен на потребительские товары (rn – р), где rnноминальная процентная ставка, а р – ценовой индекс, т.е. прирост цен*.

* Реальная процентная ставка делает депозиты и ценные бумаги привлекательными в том случае, если она перекрывает индекс роста потребительских цен. Но это общее положение нельзя рассматривать вне психологического климата в стране. Растущая склонность частных лиц России к сбережению очевидна. Но доверие к коммерческим и Сберегательному банкам подорвано. На руках остаются валютные запасы, превышающие, по некоторым оценкам, 20 млрд. долл.

 

Банк России покупает и продает государственные ценные бумаги на открытом рынке, а также чеки, простые и переводные векселя, имеющие товарное происхождение, со сроком погашения не более шести месяцев.

Манипулирование резервами

 

Мы уже отмечали, что коммерческие банки должны хранить в центральном банке обязательные резервы. Манипулируя нормой резерва, центральный банк может расширять или сковывать кредитные операции коммерческих банков и тем самым воздействовать на объем денежной массы в стране. Центральный банк России, увеличивая в целом нормы резервирования, использует их для стимулирования долгосрочных инвестиций, поскольку для последних установлены минимальные ставки резервов.

Нормативы обязательных резервов не превышают 20% общих обязательств коммерческого банка.

Центральный банк осуществляет текущий контроль за финансовыми операциями коммерческих банков, особо выделяя при этом рискованные; проводит ревизию банковских операций.

«Денежное правило» Фридмена

 

Последователи Дж.Кейнса учат искусству регулирования прежде всего при помощи процентной ставки, поскольку именно она, изменяя цены на кредиты, может увеличить или уменьшить инвестиции и, стало быть, влиять на деловую активность. Но подобная практика ориентирована на кратковременный эффект.

Не исключая процентного регулирования, неоклассики считают своей «главной мишенью» непосредственное воздействие на денежную массу. Согласно гипотезе о «нейтральности» денег заданный рост денежной массы определяет, при прочих равных условиях, пропорциональный рост цен. Вот как выглядят монетаристские рекомендации центральному банку:

1. Политика центрального банка должна быть ориентирована на долгосрочную перспективу. Поскольку дефицитное финансирование расшатывает финансовую систему, стратегическим направлением следует сделать сокращение государственного участия в распределении и потреблении национального дохода.

2. Согласно «денежному правилу» М. Фридмена, увеличение денежной массы надо проводить систематически, но постепенно и независимо от конъюнктурных колебаний. Путеводителем в процессе роста М должен стать рост ВНП.

3. Центральный банк обязан взять на себя заботу о поддержании стабильного роста денежной массы, не допускать ее сезонных и прочих колебаний.

4. Центральный банк (ФРС в США) надо лишить возможности регулирования нормы обязательных резервов коммерческих банков. Вместе с тем следует ввести 100%-ное покрытие кредитного ресурса депозитной наличностью или вкладами в Центробанк. Тем самым достигается, по мысли М. Фридмена, устойчивое обеспечение банкнот и чеков, а также сужение мультипликативных возможностей коммерческих банков в создании денег и перекрываются каналы дополнительной стихийной эмиссии денег. «Денежное правило» – своего рода обруч, стягивающий управление спросом на деньги и сдерживающий использование печатного станка для покрытия государственных расходов*.

* О 100%-ном резервировании кредитов ЦБ писал еще Ирвинг Фишер в начале 30-х гг. См. Приложение: X. Кореей «Идеи И. Фишера в области денежной налоговой политики».

 

«Денежное правило» получает практическое применение в Великобритании, других европейских странах, в США переход к жесткому ограничению эмиссии составлялся лишь в конце 70-х гг. и был простимулирован внутренними трудностями и требованиями Международного валютного фонда.

Практика выдвинула две проблемы при введении «денежного правила». На какой показатель денежной массы следует ориентироваться? На М1 или М2? В условиях широкого распространения кредитных субститутов (векселей, сертификатов и т.д.) они превращены в «почти-деньги», обращаются наряду с наличными и чеками. В большинстве случаев за основу контроля был взят показатель М2.

Каким должен стать разрешаемый прирост денежной массы? Кроме ориентации на устойчивый прирост ВВП (например, 3% годовых в США), монетаристы предлагают учитывать долговременную легкую тенденцию к замедлению скорости обращения денег – этот фактор можно оценить для США в 1% дополнительного увеличения денежной массы в год. В итоге следует ориентироваться на 4%.

Поскольку наложение обруча являлось делом непривычным, да и непопулярным, в банковскую практику стали вводить «пределы отклонений», или ежеквартальные лимиты увеличения денежной массы. В Великобритании при правительстве М. Тэтчер вилка отклонений от принятого прироста годовой денежной массы первоначально составляла 9–13, затем 7–11%.

Проводить жесткую антиинфляционную политику в условиях России трудно. Тем не менее Центральный банк РФ призван осуществлять этот непопулярный курс. Но вместе с подавлением инфляции на передний план выходят новые финансовые загадки Как увеличить приток сбережений в банки и разморозить «валютную куколку»? Как удешевить государственную задолженность?

 

* * *

Денежно-кредитная политика в значительной части может быть отнесена к регулированию, основанному на позитивной теоретической базе. В то же время дискреционные политические действия часто проводятся с помощью монетарного инструментария. Сторонник дискреционной политики и автор книги «Макроэкономическая политика» уже упоминавшийся нами Р. Барро предложил монетарную модель из трех составляющих: соблюдения правил, свободы действий и престижа (Rules, Discretion and Reputation). И здесь вполне вероятны противоречия. Например, в монетарной политике существует правило, ограничивающее увеличение денежной массы приростом ВВП. Дискреционное посредничество может в поисках «благоразумной свободы действий» привести к инфляции.

По мнению некоторых экспертов, механизм денежно-кредитного регулирования в нашей стране не эффективен. В немалой степени это объясняется множественностью центров принятия экономических решений (Министерство финансов, Центробанк, правительство, администрация президента), а также тем, что монетаризм «отыграл» свою роль в России. Необходимо переориентироваться на политику стимулирования экономического роста, т.е. замкнуть финансирование на реальный сектор, перекрыть каналы утечки капиталов. Экономисты-государственники предлагают отказаться от надежд на рыночную стихию. Стратегические задачи можно решать лишь посредством «возвращения государства в экономику». Поистине воспоминания реконструируют прошлое, особенно если они овеяны молодостью.

 

Модель IS-LM

 

Практика свидетельствует о неразрывной связи и взаимозависимости фискальной и монетарной политик. Несмотря на различия в инструментарии, демаркационной линии между ними не существует. Многое зависит от продвинутости системы вмешательства, доступности тех или иных путей, национальных традиций. Теоретические модели экономического регулирования обычно соединяют наиболее распространенные рычаги взаимодействия.

Нам предстоит выяснить механизм воздействия таких макроэкономических переменных, как инвестиции (I) и сбережения (S), спрос на деньги (L) и денежная масса ), их динамику в условиях роста или понижения процентной ставки (r) и цен (Р), поведение товарного рынка и динамику ВВП. Решение не является лапидарным.

Предлагаемую гипотезу IS-LM называют моделью Хикса – Хекшера. Левая часть модели представлена сочетанием I и S, стремящихся к равновесию, хотя ситуация I < S вполне возможна.

Попробуем изобразить функцию IS графически, где по горизонтали располагается национальный доход, а по вертикали – процентная ставка.

В условиях роста r кривая IS будет иметь убывающий по отношению к Y наклон. Рост процентной ставки удорожает инвестиции, последнее снижает темпы роста Y и, соответственно, выпуска продукции (см. рис. 42).

Что касается уравнения LM, которое связывает спрос на ликвидные средства и размер денежной массы, то здесь следует вспомнить, что при неизменности цен и скорости обращения и V) обнаруживается прямая зависимость между М и Y (M = PY). Спрос на ликвидные средства (L) находится в зависимости от процентной ставки (r) (см. рис. 43).

 

 

Рис. 42

 

 

Рис. 43

 

Кривая LM имеет положительный наклон к оси абсцисс. Рост LM и Y на фазе подъема ведет к повышению процентной ставки.

Соединение кривых IS и LM позволяет построить так называемый «кейнсианский крест» (рис. 44).

 

 

Рис. 44

 

 

Рис. 45

 

Точка О показывает, при каком состоянии переменных возможно достижение равновесия. Она меняет положение при изменениях r и Y.

График на рис. 45 используется при краткосрочном анализе, он показывает динамику инвестиций и состояние денежного рынка (LM) при изменяющейся r. Если рыночная процентная ставка возрастает, то кривая IS1 перемещается вверх и вправо, что свидетельствует о возрастании спроса на инвестиции и увеличении национального дохода. Если r падает, что свидетельствует о понижении спроса на инвестиции, то IS1перемещается вниз и влево, темпы Y падают.

Модель показывает взаимодействие денежного и товарного рынков (Y) при предположении постоянства цен.

 

 

Рис. 46

 

При построении долгосрочной модели управления LM преобразуется в LМ(Р), кривые принимают вид, как на рис. 46.

На графике отражены изменения, связанные с ценовой динамикой. Разбухание денежного выражения LM (политика дешевых денег), ведет, естественно, и к возвышению r, что может уменьшить реальные инвестиции и реальный Y. Ситуация эта типичная в условиях инфляции, сопряженной со спадом. Рестрикционная денежная политика, если она сокращает рост цен и удорожает деньги, может иметь положительные результаты.

Синтетический характер модели IS–LM обнаруживается еще и в том, что она демонстрирует связь с рынками потребительских товаров и инвестиционных благ, а также со спросом государства, если мы разложим Y на С + I + G.

Эту модель можно использовать при анализе эффективности налогов, регулировании объема денежной массы, корректировке экономической политики. Модель IS–LM служит матрицей при разработке стабилизационных мер. Если национальная экономика подвержена, например, IS-шокам, из ящика регулирующих инструментов извлекаются стимуляторы денежного предложения; и наоборот, если экономика страдает от денежных шоков, в ход пускаются ценообразующие факторы при установлении фиксированного процента. В условиях неустойчивого поведения обоих параметров приходится играть на всех клавишах.

Модель IS–LM является макроэкономической, используемой для формирования государственной экономической политики, она мало применима в предпринимательской деятельности, для биржевой игры. Для принятия индивидуальных решений в условиях неопределенности, недостаточной информации или ее искажения служат модели рационального финансового менеджмента.

Опыт антикризисный политики

 

Кризисы бывают разные, сосредоточимся на экономических. Из прошлого нам известны циклические кризисы перепроизводства, которые в течение почти двух веков периодически, с интервалом 8–12 лет, вспыхивали в странах рыночной экономики. Антициклическая политика прошла извилистый путь проб и ошибок. Ключевой идеей являлось государственное регулирование; практиковались государственные закупки товаров с целью их последующей распродажи, манипулирование налогами и процентными ставками, предложение дополнительных денег. Своими достижениями антициклическая практика XX в. обязана прежде всего Джону Кейнсу.

Кроме общих факторов – научно-технического прогресса, глобализации экономики, нарушивших прежнюю композицию экономического роста, во второй половине XX в. заметно расширился спектр кризисных проявлений. На передний план выдвинулись финансовые кризисы – национальные и международные. Фондовый рынок считался индикатором конъюнктуры, а падение курсов ценных бумаг – симптомом начинающегося циклического спада. Сегодня финансовые кризисы посещают нас достаточно часто, имеют относительно самостоятельный характер.

Вернемся теперь к модели IS–LM ипопробуем применить ее для обозначения проблем современной российской экономики. Состояние основных экономических переменных характеризуется следующими чертами:

– разрыв между I и S значителен, но главное состоит в том, что поток инвестируемых средств и кредитов направляется в спекулятивный сектор, а реальные капиталовложения, формирующие экономический рост, невелики;

– изменения r не стимулируют привлекательность частных инвестиций прежде всего из-за отсутствия доверия и недостаточности гарантий;

– в состоянии застоя и частичного разрушения находится громоздкий сектор, называвшийся в прошлом группой А и включавший отрасли добывающей промышленности, металлургии и тяжелого машиностроения; они работали в основном на оборону и именно их свертывание предопределило резкое сокращение ВВП в 1992-1995 гг.;

– поскольку реальный ВВП практически не возрастает, то отсутствует, говоря теоретически, необходимость в увеличении М;между тем как низкий коэффициент монетизации (дань прошлому), выражающий диспропорцию между L и М, стимулирует острый кризис неплатежей.

Попробуем представить ситуацию графически и примем, что в краткосрочной перспективе цены (Р) остаются постоянными.

 

 

Рис. 47

 

Кривые IS и LM приближаются к вертикалям, поскольку рост r не влечет за собой повышение реальных инвестиций и, соответственно, заметного увеличения Y. Между тем, как мы знаем, условием эффективной экономики является инвестиционная активность.

Предположим, что между L и М достигнуто соответствие. «Разведение» кривых IS и LM требует для получения желаемого эффекта еще и стабильной г. Спокойное состояние r и Р, наряду с упорядочением налогов, хозяйственного законодательства, позволит продвинуться в сторону экономического оживления.

Остается еще один показатель неравновесия, затрудняющий налаживание нормального кредитования частных предпринимателей. Норма прибыли, как известно, является верхней границей банковского процента. Но если последний превышает ее, то вряд ли кредиты будут востребованы*. Необходимы селективная государственная поддержка промышленности, финансирование программ и проектов, научнообоснованных и отобранных на конкурсной основе. Некоторые экономисты считают, что государственное финансирование промышленности должно составлять не менее одной пятой бюджетных расходов. К сожалению, подобные оценки не сопровождаются предложениями по части источников финансовых средств.

* Пока что около 70% промышленных предприятий убыточны, в большинстве остальных норма прибыли не превышает 20%. Возможно, что здесь вмешивается фактор снижения рентабельности, обусловленный сокрытием прибылей.

 

Стимулятором инвестиций в реальный сектор являются испытанная практика ускоренных амортизационных списаний, а также снижение транспортных тарифов на грузовые перевозки, избирательное введение на региональном уровне целевых налогов, в частности налога на продажи.

Обращает на себя внимание возникающее порой, неизвестное в советские времена отставание платежеспособного спроса от предложения потребительских товаров. Причинами являются конкуренция импортной продукции, оттягивающая, согласно кейнсианскому мультипликатору, часть доходов и совокупного спроса, а также явное оживление отечественного производства продуктов питания – молочных продуктов, овощей, хлебобулочных и кондитерских изделий. Ситуацию преобладания предложения над спросом на потребительском рынке можно назвать свидетельством выздоровления экономики.

Надежды на нормативные действия (ограничение импорта, налоги на малый и средний бизнес) могут оказаться контрпродуктивными.

Фактором, тормозящим наше продвижение вперед, остается отставание общественного сознания, приверженность к старым психологическим установкам. Необходимо стимулировать активность и самостоятельность, материальную заинтересованность, используя для этих целей СМИ, показывать несостоятельность расчетов на перераспределение путем раскулачивания или на обязанность государства содержать своих граждан.

Остановимся теперь еще на одном проявлении кризисных потрясений. Мы имеем в виду финансовый кризис, волны которого нахлынули на нашу страну в 1997–1998 гг.

Финансовый рынок состоит из четырех взаимосвязанных сегментов: рынка государственных ценных бумаг, рынка корпоративных бумаг (акций и др.), денежного рынка (депозитов и кредитов) и валютного рынка. Национальный финансовый кризис явился в известной степени проявлением тех потрясений, которые захватили рынки энергоресурсов и золота. Но в крупных странах роль путеводителей остается, как правило, за внутренними обстоятельствами, к тому же низкий уровень монетизации (нет худа без добра) ограничивает пока что российское присутствие на мировом финансовом рынке.

Главными причинами финансового кризиса в России выступают два фактора: бюджетный дефицит и огромный государственный долг. К тому же почти половина ГКО принадлежала в 1997 г. иностранным инвесторам или резидентам со значительным иностранным участием. При ухудшении конъюнктуры они продают российские ценные бумаги, провоцируя тем самым их дальнейшее обесценение. К тому же осень 1998 г. – время массовых выплат по государственным обязательствам – обнаружила несостоятельность российских банков.

Цена кредита – инструмент деликатный, требующий осторожности и сбалансированности. Скачки процентных ставок при отсутствии необходимого доверия к банковской системе не стимулируют инвестиции, провоцируют уход сбережений в валюту.

Упор в финансовой политике на внешние заимствования возник не от хорошей жизни. Даже при относительно либеральных ставках МВФ ежегодные расходы на обслуживание задолженности становятся главной расходной статьей бюджета.

Таковы некоторые мысли по поводу финансового кризиса, его валютную составляющую мы пока что оставляем в стороне. Но в отличие от происходящих порой промышленных или аграрных кризисов, не говоря уж об экологическом, финансовые катастрофы хотя и не проходят бесследно, все же быстротечны и не столь разрушительны.

 

Вопросы для обсуждения

 

1. Что представляет собой М?

2. Объясните уравнение обмена.

3. Что такое коэффициент монетизации?

4. Ликвидность в просторечии и в банковских операциях.

5. В чем вы видите особенности баланса ЦБ России?

6. Расскажите об основных операциях ЦБ.

7. Каковы источники накопления внутреннего долга?

8. Модель IS–LM как синтезирующее уравнение макроанализа.

9. Использование модели Хикса – Хекшера в антикризисной политике.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.