Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Вопрос: Конструкционистская гносеологическая модель (2 ОГМ)





В отличие от 1ОГМ, принципы 2ОГМ не столь очевидны - они не вычитываются из житейского опыта и не вытекают естественным образом из повседневности; напротив, - во многом идут вразрез с обыденными представлениями. Объяснение этому я нахожу в том, что впервые принципы данной гносеологической модели были отрефлексированы и четко представлены на материале науки. И здесь нет никакого противоречия с тем, что абзацем выше научно-познавательная деятельность в лице О.Конта сопрягалась с 1ОГМ. Наука сама по себе деятельность многогранная, поэтому может иметь несхожие интерпретации. В русле конструкционистской познавательной модели истолковывал науку И.Кант. Если вернуться к тезису о неочевидности принципов интересующей нас 2ОГМ, то в качестве аргумента нельзя не признать значительную удаленность науки от прозы жизни, в смысле ее сложности и недоступности для лиц неискушенных и не имеющих специальной подготовки, поэтому о том, что в ней происходит, непосвященному судить сложно. Кант был одним из посвященных и мог о ней судить. Но об этом речь уже шла в одной из предыдущих лекций. Обратимся к принципам 2 ОГМ, которые достаточно прозрачны в кантовской Критике чистого разума.

а) Оценивая современную ему науку, Кант обнаруживает в ней такую отличительную особенность, которую до него философы не фиксировали: Естествоиспытатели поняли, что разум видит только то, что сам создает по собственному плану, заставляет природу отвечать на его вопросы, а не тащиться у нее на поводу (подчеркнуто мною Н.Б.) Выходит, что своими открытиями ученые обязаны в первую очередь себе самим, а не их обнаружению в действительности. Поскольку в качестве примеров открытий чаще всего он ссылается на законы науки, то из такого признания следует, что законы не начертаны в самой природе, не ей они принадлежат, а являются результатом научного творчества. Законы эта самая существенная составляющая науки продукт человеческой деятельности, ее творение.



Кант обобщает то, что характерно для научно-познавательной деятельности, и переносит свои выводы на любой познавательный процесс. Свой коперниканский переворот в гносеологии, заключающийся в принципиально новом понимании природы познания, он формулирует в таком тезисе: до сих пор считали, что всякие наши знания должны сообразовываться с предметами () будем исходить из предположения, что предметы должны сообразовываться с нашим познанием (подчеркнуто мною Н.Б.). Если этот тезис понимать буквально, то познание предстает как способ сообразования познаваемого объекта с познающим субъектом. С учетом сказанного выше, познание (по Канту) по своей сути оказывается творением, созиданием, конструированием познаваемого предмета.Творение, конструирование, созидание в данном случае являются синонимами , и они проясняют, почему в названии 2 ОГМ используется термин конструкционистская; момент условности заключается в том, что на том же основании можно было бы назвать данную модель креационистской или подобрать любой другой термин, раскрывающий познание как творчество, созидание того, что становится полем нашей познавательной деятельности.

Тот факт, что особенности науки дают повод для подобной трактовки природы познания, подверждается и более поздними примерами. Сошлюсь на один из них. Спустя более чем столетие, в начале ХХ века, в среде физиков и философов науки крайне популярным становится так называемый операционализм. Представители этой методологии утверждали, что физика в целом наука об операциях главным образом измерительных и вычислительных, а не наука о природе. Или вот еще одно весьма характерное для операционализма положение: гипотезы и теории физики не являются более или менее истинными или адекватными, поскольку они не соответствуют никаким объективно существующим предметам. Они служат простыми и эффективными способами систематизации и обогащения нашего опыта, а не компонентами картины внешнего мира. В обоих суждениях операционализм демонстрирует свое противостояние наивному реализму (чаще всего так они оценивали позицию своих оппонентов) именно по вопросу о том, что собой представляет научное познание. В науке познаваемый объект (физическая реальность если речь идет о физике; математическая реальность если речь идет о математике; лингвистическая реальность - если речь идет о лингвистике и т.д.) не предстоит как некая изначальная данность исследователю он является продуктом его деятельности. Деятельность ученого-исследователя (познающего субъекта) это и опытно-экспериментальные процедуры, включающие в себя инструментальную составляющую, и многообразные способы мыслительной активности (от систематизации и обобщения до логико-математического моделирования). Методы исследовательской деятельности складываются из отдельных операций (материальных или ментальных) отсюда и название рассматриваемого направления философии науки - операционализм.

Некоторые представители операционализма (например, американский физик и философ науки Бриджмен) распространяли вышеизложенный принцип за пределы науки, считая, что в повседневной жизни, искусстве, религии и любых других сферах человек с помощью своих чувственных впечатлений и работы собственного мозга наработал такие эффективные понятия-приспособления, которые позволяют ему адаптироваться и достаточно успешно существовать. Вопрос же о том: Соответствуют ли они действительности? попросту некорректен, ведь человек не способен выскочить из самого себя.

Ссылка на конкретные имена не должна заслонить того безусловного факта, что в истории, прежде всего, новой и новейшей европейской философии сформировался особый подход в трактовке самого существа познавательной деятельности и того, что связано с ней. (Его можно называть как угодно подходом, традицией, моделью суть от этого не меняется). В нем присутствует некая внутренняя логика, вынуждающая принять вполне определенные следствия из принятой посылки трактовки познания как деятельности по конструированию познаваемого объекта. Хотя при обосновании данного подхода философские акценты и даже замыслы его конкретных исполнителей могут сильно отличаться. Если операционализм занимался исследованием преимущественно физических теорий, а Кант намеревался произвести переворот в гносеологических воззрениях - принципиально по-новому представить что и как мы можем познать (во всяком случае в Критике чистого разума), то, например, такой философ, как Беркли, несомненно, принадлежащий плеяде классических мыслителей Нового времени, в Трактате о принципах человеческого знания всю силу своих аргументов направляет в русло онтологической проблематики. Он стремится доказать, что объекты человеческого познания представляют из себя идеи разного рода, которые принадлежат и существуют лишь в познающем деятельном существе. Главные теоретические оппоненты для Беркли философы, отстаивающие тезис о том, что идеи по своему существу являются лишь копированием, воспроизводением, отражением вещей. Он же выстраивает онтологию, согласно которой все вещи, составляющие Вселенную () их бытие состоит в том, чтобы быть познаваемыми. Тем самым Беркли лишний раз демонстрирует нам как онтология перетекает в гносеологию.

Таким образом, интересующая нас 2 ОГМ, будучи индивидуализирована, присутствует и у Беркли, и у Канта, и у операционалистов. Они не единственные фигуранты по данной модели, хотя в чем-то, может быть, наиболее яркие и представительные, что и было показано.

В данном контексте не могу обойти вниманием вот какое явление. Индивидуализируя 2 ОГМ через конкретные имена и направления, нельзя не упомянуть марксизм. И пусть не спешит читатель с обвинениями в непоследовательности: ведь столько было сказано по поводу марксизма при рассмотрении 1 ОГМ, какое отношение данное течение имеет к рассматриваемой конструкционистской концепции познания? Вопрос резонный, но факт остается фактом . Я имею в виду многочисленные исследования философов-теоретиков советского периода, доказывавших, что принцип отражения в марксистской гносеологии органично включает в себя принцип тврчества. Познание - это такой отражательный процесс, который носит вместе с тем творческий характер. В 70-е годы на страницах журнала Вопросы философии велась активная полемика по поводу одного из комментариев В.И.Ленина, данного им в т.н. Философских тетрадях по поводу гегелевской философии. Это был комментарий к фразе : сознание не только отражает, но и творит мир. Мнения дискутирующих разделились одни считали, что подобный принцип не отвечает духу марксизма, ведь Ленин, как мы ранее показывали, отстаивал идею об отражении, а отражение и творчество процессы, на первый взгляд, не совместимые друг с другом. Другие, среди которых, в первую очередь, следует назвать М.Н.Руткевича, приводили аргументы в пользу того, что эта фраза не простой пересказ гегелевского положения, а без всяких натяжек принадлежит Ленину. Приводились аргументы в обоснование того, что Ленин в Материализме и эмпириокритицизме (1909) делал акцент на принципе отражения, тогда как в Философских тетрадях (1914 1917) на идее творчества. Тому способствовали социально-политические обстоятельства, которые уместнее обсуждать по курсу истории марксистской философии. Поскольку по духу своему марксизм рассматривает человека как существо активное, не только копирующее и запечатлевающее то, что есть, но и созидающее еще не существующее в действительности, постольку и процесс познания предстает как отражательно-творческий процесс. Благодаря своим знаниям, в которых учитываются интересы и потребности людей, они создают, наряду с девственной природой, т.н. вторую природу, искусственную среду своего обитания. Если бы познание рассматривалось как простая копия, и ему не придавалось бы творческого характера - этот важный момент философия марксизма была бы не способна объяснить.

Что касается упомянутых выше логических следствий, то они касаются вопросов о знании (как своеобразном результате познавательной деятельности) и истине.

б).Знание. Если строго следовать логике рассматриваемой конструкционистской модели, то сконструированный познаваемый предмет собственно и является искомым результатом - продуктом познавательной деятельности. Поскольку конструирование происходит благодаря тому, чем располагает познающий субъект значит, знания в самом первом приближении можно определить как своеобразные трансформации способностей познающего субъекта. Никакого воспроизведения сущности познаваемого в знаниях не происходит. Скорее, в знаниях мы имеем мир, являющийсячеловеку. В этом смысле уместно противопоставить эссенциализму (в подходе к существу знания) 1 ОГМ феноменализм 2 ОГМ. В отличие от эссенциалистской установки на объяснение познаваемого мира, феноменализм в качестве основной познавательной функции ориентирован на его описание.

Каким образом конкретизировать данную, достаточно абстрактную трактовку существа знаний? Что считают важным в характеристике знаний сами представители данной модели?

У Беркли мы находим такое суждение: предметы ощущений суть не что иное, как эти же ощущения, соединенные, смешанные или сросшиеся вместе. Тем самым он подчеркивает в знании организующее, объединяющее начало. По Беркли, знания представляют собой собрание идей: соединенные вместе определенный цвет, вкус, запах, форму, консистенцию, - признают ... за отдельную вещь и обозначают словом яблоко; другие собрания идей составляют камень, дерево, книгу и тому подобные чувственные вещи .

У Канта, безусловно, гораздо более сложные рассуждения о том, что собой представляют знания. У него существует много различных градаций знания опытное, априорное, апостериорное, синтетическое, аналитическое, чистое, рассудочное и др.; но при всех тонкостях в его трактовках существа знания есть общие с Беркли моменты. Вот один из них, принципиально значимый для того, что мы обсуждаем. Мы думаем, что одна из важнейших целей человечества получать знания о природе, т.е природа главный объект познавательной деятельности людей. Кант устраняет для нас эту очевидность, рассуждая таким образом: мы сами вносим порядок и закономерность в явления, называемые нами природой, и их нельзя было бы найти в явлениях, если бы мы или природа нашей души не вложили их первоначально. Для него атрибутивной составляющей любого рода знаний является то, что наша познавательная способность дает от себя самой. В этом смысле и для него знания это своеобразные состояния познавательных способностей субъекта, а именно: чувственного созерцания, рассудка, разума. Существенный признак знания, по Канту, в его интегрирующей, объединяющей, упорядочивающей хаос впечатлений функции - синтез многообразного порождает знания ; он считает, что связь есть единственное , которое не дается объектом, а может быть создано только самим субъектом. Те сложности, с которыми сталкивается читатель кантовской Критики чистого разума, в основном и связаны с уяснением своеобразных механизмов синтеза на уровне созерцания, рассудка и разума.

Вместе с тем Кант, в отличие от Беркли, не принимает чисто субъективистской трактовки знания; он критикует подобный подход, не отличающий знания от видимости и химер, отождествляющий знание с верованием, убеждением или мнением, и стремится обосновать его объективную значимость. Мы встречаем у него такое оценку знания заключаются в определенном отношении представлений к объекту. Но в его трактовке объект является уже следствием деятельности познающего субъекта достижения единства в его мыслительной деятельности (то, что у Канта получило название трансцендентальное единство апперцепции). И тогда существо знания все-таки замыкается на субъекте.

Отвечает установкам 2 ОГМ и операционалистская трактовка знания. В ней также все завязано на познающего субъекта исследовательскую деятельность физика-экспериментатора или физика-теоретика. Какой бы сложности символические и теоретические конструкции ни возникали в физике, имеет оправдание в ней лишь то, что обладает физическим значением именно оно гарант так называемой физической реальности. В свою очередь, физическая реальность это некоторая часть человеческого опыта, поскольку ничто не реально, если оно не может стать частью человеческого опыта . Комментарии излишни; следует только произнать, что подобные аргументы ближе даже Беркли, чем Канту.

в) Истина. По вопросу о том, что есть истина и каковы ее критерии, 2 ОГМ также имеет своеобразие. В самом общем плане суть его заключается в том, что истина и ее критерий отдаются в полное ведение субъекта, замыкаются в кругу его деятельности. В рамках 2 ОГМ не действует теория корреспонденции, трактующую истину как соответствие знаний тому, что само знанием не является. Можно сказать, что истина (и соответственно - ложь, заблуждение, ошибка) представляет собой оценку некоторых ментальных актов человеческой деятельности; установить которую (истину или заблуждение) можно также с помощью особых ментальных процедур.

Конкретизируя сказанное и обращаясь к уже знакомым по ранее изложенному индивидуализациям (Дж.Беркли, И.Канту, операционализму), нельзя не отметить следующее.

Операционализм вообще устраняет проблему истинности из методологии науки и в соответствии со своей прагматистской ориентацией оценивает научные гипотезы и теории с позиции их эффективности и экономной простоты. Подобный подход достаточно логично вытекает из главного тезиса данной философии науки, о котором ранее шла речь: гипотезы и теории физики не являются более или менее истинными или адекватными, поскольку они не соответствуют никаким объективно существующим предметам.

Подтвердить вписанность кантовской позиции в обозначенную трактовку истины 2 ОГМ гораздо сложнее. Дело в том, что по поводу истины в интересующем нас тексте (Критике чистого разума) есть многочисленные пассажи, и некоторые из них могут дать основание для оценки его позиции как концепции соответствия; он неоднократно говорит об истине с ее содержательной стороны в контексте соответствия знаний предмету (или объекту) знаний. Но в пункте (б) мы разъясняли, что предмет (или объект) знания в конечном счете является для него порождением субъекта. Мне представляется, что наиболее органично отвечает его концепции то, что он называет формальной стороной истины. Он раскрывает ее таким образом: истина или видимость находятся не в предмете, поскольку его созерцают, а в суждении о предмете, поскольку его мыслят чувства не ошибаются потому, что они вообще не судят и истина, и ошибка имеют место только в суждении, т.е. только в отношении предмета к нашему рассудку. В знании, полностью согласующемся с законами рассудка, не бывает никакого заблуждения. () заблуждение происходит только от незаметного влияния чувственности на рассудок, вследствие чего субъективные основания суждения соединяются с объективными и отклоняют их от их назначения. Напрашивается такой комментарий приведенного фрагмента. По Канту, истина представляет собой согласованность знаний с законами мыслительно-рассудочной деятельности; а, соответственно, заблуждение - несогласованность знаний с законами рассудка. Такая концепция истинности получила название теории когеренции (от латиского слова когеренция согласование).

Позицию Беркли определить достаточно просто. Для него так же, как и для Канта, расхождение (рассогласованность), принадлежащих знанию положений с законами логики ставит под сомнение вопрос об их истине. Если у Канта негативную роль в этом процессе играет человеческая чувственность, то у Беркли с истинного пути уводит знание абстрактная словообразовательная деятельность, поскольку роль чувственных впечатлений для него непререкаема.

По своим основоположениям 1 ОГМ и 2 ОГМ прямо противоположны друг другу. И все-таки было бы сильным упрощением рассматривать противоположность данных моделей через оппозицию материализм идеализм. Относительно неправомерности соотнесения 1 ОГМ с материализмом речь уже шла. Что касается отождествления 2 ОГМ с идализмом, то здесь также есть возражения. Если даже взять те примеры, на которых были выстроены наши рассуждения Беркли, Кант, операционализм., то операционализм вообще отказывается признавать деление на материализм и идеализм, да и кантовская позиция только с большими натяжками может быть отнесена к идеализму; а вот применительно к позиции Беркли данное отождествление проходит.

И еще одна оговорка. При всей противоположности рассмотренных ОГМ историко-философская реальность преподносит такие случаи, когда те или иные позиции (или течения) трудно отсортировать только в какое-то одно русло, т.е. некоторые концепции нельзя однозначно отнести к 1 ОГМ или только ко 2 ОГМ. К примеру, если взять такое мощное течение западной эпистемологии, как позитивизм, обладающее удивительной живучестью ( существует с первой трети Х1Х столетия по сей день). Мы упоминали о нем в 1 ОГМ в связи с тем, что позитивизм подчиняет познавательную деятельность принципу реальности. Но вполне уместно приводить это течение в качестве примера феноменалистской трактовки знания (что свойственно 2 ОГМ) позитивизм начисто отрицает всякие поиски сущности познаваемой реальности как неприемлемую для него метафизику.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.