Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПОДВИЖНИЧЕСТВО СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО.





 

Чтобы не лишить русский народ духовности, не превратить его под воздействием западной христианской идеологии в материализированных, живущих одним днем, равнодушных к своему будущему обывателей, некоторые ведические жрецы стали действовать под христианских священников. Тем более, оболваненный и затравленный бесконечными гонениями на ведунов и волхвов, народ стал искать истины у новых «жрецов» от иноземной церкви. Таким «христианским подвижником» оказался и известный всем русским людям Сергий Радонежский.

Будучи высокопосвященным волхвом, этот псевдохристианин сумел за короткий срок превратить пришедшее на русскую землю христианство греческого толка с его раболепием, покорностью силе и власти, в совершенно иную религию. Православие Сергия Радонежского по своей сути перестало быть западным, оно превратилось в жизнеутверждающую солнечную религию торжества законов Прави и высшей космической справедливости. Сергий Радонежский хорошо знал истинное учение Христа, что оно в корне своем ведическое и поэтому ничего от себя не выдумывал. Возможно, ему удалось где-то найти кроме библейских евангелий еще и апокрифы. Так это или нет неизвестно, только христианское учение Сергия Радонежского стало тем, каким оно должно было быть. Фактически, до своей сути не отличимым от ведического древнего Гиперборейского миропонимания. Причем, Сергий Радонежский очень тонко вписал свое учение в ортодоксальное христианство. И так ненавязчиво и убедительно, что ему поверили даже христиане-фанатики. Волхв Сергий ни с кем никогда не спорил. В своем учении он везде и всегда опирался на Христа. Апостолов он старался не касаться, они для него были людьми далеко не безупречными. Иисус же Сергия Радонежского ничего не имел догматического, он в его учении выглядел живым с высоким творческим потенциалом и той созидательной силой, в которой можно было увидеть мощь Всевышнего: Сергий Радонежский как бы расширил представление о Христе, показал его учение многогранным. И сделал это ненавязчиво, мягко без лишнего шума и в то же время очень убедительно. По сути, этот подвижник от православия сумел древнее арийское ведическое мировоззрение облечь в христианскую форму. И сделал это так искусно, что даже недоброжелатели не видели в его действиях ничего подозрительного. И только посвященный понимал, что ведический глава богов Род, по учению Сергия стал «Отцом небесным». Древний Сварог - сын Рода превратился в Иисуса Христа, а Лада - богиня любви и согласия приняла облик девы Марии и т.д. Короче, ведические функции древних арийских богов были экстраполированы Сергием Радонежским на имена архангелов, ангелов и святых христианского пантеона. Тем самым святой подвижник Сергий полностью сохранил механизм ДУХОВНОЙ ЭВОЛЮЦИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ.По его учению, как и в древние времена, был сохранен институт самодисциплины, те нравственные ступени человеческого духовного роста, которые так старательно разрушали западники. Как и раньше особым народным собранием осуждались многие пороки и слабости. Так же как в эпоху ариев запрещалось употребление спиртного, рассматривалось как грех любое насилие, и действия, унижающие человеческое достоинство. Зато поощрялись и всячески поддерживались в человеке высокие нравственные качества. Прежде всего, любовь к Родной земле и своему народу, любовь к национальной русской культуре, бескорыстная любовь к родным и друзьям. Высоко ценилось в учении Сергия Радонежского, ради достижения высокой цели, самопожертвование. Всячески поощрялись честность, правдивость, постоянство, неподкупность и смелость.



В учении русского духовного подвижника не запрещались, как на Западе, полигамные отношения в семьях. Сергий Радонежский вообще старался не касаться семейных отношений. А когда Сергия спрашивали почему он не ратует за моногамию, он отвечал, что все ветхозаветные семьи были полигамные, но это не помешало ни отцу Аврааму, ни Исааку, ни другим еврейским патриархам стать святыми. Главное чтобы в семье царила взаимная любовь и не было места собственничеству. Принятие Сергием Радонежским в противовес византийскому и римскому христианству арийского семейного института, расположило к нему и его жизнеутверждающему учению многих консервативно настроенных к новой религии граждан. Получилось так, что вокруг церкви Сергия Радонежского духовно разрозненная Русь стала объединяться. Теперь и ведические русские и христиане находили общий язык. По большому счету им не о чем было спорить, тем более убивать друг друга. Теперь и те и другие смотрели на Запад как на рассадник зла и раздора, на царство демонов, которые, для того чтобы завоевать мир Ариев — руссов, извратили истинное учение Христа и противопоставили его ведическому.

Современные неоязычники всячески ругают христиан, дескать, последние все свои праздники наложили на древние ведические. Но не православные византийцы это сделали и не паписты-католики. Ни те, ни другие национальными праздниками на Руси не занимались. Западные миссионеры и святые отцы требовали от новокрещенных, чтобы они праздновали то, что им навяжут, в основном иудейское. Как, например, торжество по поводу исхода евреев из Египта, или прославление обрезания Господня... Иудеи придумали, что Иисус был обрезан. Но, а христиане обязаны праздновать и т. д. Все основные христианские праздники на Руси являются наследием времен подвижничества Сергия Радонежского. И не навязаны они были народу, а наоборот сохранены для него. Пускай в иной форме, но суть их осталась прежней. Как ни рассуждай и что ни говори, а до сих пор в России красочно отличаются древние Комоятцы или Масленица, торжественно проходит праздник Ивана Купалы, живы в России и ведические Святки, празднуется даже Коляда! И это после третьего крещения, после Никонианской смуты.

Общие праздники ведических русских и христиан не разделяют эти религии, а наоборот объединяют. И это объединение, как и раньше, так и сейчас невольно из такого тандема исключает христианство. Наверняка этот механизм исключения был заложен в тандем двух религий еще волхвом Сергием. Ведь любому здравомыслящему человеку становится непонятным, что, собственно, делает на русской земле чужеродное христианство, если те же самые торжества и славления, только с еще более глубоким космогоническим смыслом, сохранились и в древней вере арийских предков? О Сергии Радонежском ортодоксальная наука говорит, что этот замечательный человек сумел объединить Русь перед лицом нового ордынского нашествия, чем и спас ее. Но тогда почему этого христианского подвижника, объединителя Руси, русская христианская церковь канонизировала только в девятнадцатом веке? Да и то под нажимом общественности.

В чем же вина этого христианского подвижника перед обществом? Перед русским обществом у него вины нет. Перед христианской церковью - несомненно! Западные кукловоды ожидали от Руси чего угодно. Допускали возникновение любой христианской секты, но им и в голову не приходило, что русские сумеют совместить, казалось бы, несовместимое, создать на своей земле ведическое христианство. Поначалу Запад даже растерялся. Но после осмысления случившегося темное жречество поняло, что имеет дело не с христианскими фанатиками, а с группой хорошо подготовленных волхвов, во главе которых стал игумен одного из русских монастырей Сергий Радонежский. Нужна была срочная его нейтрализация, кроме этого немедленное изменение религиозного курса Русского общества. Но как нейтрализовать сильных ведических магов? Эти люди могли за себя постоять. К тому же группа Сергия Радонежского, переложив часть древнего ведического знания на христианские термины, создала тайное православное мистическое учение - исихазм, обучать которому стала все русское духовенство. На Руси возникла против оккультного влияния темного жречества мощная эзотерическая, нисколько не уступающая психическим силам Запада, защита. Надо было любой ценой дискредитировать учение русского подвижника и снова склонить чашу весов в свою пользу. Этим, используя законы управлениями занялись хозяева иудо-христианской цивилизации. А параллельно с ними взялись за ликвидацию ведической заразы в православии, объединенные в единый кулак, рыцарские орденские союзы. Тевтонский орден, заручившись поддержкой польских королей, вплотную придвинулся к границам ведического Великого Литовского или, как его называли в то время, Русско-Литовского княжества. На юге, в Карпатах, венгерские армии начали штурм крепостей еще свободной от христианства Волховской Руси. Но самым главным действием Запада против русского ведического православия было организованное им новое татаро-монгольское нашествие. На этот раз во главе с Мамаем. Хозяева иудо-христианской цивилизации решили против непокорной Руси снова применить силу. Благо эта сила находилась рядом, под боком. Огромный улус старшего сына Чингисхана-Джучи, управляемый Мамаем, не так давно принял ислам и был враждебно настроен ко всему христианскому.

Нужно было заставить Мамая двинуть свои войска на Русь, прежде всего, на Москву. Туда, откуда покатилась по русской земле вся эта православная Сергиевская зараза.

На Западе, особенно в Константинополе, хорошо знали, что московский князь Дмитрий «подстрекаемый» Сергием Радонежским, настроен отмежевать Русскую православную церковь от византийской. Поставить над ней своего, московского патриарха и этим объединить в единое целое все русские земли.

С реформатором князем надо было покончить как можно скорее. Тем более что все попытки оккультного программирования князя оказались неудачными. Группа Сергия Радонежского прикрыла психику московского владыки надежно. Значит осталась одна надежда на войну.

Западные психологи и оккультисты очень скоро убедили Мамая, что его война с Москвой настолько усилит Золотую Орду, что он как хан и полководец легко сможет соперничать с самим Тамерланом. Как и полторы сотни лет тому назад в ставку кочевников, правда, на этот раз не в Каракорум, а в Сарай, пришло из Европы многочисленное посольство. Запад помог своему новому ставленнику деньгами, оружием, специалистами по взятию русских крепостей и даже воинским контингентом, генуэзской пехотой в частности.

От Мамая его союзники требовали одного: как можно скорее уничтожить Московскую Русь. Разрушить ее города, сжечь дотла села и деревни, не оставить камня на камне. Потом после гибели Московии всей силой навалиться на Новгородскую республику. Превратить в пустыню и ее. Тем более, что Мамаю помогут. В борьбе с Москвой на помощь ему придет литовский католик Ягайло. А в войне с Новгородом его поддержат Ливонские рыцари.

Не надо думать, что Московский князь Дмитрий не пытался вразумить Мамая. Русский князь понимал, что Запад толкает ордынского владыку на верную гибель. В своих посланиях он прямо говорил об этом хану. Но программированная психика властелина Золотой Орды доводов русского князя не принимала.

И вот весною 1380 года огромная степная рать Мамая двинулась от Волги к Дону. На Руси до сих пор бытует поговорка: «Как Мамай прошел». Относится эта поговорка не к самой Руси, а к землям Дона. Именно по Дону шло воинство Мамая сметая все на своем пути, разрушая брошенные населением городки и крепости донских ас-саков, или, как их называли на Руси, кас-саков. Позднее казаков. Для ведического населения «Дона Ивановича» принятием ордою магометанства означало скорую гибель. Потомки древних ариев ас-саков или скифо-сарматов жители донского края при любых завоевателях жили независимо. Владея прекрасным, одинаково приспособленным для реки и моря флотом, в случае нападения врагов, они со всем своим скарбом уходили на острова. А после нашествия, договорившись с пришельцами снова заселяли разоренные брошенные земли. Конечно, донские ас-саки тем или иным завоевателям платили дань, но дань не была для них тяжкой. Традиционно давали ее конями и рыбой.

Ни один завоеватель не пытался уничтожить ассов Дона только по причине не согласия с их религией. Пошла на такое только Золотая Орда. Да и то после принятия ею ислама. И ас-саки с берегов своей священной реки ушли на Русь. Они покинули ее раньше нашествия Мамая. Поэтому Мамай, кочуя вдоль Дона, сжигал уже брошенные людьми селения.

На Руси же перед донским населением встал выбор - что делать? Остаться с христианами или пойти на поклон в Орду и принять ислам. Второе решение давало возможность снова вернуться на Дон. Но тогда надо будет воевать против великорусов. Людей одной крови, одного языка и близкой культуры. Все решило знакомство ас-саков с христианством Сергия Радонежского. К своей радости дончаки большой разницы в новом учении, по сравнению с древней своей религией не увидели. Тем более православное христианство позволило сохранить традиционное донское самоуправление и институт волхования и даже ведические свадебные обряды.

И ас-саки Дона приняли решение - стать ведическими православными христианами и помочь русскому князю разгромить Золотую Орду. Все учли кукловоды Запада. Все, казалось бы, рассчитали, за все заплатили. Но вот этого фактора не учли. Не учли они, что живое учение Сергия Радонежского подарит Дмитрию Московскому отборный десятитысячный полк с Дона. Вернее не с Дона. Казаки собирались теперь со всех мест Руси, куда были вынуждены переехать. Но это дела не меняло. Десять тысяч, покрытых непроницаемой стальной броней, всадников на рослых, прикрытых кольчугой, конях собрались у стен Коломны и оттуда резвым маршем двинулись навстречу сорокатысячной литовской армии, идущего к Мамаю, Ягайло. В армии литовского католического князя более половины воинов были из Полоцкой Руси. Естественно христианство они не принимали, но, встретившись с казачьими разъездами, в разговорах поняли, что Московское христианство им не враг. Его даже приняли консервативные воинственные дончаки, так что воевать с Москвой не стоит. В армии Ягайло стал назревать бунт. И литовский полководец вынужден был двинуться назад в свое княжество.

Добившись такой вот бескровной победы казачий десятитысячный корпус во главе с атаманом Тмаром, устремились вслед, ушедшему к берегам Дона, московскому войску. Казаки немного опоздали. Когда их конница появилась на берегу Дона, Куликовская битва была в разгаре. Походный атаман Тмар и его окружение видели, что левое крыло русских прогнулось, а у татар на Красном холме есть резервы. Кроме того, там же на холме лагерь и ставка самого хана. Тут же созрело скорое решение - атаковать Красный холм! И казаки, перейдя Дон, сходу набросились на последний резерв Мамая у лагеря. Почти в одно время с их ударом, родственник князя, ведун и полководец Боброк, обрушил свой запасной полк на измотанное долгой сечей правое крыло татарских туменов.

Боброк видел, что у Мамая на Красном холме есть свежие силы, но выхода не было, иначе русскому войску грозило окружение. Каково же было его удивление, когда с Красного холма, заглушая рев битвы, раздался мощный многоголосый хор. Ас-саки Дона, атакуя личный тумен Мамая, запели гимн Перуну. Через несколько минут гимн древнерусскому ведическому богу подхватило все русское войско. Пели его и ведуны, и христианские священники. Пели все. Пел и сам Боброк.

Над Куликовым полем 8 сентября 1380 года звучал гимн русской победы. О том, что русское войско, сражаясь с Мамаем, пело гимн Перуну написал даже Татищев. А казачьи летописи и песни рассказали, кто его начал петь и каким поражением мусульманам закончилась та грандиозная битва. Князь Дмитрий теперь уже Донской, после своей победы, стоя над телом погибшего атамана Тмара, поклялся бывшим дончакам, что Дон Иванушка теперь их, они его завоевали своей кровью и его род, род потомков Рюрика, всегда будет считать эту землю только казачьей, и никогда эту . клятву не нарушит. Надо сказать, что русские московские владыки потомки Рюрика клятву князя Дмитрия сдержали.

Последний из Рюриковичей царь Иван Васильевич -Грозный за то, что казаки помогли ему покончить с ханствами Казанским и Астраханским, подарил им на владение Доном свою грамоту. Но это уже другая тема.

Многие историки считают объединение Руси Сергием Радонежским как подвижничество русского святого в единении, перед наступающим из степи врагом, основных русских земель. Это произошло вокруг Москвы, в ту трудную годину объединились многие русские княжества. Но то было всего лишь следствием духовного единения русских. Сергию Радонежскому удалось примирить на Руси две враждующие между собой религии. Показать ведическим руссам, что истинное учение Христа ничего общего с западным христианством не имеет. Что Иисус никогда не учил жечь ведические храмы, организовывать крестовые походы и сжигать на кострах еретиков. Русским христианам же он показал, что истинное христианство, по своей сути, такое же космогоническое и глубокое учение, как и их древняя вера. Поэтому для религиозной вражды нет причин. И тем и другим надо объединиться против наступающего с Запада христианства, талмудического - извращенного. Где именем Христа прикрываются самые гнусные преступления.

С эзотерической точки зрения святой волхв-подвижник нанес западным хозяевам иудо-христианства удар колоссальной силы. Это очень хорошо понимают противники Руси на Западе, и очень жаль, что этого никак не хотят понять современные неоязычники. Но староверы помнят мудрость предков: «Если к молоку прикоснулось жало змеи - это уже не молоко». Дело в том, что христианство создавалось надиудейским жречеством в том же сатанинском эгрегоре, что и его прародитель иудаизм. На Востоке мягкая форма иудаизма, организованная специально для будущих рабов, была обкатана за два века до рождения Христа еще сектой ессеев. Потом, используя четыре канонизированных евангелия (понятно, что канонизация прошла выборочно, и не без необходимой редакции). Этот-то ессейский иудаизм и был приписан Христу. Вот отсюда появилось в западном христианстве выражение «раб Божий» или «всякая власть от Бога» и т. д. Понятнее некуда. Если ты раб Божий, а евреи избранный Богом народ, то кто ты после этого? А Бог то один, он и у еврея и у тебя - Иегова... И не надо отрицать. Почему Библия и состоит из двух частей: из ветхого и нового заветов.

Так вот, Сергий Радонежский, пользуясь истинным учением Христа, которое, как мы знаем, было ведическим, жизнеутверждающим, солнечным, построив русское христианство по принципам древней гиперборейской веры, тем самым перевел его из сатанинского эгрегора разрушения в ведический эгрегор созидания.Фактически, Сергий Радонежский своим подвижничеством спас для поколений Земли то истинное высокое учение, которое принес Иисус в иудею. Церковь Сергия Радонежского отрицала обращение «раб Божий». При святом Сергии руссы называли себя, как и прежде в ведическое время, внуками Бога. Власть при Сергии Радонежском была не от Бога, а от людей и за справедливую власть надо было бороться, а если тебя ударили и несправедливо, то за такой удар можно ответить и ударом.

Вот почему Сергий Радонежский и его группа христиан волхвов благословила князя Дмитрия на битву с Мамаем и послала ему в войско своих витязей. Русская же западно-византийского толка церковь, в лице киевского митрополита Кирилла, наоборот всеми силами пыталась вразумить князя сдаться на милость ордынцам. Западники в русском духовенстве утверждали, что нашествие Мамая на Русь не что иное как наказание Московского владыки за то, что он принял крамольное учение Сергия Радонежского. Что собирается отделить русскую православную церковь от Византии. И вообще, со временем вернуть Русь к древней ведической вере.

Тот самый митрополит Кирилл и его люди, во время набега хана Тахтамыша на Москву (1382 г), когда князя Дмитрия в столице не было, предательски открыли ворота кремля татарам. Интересно то, что татары разграбить Москву не успели, зато успели сжечь княжескую библиотеку. Спрашивается: зачем нужна была кочевникам библиотека? Что за нелогичный идиотский поступок? Ничего нелогичного в гибели Московской библиотеки нет. Просто был выполнен заказ. Для этого люди митрополита и открыли ворота города. Остается только гадать, что за книги хранились в княжеской библиотеке? Известно одно, что они были собраны самим Сергием Радонежским. Значит, многие книги и свитки были древних дохристианских времен и написанные как чертами и резами, так и огненными знаками пракрита. Позднее Запад нанес еще один удар по Московии. В 1386 году на Русь двинул свои войска объединитель двух орд: Золотой и Синей Самаркандский правитель Тимур-Тамерлан. Он перешел Дон, взял Елец, но что произошло дальше христианская история умалчивает. По христианскому преданию Тимур испугался во сне хранительницы Руси, святой Девы Марии и спешно отошел на юг. Надо же каким сентиментальным и благочестивым оказался этот Тимур-Тамерлан! Сна испугался! А до этого полностью истребил непокорных ему кипчаков. Что же на самом деле произошло? А то, что созданное в свое время Сергием Радонежским воинство Дона во всей своей силе встало на пути Тимура, Казаки понимали, если победит Тимур и погибнет святая Русь, то и их земля Дон Иванович перейдет под власть супостатов. Значит, надо либо победить, либо умереть. Казаки ждали прихода сил князя, но Русь запаздывала. И они решились на битву сами. Но атаковали лагерь Тимура ночью. Тимур ждал чего угодно, только не ночной войны. Да еще и неизвестно с кем. А казаки, построившись рядами всем своим двадцатипятитысячным корпусом, с трех сторон обрушились на лагерь Тимура. До самого утра шла неистовая сеча. Горели костры, факела, горели палатки и шатры в лагере. И при свете огня кипела битва. А при свете лучей восходящего солнца казаки по своейдревней традиции, как и на Куликовом поле, запели гимн Перуну. Поющийяростный противник смутил не только войско, но и самого мусульманского владыку. И под вечер Тимур, на скорую собрав остатки своей рассеянной армии, бросив на произвол судьбы раненых и свой лагерь, двинулся, спасая, что еще можно спасти, на юг.

 

Глава 9.

НОВЫЕ КРЕЩЕНИЯ.

 

Силовое давление на Русь явно провалилось. На Востоке были отброшены орды мусульманских правителей, а на Западе новгородцы в очередной раз нанесли поражение Ливонскому ордену. В то же время очень серьезным ударом по Руси была гибель Московской княжеской библиотеки и смерть в Константинополе (якобы от разбойников) ставленника на русское патриаршество Митяя. Но, несмотря на это, церковь Сергия Радонежского только набирала силу. По всей Руси строились новые монастыри, где монахи занимались земледелием, целительством и древнерусским воинским искусством. Священники вместе с уцелевшими волхвами учили граждан Руси грамоте и философии. В городах строились новые, уже не похожие на византийские, копирующие древние ведические храмы и церкви.

В основании куполов церквей всегда закладывалась многогранная пирамида. Отличали христианские храмы от древних только установленные на них маковки с крестами. Церковь Сергия Радонежского очень скоро перешагнула границы Московского княжества и стала распространяться по Руси южной и северо-западной. Даже в консервативном Новгороде понимали, что духовность Святой Руси складывается из взаимодействия двух очень близких религиозных направлений. Для Запада вроде как христианского, для своего народа глубоко всеобъемлющего – ведического.

Конечно, на Западе понимали, что новая русская христианская религия, всего лишь камуфляж той веры, с которой он, Запад, так отчаянно боролся. И хозяева иудо-христианской цивилизации лихорадочно искали выход. Сразу же после победы Руси над армиями Востока, Западом была предпринята попытка разгромить по сути не христианское Великое Русско-Литовское княжество. Но к удивлению Папы Римского, подвластный Ватикану бывший литовский князь, ставший королем Польши, Ягайло, не подчинился курии и выступил на стороне Литовского правителя и брата Витовта. И в трагичном для Запада 1410 году силы Руси, Литвы и Польши на голову разгромили Тевтонский орден. Для борьбы с Востоком, кроме силового давления, нужна была какая-то иная стратегия. Как всегда в таких случаях помогло неожиданное везение: в пятнадцатом веке закончила свое многовековое существование Византийская империя. В связи с этим, православное патриаршество было перенесено в Московию. Естественно, что из гибнущей Византии на Русь переселилась масса греческих священников. Им всем, чтобы как-то жить, потребовался приход. Трудиться же на себя, как это делали святые отцы церкви Сергия Радонежского они не хотели. В связи с этим, на радость Западу, в Московии разгорелась вражда русской и византийской церкви. Фактически, началось духовное противостояние двух эгрегоров: темного западного и светоносного русского.

Сначала великий Московский князь не знал, что делать. Ему была очень близка Русская православная церковь святого Сергия, но в то же время он понимал и переехавших на Русь византийцев. Чашу весов в пользу Запада склонила жена Ивана III, бывшая византийская принцесса - Софья Палеолог. Этой знатной греческой придворной, через Русского Православного патриарха удалось убедить своего мужа, что наследницей погибшей Византии должна стать Московия. Следовательно, Русь обязана стать хранительницей и византийской духовной традиции - ее церкви. Выбор был сделан. На Руси снова, как и в десятом веке, началось религиозное мракобесие. Снова складывались костры из книг, снова шла охота на ведьм: топили и жгли не только ведических жрецов, но заодно с ними и непокорных последователей подлинно русского православия.

Что же произошло с психикой Ивана III? Почему он, подстрекаемый попами из мертвой Византии, согласился стать приемником погибшего государства? Ведь тем самым он наложил печать смерти и на Русь, на свое отечество. Эзотерически преемственность допустима только при одном условии, если тот с кого ты берешь пример, предельно жизнестоек и удачлив. Неужели князь не понимал, что делает? Выходит, не понимал. Не понимал, что покончив с церковью Сергия Радонежского, тем самым он намертво пристигнет русское государство к Западу. И его потомки будут делать то, что им прикажут их темные хозяева. Если же его отпрыски вдруг попытаются оказать сопротивление, то окажутся без духовной поддержки, одни одинешеньки, и им остается либо сломаться, либо освободить место другим, покладистым, т. е. умереть.

Что произошло с князем? Почему такие простые вещи он не понял? Ведь он, уничтожая русское православие, заменяя его византийским, тем самым рубил сук, на котором сидел. Сам собою приходит ответ: с Иваном III работали не только психологи, русский владыка подвергся еще и мощному оккультному воздействию. И рядом с ним не оказалось тех, кто бы ему помог преодолеть вложенную в его психику программу. Очевидно, этих людей заранее от князя убрали. Возможно, даже его руками.

Теперь вполне объясним и поход Ивана III на непокорный Новгород.

Византийское крыло в русской православной церкви расширяло свои границы. В Новгороде традиционно было сильно влияние древнего миропонимания, к тому же широко распространилось (особенно, трудового народа) влияние церкви Сергия Радонежского. Новгородцев надо было тоже приобщать к Западу. И, управляемый патриархом, Иван III это сделал.

Вполне лояльным к Западу и управляемым оказался сын Ивана III Василий. При нем евреи из Речи Посполитой переселялись на Русь тысячами. Они очень скоро подобрали под себя финансы, основные отрасли торговли, стали (выкресты) проникать во властные структуры. Очень много выкрестов евреев оказалось в христианской церкви. Короче, по выражению известного нам политика, «процесс пошел». Дошло до того, что вскоре сама церковь начала борьбу с «ересью жидовствущих». На какая может быть борьба, если и те и другие в духовном плане принадлежат к одному и тому же эгрегору? Так называемые жидовствующие, начав с церквей и торговых рядов, очень скоро добрались и до боярской думы. Везде куда бы они ни проникали, шли разговоры о превосходстве Запада. О том, что Русь катастрофически отстает, и что ей не нужны ни какие свободы. На Западе царит крепостное право, а на Руси до сих пор его нет. Не порядок!

Но разговоры о западном рае жидовствующих были бы полбеды, если бы ими частично не заразилось и русское боярство. Получилось так, что при сыне Василия Ивановича Иване, крыло бояр-западников, опираясь на прозападно настроенное патриаршество, попыталось, подчинив себе высшую власть, тем самым переориентировать внешний курс России на Запад. Естественно, русскому прозападному боярству стали помогать в этом деле явные сатанисты, замаскированные под купцов и ростовщиков, так называемые, тайные тамплиеры. Постепенно усилиями была создана в царской боярской думе самая настоящая масонская ложа. Но управлять молодым царем Иваном Васильевичем у бояр-масонов не получилось. Их голубая мечта о закрепощении за боярами и монастырями свободного русского крестьянства (как на Западе) разбилась о железную волю царя Ивана Васильевича. Царь любил свой народ и хорошо понимал, что с ним хотят сделать. Понимал царь, и кто его толкает на преступление. Почему он и стал Грозным. Молодой Иван Васильевич в войне с Казанью и Астраханью хорошо разобрался в своем боярстве. Он на деле увидел боярскую элиту. И кто чем из его полководцев дышит. Кто как и он любит свой народ, а кто видит его в рабских оковах. Мало этого царь Иван Васильевич очень скоро сблизился с национально-патриотической группой в русской православной церкви. Тем самым, которое чудом уцелело от разгрома византийским прозападным патриаршеством. Такое сближение дало царю в его войне с враждебно настроенным боярством, столь необходимую ему духовную опору. И что очень важно, поддержку народных масс. Простые люди видели в лице царя своего заступника и спасителя. На Руси хорошо знали, что такое крепостное право, и кто провоцирует царя на, то, чтобы он его принял. Русские люди также знали, что царь не приемлет на своей земле ничего западного, тем более рабства и за это платили ему своей преданностью и любовью.

Да, царь Иван судил бояр. Судил за измену, за предательство. И многих из них казнил. Но никогда царь Иван Васильевич Грозный не наказывал невиновных. Делами подозреваемых он занимался самолично. Очень боялся ошибиться, потому что хорошо осознавал, что такое грех. Все осужденные им бояре были из прозападно настроенных заговорщиков, те кто не утруждал себя пониманием происходившего, принял ересь жидовствующих и взялся за осуществление плана духовного порабощения Московии. Эти люди стремились разрушить те только русскую государственность, но уничтожить, стереть с лица Земли и саму русскую региональную цивилизацию. Полностью подчинить ее Западу.

И неправда, что русский государь проиграл Ливонскую войну, потому, что казнил всех своих лучших полководцев. Этот бред придуман по заказу Романовых. Написали же его масоны, подобные Миллеру, Фишеру, Полевому, Броневому, всему известному Карамзину. Ливонская война была проиграна Русью из-за тотального предательства. Точно так же как в 1904-1905 году была проиграна Россией и война с Японией. Только в начале двадцатого века Закулиса валила уже династию Романовых. Но вернемся к царю Ивану Васильевичу. Так вот, предавало царя и русское государство, высшее руководство. Те люди, которым царь доверял. Влияние жидовствующих в боярской думе было настолько сильным, что русский государь, несмотря на все свои усилия, вынужден был очень часто переходить в глухую оборону и в силу того, что был очень часто своими людьми дезинформирован, искать правды у простого народа. Именно по народной подсказке он создал свой карающий меч - опричнину. Но и она, царева детище, всесильная опричнина, очень скоро стала инструментом оппозиции. Причем, инструментом против наиболее преданных государю бояр. Заговор, обильно финансируемый из Речи Посполитой, Швеции и Германии с каждым годом становился все сильнее и сильнее. В Кремле Иван Васильевич и его приближенные не знали, кому верить. Кругом царила ложь. Искусственно созданный хаос стал захлестывать русское общество. Власть была еще в руках, но она почти не помогала. Саботировалось любое начинание. В армии преданных царю и Руси людей либо уничтожали, либо предавали. В войска тормозились поставки продовольствия и оружия. Словом, делалось все возможное и невозможное, чтобы как можно сильнее расшатать Московский трон и лишить его поддержки обществом.

Некоторые историки придумали версию, что Русь во времена Ивана Грозного не была готова к войне с Западом. У придворных историков всегда так, любая война и с кем бы она не была, русский народ всегда к войне не готов. Правители – балбесы, подставляют как скот своих подданных. Ортодоксами учеными была выдумана даже версия, что Московская Русь стала воевать с Ливонским орденом, позднее со Швецией и Речью Посполитой потому, что ей нечем было торговать. Якобы на Руси вдруг начался так называемый, в климатологии «малый ледниковый период». И в силу этого хлеб на Русской земле перестал давать устойчивые урожаи. Русь же торговала в основном хлебом. А не проще ли было царю Московии Ивану бросить свои войска не на Запад, а на Восток, в Сибирь? Тем более дорога туда была для Руси открыта. И начать торговать с Европой не хлебом, а ценной североазиатской пушниной? Были бы на Руси серьезные экономические трудности, царь Иван так бы и сделал. К тому же правители Сибирской Юрты Алей и Бекбулат сами просили русского царя принять их «под свою руку».

Больно и обидно. Опять умного, дальновидного русского правителя Запад, посредством своих ставленников ученых-историков[10], пытается выставить глупым и никчемным.

Да, а причем здесь Ливонский орден, если вопрос касался урожаев пшеницы. Прибалтика никогда не была житницей. Если бы Московии нужны были новые площади под посевы, она стала бы скорее воевать с Турцией, а не с Ливонией. Но ведь находятся те, кто слепо верит в такую сказку. Верит и пытается навязать ее еще и другим.

Ливонскую войну начал Иван Грозный для того, чтобы вернуть Руси ее исконные земли. И Ливония была им разгромлена. Древние Новгородские вотчины стали вновь принадлежать русскому народу. Но Запад такой «наглости» простить Руси не мог. Он тут же объединился с царской оппозицией и ввел в действо, сформированные на Руси тайными тамплиерами, когорты жидовствующих. По всему Московскому царству начала активно действовать пятая колонна. Теперь Русь была вынуждена вести войну на два фронта: на внешнем с Литвой, Польшей и Швецией, на внутреннем же с любителями Запада.

Царь Иван Васильевич хорошо понимал к чему может привести падение Ливонии. Он знал настроение и Швеции и Речи Посполитой, но он отлично знал и силы своего народа. Единственное, что он не учел, так это действия предателей.

Не будь их, Московская Русь разгромила бы и Швецию и Речь Посполитую. И это не вызывает сомнения. Ведь нашла же она в себе силы в период смуты, располагая неопытным небольшим Нижегородским ополчением, да еще горсткой донских казаков, нанести поражение и шведам и полякам. Русь сумела победить своих врагов, когда у нее не было в наличии ни армии, ни сильной национальной экономики. Она лежала после нашествия на нее западных ставленников начиная с Б. Годунова и двух Лжедмитриев вся в руинах. Насчет Бориса Первого мы не оговорились. Он был, бесспорно, ставленником. Это его усилиями прошло закрепощение русского крестьянства. А когда заартачился, его убрали, заменили более сговорчивым Гришей Отрепьевым.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.