Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Внешняя политика Абдуррахмана





В своей внешней политике Абдуррахман умело использовал англо-русские противоречия в этом регионе. В своих мемуарах Абдуррахман сравнивал свою страну с лебедем, плавающем в пруду, по берегам которого носятся, пытаясь цапнуть его, две собаки: рыжая — англичане (по ассоциации с их красными мундирами) и белая — русские (белый царь и т. д.).

Отвлекая внимание Абдуррахмана от борьбы за пограничные с Индией области, населенные афганцами, и рассчитывая использовать Афганистан в случае войны с царской Россией, англичане побуждали эмира к расширению его владений на севере. Они поставляли ему оружие и снаряжение, помогли построить арсенал в Кабуле, увеличили денежную субсидию. Принимая эту помощь, эмир усилил армию. При дипломатической поддержке Англии он расширял путем завоевательных походов границы государства на севере, завершая покорение узбекских и таджикских ханств левобережья Амударьи и Припамирья. Однако эмир стремился блюсти собственные интересы и, хотя в ряде случаев шел на ухудшение отношений с Россией, отнюдь не собирался воевать с ней ради выгод Англии.

В 1880-х годах резко обострились противоречия между Россией и Англией. Значительное влияние на складывавшуюся на Среднем Востоке ситуацию и на соотношение сил соперничающих колониальных держав оказывали два фактора: внутреннее положение в Индии и вновь воссозданное единое афганское государство.

В январе 1881 г. царские войска взяли туркменскую крепость Геок-Тепе и овладели Текинским оазисом. Следующим этапом продвижения России в Средней Азии должен был быть поход на Мерв. Однако его не последовало из-за дипломатического противодействия англичан.

В сложившейся обстановке у населения сравнительно небольшого Мервского оазиса не было реальных перспектив на сохранение самостоятельности. Среди туркменской знати Мерва возникло несколько группировок русской, английской и даже афганской ориентации.



К концу 1883 г. в Мерве получили преобладание прорусские настроения, отражавшие желания большинства жителей оазиса, и к марту 1884 г. было введено русское управление. Встревоженное этим английское правительство пыталось

воспрепятствовать продвижению царских войск далее на юг — к Иолатану и Пендинскому оазису. Эти районы были тесно связаны с Мервом, население их зависело от него и ввозило оттуда хлеб. Этими причинами были вызваны просьбы туркменов Иолатана принять их в русское подданство. Это произошло в апреле 1884 г., и встал вопрос о присоединении к России Пендинского оазиса в целом.

Границы России подошли теперь вплотную к пределам владений афганского эмира. Этот участок от Амударьи до территории Ирана был населен туркменскими племенами. На этой территории не существовало твердо установленных пограничных рубежей, что создавало почву для возникновения русско-афганских конфликтов. Такую ситуацию использовали английские эмиссары, прибывшие в Герат для участия в работе англо-русской комиссии (май 1884). Задачей комиссии было установление русско-афганской границы, и английская сторона немало потрудилась над тем, чтобы ухудшить афгано-русские отношения, разжигая пограничные споры.

Одним из спорных районов на русско-афганской границе был Пендинский оазис. В этот оазис был послан афганский отряд под командованием Тимур-шаха, со своей стороны русские установили там пост иолотанских туркмен, усиленный отрядом полковника Алиханова, который получил приказ занять мост под названием Таш-Кепри (каменный мост). Полученное Алиха-новым от английских представителей письмо с угрозой разрыва дипломатических отношений не остановило продвижение русских войск. В долину Мургаба через опорный мост были направлены две колонны из Ашхабада и Самарканда. В марте они соединились в Мургабский отряд, которым командовал генерал Комаров.

30 марта между русским и афганским отрядами началось вооруженное столкновение у моста Таш-Кепри. Афганцы сражались храбро, но не могли устоять перед лучше вооруженным отрядом Комарова, значительно превосходившим их в артиллерии. Афганцы понесли значительные потери и отступили. Русские их не преследовали. А находившийся там же английский отряд разграничительной комиссии, по свидетельству официальной афганской истории, «отойдя в сторону от поля боя, оставался безучастным зрителем».

События эти, как признают сами английские историки, нанесли тяжелый ущерб престижу британцев среди местного населения, а особенно среди афганцев, не прощающих малодушия.

Абдуррахман был возмущен провокационной ролью английских представителей в пограничной комиссии. В дальнейшем эмир и его чиновники очень настороженно относились к участию англичан в разборе даже самых незначительных инцидентов, возникавших на афганско-русской границе.

В результате кризиса англо-русских отношений в 1885 г. возникла серьезная угроза войны между Англией и Россией. Однако английское правительство по многим причинам опасалось войны с Россией на Среднем Востоке. В случае начала военных действий в Афганистане и Средней Азии Англия рисковала, остаться один на один в борьбе с Россией. При этом британские генералы не обольщались надеждами на прочность своего тыла в Индии. А положение в Афганистане отнюдь не давало британским генералам и дипломатам уверенности в том, в какую сторону будут стрелять ружья афганских воинов.

Правительство царской России тоже не стремилось воевать с Англией и пошло на разрешение кризиса путем дипломатических переговоров. Оно отвело войска из некоторых занятых русскими войсками пограничных пунктов, но удержало за собой Пендинский оазис, заявив о включении его в состав Российской империи.

Дальнейшие попытки англичан разжечь конфликт Афганистана с Россией из-за оазиса окончились неудачей. Абдуррахман был осторожным политиком и не проявлял склонности таскать каштаны из огня для Англии. В официальных переговорах с вице-королем Индии Абдуррахман твердо отстаивал свое намерение пойти на уступку России в вопросе о Пендинском оазисе, чтобы избежать войны.

Во время дальнейшей работы английских и русских уполномоченных, завершившейся в 1887 г. соглашением «Афганское разграничение»,эмир держался очень осторожно. Разгадывая маневры английских арбитров, он неоднократно предписывал своим должностным лицам делать от его имени заявления, способствующие установлению добрососедских отношений с Россией. «Новы, — предписывал Абдуррахман, — придерживайтесь такого обхождения и поведения с русскими, чтобы они видели, что... мы не таим помыслов вступить на путь вражды с ними, и не хотим начать воевать в противность обычаям и законам соседства».

Далее важнейшим этапом во внешней политике эмира, явилась борьба его с англичанами за полосу независимых племен.

Борьба Абдуррахмана с англичанами за "полосу независимых племен"

Хотя в 1890-х годах имели место пограничные трения с царской Россией по Памирскому вопросу (их отрегулировали только в 1895 г.), после конфликта 1885 г. Абдуррахман перенес основное направление своей политики на пограничные с Индией области, населенные афганскими племенами. Он рассчитывал добиться присоединения к своим владениям населенные афганскими племенами «полосы независимых племен». Во владениях Абдуррахмана проживало лишь около половины афганского народа, остальная его часть населяла захваченные англичанами в 1849 г. области правобережья Инда и разделявшую Афганистан и Индостан «полосу независимых племен». На этой территории жили воинственные афганские горцы, не желавшие подчиняться ни британским колониальным властям, ни государям Афганистана.

В 80-х годах XIX в. английские власти под предлогом защиты от угрозы русского нападения на Индию продолжали вести агрессивную политику в землях афганских племен северо-западной пограничной полосы Индии. При этом одним из приемов британских колонизаторов было признание вначале независимости отдельных афганских племен для противопоставления их правителю Афганистана, далее они требовали, чтобы племена отказались от всяких связей с эмиром Кабула. Следующим шагом обычно было навязывание этим племенам английской опеки при помощи карательных экспедиций или иным путем, а последним этапом их подчинения была аннексия территорий. Английское наступление велось с целью добиться присоединения к Британской Индии всей «полосы независимых племен», а затем использовать ее как военный плацдарм для дальнейшего наступления на Афганистан и Среднюю Азию.

В 1883 г. англичане окончательно захватили Кветту, в 1887 г. — Пишин и Сиби; в 1889 г. было официально объявлено об установлении верховной власти британского правительства над Зхобом, а в 1890 г. — об «открытии» Гомаль-ского прохода, который контролировался англо-индийскими войсками.

Опираясь с одной стороны на подвластную им Пешавар-скую область, а с другой — на находившийся с 1878 г. в вассальной от них зависимости Читрал, англичане повели на северном участке границы борьбу с афганским эмиром за влияние в Дире, Свате и Баджауре. Южнее борьба шла за территорию племени тури. Захват англичанами важных территорий на афганско-индийской границе и сооружение стратегических дорог и железнодорожных путей, соединявших Панджаб с индийской административной границей, создали новую угрозу независимости Афганского государства.

Оказывая в течение десятилетий упорное вооруженное сопротивление английской агрессии, пограничные племена видели в афганском государстве своего защитника и искали помощи у эмира. Абдуррахман уже в конце 1880-х годов заключил ряд договоров с маликами отдельных афганских племен.

На севере пограничной полосы Афганистана с Индией наряду с племенами, сохранившими общинно-родовое самоуправление, имелось несколько афганских ханств — это возникшие в конце XVIII в. княжество Дир (в это время правителем его стал Мухаммед Шариф-хан), несколько более мелких наследственных феодальных владений в Баджауре и др.

В землях племен, непосредственно примыкавших к границе афганского государства, эмир развил энергичную деятельность. В качестве религиозного главы всех афганцев эмир призывал к национальному объединению, к священной войне с иноземными завоевателями. При этом Абдуррахман старался избегать столкновений, которые могли бы перерасти в опасную войну с Британской империей. Афганский эмир засылал в пограничные земли своих агентов, которые выступали посредниками между ним и джиргами независимых афганских племен.

Среди английских властей деятельность афганского эмира в пограничной полосе вызывали сильное раздражение. Генерал Робертс упрекал Абдуррахмана за то, что тот совершенно забыл, сколь многим обязан он англичанам, напоминал, что

без их поддержки деньгами и военным снаряжением эмир не выиграл бы борьбы за кабульский трон.

В начале 1890-х годов борьба между афганским эмиром и британскими колониалистами за полосу независимых племен достигла высшей остроты. Несмотря на противодействие Абдуррахмана, англичане в 1891г. заняли долину Курама, подчинили племя тури и завоевали большую часть территории оракзаев. Из крупных племен на центральном участке «полосы независимых племен» непокоренными оставались ва-зиры, в районе Хайбарского прохода — афридии, а на севере юсуфзаи Дира, Бунера и почти всего Свата.

Выступая как представитель феодально-монархического национализма, Абдуррахман облекал национальные идеи в религиозную форму. В Кабуле был издан его трактат «Таквим ад-Дин»(«Укрепление веры»). В этом трактате и многочисленных воззваниях эмир проповедовал учение о джихаде. Ему удалось установить крепкие связи с духовными лицами пограничных афганских племен и заручиться их поддержкой.

Англичане были серьезно озабочены известиями о договорах, заключенных афганским эмиром с соседними племенами, и предпринимали официальные дипломатические шаги, стараясь добиться его согласия на демаркацию индо-афган-ской границы. Но Абдуррахман отказывался от приглашения поехать в Индию для переговоров и отказывался принять в Кабуле английскую миссию.

К моменту наибольшего обострения борьбы с британскими колонизаторами афганский эмир, отказавшись от своей обычной осторожности, в своих посланиях к афганским племенам на границе выступил с весьма решительным заявлением. В середине 1892 г. он утверждал, что нарушения англичанами границы не принесут им никакой пользы, и заверял, что афганское государство «не уступит ни пяди своей земли».

Однако именно в конце 1892 г. и в начале 1893 г. в политике относительно пограничной полосы Абдуррахман столкнулся с большими трудностями. Попытки эмира облагать налогами признавшие его власть племена горцев возбуждала среди них резкое недовольство, выливавшееся в открытые восстания. Абдуррахман посылал против повстанцев свои войска. Используя слабые стороны пограничной политики

Абдуррахмана, англичане засылали к недовольным своих агентов, подстрекая горцев к восстаниям против афганских властей. При этом агенты обещали афганским горцам избавления от уплаты налогов в случае, если они подчиняться британским властям.

«Линия Дюранда» и афганские племена

В 1893 г. английское правительство потребовало, чтобы эмир отказался от борьбы за «полосу независимых племен». Генерал Робертс получил приказ отправиться в Кабул с конвоем в составе целой дивизии английских войск для вручения эмиру ультиматума. Абдуррахман готовил войска для отпора. Возникла непосредственная угроза войны.

Опасаясь в случае войны с Афганистаном противодействия России, а также учитывая силу противодействия афганских племен пограничной полосы, британское правительство предпочло немедленному началу войны более осторожные действия. В Кабул было направлено посольство во главе с Дюран-дом. Под сильным военным и дипломатическим нажимом Англии эмир вынужден был подписать текст составленного Дюрандом соглашения, признав переход большей части территории независимых племен к Британской Индии. Этим соглашением предусматривался также обмен подвластных афганскому эмиру территорий на северном берегу р. Амударьи на земли бухарского эмирата, расположенного на южном ее берегу, и присоединение к Афганистану узкой территории Ва-хана, образовавшего буфер между английскими владениями в Индии и русскими владениями на Памире.

13 ноября 1893 г. на дурбаре в Кабуле, состоявшемся в связи с заключением «договора Дюранда», главам пограничных племен были вручены экземпляры, которые они должны были подписать и приложить свои печати. Но подписание договора вовсе еще не означало действительного подчинения свободолюбивых горцев. Первые же попытки англичан продвинуться на их территорию вызвали вооруженный отпор. В этих восстаниях в той или иной мере принимали участие все крупнейшие афганские племена пограничной полосы.

Наиболее решительное сопротивление англичане ожидали встретить в Вазиристане и потому в качестве предварительной

меры решили создать военный пост в Вано, местности, расположенной в юго-восточной части Вазиристана, к северу от Го-мальского прохода. Для занятия этой местности было решено выделить целую бригаду англо-индийских войск. Вазиры, в свою очередь, готовились оказать военное сопротивление англичанам, рассматривая соглашение с Дюрандом, как вынужденную, временную уступку. Среди афганских горцев не прекращалась деятельность агентов эмира, через которых местные духовные руководители и вожди племен по-прежнему обращались за указаниями и помощью в Кабул.

Еще большее осложнение между англичанами и Абдуррах-маном произошли при установлении границы в землях мо-мандов. По соглашению, заключенному эмиром с Дюрандом, граница на этом участке не была определена и на карте, приложенной к соглашению, даже не была обозначена. На более подробных картах, изготовленных потом англичанами, почти все земли момандов были показаны входящими в английские владения. Абдуррахман счел это нарушением соглашения и заявил об этом в письме к вице-королю Индии. Англичане в ответ обратились к местному населению с воззванием, где заявляли о том, что вопрос о переходе вековых территорий момандов к Индии якобы уже согласован с эмиром. Абдуррахман был крайне возмущен этим и не исключал возможности военного конфликта. На момандской границе были сосредоточены регулярные афганские войска и произошли отдельные вооруженные столкновения с англичанами.

Главный представитель эмира и командующий его отрядов на границе Хайдар-хан показал себя умелым исполнителем воли эмира и последовательно отстаивал интересы Афганистана. Требуя включения в афганское государство всех момандов, он занял долину Мити и увеличил находящиеся под его командованием воинские силы за счет присоединения к регулярным войскам момандского ополчения. Несмотря на требования англичан, Хайдар-хан отказался вывести свои войска из долины Мити; действуя по инструкциям Абдуррахма-на, он не соглашался ни на какие уступки в вопросе о границах и землях момандов. В конце 1894 г. переговоры афганцев с англичанами по этому поводу зашли в тупик.

Вскоре в связи с событиями в Читрале пограничные осложнения в землях момандов переросли в новый кризис англоафганских отношений.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.