Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Кодификация советского права 20-х гг.





Переход после Гражданской войны к мирному хозяйственному строительству активизировал необходимость дальнейшей разработ­ки гражданско-правового законодательства, нормирующего основ­ные направления хозяйственной работы.

Двадцатые годы явились периодом интенсивной кодификацион­ной работы. Были приняты и вступили в действие Гражданский, Уголовный, Земельный, Гражданско-процессуальный, Уголовно-процессуальный кодексы, Кодекс законов о труде, разработаны про­екты Хозяйственного, Торгового, Промышленного, Кооперативно­го, Административного кодексов.

Гражданский кодекс состоял из общей части вещного права, обя­зательственного права, наследственного права.

Гражданский кодекс содержал нормы определительные, деклара­тивные, истодковательные и организационные.

Законодатель в значительной мере ориентировался на относи­тельный и временный характер права переходного периода. Право­вая форма казалась преходящей, ожидали ее скорого исчезновения и замены правовых норм техническими и организационными. Прин­ципу законности был противопоставлен принцип целесообразности, что не могло не повести к правовому нигилизму со всеми проистека­ющими отсюда последствиями.

Законодатель всячески подчеркивал, что имущественные права частных лиц (как физических, так и юридических) являются уступ­кой во имя развития производительных сил страны и должны быть подчинены общей идее о «господствующей роли социалистической собственности». В общей системе народного хозяйства относительно автономные частные хозяйства рассматривались не как замкнутые и обособленные единицы, но как части единого комплекса.

Наряду с государственной и кооперативной собственностью, за­конодатель выделял частную собственность, имевшую три формы: единоличную собственность физических лиц; собственность не­скольких лиц, не составлявших объединения (общая собственность); собственность частных юридических лиц.



Закон ограничивал объем и размеры права частной собственнос­ти (ограничение круга объектов, допускаемых в частную собствен­ность, установление предельного размера частного предприятия, размера наследственной массы, получаемой частным лицом, разме­ров домовладения, торгового предприятия и т.п.).

В период нэпа широкое распространение получили договоры аренды и концессии, на основании которых государственное имуще­ство передавалось в пользование частных лиц.

Близким по характеру к договору концессии был арендный дого­вор на государственные промышленные предприятия. В июле 1921 г. постановление СНК регламентировало порядок сдачи в аренду и запретило одностороннее расторжение договора вне судебного по­рядка рассмотрения споров. Арендатору предоставлялось право сбывать продукцию предприятия на вольный рынок, договор мог предусматривать снабжение предприятия государственным сырьем. Вместе с тем на арендатора возлагался целый ряд обязанностей: договор определял, какого рода изделия и в каком количестве дол­жен вырабатывать арендатор; определялась доля продукции, обяза­тельная для сдачи государству; на арендатора возлагалась обязан­ность поддерживать предприятие на должном техническом уровне. Сроки аренды жестко регламентировались, как и другие условия аренды (ст. 416 ГК).

Земельный кодекс РСФСР был принят в сентябре 1922 г. и введен в действие с декабря того же года. Его составной частью стал Закон «О трудовом землепользовании», принятый в мае 1922 г. Кодекс состоял из основных положений и трех частей: о трудовом землепользовании, о городских землях и государственных земельных имуществах, о землеустройстве и переселении.

Кодекс «навсегда отменял право частной» собственности на землю, недра, воды и леса в пределах РСФСР. Все земли сельскохо­зяйственного назначения составляют единый государственный зе­мельный фонд, находящийся в заведовании Наркомзема и его мест­ных органов. Право непосредственного пользования предоставляет­ся: трудовым землевладельцам и их объединениям, городским посе­лениям, государственным учреждениям и предприятиям. Остальные земли находятся в непосредственном распоряжении Наркомзема. Покупка, продажа, завещание, дарение, залог земли запрещались, а нарушители подвергались уголовным наказаниям.

Кодекс законов о труде РСФСР был принят в ноябре 1922 г. и тогда же вступил в действие. КЗоТ состоял из семнадцати глав. В общей части определялось, что положения кодекса распространя­ются на все предприятия и всех лиц, применявших наемный труд за вознаграждение. Предоставление работы гражданам осуществляет­ся через орган Наркомтруда (до 1925 г. наем осуществлялся при обязательном посредничестве бирж труда). В особых случаях СНК мог издавать постановления о привлечении граждан к труду в поряд­ке трудовой повинности.

Закон предусматривал в качестве основных правовых форм при­влечения к труду коллективный и трудовой договоры. Признавались недействительными условия договоров, ухудшающие положения на­нимающихся сравнительно с условиями, установленными законами о труде, а также условия, «клонящие к ограничению политических и общегражданских прав трудящихся». Размер вознаграждения за труд не мог быть меньше обязательного минимума оплаты, установ­ленной для данной категории труда государством.

По сравнению с КЗоТ РСФСР 1918 г., предусматривавшим поря­док государственного социального обеспечения (из централизован­ного страхового фонда), новый КЗоТ РСФСР 1922 г. вводил порядок социального страхования в государственных, общественных, коопе­ративных, концессионных, арендных, смешанных, частных предпри­ятиях, учреждениях, хозяйствах и для частных лиц. Социальное стра­хование охватило все виды выплат (по болезни, беременности, инва­лидности и т.д.), которые производились из средств данного пред­приятия или лица (нанимателя).

Уголовный кодекс РСФСР состоял из введения и двух частей — общей и особенной — и вступил в действие с июня 1922 г. Под преступлением кодекс понимал «всякое общественно опасное дей­ствие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени». Провоз­глашенными целями наказания были: предупреждение новых право­нарушений, приспособление нарушителя к условиям общежития, лишение преступника возможности совершать новые преступления. Назначение наказания осуществляется судебными органами на ос­нове «социалистического правосознания», «руководящих начал» и статей У К.

При отсутствии в кодексе прямых указаний на отдельные виды преступлений наказания применяются согласно статьям УК, предус­матривающим «наиболее сходные по важности и роду преступле­ний», т.е. используется принцип аналогии, что дает широкие возмож­ности судам толковать закон.

. При определении меры наказания учитывается степень и харак­тер опасности как самого преступника, так и преступления, совер­шенного им. Предполагалось, что наказание должно быть «целесо­образным», что также определял суд.

Система наказаний варьировалась от общественного порицания до изгнания из пределов РСФСР. По делам, находящимся в произ­водстве у ревтрибуналов, в качестве исключительной меры приме­нялся расстрел. Кроме перечисленных в общей части УК наказаний, судом могли применяться меры социальной защиты, в число кото­рых входили: удаление из определенной местности и воспрещение занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Система преступлений по УК включала: государственные, про­тив порядка управления, хозяйственные, имущественные, воинские и другие преступления.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР был утвержден ВЦИК в феврале 1923 г. Кодекс закреплял принципы производства по уго­ловным делам: публичность и гласность (кроме дел, содержащих военную, дипломатическую или государственную тайну или сведе­ния об интимной стороне жизни граждан). Суд не ограничивался формальными доказательствами и сам осуществлял их отбор. На предварительном следствии должны были выясниться и исследо­ваться все обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого. По делам, в которых участвовал прокурор, требова­лось обязательное участие защиты.

Гражданский процессуальный кодекс РСФСР был принят в июле и введен в действие с сентября 1923 г. Кодекс обязывал суд не ограничиваться представленными объяснениями и материалами, а стремиться к выяснению всех обстоятельств дела. «За недостатком узаконений и распоряжений для решения какого-либо дела суд ре­шает его, руководствуясь общими началами советского законода­тельства и общей политикой Рабоче-Крестьянского Правительства» {ст. 4 ГПК). В целях охраны публичного интереса или «интимной жизни стороны» дело может слушаться в закрытом заседании.

Как в уголовном, так и в гражданском процессе действовал толь­ко кассационный порядок пересмотра судебных решений.

Кодексы РСФСР использовались в качестве основы для кодифи­кационной работы в других национальных республиках, где сущест­вовали различные особенности экономического, социального и пра­вового строя.

Следующим этапом кодификационной работы стало создание Основ союзного законодательства. На сессии ЦИК СССР в октябре 1924 г. были приняты Основы судоустройства и судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Основы закрепили единую для всех республик судебную систему во главе с образованным в 1923 г. Верховным Судом СССР.

В октябре 1924 г. были приняты Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Документ опре­делял пределы действия уголовного законодательства, виды, цели и условия применения наказаний. На его основе в 1926 г. была принята новая редакция Уголовного кодекса РСФСР. По сравнению с предыдущей редакцией в нем были более разработаны разделы о государственных и воинских преступлениях, положения о которых были приняты в 1924 г. на союзном уровне.

В декабре 1928 г. принимаются Общие начала землепользования и землеустройства СССР. Основой земельного строя СССР объявля­лась национализация земли и установление на нее исключительной государственной собственности Союза ССР. Все сделки с землей считаются недействительными. Целью всех мероприятий по земле­устройству и землепользованию является усиление в этой сфере «социалистического строительства». Средствами на пути к этой цели — повышение технического уровня хозяйства, кооперирова­ние, развитие сети коллективных и советских хозяйств.

Государство поощряло переход к коллективному хозяйствова­нию в форме коммун, артелей и товариществ. С этой целью устанав­ливались льготы: по сельхозналогу, кредитованию, очередности на­делению землей, аренде и безвозмездному пользованию имуществами и предприятиями, обеспечению семенами, скотом и сельхозмаши­нами. «Кулацким хозяйствам» запрещалось брать землю в аренду. Сельским советам было вменено в обязанность отказывать в реги­страции аренды в следующих случаях: если ее условия «являются кабальными» или если земля сдается в аренду «кулацким хозяйст­вам». Субаренда запрещалась. Использование наемного труда в «ку­лацких хозяйствах» регулировалось нормами КЗоТ.

Общесоюзные кодификации права отразили процессы централи­зации власти, управления и регулирования, происходившие в стране. Заканчивался нэп и начинался новый период государственно-право­вой истории, определенный экономический либерализм сменялся жестким планированием.

 

94. Деформация политической системы и государственного аппарата в 30—40-е гг.

На рубеже 20—30-х гг. в стране формируется тоталитарная систе­ма власти. Предпосылкой ее возникновения стала монополия РКП(б) — ВКП(б) на власть, возникшая еще летом 1918 г., когда в стране оставалась единственная правящая партия. После ликвида­ции оппозиции ее власть становится бесконтрольной.

Партийная власть быстро срасталась с властью государственного аппарата, и в 1939 г. И. Сталин отметил: «Кадры партии — это командный состав партии, а так как наша партия стоит у власти — они являются также командным составом руководящих государст­венных органов». Руководители партии одновременно занимали ру­ководящие государственные должности. Партия милитаризировалась в соответствии со сталинской идеей: «партия — орден мече­носцев».

В сложившейся административно-командной системе государст­венные и хозяйственные органы действовали под жестоким контро­лем партийных органов и в рамках централизованного управления ведомственного аппарата. Сформировался привилегированный слой бюрократии, занимавшей места в партийных, советских, военных, хозяйственных, репрессивных и иных органах.

Власть была готова к проведению массовых репрессий. Устано­вившийся режим личной власти Генерального секретаря партии, ставшего одновременно главой государства, будет характерным при­знаком советской политико-государственной системы вплоть до се­редины 50-х гг. Уже в 1929 г. И. Сталин назывался самым «выдаю­щимся теоретиком ленинизма», «Лениным наших дней».









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.