Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Возникновение и значимость религиозных представлений





Утверждение, что религиозные представления являются результатом поэтизирующей фантазии (Раувенхофф), в целом ошибочно, однако зерно истины тут несомненно все-таки содержится. Без помощи фантазии (имагинации, силы воображения) — которую, однако же, следует отличать от продуктов фантазии (галлюцинации) — человек не может сформировать никаких представлений вообще, а следовательно, и религиозных тоже. Менее всего возможно это при восхождении от чувственно воспринимаемых вещей к тому, что лежит по ту сторону всякого чувственного опыта.

Представления, сформированные таким образом, имеют только относительную ценность; абсолютной значимостью они не обладают и потому преходящи; но они удовлетворяют благочестивую потребность иметь, по крайней мере, мысленный образ непостижимого и невыразимого. Агностицизм практически не отличается от атеизма и потому не может выступить основанием религии.

Уже в самом словосочетании мысленный образ выражено то обстоятельство, что мышление имеет такое же — если не большее — участие в возникновении религиозных представлений, как и сила воображения, которая придает им только форму. На более высокой ступени развития, когда мышление становится острее и глубже, язык образов тут же предпочитают ограничить до самого необходимого минимума и используют его лишь постольку, поскольку от этого нельзя отказаться в суждении о сверхчеловеческом.

 

Выражение религии в вероучении

 

Религиозный человек всех времен и народов имел постоянную потребность исповедовать свою веру в словах. Форма, в которой он это делал, всегда соответствовала уровню развития, на котором он находился. Первоначально вероучение было мифологическим и, следовательно, по преимуществу поэтическим; оно развивалось от монотонных литаний нецивилизованных народов к ведическим и гомеровским гимнам и к вавилонским хвалебным и покаянным псалмам, позже воплощалось в космологическом или эсхатологическом эпосе или в священной истории, в которой старая мифология переплавлялась в некоторую стройную целостность; с прогрессом в мышлении оно оформляется все более догматически, т. е. все философичнее по форме, и в конце концов концентрируется и обобщается в нескольких принципах, из которых потом обычно снова выводится целая догматика. Все это отвечает неотъемлемой потребности человеческого духа, в соответствии с теми стадиями развития, что он проходит. Однако религиозную ценность это имеет только как свидетельство веры, и только в качестве такового представляет собой элемент живой религии. Бессмысленно пытаться посредством внешнего авторитета и насилия искусственно оживлять или навязывать представлениям ту или иную форму, которую они в ходе своего развития уже переросли; однако ошибочно также и не признавать благочестивого содержания более ранних форм из-за несовершенства способов его выражения. Вероучение определенного типа появляется в ответ на потребность мыслящего благочестия; при этом возможно, что оно будет становиться все проще; каждый истинно верующий живо ощущает, что любая форма, в которой он высказывает свою веру, неадекватна. Иными словами, она несовершенна и отступает от действительности.



 

Вероучение и философия

Следует ответить на вопрос о том, в каком отношении стоят друг к другу религиозная доктрина и философия. Часто враждебные друг другу, они тем не менее ближайшим образом родственны между собой, ибо обе стремились проникнуть до самого основания вещей, до principia rerum. Обе существовали задолго до того, как были обобщены в систему строгих понятий или церковных догм. Находясь долгое время в тесной внутренней взаимосвязи, они проходят часть пути вместе, чтобы потом разделиться и следовать самостоятельно каждый своей дорогой. Даже в своих примитивнейших попытках философское мышление создает мировоззрение, на котором религия основывает некоторую концепцию жизни, что в действительности есть не что иное, как систематизация религиозной веры.

Взаимосвязь между религией и философией выясняется как раз из спора, часто разгорающегося между ними и возникающего или из-за того, что первая сопротивляется чисто материалистическому мировоззрению, игнорирующему потребности человеческого духа и убивающему всякую религиозность, или когда вторая достигает такой ступени развития, с которой не созвучна господствующая религия, или же, наконец, из-за того, что недооценивается специфика одной из них.

 

Содержание вероучения

В каждом вероучении заявляют о себе три фундаментальных представления, от которых все остальные являются только производными. Одно — о сверхчеловеческой силе или множестве таких сил, от которых человек чувствует себя зависимым, и обо всем том, что имеет отношение к их сверхчеловеческому миру; другое — об отношении между человеком, миром, к которому он принадлежит, и сверхчеловеческим миром и его силами; третье — о способе, каким могут быть восстановлены отношения между обоими —- человеком и его Богом — в том случае, если они были разрушены, и как поддерживать их должным образом в дальнейшем. В каждом вероучении обнаруживается более или менее развитая теология, религиозная антропология и сотериология. Вторая включает в себя религиозную этику, которая венчает целое, так как без нее вероучение потеряло бы свой характер теоретического руководства в практической религиозной жизни и, следовательно, свою собственно религиозную ценность.

Хотя полностью развернутыми эти религиозные представления оказываются только там, где религиозное развитие достигло известной высоты, их все-таки встречают уже и в менее развитых и даже в низших религиях.

 

Нет религии без Бога

В фундаменте каждой религии лежит представление, называемое теологией в узком смысле,— ни одна религия немыслима без веры в одну или множество сверхчеловеческих сил. Атеистическая религия — это contradictio in terminis (противоречие в термине). Здесь, между тем, следует остерегаться, чтобы не осудить как атеизм то, что является только другим, может быть, более чистым представлением о Божестве. По крайней мере, конфуцианство никак не может быть доказательством обратного, да и в буддизме — который первоначально и был, возможно, чисто моральной формой и попыткой добиться освобождения посредством собственного усилия — Будда вскоре обретает все атрибуты Божества, и вся мифология переносится на него. Во всяком случае, буддистская философия покоится на метафизической основе. Нравственное учение, не имеющее метафизической основы, не может быть названо религией.

 

Политеизм и монотеизм

Учение о Божестве бывает или политеистическим (имеются в виду различные формы, в том числе полидемонизм), или монотеистическим. В действительности тот и другой образ мыслей не так уж резко противостоят друг другу, как обычно думают, и в абсолютно чистом виде их не находят нигде. Однако не приходится отрицать, что вообще монотеизм свидетельствует о более прогрессивном мышлении и более чистом религиозном чувстве, чем политеизм. Именно в данном плане эта проблема подлежит рассмотрению в нашей науке в теории развития. Во всяком случае, существует монотеизм мифологический и антропологический, идущий на убыль и, без сомнения, предопределенный к тому, чтобы однажды исчезнуть. Подобно этому, существует и монотеизм, настолько погрязший в партикуляризме и в собственной ограниченности, что вряд ли он сохранится еще на долгое время. Различие между обоими является также не только результатом развития, но в не меньшей степени различием между их духовными предпосылками или между характерами народов, их создающих.

Основная религиозная мысль политеизма есть признание во всех проявлениях божеств высшего истока; в монотеизме же она состоит не только в том, что «существует только один Бог», и не в том, что «мой Бог — единственный», но предполагает утверждение, что «Бог, который заявляет о себе во всех этих проявлениях,— Единственный, и Ему я поклонюсь». Теологии будущего предстоит гармонично соединить эти две мысли.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.